«АРМАГЕДДОН». НЕСТРАШНЫЙ СУД

27 апреля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 27 апреля-4 мая

Согласно украинскому законодательству, следствие должно завершиться в течение двух месяцев. Расс...

Согласно украинскому законодательству, следствие должно завершиться в течение двух месяцев. Расследование по поводу трагического просмотра в кинотеатре «Украина» города Червоноград фильма «Армагеддон», в результате которого погибли четыре школьника и еще 15 человек были госпитализированы с увечьями разной тяжести, тянулось почти два года. Началось 30 ноября 1998 года, в день трагедии, а закончилось 22 сентября 2000 года. Судебное разбирательство стартовало только в феврале нынешнего года. Уже состоялось два заседания. Оба закончились переносом рассмотрения вопроса на неопределенное время. Обвиняемый всякий раз подавал заявления с протестами. Третье заседание районная Фемида обещала участникам суда устроить «після свят» (читай: Пасхи и Поминального воскресенья). Очередной перенос заседания почти ни у кого не вызывает сомнений.

Причину изматывающей нервы следственно-судебной волокиты родители погибших и травмированных детей видят в том, что власть пытается замять дело. Они уверены: чем дольше это будет тянуться, тем больше притупится в сознании людей боль, тем меньше случившееся будет волновать кого-либо. Таким образом удастся добиться максимального смягчения наказания обвиняемому — бывшему директору кинотеатра Степану Слуке. Начальство, по их мнению, встало горой на защиту бывшего депутата городской рады и городского головы Червонограда.

Подтверждение своим подозрениям потерпевшие находят на каждом шагу. С.Слуку после инцидента в кинотеатре назначили директором Дома школьника в соседнем рабочем поселке Сосновка. Следствие закончилось 22 сентября, а родители об этом узнали только после 30 ноября. Из газет. На первом судебном заседании С.Слука пишет заявление, что не доверяет судье, которому поручено вести дело. Суд откладывают «на неделю». А спустя… месяц судебное разбирательство возобновляется все с тем же судьей. Не сложилось у пострадавших и с защитой. Как сказала одна из матерей, чей ребенок погиб в той давке, в городе не удалось найти ни одного адвоката, который бы решился отстаивать интересы потерпевшей стороны. Кто-то из адвокатов сказал родителям: «За такое вонючее дело никто не возьмется, ни за деньги, ни за так… Разве что адвокат Бурдюк…»

Адвоката Бурдюка нанял «номенклатурщик» С.Слука. Надо сказать, интересы обвиняемого он защищает энергично и профессионально. В частности, дабы вызвать у суда положительное восприятие его подзащитного, он предоставил суду характеристику с места работы и партийную характеристику (членом ПРП, по документам, С.Слука стал за несколько месяцев до трагедии), копии диплома и трудовой книжки (с указанием стажа, пребывания на руководящих должностях и поощрений). Адвокат добился, что суд принял ходатайство о допуске к судебному разбирательству общественного защитника от той же ПРП.

Но это так — разминка. Главное — адвокат провел серьезную работу по собственно юридической защите. Обвинительное заключение указывает на несоблюдение по вине подсудимого правил техники безопасности в кинотеатре, что и привело к несчастным случаям. Суть обвинений такова. На второй сеанс «Армагеддона», перед которым и произошла давка детей, пришло более 700 человек. Фойе первого этажа было перекрыто металлической решеткой под гардероб и игральные автоматы. Фойе второго этажа на такое количество зрителей не было рассчитано. И тем не менее детей в кинотеатр впустили. Пожалели — на улице было очень холодно. Да и в самом помещении не было допустимой санитарными нормами температуры (в фойе всего три градуса тепла, а в зале — шесть). Первый сеанс начался с опозданием, поэтому задерживался. Дети в обозначенное время решили, что предыдущий сеанс закончился, и кинулись в зал «занимать свободные места» (места на билетах не были указаны). Человек 150—200 стихийно двинулись в левую дверь, которая была открыта и недостаточно контролировалась. Аварийное освещение не работало. В темноте дети спотыкались и падали. Многие, спасаясь, пробирались между рядами кресел, но те не были закреплены…

Адвокат же, ссылаясь на законодательство, обосновал, что за технику безопасности в кинотеатре должен отвечать собственник. А собственником является Червоноградская городская рада. Она, как оказалось, обязана была провести паспортизацию в кинотеатре, определить техническое состояние и разработать неотложные меры для обеспечения его надежной эксплуатации. (К этому обязывало постановление Кабмина «Об обеспечении надежности и безопасной эксплуатации зданий, сооружений и инженерных сетей» от 5 мая 1998 года.) Идентичная по содержанию бумага 4 июня была разработана на областном уровне. Ею обязывались провести соответствующую работу горисполкомы и другие органы местного самоуправления. Слука заявляет, что о таких документах ему никто ничего не говорил и подобная работа в его кинотеатре не проводилась. Посему, заключил адвокат, суд должен определить в качестве гражданского ответчика городской совет.

Впрочем, адвокат со своим клиентом по этому поводу могут не волноваться. Следствие всего лишь констатировало, что причиной кинопросмотра с летальными исходами стало несоблюдение техники безопасности и халатность со стороны работников кинотеатра. Обвинительное заключение требует наказать С.Слуку за «злоупотребление властью или должностным положением» и за «должностной подлог» (статьи 165 ч. 2; 19, 172 ч. 1 УК Украины).

Почему? С.Слука убежден, что следствие поняло несостоятельность своих обвинений, настаивая на нарушениях техники безопасности: «Я им показывал, что в остальных местах зала кресла прибиты, а в том месте, где дети скопились, кресла были вырваны… У входных дверей в зал никто со штыком стоять не должен… На билетах, если не дифференцируется стоимость от близости-отдаленности рядов, указывать места не обязательно… Мне вообще трижды меняли обвинение. Первая статья была озвучена по УТ-1 от имени Генеральной прокуратуры. Против меня обещали открыть уголовное дело по статье «нанесение тяжелых телесных увечий, приведших к смерти». Спустя три дня областная прокуратура опровергла Генеральную и объявила, что относительно дирекции кинотеатра будет возбуждено уголовное дело по статье 167, то есть — «за халатность». Эта статья поддерживалась 9 месяцев».

Адвокат такие юридические повороты объясняет следующим образом: «…когда следствие увидело, что по 167-й статье Слука может попасть под амнистию и дело придется на этапе прокуратуры закрывать, то прокуратуре нужно будет брать ответственность на себя. Резонансное дело! Могли быть жалобы со стороны потерпевших и других… Поэтому решили завысить объем обвинения и сбросить на суд. Пусть разбирается. В принципе, дело не расследовано. Там есть 9 томов, а из них если соберется полтома документов, которые имеют значение, то хорошо».

И все же защита настаивает на необходимости определения гражданского ответчика. В этом качестве городской совет обвиняемой стороне больше нужен, чтобы было на кого направить возможные компенсации потерпевших. Только семья Кривовых подала суду ходатайство на 50 тысяч гривен моральных и 13 тысяч материальных убытков. (Кривова — это девочка, которая после травмирования в кинотеатре пребывала 62 дня в коме. Сегодня ее по индивидуальной программе учат писать и читать на дому. К ней никак не вернется нормальная координация… А раньше она привозила призы со спортивных состязаний.)

165-ю применительно к своему клиенту адвокат вообще находит абсурдной. Диспозиция этой статьи предполагает «…умышленное, из корыстных побуждений, иной личной заинтересованности или в интересах третьих лиц использование должностным лицом власти или должностного положения…». Ничего из перечисленного защитник в действиях своего подзащитного не находит: «Материалами следствия даже утверждается, что он (Слука) работал в интересах коммунального предприятия. А коммунальное предприятие принадлежит государству. Значит, Слука работал в интересах государства».

Действительно, терпеливо выслушав все обвинительное заключение в исполнении прокурора, автор данной статьи эту самую личную корысть со стороны директора как-то не совсем уловил. Оно как бы понятно, что директор не из альтруистических убеждений заварил всю эту кашу, но прямые доказательства убеждают больше.

Если прокуратура усматривает в действиях С.Слуки корыстный мотив, то она должна найти и его сообщников в школьной среде. Без таковых С.Слука не смог бы использовать учеников как потребителей кинопродукта. Кто и как принял решение об организованном кинопросмотре, из заключения понять сложно. Там вскользь упоминается, что С.Слука выступил с призывом посетить кинотеатр на совещании руководящих работников учреждений образования по охране труда. Получилось, что в городе проходило себе ведомственное совещание, на него вдруг зашел представитель чужого учреждения, вдруг неизвестно от кого и на каком основании получил слово и без чьей-либо помощи навязал присутствующим свой «корыстный интерес». Попробовал бы какой-то начинающий администратор иногороднего очага культуры «без рекомендаций» проникнуть на подобное мероприятие!

Собкор «ЗН» не является профессиональным следователем, однако ему не составило большого труда выяснить, что на то совещение С.Слука попал с разрешения заведующего городским отделом образования. О цели визита заведующий знал. Он признает: «У нас часто бывает такое, что к нам на совещания просятся из газет, из издательств… Ну, разное… Потому что обойти все учреждения практически нереально. А тут есть все люди, и можно сделать полезное дело и для одной стороны, и для другой… Если оно будет интересно обеим сторонам».

Ну, интерес, условно говоря, кинотеатра в организации просмотров понятен. Пускать фильм на «свободную кассу» было бы рискованно. С организованным зрителем несравненно надежнее. Одно дело положиться на рекламу в виде афиши и анонсов в местных СМИ, другое — если классный руководитель отдаст сакраментальную команду «о стопроцентной явке». Да и интерес школьника моментально возрастет, если сеансы устроить в учебное время.

Почему организация кинопросмотра могла представлять интерес для педагогической системы города? Почему педначальство просто так отдало в эксплуатацию чужому дяде школьный ресурс? Зав. горотделом образования говорит, что директора школ откликнулись на призыв директора кинотеатра «из таких гуманных мотивов потому, что у нас культура в упадке…» Акт благотворительности за счет родительских кошельков?!

Вообще-то здесь уместно было бы обратить внимание на то обстоятельство, что школа является серьезным рынком. На школьной ниве пасутся толпы жаждущих заработать. Заведующий упомянул о «газетах и типографиях». В областных центрах этот список пополняют филармонии, театры, цирки (где они имеются) и т. п. Пуще других стригут купоны на учениках, пожалуй, полиграфисты. С их подачи навязывается приобретение разнообразнейших специализированных тетрадей, молитвенников, сборников песен, словарей… Доводы о том, что многое из предлагаемого у ребенка может быть в домашней библиотеке, в расчет не берется. И совсем не обязательно, чтобы все приобретенное использовалось хотя бы на треть. О санкционированном бизнесе на учебниках и говорить нечего. Но особенно оригинальным стилем работы в школах отличаются страховщики. Они продают деткам дневники со специальной страничкой-бланком, на котором должны быть заполнены условия договора о страховании. Деньги берутся сразу, а заполнять «договор» предлагается съездить «в офис». Не все родители улавливают такую тонкость, не у всех находится время на поиски конторы. Дети часто теряют дневники, особенно после того, как там появляется много двоек и замечаний. Так что в случае необходимости «дневником-страховкой» воспользоваться могут далеко не все. Галычане в подавляющем своем большинстве очень щепетильно относятся к образованию детей, поэтому они, как правило, стараются не экономить на будущем своих чад. Они скорее не уплатят за коммунальные услуги и налоги, а на школу деньги дадут. Об этом знают, этим пользуются. Следствие не взялось изучать индустрию выкачивания денег из родителей. Или потому, что догадалось, где может находиться пик этой пирамиды, или просто поленилось копаться в ее основании.

Порыв «поддержать культуру», который продемонстрировало педагогическое руководство Червонограда,— благородный, но для непосвященного выглядит неоправданным. «Армагеддон» как-то не соотносится со школьной программой: ни с «зарубежной литературой», ни с «христианской этикой». На этот случай имеется оправдание, что С.Слуке удалось убедить совещание в воспитательном (в смысле — эстетическом) значении данного фильма. Дескать, картина «получила 14 «Оскаров», «не содержит каких-то эротических моментов», «насыщена всевозможными спецэффектами», «самая дорогая по финансовым затратам»…

В принципе такой аргумент мог бы пройти. В школах существует план внеклассной работы. В тот момент педагогам могло показаться, что легче сводить детей куда-то «на готовое», чем самим писать какие-то сценарии, после уроков репетировать, потом еще волноваться в связи с проведением этих мероприятий. А так, детки пришли с гривней, учитель отвел их в кинотеатр, посмотрел с ними кино — и в отчете можно ставить галочку.

Но если горотдел образования «ничего не имел против» того, чтобы засчитать себе кинопросмотр как воспитательное мероприятие, то, вероятно, ему нужно было обеспечить и надлежащую организацию. Соответствующего приказа горотдел, как говорит его заведующий, не издавал. Завотделом как будто все предоставил «на рассмотрение самих директоров». К слову, на основании такой информации специальная комиссия областного управления образованием, по горячим следам проведшая собственное расследование, пришла к выводу о «нецелесообразности пребывания на занимаемых должностях» директоров двух и завучей трех городских школ. Их было уволили, но вскоре суд признал такое решение неправомочным, и несправедливо наказанных восстановили. Как сказала автору данных строк одна из директоров, на том роковом совещании до ведома присутствующих был просто доведен график, который регламентировал, какая школа когда должна была привести детей в кинотеатр.

Ни заведующего горотделом образования, ни его подчиненных не предусматривалось приглашать в суд для дачи показаний. Свидетелями были признаны только дети и сопровождавшие учителя. Подготовленный адвокатом обвиняемый решил исправить эту «ошибку» и подал соответствующее ходатайство.

Почему следствие обделило вниманием структуру, контролировавшую образование города? Может быть, Система решила пожертвовать своим маленьким звеном и провести суд просто над одним человечком? Тогда Система, видимо, не учла, что загнанный в угол он будет отчаянно спасать свою шкуру. Ему есть что терять. Только за 165-ю, если она будет доказана, Степану Ивановичу грозит лишение свободы от пяти до восьми лет с конфискацией имущества. Такая строгость по этой статье применяется, когда «злоупотребление властью» приводит к «тяжким последствиям». А таковые были. Чтобы уйти от криминала, С.Слука невольно бросил вызов самой Системе. По нему, педагогическая система ослабила организацию безопасности детей. Система городской власти не наладила контроль своей собственности. Система государства вообще допустила деградацию общества.

В разговоре с собкором «ЗН» Степан Слука сказал: «Все зависит от социального положения. Родители — на заработках. Дети — без присмотра. Их воспитывает часто не семья, а — улица, подворотня… Моя дочь, одиннадцатиклассница, тоже была на этом киносеансе, но она же не толкалась… Потом говорили, что саму толкотню устроили отдельные старшеклассники, которые были нашпигованы наркотиками».

Что тут скажешь! «Трудные подростки» в Червонограде и раньше были. Город — шахтерский. Криминогенная ситуация здесь весьма непростая. Понятно, такая среда не может не сказаться и на несовершеннолетних. Сегодня ситуация, конечно, еще больше усугубилась. Впрочем, в любом самом благополучном населенном пункте в любые времена имелись «педагогически запущенные дети», которые не упускают возможности воспользоваться отсутствием контроля со стороны старших.

Как утверждается в докладной записке специальной комиссии управления образованием Львовской облгосадминистрации, второй сеанс эксклюзивно предназначался для СШ № 8. Такова была договоренность между директором кинотеатра и руководством упомянутой школы. Однако к 14.00 в кинотеатр организованно явилось еще и более сотни учеников из СШ № 5, около полусотни сбежавших с уроков учеников из СШ № 3 и «зрители, которые приобрели билеты самостоятельно в кассе кинотеатра».

Присланные учителя пытались следить за поведением своих детей. «Бесхозными» юными зрителями никто не занимался. (Неудивительно, что среди четырех погибших двое оказались учениками третьей школы.) Бесконтрольные людские массы (неважно, взрослые или детские) подчиняются законам толпы. Подсудимый это сегодня понимает и, видимо, попытается также включить в ход судебного разбирательства: «В советские времена все массовые такие трагедии, которые связаны с гибелью людей, замалчивались… В т. ч. и трагедии, связанные с давками детей во время посещений футбольных матчей в Москве на стадине «Динамо»… Я узнал, что был такой случай лет 15 назад… Потом — на стадионе «Спартак». Такие случаи бывают во время широкомасштабных выступлений поп-звезд… И события в Минске полуторагодичной давности, когда погибло 59 несовершеннолетних детей до 16 лет (среди них — 70% девушек до 14—15 лет). Хотелось бы знать, нес ли в тех случаях кто-то ответственность. У меня такое впечатление, что только в случае кинотеатра «Украина» прокуратура попытается что-то доказать. И то неуклюже, я считаю, необъективно и предубежденно».

Постановка вопроса, конечно, интересная. Однако вряд ли суд даст себя втянуть в изучение этого ракурса в деле. Интересно было бы узнать не только то, кого, где и как наказывали за подобное. Пытался ли у нас кто-то изучать феномен толпы и внедрять полученные выводы при организации массовых мероприятий? Были ли попытки использовать «полученные выводы» в отечественной педагогической теории и практике? Ведь «украинская педагогика» унаследовала от советской представление о человеке как о сознательном члене общества. Иррациональная природа человека игнорировалась.

Оглядываясь на вышеизложенное, можно предположить, что дело об «Армагеддоне» обещает стать прецедентом в судебной практике. Во всяком случае — в украинской. За коллизиями судебной игры можно было бы с интересом наблюдать, если бы предметом разбирательства не была смерть детей… Каждый раз потерпевшие в суде заново проживают шок. Во время второго судебного заседания одна из матерей потеряла сознание, вторая набросилась на обвиняемого с кулаками…

Нельзя не заметить, потерпевшие, реально оценивая усилия защиты, начинают беспокоиться, что «виновного в этом деле могут и не найти». По мнению некоторых не вовлеченных в данное дело юристов, вину за С.Слукой признают. Та самая резонансность не позволит закрыть дело с абсолютно нулевым результатом.

У следствия неплохие позиции по статьям 19 и 172 ч. 1. Как вытекает из обвинительного заключения, спустя несколько дней после рокового кинопросмотра С.Слука «с целью уклонения от ответственности» на устроенном им собрании обязывал каждого работника задним числом расписаться в журнале инструктажа по охране труда об ознакомлении с правилами техники безопасности при проведении культурно-массового мероприятия. Большинство работников подчинилось.

Особых проблем с доказательством вины по данным статьям как будто не просматривается, поскольку подсудимый «все бумаги», которые указывают на факт подлога, подписал. Правда, сегодня С.Слука говорит, что следователь «его купил» — ввел в заблуждение, соблазнив амнистией. Адвокат попытается и тут снять с подзащитного ответственность на вышестоящих: «В соответствии с законом «Об охране труда», разрабатывать инструкции и доводить их до ведома штата — обязанность собственника или уполномоченного органа. А уполномоченным органом по линии кинотеатра был отдел культуры».

Однако… ГКП «Экран» отделу культуры формально не подчиняется. Они только согласовывают планы мероприятий. И, помимо всего прочего, Слука все-таки был должностным лицом, наделенным административно-распорядительными полномочиями. И в этом качестве допустил энное количество промахов. Взять хотя бы то обстоятельство, что на второй сеанс были допущены «посторонние зрители». Наверное, кассир не по собственной воле стала продавать «лишние» билеты. А можно ли задерживать начало киносеанса? Если можно, то не следует ли провести дополнительную организационную работу по организации зрителей последующего сеанса?! На вокзалах, к примеру, объявляют об опаздывании поездов. Слука же во время демонстрации фильма пошел домой, как он сказал, «принимать лекарство». Или. Как могла сердобольная работница кинотеатра впустить замерзших детей в фойе, перекрытое заграждениями?

Пожалуй, С.Слуке все-таки не удастся полностью уйти от ответственности. Вместе с тем специалисты отмечают, что наказание может быть сведено к условному сроку и штрафу в определенное количество не облагаемых налогом минимумов. Потерпевших такая развязка не устроит. Родители обещают в таком случае обращаться в вышестоящие суды, вплоть до Европейского. Как высказалась одна из матерей, мягкое наказание может дать сигнал остальным облаченным властью чиновникам, что к жизни и здоровью рядовых граждан и дальше позволительно относиться спустя рукава. А потенциально опасных мест у нас — хоть отбавляй. И не только в сфере организации досуга. Культура производства, техника безопасности во всех сферах находятся «ниже уровня асфальта». Где-где, а в шахтерском Червонограде об этом знают не понаслышке. Хотя не обязательно спускаться в шахты, чтобы убедиться: история с «червоноградской Ходынкой» никого ничему не научила. В том же кинотеатре «Украина» билеты без указания мест продаются до сих пор.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно