Будни правоохранителей

4 марта, 2005, 00:00 Распечатать

Слабое звено Наблюдая внушительное количество совпадений по двум делам, — об убийстве Гонгадзе и деле оборотней, — трудно поверить в случайность очередного «стечения обстоятельств»...

Слабое звено

Наблюдая внушительное количество совпадений по двум делам, — об убийстве Гонгадзе и деле оборотней, — трудно поверить в случайность очередного «стечения обстоятельств». Через день после покушения на обвиняемого по делу оборотней и главного свидетеля Ю.Нестерова была обнародована информация о том, что убийство Гонгадзе раскрыто. По словам Президента В.Ющенко, в последние дни шли операции по задержанию причастных к совершению преступления.

Возможно, утверждение замминистра внутренних дел Г.Москаля о том, что дело оборотней не имеет никакого отношения к делу Гонгадзе, справедливо с формальной точки зрения. Даже если не иметь в виду вероятность того, что материалы в отношении двух лиц, изначально проходящих по делу оборотней, были выделены в отдельное производство и присоединены к материалам дела об убийстве Гонгадзе. Есть ряд убедительных оснований, позволяющих с большой долей уверенности утверждать: непосредственное отношение к заявлению о раскрытии дела Гонгадзе имеет информация, предоставленная фигурантом по делу оборотней Мельниковым.

Валерий Станиславович Мельников (кличка Рыжий) — обвиняемый, проходивший по делу оборотней, давно, упорно и уверенно торговавшийся со следствием относительно применения к нему системы защиты свидетелей не просто по полной программе, но сверх того. Насколько известно, и семья Мельникова, и его финансы уже давно находятся за границей. Сам он неоднократно утверждал, что владеет информацией об убийстве Гонгадзе.

И подельники, и следователи всегда считали Мельникова «слабым звеном», так как за реальные гарантии, данные ему высшими должностными лицами, на чем Мельников категорически настаивал, он был готов поделиться интересующими сведениями и вел беспрецедентную торговлю со следствием, обещая предоставить информацию по делу Гонгадзе.

Судя по тому, что даже среди находившихся за решеткой подельников, которым, вопреки всем правилам и здравому смыслу, позволялись совместные застолья, Мельников занимал привилегированное положение, ему верили. Именно он был назван в посмертных письмах «главного оборотня» Гончарова как лицо, которое укажет на чемодан с материалами об убийстве Гонгадзе. Этот чемодан Мельников действительно выдал сотрудникам «Альфы» и прокуратуры. Правда, по обнародованной информации, ничего в чемоданчике не нашли. Но где гарантии, что это в самом деле было так?

В совокупности с реальной политической волей на раскрытие преступления, информацией, полученной благодаря нетривиальному шагу министра внутренних дел Луценко, давшему гарантии неприкосновенности милиционерам, владеющим информацией, но непосредственно не принимавшим участия в убийстве, эксклюзивное знание Мельникова дало основания первому лицу государства сделать резонансное сообщение о раскрытии дела об убийстве Гонгадзе.

Почему должностные лица упорно отметают связь дела оборотней и дела об убийстве Гонгадзе? Совсем непохоже, чтобы причиной тому было исключительно трепетное отношение к тайне следствия. Да, Президент поблагодарил председателя СБУ и министра внутренних дел за работу по раскрытию самого резонансного преступления в независимой Украине. Но особой благодарности был удостоен Святослав Пискун, который и выглядит именинником.

Если же признать еще и роль свидетельств Мельникова, список отличившихся не только может значительно расшириться. На первые места в нем, во всяком случае, если исходить из хронологии раскрытия преступления, могут выйти не те. Но ведь героев Украины не должно быть слишком много, не правда ли?

Внутренняя опасность

Вернемся к покушению, совпавшему по времени с победоносным продвижением расследования дела об убийстве Гонгадзе. Смерть обвиняемого Ю.Нестерова крайне необходима сейчас тем, кто уже находится за решеткой и особенно — не желающим туда попадать. Cкорее всего, Нестеров, давший расклад по деятельности банды уже давно, — не конкурент Мельникову, обладающему эксклюзивной информацией по делу Гонгадзе, и не только «унаследованной» от Гончарова. Ну а если все-таки предположить, что Нестеров также хорошо осведомлен относительно дела Гонгадзе, но его знания не вписываются в «логику следствия», поддержанную показаниями Мельникова? С другой стороны остальным подельникам — и членам «неформального милицейского формирования», находящимся за решеткой, и оставшимся на свободе да при погонах, воспоминания Нестерова о совместной деятельности совершенно ни к чему. Впрочем, тому же Мельникову, рассчитывающему на реальное «послабление» своей участи, даже вторая роль в банде (после покойного Гончарова) абсолютно не нужна. И, очевидно, он с удовольствием уступил бы ее Нестерову. Понятно, что такие «лавры» Нестерова (кстати, никогда в милиции не служившему, и находившемуся в составе банды в качестве «вольнонаемного») не прельстят, и на ведущую роль он, будучи в живых, никак не согласится. Таким образом, граждан, для которых состояние здоровья Нестерова является определяющим для их собственного самочувствия — предостаточно.

Трудно согласиться и с версией МВД, озвученной г-ном Г.Москалем, утверждающим, что лишь на 50% граната в подъезде Нестерова — дело рук оставшихся на свободе подельников-оборотней. Якобы равноценная по степени вероятности версия (вторые 50%), в соответствии с которой происшедшее — месть людей, потерявших близких по вине оборотней и не готовых смириться с тем, что убийца до сих пор жив. Однако о статусе Нестерова как обвиняемого по делу и одновременно свидетеля было известно уже около двух лет назад. А покушение совпало с передачей дела в суд. И ему предшествовали телефонные звонки Нестерову с угрозами, которые удалось зафиксировать. Что послужило основанием для нового постановления Генпрокуратуры об усилении охраны Нестерова. Кроме того, заметим в скобках, что, пожалуй, существует принципиальная разница между тем, чтобы заказать убийство виновного в гибели близкого человека и обречь на смерть невиновного. Ведь всем, интересующимся данным делом, прекрасно известно, что Нестеров находится под личной охраной УБОП.

Постановление о предоставлении Нестерову личной охраны Генпрокуратура вынесла около двух лет назад, поручив это дело УБОП. Предоставить свидетелю по делу охрану именно УБОП, а не спецподразделению, предназначенному для таких целей, Генпрокуратура решила, понимая, что иных шансов дожить до суда у Нестерова нет. Кстати, Нестеров около года вообще прожил в служебном помещении УБОП, что, разумеется, не предусмотрено никакими инструкциями. «Поквартировав» в помещении УБОП, остался под личной охраной двух офицеров этого управления. Затем — лишь одного, вооруженного «Фортом» с резиновыми пулями. Так начальству было спокойнее.

И вот оставшиеся на свободе «друзья» Нестерова стали напоминать о себе телефонными звонками, «советуя» исчезнуть. На основании задокументированных телефонных переговоров Генпрокуратура вынесла постановление об усилении охраны Нестерова. Логично? Да. Но в МВД, как и везде на свете, есть такой отдел — кадров. И обитают там специалисты бумажного дела, зачастую презрительно относящиеся к малоинтеллигентной оперативной работе. Они мучительно размышляли над тем, как исполнить пришедший из Генпрокуратуры циркуляр. По некоторым данным, пока что надумали лишь включить майора УБОП, осуществляющего охрану свидетеля по уголовному делу о самом громком милицейском скандале, в своеобразный черный список. По сути — перечень сотрудников, бесперспективных для службы.

Может быть, это они оттого, что не проходит у них обида за своего бывшего коллегу — старого кадровика, снабжавшего документами всех членов банды оборотней? Кстати, работавшего в отделе комплектации управления, возглавляемого тем самым А.Пукачем, которого сегодня снова ищет вся милиция страны?

Насколько известно, кадровики УБОП, которые проводят служебное расследование в связи с покушением на свидетеля, сейчас активно выясняют, в частности, не подложили ли Ю. Нестеров с майором сами себе эту гранату, чтобы инсценировать нападение? Коллеги пострадавшего при исполнении обязанностей майора допрашивают его тщательно и серьезно. Поговаривают, что будут проводить даже следственный эксперимент. Остается надеяться, что взрывать боевую гранату потерпевших все-таки не заставят.

Можно сомневаться и спорить, имеет отношение дело оборотней к убийству Гонгадзе или нет. Но есть очевидное и несомненное обстоятельство, которое, несомненно, роднит их, даже если не говорить о прекрасно информированном и явно не продешевившем фигуранте. Это — подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений действующие сотрудники органов внутренних дел.

Специалисты утверждают, что сегодня снова и снова фиксируются преступления, по ряду признаков заставляющие говорить о причастности к их совершению сотрудников правоохранительных органов. А неспециалистам, простым гражданам и так давно ясно, что родная милиция давно представляет для них повышенную опасность. Что же касается потенциальной способности милиции к самоочищению — то это риторический вопрос.

Подробно освещая особенности расследования нашумевшего дела оборотней, «ЗН» рассказывало о том, как в ходе следствия по этому делу моментально увольняли подозреваемых в совершении тяжких преступлений действующих сотрудников МВД, позволяя сдать им дела, ключи от сейфа и даже… приступить к оформлению пенсий. Вместе с тем, 7-й отдел УБОП, прервавший череду похищений и убийств состоятельных сограждан членами банды, в состав которой входили действующие сотрудники МВД, разогнан. Те, кто не был уволен, ушли с понижением. Дело оборотней уже передано в суд, но ни о каких наградах раскрывшим преступления речь не идет.

Покушение на свидетеля по делу оборотней Юрия Нестерова, когда сам обвиняемый и его охранник — майор УБОП — чудом остались в живых, обсуждалось на этой неделе многими. Сотрудник аппарата МВД в приватной беседе о майоре сказал так: «А, это из тех, что копали против своих». На вопрос, считает ли он убийц своими, пожал плечами. Отдельно взятый ответственный работник, возможно, и не стоил бы упоминания в этом контексте. Если бы его позиция не была отражением глубокого внутреннего убеждения прежнего руководства МВД, Управления внутренней безопасности, крайне мало соответствующего своему названию и славного отряда тружеников кадрового фронта.

Последние события еще раз подтверждают наивность надежд на реальность наведения порядка в авгиевых конюшнях МВД. Как стало известно из информированных источников, в прокуратуру поступило заявление Ю.Нестерова о том, что сотрудники обновленного состава Управления по борьбе с организованной преступностью предлагали ему скрыться до суда. Это — подтверждение мрачного пророчества бывшего министра внутренних дел Н.Белоконя относительно того, что оборотни в органах были, есть и будут. А также исчерпывающий ответ на вопрос о том, способно ли наше общество сегодня решить одну из жизненно важных проблем — сделать так, чтобы правоохранительные органы перестали представлять реальную опасность для жизни и здоровья граждан.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно