ЧТО НОВЫЙ КОДЕКС НАМ ГОТОВИТ? - Право - zn.ua

ЧТО НОВЫЙ КОДЕКС НАМ ГОТОВИТ?

24 марта, 2000, 00:00 Распечатать

Принятие нового Уголовного кодекса (УК) Украины — событие любопытное для всех. Потенциальные пре...

Принятие нового Уголовного кодекса (УК) Украины — событие любопытное для всех. Потенциальные преступники ждут, за что же теперь их смогут признать таковыми судьи, судьи в нетерпении — сколько же власти выделит им законодатель, народ опасается, не выпустят ли всех преступников на свободу по новому кодексу или, наоборот, не обнесут ли колючей проволокой более обширные территории страны… Чего-то ожидает от нового кодекса даже Совет Европы, но чего именно — не говорит. Может, более гуманной справедливости или более справедливого гуманизма?

Задачами любого Уголовного кодекса является охрана общественных ценностей — прав и свобод человека и гражданина, собственности, окружающей среды, общественного спокойствия и безопасности, государственного строя, мира и безопасности человечества.

Для решения этих задач в кодексе устанавливаются основания и принципы уголовной ответственности и в соответствии с последними определяется перечень конкретных деяний, которые признаются преступлениями, видов наказаний и иных мер уголовно-правового характера, применяемых к лицам, совершившим эти деяния.

УК должен служить любому члену общества четким ориентиром для отделения преступного от непреступного, удерживая человека в определенных рамках поведения.

Некоторые рамки устанавливаются также и в пределах непреступного — с помощью кодекса административных правонарушений, дисциплинарных уставов (положений о дисциплине), корпоративных норм поведения и т. д. Кроме того, реальность и эффективность действия УК во многом зависит от слаженного механизма реализации его норм. Правовые основы этого механизма предусмотрены уголовно-процессуальным законодательством, законодательством о судоустройстве, о статусе и деятельности правоохранительных органов. Однако именно Уголовный кодекс является фундаментом всего правоохранительного законодательства.

Действующий Уголовный кодекс Украины был принят 40 лет назад, за 20 лет до начала обещанного Хрущевым коммунизма и за 30 лет до начала многочисленных и противоречивых преобразований в политической, экономической, социальной жизни страны, называемых реформами. По своей глубине и разнообразию последние не менее масштабны, чем те, что происходили после 1917 года. Однако первый Уголовный кодекс УССР был принят еще в 1922 году, через пять лет после 1917- го. Новый УК Украины не принят и после восьми лет государственной независимости.

Между тем изменились не только политические и социально-экономические условия жизни страны. Резкие изменения произошли в характере, структуре и динамике самой преступности, ее масштабах. По сравнению с 1990-м и тем более с 1960 годом не просто многократно увеличилось количество преступлений. Это количество прогрессирует с каждым годом, а сама преступность стала намного более жесткой, корыстной, организованной и опасной для общества.

В действующий УК были внесены многочисленные изменения и дополнения.

10 сентября 1998 г. в первом чтении был принят проект нового УК Украины. В декабре 1999 г. Верховная Рада Украины сделала попытку рассмотреть его Общую часть во втором чтении, но отложила рассмотрение до решения Конституционным судом Украины проблемы смертной казни.

Как же предлагает решать задачи Уголовного кодекса его проект?

Права и свободы человека и гражданина — гарантированные Конституцией Украины, Европейской конвенцией о защите прав и основных свобод человека, другими актами международного и внутреннего законодательства — так и не стали приоритетными и должны охраняться с помощью отдельных разрозненных норм. При этом не учитывается, что чаще всего эти права и свободы нарушаются публичными должностными лицами, признаков которых проект не определяет, совершенно не отличая их в этом смысле от должностных лиц коммерческих и других организаций. То есть министр, следователь, доцент кафедры, принимающий экзамены, и бухгалтер частного предприятия обладают якобы одинаковым правовым статусом и одинаково могут злоупотребить им и нарушить права человека.

Ряд норм проекта ущемляют права, гарантированные Конституцией. Так, украинская женщина, чудом вырвавшаяся из заграничного сексуального рабства и не имеющая документов (чаще всего так и происходит) вопреки ее конституционному (ст. 33 Основного Закона) праву, подлежит уголовной ответственности за незаконное пересечение государственной границы, а на иностранца, нелегально пересекшего нашу границу с намерением получить статус беженца, статья 305 проекта УК не распространяется. Согласно ст. 37 Конституции Украины запретить деятельность объединений граждан может только суд. В то же время преступлением (ст. 315 проекта) является руководство объединением граждан, которому отказано в легализации административным органом.

Положение ст. 24 Конституции о равенстве прав женщины и мужчины часто понимается так, что права женщин не должны быть ущемлены по сравнению с правами мужчин. Но ведь соответственно не должны быть ущемлены и права мужчин. Почему же нормы проекта УК, направленные на защиту половой неприкосновенности человека, предусматривают гораздо более строгое наказание за изнасилование малолетней — от восьми до пятнадцати лет лишения свободы (ст. 146), чем за насильственное мужеложство в отношении малолетнего — до пяти лет лишения свободы (ст. 150)?

Ряд норм раздела XIX Особенной части проекта, предусматривающих ответственность за воинские преступления, выглядят явно дискриминационными по отношению к военнослужащим. Так, за одни и те же деяния военнослужащие несут значительно более строгую ответственность. Достаточно сравнить статьи 236 и 380, 179 и 381, 181 и 382, 261 и 385 и др. Кроме того, непонятно, для чего в проекте существуют статьи-двойники, все различие между нормами которых — в субъекте посягательства. Какая, по сути, разница — военнослужащий или гражданское лицо похитило государственное имущество?

Непонятно, в чем состоит высшая справедливость, проявляющаяся в узаконивании освобождения от уголовной ответственности лица, впервые совершившего преступление небольшой тяжести, при совокупности четырех условий — добровольная явка с признанием, активное содействие в раскрытии преступления, чистосердечное раскаяние и полное возмещение ущерба или устранение причиненного вреда (ст. 42), а лица, совершившего особо тяжкое преступление, — при совокупности лишь первых двух из указанных условий (ст. 230).

Многие нормы проекта УК предусматривают уголовную ответственность за деяния, которые явно не причиняют сколько-нибудь существенного ущерба ни личности, ни государству, ни обществу и могут успешно предупреждаться с помощью менее строгих мер государственного принуждения — административной, дисциплинарной, материальной ответственности и др. Это, например, самовольное строительство, уклонение от предоставления финансово-хозяйственных документов, самовольная отлучка военнослужащего, промотание, утрата или порча им своего обмундирования и снаряжения.

Проект находится в явном противоречии со ст. 3 Конституции Украины, согласно которой высшей социальной ценностью признается человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство. Во- первых, статьи, направленные на охрану государства, находятся на первом месте. Во-вторых, если сравнить санкции некоторых статей проекта, легко убедиться: даже не захват власти в результате революции, а всего лишь несмелые призывы к нему (ст. 103) караются так же, как доведение лица до самоубийства (фактически — убийство человека психологическими средствами) или похищение ребенка (ст. 116 и 140), и гораздо более строго, чем насильственное нарушение избирательных прав гражданина, незаконное лишение человека жилья или средств к существованию (ст.153, 158, 165 проекта). Шпионаж — более опасное преступление, чем даже умышленное убийство нескольких человек с особой жестокостью.

Предлагается включить в проект УК и вредительство — любое неугодное властям деяние, подрывающее, по их мнению, основы безопасности, и за которое они желали бы применить к лицу лишение свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

Право собственности проект предполагает охранять преимущественно путем установления запретов на посягательство на чужое имущество и права на него. При этом игнорируются существующие противоречия в определении понятия «чужое имущество». Как раньше расхитители действовали по принципу «все вокруг народное — все вокруг мое», так они будут действовать и теперь. Ведь новые Гражданский и Жилищный кодексы Украины так и не приняты, и до сих пор четко не определены отношения между владельцами совместной собственности, отношения, связанные с правом интеллектуальной собственности, правом собственности на общедоступные дары природы, на землю и жилье, моменты возникновения и прекращения права собственности на разные вещи, в том числе вопреки воле собственника и т. д.

Не в последнюю очередь из-за недостатков действующего УК в Украине была осуществлена грабительская для народа приватизация, испарились со счетов в Сбербанке и Госстрахе денежные средства населения, произошло крупномасштабное похищение денежных накоплений населения трастами. Эти недостатки не учтены и в проекте нового УК.

Нормы проекта УК в части охраны отношений собственности и хозяйственных отношений особенно не согласованы с нормами действующего Кодекса Украины об административных правонарушениях (КУАП). Например, умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества должно влечь уголовную ответственность при наличии крупного ущерба. Однако аналогичное деяние, совершенное воздействием на отдельные ценные предметы, влечет административную ответственность. Речь идет об уничтожении (повреждении) водохозяйственных сооружений (ст. 61), дренажных систем (ст. 74), газопроводов (кроме магистральных) и их оборудования (ст. 103-2), технических средств регулирования дорожного движения (ст. 139), таксофонов (ст. 148 КУАП) и т. д. Статьи 207 и 210 проекта не учитывают существование статей 166-1 и 166-2 КУАП. Правил разрешения подобных коллизий закон не содержит, но ведь человеку не безразлично, квалифицируют его деяние как преступление или как административный проступок.

В отдельных случаях предусматривается необоснованное вторжение Уголовного кодекса в сферу, которая должна охраняться нормами гражданского, хозяйственного, антимонопольного, некоторых других отраслей законодательства. Это относится, например, к нарушению порядка занятия предпринимательской деятельностью, занятию запрещенными видами предпринимательской деятельности, фиктивному банкротству, укрывательству банкротства, неправомерных действий в случае банкротства, сговору о повышении или фиксировании цен, незаконному использованию товарного знака, предпринимательскому шпионажу и разглашению коммерческой тайны, другим нарушениям антимонопольного законодательства. Такие деяния обычно совершаются в интересах предприятия, и понятно, что практически всегда за их совершение судом будет назначаться наказание в виде штрафа. Для чего же применять столь длительную и дорогостоящую систему досудебного расследования?

Противоречиво решены в проекте вопросы защиты окружающей среды уголовно-правовыми средствами, и применение соответствующих норм УК на практике будет значительно затруднено как несогласованностью проекта УК с действующим КУАП, так и тем, что деяния, характеризующиеся одинаковыми объективными и субъективными признаками, предлагается квалифицировать по нескольким статьям.

Скажем, массовое уничтожение растений или животных влечет ответственность по ст. 107 («Диверсия») и одновременно по ст. 411 («Экоцид»). Согласно действующему КУАП, загрязнение земли химическими и радиоактивными веществами, уничтожение поле- и водозащитных лесных посадок, повреждение леса опасными отходами и другими веществами, повлекшее его засыхание или заболевание, влечет административную ответственность. Похожие же действия — уничтожение лесных массивов, совершенное общеопасным способом, – караются лишением свободы на срок до восьми лет (ст. 222 проекта УК), а за уничтожение тем же способом таких же массивов, которые, кроме того, являются объектами природно-заповедного фонда, охраняемыми государством, наказание мягче — незначительный штраф или ограничение свободы на срок до трех лет (ст. 229 проекта). Незаконная порубка нескольких кустов в лесах природно-заповедного фонда может быть наказана лишением свободы на срок до трех лет (ст. 223). Но такое же наказание предусмотрено за опасное преступление международного характера — незаконный ввоз на территорию Украины опасных отходов независимо от их количества (ст. 242), а незаконные производство или сбыт оружия массового уничтожения наказываются лишением свободы на срок до пяти лет (ст. 410 проекта).

Общественное спокойствие и безопасность населения предполагается обеспечивать установлением ответственности за деятельность некоторых незаконных объединений, незаконные действия с предметами и веществами, представляющими повышенную опасность и т. п. Но кажется довольно странным, что авторы проекта отказались от определения понятия «преступная организация», которое было в первоначальной редакции ст. 27. Логичным продолжением этого будет отказ от установления ответственности за создание преступной организации (не может же существовать ответственность за то, чего нет). То есть уголовно-правовая борьба с организованной преступностью ограничивается запретом организации и деятельности лишь отдельных видов преступных организаций, в частности банд, незаконных формирований, групп, религиозная деятельность которых связана с причинением вреда здоровью людей или половой распущенностью, группировок, создаваемых в местах лишения свободы для терроризирования заключенных или нападения на администрацию, а также отдельных групп вымогателей, контрабандистов и т. п. Но разве это — вся организованная преступность?

С другой стороны, для того, чтобы лицо было осуждено к лишению свободы на срок от двух до восьми лет, достаточно, чтобы оно входило в организацию, члены которой подчиняются одному избранному ими лицу и установленной дисциплине и периодически совместно занимаются физкультурой. Но создает ли угрозу общественной безопасности существование организации типа былой комсомольской или же скаутской, даже и названной военизированным формированием?

Можно привести еще огромное количество примеров, свидетельствующих о том, что по проекту УК задачи охраны личности, государства и общества от преступных посягательств будут решаться плохо. А средства их решения предлагаются, на наш взгляд, противоречивые и неэффективные. Многие нормы в проекте выписаны с использованием таких оценочных признаков, раскрытие содержания которых требует сложного толкования. Другие отсылают к нормам регулирующих законов, однако и те не содержат объяснений. Третьи предполагают заблаговременное и четкое знание гражданами того, что могут знать лишь эксперты.

Так, в законодательстве Украины не содержится понятий «холодное оружие», «легковоспламеняющиеся вещества», «едкие вещества», «служебная тайна», «военная тайна» и многих других, которые раскрываются лишь в заключениях экспертов по конкретным уголовным делам, но при этом законодатель устанавливает уголовно-правовой запрет на незаконное обращение граждан с ними. Нет в законе исчерпывающего перечня правоохранительных органов, но различные виды посягательства на их работников предполагается карать достаточно строго.

При этом авторы проекта даже не рассматривают возможность создания Словаря уголовно- правовых терминов как приложения к УК, в котором было бы дано нормативное определение специфических понятий, имеющих одинаковое правовое значение для всех норм Особенной части УК или их отдельных групп (касающихся составов однородных преступлений). Речь идет о терминах «насилие», «нападение», «сопротивление», «обман», «угроза», «повреждение», «организация», «участие», «гибель человека», «крупный ущерб», «существенный вред», «тяжкие последствия», «оружие», «применение оружия», «представитель власти», «притон», «массовый», «поддельный» и многие другие. В контексте диспозиций отдельных статей эти понятия действительно могут отражать различные степень и характер общественной опасности, но это можно регулировать с помощью санкций. Подобные словари уже давно появились во многих законах Украины и значительно облегчают их правильное понимание.

Изложенные недостатки уголовного закона на практике по-прежнему будут нивелироваться с помощью судебного и доктринального толкования норм. Но ведь известно — где два юриста, там три мнения. И чем, по сути, отличается мнение ученого-юриста, разъясняющего спорную норму, от пресловутого предположения, на котором, как гарантирует ст. 62 Конституции Украины, не может основываться обвинение? Стоит открыть даже солидный научно-практический комментарий к действующему УК, чтобы убедиться в явных ошибках толкования: захват государственной власти якобы означает захват «проводника в жизнь воли народа посредством государственного аппарата и правоохранительных органов», публичным является оскорбление, нанесенное и при отсутствии людей, а уголовно наказуемое надругательство над могилой может состоять всего лишь в вытаптывании цветов (см. Уголовный кодекс Украины. Научно-практический комментарий).

Пленум же Верховного суда Украины, принимая в год обычно по 3—4 постановления по уголовным делам, лишь через десятилетия сможет дать качественное толкование нового УК в сколько- нибудь значительном объеме. Но как бы нам ни хотелось, чтобы именно пленум Верховного суда Украины давал такое толкование, которое — с целью единообразного понимания уголовного закона всеми судьями — носило бы обязательный для исполнения характер, это невозможно. Конституция Украины не наделила пленум правом издавать постановления нормативного характера. Более того, согласно ст. 126 и 129 Основного Закона, судьи при осуществлении правосудия независимы и подчиняются лишь закону, влияние на судью любым способом запрещается. То есть судья при осуществлении правосудия не может подчиняться никакому акту, кроме закона. Вывод: уголовный закон должен быть настолько ясным и понятным, чтобы в его толковании необходимости не возникало. По крайней мере, она должна быть сведена до возможного минимума.

В результате принятия предлагаемого проекта УК проблемы с правильной квалификацией большинства предусмотренных им деяний возникнут даже у лучших из судей. Неминуемы взаимные конфликты между оперативно-розыскными органами, органами досудебного следствия, прокуратурой и судом (ведь квалификация осуществляется на всех этапах применения уголовного закона), судебные ошибки, чреватые изломанными судьбами многих людей. А как гражданину определить пределы дозволенного? Как сделать это правопослушному должностному лицу?

Новый УК разрабатывался фактически в кулуарах. Монополия на истину принадлежала немногим. В последние годы был защищен ряд диссертаций, однако результаты комплексного исследования многих проблем уголовного права и криминологии были, видимо, проигнорированы. Недостаточно использованы обобщения судебной практики и данные судебной статистики Украины, практически не использованы результаты практики применения новых норм УК России…

Итак, гора родила мышь: многолетняя разработка нового Уголовного кодекса Украины, сопровождавшаяся вложением значительных материальных и интеллектуальных ресурсов, к сожалению, ограничилась преимущественно компиляцией некоторых, не всегда самых прогрессивных положений нового УК России, структурной перестановкой статей и глав старого УК, редакционными изменениями в отдельных статьях и появлением новых статей, создающих дополнительные противоречия, значительно усложняющих процесс квалификации деяний и применения уголовного закона в целом. Количество же этих изменений не переросло в новое качество. И не могло перерасти при отсутствии концепции нового Уголовного кодекса как главного правоохранительного закона демократического государства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно