УЧИТЕСЬ ВЫИГРЫВАТЬ!

4 января, 2002, 00:00 Распечатать

Программа им.Фулбрайта — наиболее известная из всех программ научных обменов, осуществляемых при поддержке правительства США, в Украине существует менее десяти лет...

Во время открытия нового офиса Программы им.Фулбрайта в Украине. Слева направо: В.Зайчук, госсекретарь Министерства образования и науки Украины; М.Богачевская-Хомяк, директор Программы им.Фулбрайта; К.Паскуаль, посол США в Украине
Во время открытия нового офиса Программы им.Фулбрайта в Украине. Слева направо: В.Зайчук, госсекретарь Министерства образования и науки Украины; М.Богачевская-Хомяк, директор Программы им.Фулбрайта; К.Паскуаль, посол США в Украине

Программа им.Фулбрайта — наиболее известная из всех программ научных обменов, осуществляемых при поддержке правительства США, в Украине существует менее десяти лет. Ранее ее деятельность была ограничена работой с научными сотрудниками из обеих стран — предоставлением грантов на проведение исследований или чтения лекций в университетах. Ныне и аспиранты имеют возможность продлить свое обучение: украинские — в США, американские — в Украине.

В нынешнем году благодаря директору Программы академических обменов им.Фулбрайта в Украине Марте Богачевской-Хомяк выросло количество обменных образовательных программ, увеличились финансирование и площадь офиса, расположенного нынче с гуманитарными институтами НАН Украины по улице М.Грушевского.

— Госпожа Богачевская, вы уже второй год отвечаете за обмен преподавателями и аспирантами США и Украины. Какие ваши самые яркие впечатления?

— В первую очередь, это благодарный труд, ведь сразу видны результаты как среди американцев, так и среди украинцев. Американские научные сотрудники, приезжающие по программе научного обмена в Украину, обычно имеют туманное или совершенно несоответствующее представление о ней. Приятно наблюдать, как среди них растет интерес, благожелательность и понимание ситуации в Украине. Особенно плодотворным является общение украинских и американских научных сотрудников в обсуждении совместных интересов академического администрирования — планирование курсов, формы экзаменов, отношение к студентам, качество студенческих работ, списывание, плагиат и т.д. Приятно также ознакомиться с проектами украинских научных сотрудников и планами молодых преподавателей. Особенно радостным для меня стало то, что мы положили начало стажировке выпускников украинских вузов в университетах США. Все эти программы помогают достигнуть цели Фулбрайта — углубления взаимопонимания совместными усилиями академических общин. События последних месяцев только подчеркнули нужность подобного — назовем его даже идеалистическим — интеллигентного взаимопонимания.

Самое большое мое удовлетворение — чисто личное. Я своего рода «маргинальная личность». В США, где я выросла, приходилось объяснять, что это такое — Украина, в которой я родилась. А в Украине, несмотря на оживление контактов с США, у большинства людей до сих пор представление о моей стране сводится к шаблонному. Вот потому-то я сижу на Грушевского, общаюсь с Вашингтоном и пытаюсь сблизить эти две страны. Здорово!

— Знала вас преимущественно как научного сотрудника, историка женского движения в Украине, известного общественного деятеля. Ныне вы заняты прежде всего административными заботами. Насколько вашей является подобная работа?

— Признаюсь, сперва колебалась, принимать ли это предложение — отвечать за академический обмен между США и Украиной. Но в конце концов согласилась по нескольким причинам. Эта работа объединяет все мои предшествующие карьеры: преподавательскую, научную, административную, имеется прекрасная возможность интегрировать разносторонний опыт. Откровенно говоря, хотя системы образования во всем мире очень отличаются, проблемы перед научными сотрудниками в итоге сводятся к треугольнику — наука, образование, администрирование.

Как историк, длительное время занимавшийся студенческими и политическими движениями в Российской империи и Восточной Европе, и как профессор с почти 30-летним опытом работы, я убеждена: единственный способ обеспечения открытой и некоррумпованой академической среды — сбалансированное соотношение трех аспектов деятельности практикующих научных сотрудников. А именно: исследовательский труд, преподавание и активное участие академических институтов в администрировании. Непонимание важности объединения этих трех составляющих академической машины приводит к тому, что она просто-напросто «ржавеет», и тогда известно, какие «смазочные масла» приходят в движение.

Меня радует, что я содействую украинским и американским научным сотрудникам, администраторам и работникам сферы образования обогатиться принципиально новым опытом. Это очень важное дело. За время существования программы в независимой Украине более 160 научных сотрудников стали «фулбрайтерами».

— Совершенно недавно закончился прием аппликаций на 2002—2003 академический год. Предполагается, что украинским ученым будет предоставлено по крайней мере 20 стипендий, рассчитанных на один или два семестра. Кто же имеет право принять участие в конкурсе?

— Гражданин Украины, имеющий степень кандидата или доктора наук либо соответствующий опыт, владеющий письменной и разговорной английской речью. При отборе кандидатов особое внимание уделяется гуманитарным наукам, изучаемым украинскими и соответственно американскими студиями — история, язык, литература и культура; плюс правительственная система, обществоведение и т.д.; политические и общественные науки — философия, гражданское общество, археология, развитие политических партий. Дальше — педагогика и управление в образовательной области, журналистика и средства массовой информации, изобразительное искусство; женские студии и охрана окружающей среды.

Мы также привлекаем к конкурсу преподавателей высших учебных заведений по Программе стажировки молодых преподавателей вузов (JFDP). Ее цель — способствовать развитию связей между университетами США и Украины. Акцент делается на участии молодых перспективных преподавателей, имеющих возможность повысить свой профессиональный уровень, приобрести практический опыт использования новых методик преподавания и планирования учебного процесса. Гранты предоставляются преподавателям общественных и гуманитарных наук на один академический год.

— К сожалению, у нас не привыкли полностью доверять любым отборочным комиссиям...

— А у нас — доверяют. Научные сотрудники рассматривают участие в подобных комиссиях как составляющую часть своей профессиональной обязанности — бесплатно пишут отклики и знают, что их квалификационное мнение будет зависеть от профессионализма их решений. Они превыше всего уважают конфиденциальность и, откровенно говоря, знают: любая допущенная ими некорректность рано или поздно отрицательно скажется на их профессиональной карьере.

Я пытаюсь руководить программой открыто и профессионально. Мы сотрудничаем с Министерством образования и науки Украины и с американскими научными сотрудниками. Рецензирование проводится анонимно. И здесь существенная сложность — надлежащее оформление проекта. Он должен быть довольно аргументированным, убедительным, дабы у членов комиссии были все основания выбрать именно эту работу, а не другую. Все предшествующие заслуги, звания, награды и т.д. играют свою роль, но далеко не решающую. Важна не персона, а сам проект. Учитесь выигрывать!

— А что привлекает американцев в нашей стране?

— Для многих не известная до сих пор Украина — это прежде всего экзотика. В своем большинстве американцы — люди мобильные, им нравится срываться с насиженного места. Несмотря на то что в США преобладают прагматики, вместе с тем американцы — настоящие идеалисты. Кроме того, американским преподавателям нравится здесь читать курсы, которые не читались до них: новые тенденции, школы в лингвистике, философии, исторических исследованиях и т.д. Кстати, американским стипендиатам никто не создает здесь каких-то особых условий: они должны жить обычной жизнью той страны, куда прибыли. Посему хочется как можно больше поощрять американцев познавать Украину, работать в ней. Впрочем, по разным причинам не все украинские университеты хотят «брать» американских преподавателей. Но свою задачу расширять двусторонние связи, сотрудничество между научными работниками Украины и США мы будем внедрять как можно более активно. Мы стремимся расширять географию стипендиатов, чтобы преподаватели, научные работники не только из Киева, Львова или Харькова имели возможность съездить в США. Так же и с американцами: призываем их работать в разных городах и университетах. В традициях программы — собирать ученых на совместные конференции, чтобы они могли поделиться опытом и впечатлениями, поучились друг у друга.

— Слышала, что «фулбрайтеры» имеют свой клуб...

— Они имеют своеобразное общество выпускников, которое, в частности, в США создало свое лобби в Конгрессе и не дает прийти в упадок финансированию программы. Правительство США заинтересовано в советниках, располагающих информацией о той или иной стране «из первых рук». А работавшие здесь научные сотрудники могут стать своеобразными лобби интересов Украины. Действительно, многие из них увлечены вашей страной, ее народом. Впрочем, год от года все сложнее объяснять бедственное экономическое положение, нехватку кардинальных реформ. Я лично настроена оптимистично и вижу все больше положительных сдвигов в Украине. Люди здесь сетуют — и справедливо — на экономические неурядицы. Но, считаю, они видят прошлое, как это обычно бывает, в несколько розовом цвете. Сетуют, поскольку имеют на это право, ведь имеется окно в мир, через которое видно, как можно жить лучше. Однако не виден тот труд, который создал этот мир таким. Часто ли слышу здесь о конкретных планах относительно создания этого лучшего? К сожалению, редко. Посему и моя работа — поощрять научных сотрудников к использованию новых возможностей.

— Известно, что американские профессора, впервые столкнувшись с жизнью на постсоветском пространстве, бывают шокированы коррупцией в учебных заведениях, отсутствием стандарта академического поведения у студентов. Проще говоря, больше всего американских преподавателей поражает списывание.

— Да, американские преподаватели нарекают на то, что здесь не выработаны нормы, которые строго регламентировали бы поведение студентов. Им странно, что студенты во время занятий позволяют себе переговариваться. Или боятся исправить очевидную ошибку преподавателя. Откровенные дискуссии между преподавателем и студентами — характерная особенность американского образования. А украинские студенты редко высказывают собственное мнение. Преподаватели убедились: часто учебный рейтинг зависит от социального положения родителей студента, их возможности влиять на руководство вуза.

Мошенничество во время экзаменов, так называемая пересдача экзаменов — реалии, к которым не привыкли в университетах Америки. Преподаватели понимают: истоки всего этого — в предшествующей политической системе. Она держалась на процессе распространения политически «очищенной» информации и не была заинтересована в развитии самостоятельного критического мышления студента. Но сейчас — другое время. И оправдывать ненормальную ситуацию в вузах Украины нехваткой средств некорректно.

— Введение обучения по контракту не ликвидировало системных заболеваний нашего высшего образования. Неужели действительно в США студенты так строго соблюдают нормы академического поведения?

— Большинство университетов США приглашают первокурсников за неделю до начала учебного года. Именно студенты старших курсов готовят соответствующие экскурсии для новичков, прививают им нормы поведения. Мошенничество в любой форме строго запрещено. Каждый студент обязан взять на себя ответственность за свое обучение. Главное — эти требования исходят не от администрации, а от студентов, являющихся образцом поведения и обучения в университете. Некоторые американские университеты поддерживают нормы при помощи студенческого суда, выслушивающего жалобы и рекомендующего меру наказания для нарушителей определенных правил. Это может быть и исключение из университета.

— То есть нужны системные изменения, изменения в мышлении. Но ведь это — самое трудное.

— Наиболее существенным различием между Украиной 1991-го и Украиной 2001 года является то, что теперь она не отрезана от мира. Началось ее активное вхождение в мировое научное пространство, ощутимо увеличился информационный поток, стала доступной литература, которая печатается во всем мире, тогда как прежде она казалась недосягаемой. Приезжая в Украину сегодня, нет ощущения, что попал в прошлое, — а так было во время всех предыдущих визитов в бывший Союз. Нет, все-таки проявляется правдивая, самобытная, а не какая-то чужая Украина.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно