Университетская автономия: кембриджский опыт и украинские реалии

10 марта, 2006, 00:00 Распечатать

Идея университетской автономии витает в украинском образовательном пространстве, завоевывая все больше сторонников не только среди академического сообщества...

 

Идея университетской автономии витает в украинском образовательном пространстве, завоевывая все больше сторонников не только среди академического сообщества. Во время пребывания президента Украины Виктора Ющенко во Львовском национальном университете имени Ивана Франко в феврале 2005 года ректор университета профессор Иван Вакарчук и ректор Украинского католического университета Борис Гудзяк вручили ему обращение от академических сообществ трех украинских университетов (ЛНУ им. Ивана Франко, УКУ, НаУКМА) и впервые озвучили идею о необходимости эксперимента по университетской автономии. Президент публично пообещал как можно быстрее рассмотреть это предложение и после надлежащей экспертизы положительно решить вопрос о том, чтобы предоставить разрешение на эксперимент группе университетов, объединившихся в консорциум. В течение года состоялся ряд мероприятий в рамках консорциума, были разработаны соответствующие сопроводительные документы и установлены параметры эксперимента. Недавно в Кембриджском университете при финансовой поддержке Института открытого общества (Будапешт) и Международного фонда «Відродження» состоялся семинар для участников консорциума «Автономия университетов». Его провели высокие должностные лица Кембриджского университета и британские топ-менеджеры в сфере образования. Своими впечатлениями об этом академическом опыте по просьбе «ЗН» поделились его участники.

Академический симбиоз традиций и инноваций

Мария ЗУБРИЦКАЯ, проректор Львовского национального университета имени Ивана Франко:— Кембриджский университет не только один из самых старых университетов мира — в 2009 году он будет праздновать свой 800-летний юбилей, — но и один из самых престижных мировых образовательно-научных центров. Многовековая история университета и его колледжей, крепкие академические традиции и обостренное чувство академической свободы (один из первых колледжей университета, основанный в 1284 году, имел радикальную для того времени независимую систему функционирования), а также общепризнанные научные открытия и исследования, которые обеспечивают лидерство среди всех университетов мира по количеству нобелевских лауреатов (80!), привлекают студентов, аспирантов и научных работников со всех уголков мира. Да, это своеобразная духовная и академическая Мекка, здесь витает дух великих ученых и научных работников, закладывавших фундамент многих сфер человеческого знания и давших толчок ко многим новым исследованиям. Традиции отнюдь не обременяют, а, наоборот, становятся преимуществом, и в соединении с новейшими образовательно-научными технологиями являются уникальной моделью практического воплощения аутентичной миссии университета. Вся инфраструктура небольшого города направлена на обеспечение полноценной деятельности Кембриджского университета с его 32 колледжами — это учеба студентов и аспирантов, проведение исследований, воспитание культуры почитания и передачи потомкам исторических традиций через сеть музеев, заботливое соблюдение старинных академических ритуалов, а также промоушн своих образовательных и научных достижений в уютных академических библиотеках и книжных магазинах.

В интеллектуальных кругах бытует доброжелательное сравнение Кембриджа с уютным «селом». Если бы такие университетские села Украине, то, очевидно, наша страна и наше общество имели бы другой вид. Сегодня в Кембридже учатся 16500 студентов, 5 тысяч из них получают второе высшее образование. 17 % — студенты-иностранцы. Большая часть студентов предпочитает гуманитарные науки. Кембриджский университет имеет собственную конституцию, свою библию — так шутя называли 800-страничный сборник уставных документов, сформированных в течение всей истории университета, представители университетской администрации во время семинара для украинской делегации. Согласно этой конституции, Кембриджский университет является самоуправляющимся учебно-научным учреждением, законодательная власть в котором принадлежит так называемой Regent House, состоящей из трех тысяч преподавателей и профессоров. Процедура голосования любого решения, несмотря на такое количество членов университетского парламента, чрезвычайно демократична. За финансовые дела отвечает специальный совет. На фоне общего сокращения государственных затрат в расчете на одного студента, которые за последние 15 лет уменьшились на 40%, Кембриджский университет планирует до 2010 года привлечь дополнительное финансирование до одного миллиарда фунтов стерлингов. На сегодняшний день поддержка государства достигает 500 миллионов фунтов стерлингов, и из дополнительных источников финансирования также поступает 500 миллионов фунтов стерлингов. Основная часть альтернативных источников финансирования — гранты на научные исследования и проекты для бизнеса и промышленности. Финансовыми донорами Кембриджского университета являются крупные компании, частные лица, среди которых немало его выпускников.

Конституционным гарантом выступает канцлер университета, отвечающий за стратегическое развитие университета и связи с внешним миром. Самое большое достижение, которое ревностно защищает академическое сообщество Кембриджского университета, это доверие государства, делегирующего академическому сообществу ответственность за содержание и качество учебного процесса. Это доверие — самое ценное академическое достижение, поскольку, как шутят высокие должностные лица Кембриджского университета, недоверие к академическим стандартам древнего университета означало бы недоверие к восьми векам британской истории, что в свою очередь свидетельствовало бы о несоответствии способа мышления высоких чиновников занимаемым должностям. К слову, среди высоких чиновников со стороны министерства образования Великобритании есть лица с титулом «сэр» — один из них, сэр Алан Вилсон, прочитал блестящую вступительную лекцию «Университеты: приоритеты в автономных системах» для украинских участников семинара. Общая культура докладчика: манеры, способ изложения собственных мыслей, широкая эрудиция и системность мышления, знание проблемы, в которое органично вплеталась легкая ироничность, — не могли не очаровать слушателей. И трудно ответить, то ли титул обуславливает подобную академическую осанку, то ли такая академическая осанка привела к почетному званию.

Университетская автономия в Кембриджском университете — это как ежедневная необходимость: здесь никогда не ждут приказов, распоряжений или директив от министерства образования, поскольку сами создают свой академический профиль неповторимого облика университета с мировой славой, а с министерством только согласовывают и координируют свою деятельность. Университетская автономия здесь отнюдь не является привилегией или какой-то особенной выгодой, а прежде всего огромной ответственностью за судьбу университета, его студентов и выпускников, это стимул к беспрерывному поиску новых идей и исследований, предпосылкой которых всегда была академическая свобода. Участники украинского эксперимента по университетской автономии тоже не ищут в автономии каких-то привилегий и выгод, они добровольно согласились стать на несколько лет экспериментальной площадкой свободы в образовании, чтобы помочь президенту и правительству осуществлять системные изменения в образовании, которые уже давно ожидает академическое сообществом и все украинское общество.

Квантовая мозаика кембриджских впечатлений

Иван ВАКАРЧУК, ректор Львовского национального университета имени Ивана Франко:

— Самая приятная неожиданность — необычная для традиционного представления о британской сдержанности, и в частности определенное дистанцирование по отношению к украинским проблемам — внимание и уважение к украинской делегации со стороны хозяев и основных докладчиков двухдневного семинара. А затем открытием для всех участников были хорошо продуманные содержание и уровень лекций по теории и практике управления университетами. Докладчики — генеральный директор департамента высшего образования министерства образования Великобритании сэр Алан Вилсон, математик по образованию, глава администрации Кембриджского университета Тимоти Мэд, химик по образованию, кажется, имели все ответы на любые ситуации университетского управления.

Другое измерение впечатлений, тоже неожиданно приятное, — это незапланированные встречи с нашими бывшими студентами, в частности и выпускниками Львовского национального университета имени Ивана Франко, создавшими многочисленную Украинскую ассоциацию Кембриджского университета, к которой, между прочим, принадлежат выпускники львовских, киевских, днепропетровских, харьковских и херсонских вузов. Эдакий единый украинский мир без каких-то искусственных географических границ... за пределами Украины. Собственно, это и есть новая Украина. И неудивительно, что впервые в стенах старинного университета звучала украинская поэзия: наши студенты организовали вечер украинской поэзии «От Мазепы до Майдана» в переводах на английский язык Веры Рич. Неформальная встреча с нашими бывшими выпускниками, а сейчас магистрантами, докторантами и научными исследователями Кембриджского университета дала возможность искренне и откровенно говорить о разных системах высшего образования и сравнивать их преимущества. В частности, когда мы спрашивали выпускников Львовского национального университета, получающих в Кембридже доктораты, о возможных пробелах в нашем высшем образовании, то они искренне отвечали, что не чувствуют никакого дискомфорта, поскольку уровень знаний, полученный ими, был достаточно высок. Что касается инструментальных возможностей, то Кембридж не идет ни в какое сравнение с украинскими вузами, но теоретическая подготовка у нас хорошая. Поэтому и дипломы наших выпускников, как видим, в Кембридже признают.

Именно наши выпускники организовали нам замечательную экскурсию по колледжам Кембриджского университета, и, конечно, наибольшее впечатление произвел на нас Тринити колледж, где учился и творил великий Ньютон, присутствие духа которого на каком-то невидимом глубинном уровне ощущается там и сегодня. Кембридж имеет невероятно богатый и неповторимый иконостас великих имен. Так, в колледже Св. Иоанна Евангелиста учился и творил выдающийся физик Поль Дирак, создатель релятивистской квантовой механики, «генератора» многих неожиданных идей и предвидений, часть которых с блеском подтвердилась, а часть еще ждет экспериментального подтверждения. Здесь повсюду чувствуешь пульсирующую энергетику других выдающихся людей, чья жизнь связана с Кембриджем, — крупных гуманистов Т.Мора и Эразма из Роттердама, выдающегося физика Кавендима, сделавшего немало открытий (в частности, открыл закон Кулона), но мало публиковавшегося; Ч.Дарвина, Дж.К.Максвелла — творца электромагнитной теории, Дж.Томсона, открывшего электрон, Резерфорда — автора планетарной модели атома и многих-многих других.

Оставлял Кембридж с удивительным чувством гордости и за наш университет, и за наших бывших студентов, и за своих коллег здесь, в Великобритании, творящих новые знания, обучающих студентов, твердо отстаивающих свою университетскую автономию и академические ценности. Вместе с тем оставлял эту академическую Мекку с чувством тревоги за то, что в Украине образовательные реформы тормозят, что у нас существует унизительное недоверие к нашим университетским сообществам со стороны государственных чиновников, которое родилось еще в советские времена, однако прочно держится до сегодняшнего дня.

Возможен ли Кембридж в Украине?

Тарас ДОБКО, проректор по учебной работе Украинского католического университета:

— I have a dream... В этих мечтах предстает украинский университет — в Донецке, Киеве или Львове, за который не стыдно ни в Бостоне, ни в Париже. Мое воображение рисует образ университета, который не страдает от комплекса научной неполноценности; который, несмотря на всю сложность современного мира, признает над собой только одного суверена — власть истины и критического познания ее, а не диктат политической конъюнктуры; который является законодателем мод в мировых интеллектуальных стандартах, а не звеном цепи круговой поруки интеллектуальной провинциальности и профанации качества. Такие мечты, к счастью, захватывают не только мой дух, принадлежат не только мне, а точнее, им принадлежу не только я. С каждым годом круг мечтателей расширяется, все чаще кристаллизуется в отдельные образовательные проекты, научные или научно-популярные инициативы, пополняется новыми единомышленниками.

Спросите себя, многие ли из наших львовских студентов и преподавателей ощущают себя наследниками и последователями академического дела, скажем, философов Львовско-Варшавской школы, математиков школы Банаха, идей Ивана Франко или митрополита Андрея Шептицкого? Ощущают ли они себя одним сообществом с ними, объединенным общими идеалами и принципами, жизненными целями и стремлениями, которые сильнее политических разногласий или даже национальных предубеждений? Такие люди есть, не сомневаюсь. Но они ли определяют лицо нашей университетской действительности?

Гордятся ли наши студенты своими университетами, могут ли, положив руку на сердце, назвать свое учебное заведение родной alma mater? Ощутит ли рядовой студент любое изменение в академической атмосфере, путешествуя в наше время из одного украинского университета в другой?

В свою очередь Кембридж ценит и оберегает свою непохожесть, своеобразие, идентичность. Своим существованием и уникальной структурой он свидетельствует, что истина и интеллектуальные высоты человеческого духа — это всегда плод плюралистических поисков человеческого ума. Вместе с тем он остается полноправным членом международного сообщества знания, преданного универсальным ценностям достоверного познания действительности, воспитания суверенного интеллектуала и служения человеку путем расширения горизонтов его знаний. Было бы наивно думать, что Кембридж не испытывает трудностей в соблюдении здорового баланса между локальным и универсальным. Но речь не об этом. Меня интересует, воспитывает ли и на каком примере украинский университет своих студентов. Приобщает ли он своих воспитанников к высокой культуре, прививает ли вкус к интеллектуальному аскетизму и трезвости перед приманками корысти?

При всем уважении и доверии к математическим, количественно объективизированным показателям оценки качества обучения и академического управления, во время посещения Кембриджа трудно избавиться от впечатления, что в итоге кадры все-таки решают все. При всей ненадежности человеческой природы, именно конкретные профессора являются живым и наиболее надежным критерием академического успеха Кембриджа. Они являются лицом и совестью университета. Это чувствуется не только в невинных привилегиях свободного передвижения по вечнозеленым газонам в любое время дня или года или в возможности угощаться вином, приготовленным именно для fellows одного или другого колледжа. Преподаватели университета осознают себя частью своеобразного цеха, академической корпорации, для вступления в которую нужно стать «своим», соблюдая одинаковые критерии качества, производительности труда, академического этноса, цементирующие это сообщество. Это — не группа бюрократов от науки, создающих свой виртуальный мир, где компиляция не считается дурным тоном, а плагиат — преступлением, несовместимым с научной совестью. В Кембриджском мире академическое достоинство и честь, доверие не являются пустыми звуками, а настоящим капиталом, благодаря которому, кстати, университет получает львиную часть своего финансирования от государства.

Вместе с тем зависимость от государственного финансирования ни в коем случае не означает подчинения университета государственной целесообразности. Суверенность университетского сообщества неуклонно и ревностно оберегается. Иначе, это не был бы Кембридж. Поиск здорового и честного баланса интересов между университетом и государством — дело, надеюсь, недалекого будущего для Украины. Кембридж — частный университет, хотя и образован актом парламента, принимает участие в соревновании за государственные средства на обучение и исследования наряду с другими университетами Великобритании. Можете ли вы представить себе в Украине, чтобы частный университет мог рассчитывать на государственное финансирование? Вопрос риторический. Конкурируя с другими высшими школами в честной борьбе, такой университет, как Кембридж, никогда не будет чувствовать себя просителем и должником перед государством, поскольку свободно отзывается на социальный заказ самого государства, заинтересованного в образованных гражданах. Еще меньше Кембридж или другой подобный университет будет чувствовать себя «бедным родственником» государства, поскольку сам владеет значительными средствами и недвижимостью, успешно занимается инвестициями. Другими словами, он —полноценное звено и зеркало гражданского общества.

И, наконец, не могу не поделиться наблюдением, которое, по моему мнению, объясняет, почему рядовой украинский просвещенец будет чувствовать себя в Кембридже как на другой планете. Дело в том, что Кембридж относится к миру, которому присуща интернационализация академического качества и честности. Ответ на вопрос, почему следует заботиться о качестве своей научной работы или придерживаться принципов академической добропорядочности, для гражданина этого мира не зависит от ссылки на другие факторы, типа пользы или карьеры. Соревноваться за качество, делать это честно — внутренняя потребность его академической совести, способ его жизни. Много таких подвижников есть и в Украине. На них держатся успех украинской науки, престиж украинского образования. Их однако еще очень не хватает для критической массы, способной изнутри перепрограммировать украинское образование по здоровым академическим стандартам. Ведь только в таком случае на вопрос «Возможен ли Кембридж в Украине?» можно будет ответить утвердительно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно