БЫЛ ПЕРВЫМ ПАРНЕМ НА СЕЛЕ,

7 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 7 октября-15 октября

И так сугубо теоретическое в нашей стране право на жизнь подвергается серьезнейшему испытанию задолго до того, как главный признак еще одного ее проявления становится очевидным для окружающих...

И так сугубо теоретическое в нашей стране право на жизнь подвергается серьезнейшему испытанию задолго до того, как главный признак еще одного ее проявления становится очевидным для окружающих. О «благоговении перед жизнью» речь не идет вообще. Последние пять лет Украина стойко сохраняет одно из первых мест по количеству абортов на душу женского населения и бьет все рекорды по этому показателю среди несовершеннолетних. А весть о том, что количество новорожденных значительно отстает у нас от количества умерших, дошла уже даже до создателей известной на всю страну телевизионной заставки, извещавшей, что «нас 52 мільйони». Нас уже давно не 52 миллиона, причем вряд ли справедливо упрекать в этом только несостоявшихся матерей и отцов.

Серьезнейшие испытания ожидают впереди маленького человека, ухитрившегося не только зародиться, но, пережив нелегкие внутриутробные времена, чудом увернувшись от акушерских щипцов, явиться наружу в нашей стране. Как известно, уровень детской смертности в Украине сравним с соответствующими показателями государств, которые мы, по наивности своей, всегда называли странами третьего мира.

Некоторые медицинские работники, встречающиеся в отдельных родильных домах, поспешат поставить счастливых родителей перед фактом, что их малыш тяжело болен. Болезнь излечима, но небезвозмездно и недешево. Доподлинно неизвестно, были ли случаи, чтобы земля разверзлась под ногами людоедов, вымогающих деньги с помощью диагнозов, взятых с потолка. Но нередко именно так происходит более тесное знакомство новорожденного с лицами, воплощающими право человека на медицинское обслуживание. Может быть, именно встреча со старыми знакомыми (последователи различных чуждых нам учений предполагают, что маленький ребенок помнит опыт своих предыдущих жизней) заставляет новорожденных так орать при появлении на свет. Не исключено, что именно на этом этапе в подсознании нового гражданина и зарождается одна из самых сильных отечественных фобий - боязнь людей в белых халатах.

Подрастающий человек с каждым днем будет убеждаться в обилии и многообразии своих прав в теории. На практике же тот, кто рос, познавая азы равенства в обычном детсаду, будет вполне подготовлен к суровым школьным будням и сможет с наименьшими потерями приступить к реализации своего права на образование. Если очень повезет, ваш ребенок не попадет в класс к учительнице, способной в минуту праведного гнева поставить провинившихся учеников младших классов на колени, как это случилось в одной из киевских школ. Оказалось, реальной судебной перспективы это дело не имеет, поскольку право малышей не быть подверженными обращению или наказанию, унижающему достоинство, в данном случае не работает ввиду необычайной перспективности молоденькой учительницы. По словам директора школы, она подавала большие надежды. Правда, кому, какие именно и имеют ли они непосредственное отношение к педагогике, выяснить не удалось.

В общем, именно «школьные годы чудесные» с пятью учебниками по каждому предмету на класс помогают осознать, что права человека, которые в тех же учебниках называют естественными и неотъемлемыми, на самом деле таковыми не являются. В частности, в соответствии с результатами исследований, опубликованными Всеукраинским комитетом защиты детей, каждый шестой ребенок обоих полов в возрасте до 18 лет подвергается сексуальным домогательствам, а каждая десятая девочка становится жертвой изнасилования. И пока что тенденций к улучшению этой ситуации нет.

Наконец, школа остается позади. Часть выпускников пытаются реализовать свое право на образование на конкурсной основе, некоторые прилагают усилия для того, чтобы убедиться в наличии права на труд. Тут спохватывается государство и, умиляясь по поводу того, как быстро растут чужие дети, начинает широкомасштабные облавы на призывников, стремясь гарантировать исполнение ими почетной обязанности каждого гражданина - защищать Родину. Ввиду пошатнувшейся сознательности значительной части призывников, процесс поимки потенциальных солдат, забывших отдать Родине свой долг, затягивается, бывает, на несколько призывов. Побеждает сильнейший, и далеко не всегда это - военкомат.

Что ожидает новобранца в казарме? Выражаясь словами официальных отчетов о соблюдении прав человека в Украине, «старослужащие часто бьют молодых солдат, иногда забивая их насмерть». В 1997 году двое служащих срочной службы были приговорены к 15 годам лишения свободы, еще двое - к двум годам дисбата за издевательства над молодым солдатом, что стало причиной его самоубийства. Случай, конечно, исключительный. Если говорить о наказании.

Поскольку у нас принято не зарекаться, в частности, от пребывания в определенных государственных учреждениях, нельзя обойти вниманием и места лишения свободы. Особенно учитывая наличие огромного фактического материала, позволяющего утверждать: значительная часть заключенных по самым разным причинам быть там не должна. Показатель смертности в местах лишения свободы в три раза превышает показатель смертности среди остального населения страны. Эта тенденция сохраняется последние 4-5 лет. В самом деле, зачем нам смертная казнь?

Несомненное достижение последних лет - значительное увеличение количества обращений в суд. Граждане постепенно привыкают решать свои проблемы цивилизованным путем. Судебная статистика свидетельствует, что большинство исков связаны с невыплатой заработной платы. Суды эти иски, как правило, удовлетворяют. Таким образом гражданин реализует право на судебную защиту своих интересов. Правда, в результате зарплату все равно выплачивают мало кому, так что право на ее своевременную выплату отстоять, как правило, не удается.

В то же время Европейский суд по правам человека, что в Страсбурге, просто завален жалобами украинских граждан на правоохранительные органы и решения судебных инстанций. И в этой связи, при всем уважении к институту Уполномоченного Верховной Рады по правам человека, нельзя не отметить: если верить публикациям в СМИ, освещающим его деятельность, чуть ли не во главе угла стоит у нас проблема спасения украинских женщин из зарубежного рабства. Да, за годы независимости, только по оценкам Международной организации по вопросам миграции, за границу было переправлено «с целью сексуальной эксплуатации» около 100 тысяч наших соотечественниц. Но пытался ли кто-то хотя бы примерно прикинуть, сколько украинских женщин совершенно осознанно и добровольно ринулись в это самое рабство, воспользовавшись конституционным правом на свободу передвижения, предпочитая их бордели нашим объективным трудностям? Кто-то посчитал, сколько женщин зарабатывают себе на жизнь тем же промыслом, не покидая Родины? Или это - не так обидно, более патриотично и менее заметно? Разоблачительно-просветительская кампания на эту тему в СМИ, судя по многим признакам, щедро оплачиваемая из-за рубежа, по количеству роликов скоро сможет тягаться даже с рекламой гигиенических прокладок. Простите за цинизм, но в самом деле складывается впечатление, что запустили эту массированную кампанию члены какого-то зарубежного клуба обманутых жен, не выдерживающих конкуренции. Господа украинские правозащитники, это что, самая насущная проблема? Очевидно, да, потому что как только женщины возвращаются на Родину, до них опять никому нет дела.

Странный факт. Анализируя тенденции последних лет, специалисты расходятся в своих оценках относительно того, уменьшается или увеличивается у нас в стране количество самоубийств. Видимо, это зависит от того, как считать. Я, например, тоже склонна думать, что пожилая женщина, выбросившаяся с седьмого этажа, не желая быть непосильной ношей для собственных детей, равно как и шахтер, скончавшийся в результате самосожжения, - не самоубийцы, а убитые, жертвы преступлений конкретных людей.

Пока что всю свою жизнь - с момента рождения и до самой смерти - мы все еще беззащитны перед произволом любого уровня. Конечно, нельзя утверждать, что положительных сдвигов в области защиты прав человека в нашей стране вообще нет. Но говорить об этих достижениях можно будет тогда, когда они будут хоть чуть-чуть преобладать над поголовным фактическим бесправием наших сограждан. Да, «положительные моменты» в этой области действительно есть, намечаются даже отдельные «положительные тенденции». И именно об этом я обязательно расскажу старушке, каждое утро роющейся в мусорном баке возле моего дома.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно