Коррупция: как «щук» выпускают «в реку»

29 мая, 2009, 15:35 Распечатать

Коррупция, составляющей которой является взяточничество, — не только уголовно-правовая, а комплексная политическая, социальная, экономическая и культурная проблема...

Коррупция, составляющей которой является взяточничество, — не только уголовно-правовая, а комплексная политическая, социальная, экономическая и культурная проблема. Она пронизала своими метастазами все сферы современной жизни нашей страны. Без коррупционной «смазки» не работают детали механизма государства, не предоставляются просвещенские, медицинские, коммунальные и другие услуги населению... Самое печальное то, что традиционные во всем мире меры противодействия коррупции в нашей стране не работают из-за... коррупции (потому что мешают налаженным коррупционным схемам). Не одобряются необходимые для противодействия коррупции законы (речь идет об известном «большом антикоррупционном пакете», принятом Верховной Радой Украины в первом чтении еще в 2006 году, проекте закона «О криминологической экспертизе нормативно-правовых актов» и др.), надлежащим образом не применяются действующие законы.

Всем понятно, что не последнюю роль в борьбе с коррупцией должен играть Уголовный кодекс Украины (далее — УК). Должен играть... Но сыграет ли? Цифры доказывают: нет!

По оценке криминологов, регистрируется не более 5% фактов получения взятки. 95% — это латентная (невидимая) часть айсберга взяточничества. Следовательно, пойманные на месте взяточники — это «козлы отпущения», на примере которых кто-то один пытается поучать кого-то другого по принятым среди них «правилам поведения»: не сумел угодить «и нашим, и вашим» — получи, не умеешь договариваться — сам виноват.

В 2008 году Министерство внутренних дел Украины зарегистрировало 1910 случаев получения взятки (в 2007 году — 2146) (http://mvs. gov. ua). Немного меньше выявили лиц, совершивших это преступление. В суды в 2008 г. с обвинительным заключением направлено 1376 уголовных дел о взяточничестве, а закрыто 23 дела.

По данным же судебной статистики, предстали перед судом только 674 человека, обвиненных в получении взятки. Где же остальные? Потерялись по дороге? Так что же это за такая официальная статистика у нас?

Далее. Из тех, кто предстал перед судом, оправдано три человека (0,4%). (Для сравнения: из привлеченных, например, за незаконное овладение транспортным средством оправдан один человек, что составляет только 0,03%). Статью 289 УК, предусматривающую ответственность за незаконное овладение чужим транспортным средством, берем для сравнения как похожую по санкциям со статьей 368. Так, если часть 1 ст. 368 УК предусматривает основное наказание в виде штрафа или лишения свободы на срок от двух до пяти лет, часть 2 — лишение свободы на срок от пяти до 10 лет, а часть 3 — на срок от восьми до 12 лет, то часть 1 ст. 289 УК — основное наказание в виде штрафа или лишения свободы на срок от трех до пяти лет, часть 2 — лишение свободы на срок от пяти до восьми лет, а часть 3 — на срок от семи до 12 лет. Сравнение данных о судимости по этим двум статьям свидетельствует, что к лицам, незаконно овладевшим чужим транспортным средством, суды чувствуют просто нетерпимую ненависть по сравнению с их отношением к взяточникам. Потому что — «своя автівка ближче до тіла».

УК предусматривает (не принимая во внимание свыше пятнадцати специальных, определенных статьями Особой части УК) восемь общих оснований освобождения от уголовной ответственности. Речь идет об освобождении в связи: с действительным раскаянием (ст. 45); с примирением виновного с потерпевшим (ст. 46); с передачей лица на поруки (ст. 47); с изменением обстановки (ст. 48); с окончанием сроков давности (ст. 49); с применением к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного характера (ст. 97), а также на основании закона об амнистии или акте помилования (часть 1 ст. 44, часть 2 ст. 86 УК).

Большинство этих оснований к взяточнику применить невозможно или очень сложно. Например, статьи 45 и 46 УК допускают возможность освобождения только за умышленные преступления небольшой тяжести, которым преступление, предусмотренное ст. 368 УК, не является; амнистия, как правило, распространяется только на лиц, не совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления; не встречаются среди взяточников и несовершеннолетние лица и т.п. Но, несмотря на все это, из числа лиц, привлеченных к ответственности за получение взятки в 2008 г., освободили почти каждого пятого — 19% (для сравнения: из числа лиц, незаконно овладевших транспортным средством, освобождены только 4%, а из числа лиц, совершивших незаконные действия с прекурсорами (ст. 311 УК), — еще меньше, 1,6%). При этом, если в 2008 г. часть освобожденных в связи с амнистией среди всех категорий осужденных составляла 14%, то среди тех, кто привлечен за получение взятки, — 24%. Чаще почему-то именно для этой категории лиц изменялась обстановка: если часть освобожденных в связи с изменением обстановки среди всех категорий осужденных менее 18%, то среди привлеченных за получение взятки — 32%, почти вдвое больше. Были случаи, когда в связи с изменением обстановки суды освобождали даже лиц, не раскаявшихся в содеянном, и «обстановка» никоим образом не менялась. Также оказывается, что намного больше надежды на то, что именно взяточники исправятся под влиянием коллектива: если часть освобожденных в связи с передачей на поруки составляла 9%, то среди привлеченных за получение взятки — 37%, вчетверо больше. И никого не удивляет, что, в соответствии с законом, дополнительным обязательным наказанием по всем частям ст. 368 УК является лишение права занимать определенные должности. То есть, если в этом коллективе взяточнику, в соответствии с законом, остаться довольно сложно, то как он может оправдать доверие коллектива?

В делах о других преступлениях такого не бывает. А это означает, что коррупция продуцирует саму себя.

Далее. УК позволяет осуждение без назначения наказания: лица при назначении ему, в частности, штрафа как основного наказания — с учетом предыдущего заключения (часть 5 ст. 72); лица, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, — с учетом его безупречного поведения и добросовестного отношения к труду (часть 4 ст. 74); в связи с окончанием сроков давности (часть 5
ст. 74); лица, еще до осуждения заболевшего тяжелой болезнью, что препятствует отбыванию наказания (часть 2 ст. 84 УК). Все эти возможности суды применяют также по отношению к взяточникам, прежде всего тем, которые привлекаются по ч. 1 ст. 368 УК. Но, к сожалению, статистика по таким случаям не ведется. Обратим внимание только на то, что из числа лиц, которые в 2008 г. предстали перед судом по обвинению в получении взятки, осуждены только 81% (для сравнения: за незаконное овладение транспортным средством осуждено 96% лиц, представших перед судом).

Большое количество разновидностей имеет осуждение с освобождением от наказания, в частности: с испытанием (статьи 75—78); в связи с амнистией (ст. 86); в связи с помилованием (ст. 87 УК).

В 2008 году освободили от наказания по всем видам преступлений 53% осужденных, но из тех, кто привлекался за получение взятки, — почти 70%, то есть семеро из каждых десяти. Удивительное дело: даже в связи с амнистией освобождены от наказания 2,0% взяточников, хотя среди осужденных по другим статьям — только 0,5%.

Для тех трех из десяти взяточников, которым не удалось освободиться от наказания, остается еще множество других шансов облегчить судьбу.

Так, по данным Верховного суда, в 2008 г. доля осужденных, к которым суды применили наказания, альтернативные лишению свободы на определенный срок, составляла 25%. Для взяточников же такая приятная альтернатива применяется намного чаще: к осужденным по части 1 ст. 368 УК из двух предусмотренных санкцией этой части альтернативных наказаний — штраф или лишение свободы — суды выбирали штраф
в 91% случаев (для сравнения: к осужденным по ч. 1 ст. 289 УК штраф применялся только в 43% случаев).

В общем, из 543 осужденных по ст. 368 УК к 106 применен штраф, к трем — другое наказание и только к 54 (то есть к одному из десяти) — лишение свободы (из 6196 осужденных за незаконное овладение транспортным средством реальное лишение свободы применено к 1050).

Даже если взяточник осужден к лишению свободы, то и в таком случае ему не надо отчаиваться.

Во-первых, сроки лишения свободы для них, как правило, меньше, чем те, что определены в санкциях ст. 368 УК. В 2008 году лишение свободы предназначалось взяточникам: на срок от пяти до десяти лет — в шести случаях (только к одному из каждых ста осужденных), а на срок более 10 лет — ни единого раза. (Для сравнения: лицам, осужденным за незаконное овладение транспортным средством, такое наказание предназначалось: на срок от пяти до 10 лет — в 102 случаях (к каждому десятому), а на срок свыше 10 лет — в семи случаях).

Во-вторых. Если к простым осужденным назначение наказания, ниже самой низкой черты, установленной в санкции статьи, или переход к более мягкому виду наказания (это позволяет ст. 69 УК) применялось в 9% случаев, то к взяточникам — в 25%. Более того, к взяточникам, осужденным к лишению свободы, оно применялось в 85 случаях из ста.

В-третьих. И после того как осужденный начал отбывать наказание, УК предусматривает возможность замены части наказания, которая осталась, более мягким (ст. 82), а также разнообразные основания освобождения от отбытия наказания: в связи с амнистией (ст. 86); условно-досрочного (ст. 81); лица, во время отбытия наказания заболевшего психической или другой тяжелой болезнью (части 1 и 2 ст. 84 УК) и т.п. Все эти возможности также применяются к осужденным за получение взятки. Хотя статистика, опять же, не ведется.

Наконец нельзя не упомянуть о дополнительных наказаниях.

Части 1, 2 и 3 ст. 368 УК предусматривают обязательное дополнительное наказание в виде лишения пра­ва занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, а части 2 и 3 — и конфискации имущест­ва.

Но статистика свидетельствует, что ч. 2 ст. 69 УК (которая дает возможность судам освобождать осужденных от дополнительных наказаний) применяется более чем активно. Свидетельством этого является то, что: лишение права занимать определенные должности при осуждении по ст. 368 УК применено только в 53 случаях из каждых ста, то есть половина «щук» снова «выпускается в реку»; конфискация имущества — по частям 2 и 3 ст. 368 УК — к одному из восьми осужденных. К тому же и налога со взяток они, как правило, не платят, хотя Закон «О налоге на доходы физических лиц» (пункт 1.2. статьи 1, пункт 4.2.16 статьи 4) это прямо предусматривает. О лишении военного или специального звания, ранга, чина и т.п. суды также часто забывают. Это дополнительное наказание при осуждении за получение взятки в 2008 г. применялось только к 2% осужденных лиц (для сравнения: суды не забыли применить это наказание к 8,5% лиц из 106 осужденных по части 3 ст. 364 УК («Злоупотребление властью или служебным положением») работников правоохранительных органов).

Подведем итоги. Есть как минимум 40 тысяч взяточников в год. Из них выявлено около двух тысяч. Перед судом предстало 674. Из них оправдано трое, освобождены от уголовной ответственности 128. Из 543 осужденных 377 освобождены от наказания. Осталось 166. Из 40 тысяч возможных взяточников это только 0,4%, капля в море, из выявленных двух тысяч — 8%, и, наконец, из тех, кто предстал перед судом, — 25%.

Из 166 осужденных с назначением наказания — 106 отделались штрафом, а еще трое — арестом и ограничением свободы. Остальные 57 — это те, к кому применено лишение свободы, из них только восемь — в пределах санкций статьи (преимущественно санкции части 1 статьи 368). Но и из этих 57 осужденных — из принципа гуманизма — вряд ли кто-то будет отбывать наказание от звонка до звонка. Ведь, как показано выше, закон предоставляет много других «возможностей».

Так способен ли Уголов­ный кодекс напугать коррупционеров?

Очевидно, нет. Статис­тика свидетельствует, что по отношению к ним Уголовный кодекс почти прекращает выполнять свою карательную и воспитательную функцию. Вопреки принципу неотвратимости уголовной ответственности, правилом становится ее ненаступление вообще или же освобождение от наказания, часто даже без выполнения со стороны осужденного каких-либо условий.

Между тем в 2008 г. общими усилиями правоохранительных органов государства в суды направлено более шести тысяч протоколов о коррупционных действиях, по результатам рассмотрения которых судами к административной ответст­венности привлечены около 4700 лиц, уполномоченных на выполнение функций государства. Пред­полагаем, но, к сожалению, нет данных, подтверждающих: процент рецидива среди этих лиц небольшой.

Административная (штрафная) ответственность довольно эффективно выполняет предупредительную и воспитательную функцию, потому что она является реальной и наступает — на основании дейст­вующего Закона «О борьбе с коррупцией» — в подавляющем большинстве случаев вскоре после совершения правонарушения. Надо только немного расширить возможности этого закона — относительно предмета взятки, а также в вопросе расширения круга лиц, которые могут быть субъектами административно наказанного взяточничества, — и эффект может стать еще более ощутимым.

Наш вывод может показаться немного неожиданным, но автор убежден в своей правоте.

Взяточничество в нашей стране чрезвычайно распространенное явление. Каждый из нас примерно представляет себе количество принятых за взятки в целом по стране решений о: передаче на усыновление детей, передачу в собственность участков земли, предоставление в аренду определенных помещений, приватизацию предприятий, закупку товаров и услуг за государственные средства, возвращение НДС, освобождение от административной или уголовной ответственности, выдачу разнообразных документов (дипломов, свидетельств, лицензий, разрешений, справок), предоставление места на кладбище и т.п. Очевидно, речь идет не о 40 тысячах, а о сотнях тысяч таких случаев.

Поэтому реально противодействовать этому массовому явлению можно только путем примения к виновным во взяточничестве лицам не столько суровых, как немедленных и неминуемых мер административного характера в такой их совокупности: 1) конфискация предмета взятки; 2) взыскание штрафа (например, в пятикратном размере предмета взятки) и 3) безусловное отстранение виновного от должности с запретом занимать такие посты в дальнейшем в течение длительного (не менее пятилетнего) срока. И — никакого освобождения от наказания, никаких отсрочек, никаких амнистий...

Предлагаемое же усиление ответственности за получение взятки ничего не даст. Чем больше риск попасть в тюрьму, тем больше будут использоваться коррупционные по своей сути возможности для избежания этого, тем чаще будут включаться в схему такого избежания те, кто, собственно, и обязан бороться с коррупцией — оперативные работники, следователи, прокуроры, судьи. Тем труднее станет выявлять факты коррупции.

Определяя меры, следует принять во внимание и неминуемое появление «щепок», которые летят, когда лес рубят. А борьба с коррупцией может быть серьезной, когда терпение у общества наконец иссякнет и одновременно появятся лидеры, способные возглавить этот процесс.

Чтобы указанные меры были осуществимыми, оперативно-розыскные подразделения должны иметь определенные права, необходимые им для выявления и документирования фактов взяточничест­ва вне границ уголовного процесса.

Меры же уголовно-правового характера на основании тщательного расследования, осуществляемого в соответствии с положением уголовно-процессуального законодательства, должны применяться только в случаях, когда получение взятки совершается исключительным по своей тяжести и характеру обстоятельствам. Это, например, может быть получение взятки в особо крупном размере (например, более полумиллиона гривен) государственным деятелем или другим лицом, занимающим особо ответст­венное положение.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно