Владимир Горбулин: «Мы стоим на пороге коммерческого бума в космосе»

15 января, 1999, 00:00 Распечатать

Наш коллега однажды сказал: подружиться с Горбулиным трудно, враждовать - смертельно опасно. Принято считать, что таинственность всегда привлекает. Ее ореол, связанный с нынешней должностью секретаря СНБО, сопровождает Владимира Горбулина всю жизнь: дело, которым он занимался раньше, имело высшую степень секретности - это были уникальные, в основном оборонного назначения, космические аппараты и ракетные комплексы стратегического назначения. Образно говоря, ракеты и «вывели» ВПГ (Владимира Павловича Горбулина) на высокие политические орбиты.

Владимир Павлович Горбулин родился 17 января 1939 года в Запорожье.

После окончания физико-технического факультета Днепропетровского университета (1962 г.) 14 лет работал в ОКБ-586 (КБ «Южное»). Без отрыва от производства окончил аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию (1976 г.).

Работал в оборонных отделах ЦК КПУ (1977-1990 гг.) и Совета Министров Украины (1990-1992 гг.). Основатель и первый генеральный директор Национального космического агентства Украины (1992-1994 гг.).

Доктор технических наук (1994 г.), профессор, академик НАН Украины (1997 г.), академик Международной академии астронавтики (1993 г.), лауреат Государственной премии СССР (1990 г.), премии имени М.Янгеля НАН Украины (1988 г.). Президент Федерации баскетбола Украины.

С августа 1994 года секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины. Награжден тремя орденами и медалями.

Жена Валентина Сергеевна - инженер-конструктор в области космической техники.

Его имя часто появляется в зарубежных и отечественных СМИ: он дает обширные интервью, комментирует важнейшие события, его цитируют. Это и понятно: мнение секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины всегда имеет общественный резонанс и политический вес.

Наш коллега однажды сказал: подружиться с Горбулиным трудно, враждовать - смертельно опасно. Принято считать, что таинственность всегда привлекает. Ее ореол, связанный с нынешней должностью секретаря СНБО, сопровождает Владимира Горбулина всю жизнь: дело, которым он занимался раньше, имело высшую степень секретности - это были уникальные, в основном оборонного назначения, космические аппараты и ракетные комплексы стратегического назначения. Образно говоря, ракеты и «вывели» ВПГ (Владимира Павловича Горбулина) на высокие политические орбиты.

- Владимир Павлович, занимаясь всю жизнь наукой и техникой, стоило ли идти в политику, ведь политика - это... грязное дело.

- Категорически не согласен с таким определением! Есть два вида политики: чистая или прозрачная и та, которую вы назвали. По-моему, все дело в том, кто, как и для чего занимается политикой, такую окраску она и приобретает. Я только потому согласился стать политиком, что давно вынашивал идею: основой политики должна быть порядочность. К этой идее шел долго, фактически всю жизнь.

- Можно гордиться: вы повторили путь классиков.

- Ценю ваш юмор! Когда я прочел романы «Поджигатели» и «Заговорщики», увлекся политикой, идеями мира и борьбы с «поджигателями войны» (классическое определение империалистов из «Истории КПСС». - Авт.). Мечтал поступить в знаменитый Институт международных отношений, но в МГИМО даже медалисты не котировались - принимали только «голубую кровь».

- По каким же критериям принимали на физтех?

- Тут все было относительно проще, главное, чтобы были знания и, конечно же, «чистая» биография.

- Что значит «чистая»?

- Чтобы в твоем роду не было монархистов, анархистов, кулаков, полицаев, а сам ты «не находился», «не участвовал», «не привлекался».

- Отдел, в котором вы работали, тоже был секретным?

- Все ОКБ было на особом режиме - военизированная охрана. Допуск в проектные отделы - только по специальным шифрам. Экспериментальные участки, сборочные цехи - тоже были режимными. Из-за нашего КБ и завода был закрыт и город Днепропетровск.

- Все понимаю, но как можно закрыть миллионный город?

- В этом для партии не было проблем. Когда Н.Хрущев первый раз приехал на Южмаш (июль 1959 года), то, ознакомившись с новыми разработками ОКБ М.Янгеля, сделал замечание: «Надо закрыть город для иностранцев, чтобы не мешали работать». Через месяц город закрыли, лишь спустя 28 лет исправили положение.

- Вы испытывали страх потерять, забыть, не сдать в первый отдел секретные документы?

- Страха не было, но определенный дискомфорт ощущал постоянно - ведь «секретили» все и вся. Должен быть разумный предел.

- Это по вашему указанию открыли Южмаш? Сам наблюдал, как иностранцы фотографировали ракетоносители, ступени, двигатели... И в то же время отечественным журналистам приходится подписывать уйму разрешений на съемку...

- Совет национальной безопасности был создан вскоре после обретения Украиной независимости. Очевидно, в том Совете были люди не совсем компетентные в вопросах создания новой техники, новых технологий, новых космических носителей. Южмаш перестал выпускать стратегическое оружие, но это еще не значит, что буквально все стало несекретным. Существует международный договор о нераспространении ракетных технологий, есть приоритеты, достижения и национальные интересы, наконец, есть такое понятие, как государственная тайна. Нельзя допустить, чтобы наши секреты стали известны тем, кто не должен их знать. Промышленный шпионаж еще не вышел в отставку, он будет усиливаться по мере роста экономической конкуренции. Что же касается конкретно любителей пофотографировать в сборочных цехах Южмаша, скажу прямо - лавочка закрыта.

- Владимир Павлович, коль речь зашла о промышленном шпионаже, расширим тему. Многие продолжают утверждать, что последний неудачный пуск «Зенита» со спутниками Clobalstar лежит на совести наших недоброжелателей, завистников. Ведь все так хорошо шло...

- Специалисты прорабатывали все версии, не исключая возможности диверсии. К счастью, последняя версия не подтвердилась. Есть официальное заключение госкомиссии. Интерес к нашему «Зениту» повышенный - по техническим характеристикам другого подобного носителя в мире нет! Как вы думаете, это радует наших потенциальных конкурентов? Именно потому и родилась провокация, сорвавшая строительство космодрома в Австралии для «Зенита». Были попытки сорвать и международную программу Sea Launch... Дорого, очень дорого может стоить так называемая открытость и беспечность - мир конкуренции жесток и циничен...

- Сейчас есть проблемы в программе Sea Launch?

- Проблемы будут всегда, даже тогда, когда все идет хорошо. Специалисты ГКБ «Южное» и «Южмаша» на сборочно-командном судне завершили комплексные испытания первого носителя. На днях будет проводиться очень ответственная операция по перегрузке полностью собранного «Зенита» на СП - стартовую платформу и пробный выход в океан. Старт «Зенита» запланирован на март.

- Обидно, на первом «Зените» вместо штатного спутника установлен весовой макет - снижается рейтинг программы Sea Launch.

- Я так не думаю. В этом международном проекте предстоит решить несколько архисложных задач. «Зенит» «подрос» - добавилась третья ступень. Появился фактически новый носитель, его надо испытать. Старт с морской платформы - это принципиально новая страница в истории космонавтики. Впервые решается задача мирового значения - создание морского подвижного космодрома. Решив эту проблему, начнем штатные запуски аппаратов.

- Сейчас много говорят и пишут о «Зените», а как поживает семейство «Циклонов»?

- Надеюсь, скоро появится новый «Циклон», модернизацией которого сейчас заняты специалисты ГКБ «Южное» совместно с зарубежными фирмами. Дело в том, что «Циклон-3» был разработан еще в 60-х годах, но и по сегодняшним меркам это надежный, экономичный и эффективный носитель с автоматизированной подготовкой пуска. Задача поставлена так: модернизировав «Циклон-3», сделать его конкурентоспособным на мировом рынке, пригодным для запуска с разных космодромов планеты.

- Значит, Украина скоро будет иметь два современных космических носителя?

- Не два, а три! На базе стратегического комплекса 15А18 (SS-18) создается космический носитель «Днепр». Разгонный блок для него будет изготавливать «Южмаш», где много лет выпускали SS-18, известные на Западе, как «Сатана». Более 150 этих ракетных комплексов до сих пор стоят на боевом дежурстве в России или находятся в военных арсеналах. Благодаря энтузиастам российско-украинского консорциума «Космотрас» снятые с боевого дежурства SS-18 не пойдут в металлолом, а будут использоваться для запуска коммерческих спутников. Первый старт «Днепра» с космическим аппаратом состоится уже в этом году, серийные пуски запланированы с 2001 года.

- Не окажется ли так: появятся носители - исчезнут заказы?

- Спрос на надежные носители будет всегда. Мы стоим на пороге коммерческого бума в космосе: спутники связи, ретрансляторы, космический мониторинг... Украина обладает крупными достижениями и еще большим потенциалом.

- Владимир Павлович, свою трудовую деятельность вы начали в отделе проектирования космических аппаратов. Раньше «Южмаш» выпускал их серийно, сейчас - один-два в год. Космический аппарат - объект исследований, получения достоверной, оперативной информации, ракетоноситель - средство доставки аппарата на орбиту. Не кажется ли вам, что, увлекшись носителями, мы забываем о главном, то есть о том, ради чего запускают ракеты в космос?

- Задели за живое! В свое время мы передали наши разработки спутников связи М.Решетневу (г.Красноярск), метеоспутников - А.Иосифьяну (г.Москва), системы разведывательных спутников - различным КБ России. У нас было столько идей и планов! Но главный конструктор М.Янгель решил, что обилие космических тем будет отвлекать значительные силы от главной задачи - создание ракетных комплексов стратегического назначения. Ценой невероятных усилий ракетно-ядерный паритет был достигнут. Были разработаны и новые космические направления, созданы уникальные аппараты серии «Космос», «Интеркосмос», «Ореол», «Океан» «АУОС», несколько космических систем оборонного назначения. Но в последние годы наши главные заказчики и постоянные партнеры - Российское космическое агентство и Министерство обороны России - значительно, в десятки раз, снизили количество заказов - проблемы у них те же, что и у нас, - недостаток финансирования.

Президент Украины Леонид Кучма в октябре 1998 года подписал указы «О государственной поддержке космической деятельности» и «О мерах по повышению эффективности космической деятельности» как одной из приоритетных отраслей экономики Украины. В частности, предусматривается и создание исследовательских космических аппаратов для нужд Украины и мирового сообщества.

Сейчас идет структурная перестройка космической отрасли. Я убежден: при правильной организации дела мы можем и должны получать от космической отрасли существенную прибыль. Другого пути у нас нет!

- Владимир Павлович, вы блестяще начали: школа с отличием, физтех, янгелевское КБ, ученая степень, но неожиданно переходите в аппарат ЦК КПУ. Там что, были лучшие перспективы?

- Не было перспектив. Это я потом понял. Дело в том, что я не прошел «рабочей закалки» и родился в семье интеллигентов. Вспомните, как партийные вожди относились к интеллигенции: Ленин ненавидел интеллигентов, Сталин их уничтожал, Хрущев открыто издевался и травил, Брежнев держался от них подальше, даже Горбачев пытался «перевоспитать» академика Сахарова...

К тому же у меня сложный характер, я бы сказал ершистый - если чувствую, что прав, буду отстаивать свою точку зрения. С таким характером редко продвигались по партийной линии.

- И тем не менее, вы стали заведующим сектором оборонного отдела ЦК - в партийной иерархии это примерно уровень секретаря обкома.

- Сравнение некорректное. Я не думал о партийной карьере. В оборонном отделе занимался тем, чем и в КБ, - ракетно-космической техникой. Правда, уровень уже был не тот - работал с министерствами, Академией наук, главными и генеральными конструкторами, директорами заводов и НИИ, головными заказчиками. По долгу службы часто решал вопросы с авиационщиками, судостроителями, атомщиками - все было переплетено, взаимосвязано. Как известно, вклад Украины в союзный ВПК составлял примерно 40 процентов.

- Могли вы, прибыв на Южмаш, зайти к генеральному директору и, стукнув кулаком, потребовать объяснений, почему срывается план?

- Нет, не мог! Я не научился стучать кулаком и сейчас не стучу, хотя человек я - эмоциональный. Со всеми, с кем работал и работаю, стремлюсь установить доверительные, партнерские отношения: никто ни на кого не кричит, общими усилиями продвигаем дело.

- Вы ушли из ЦК, когда партия еще была всесильной. Почему?

- Скажу так: работа была интересной, но нравы и особенно политика, проводимая партией, меня разочаровывали все больше и больше...

- В Совете Министров Украины работать было морально легче?

- Морально - да, в организационном плане - сложнее. Пришлось все начинать «с нуля» - отдела оборонной промышленности в Совмине не было. Именно здесь у меня и родилась идея создания Национального космического агентства Украины. Леонид Кравчук долго не подписывал указ, это произошло лишь 29 февраля 1992 года.

- Редкие именины - повод для работы.

- Так случилось: именно 29 февраля 1992 года - день рождения НКАУ и начало спасения отрасли от непродуманной конверсии. Достижения Украины в освоении космоса замалчивались. Мир с изумлением узнал: на берегах Днепра созданы первоклассные носители, разработано 67 типов космических аппаратов, впервые в мире организовано серийное производство спутников, запущено более 400 космических аппаратов. Но мы четко представляели, чего нам не хватает...

- Собственного космодрома?

- И космодрома - тоже. Не было замкнутого цикла: «разработали-изготовили-запустили-получили результат». Всю информацию с орбит принимала Россия. Теперь ситуация изменилась: у нас есть свой Центр управления космическими аппаратами, несколько комплексов приема и обработки информации.

- Можно лишь гадать, чего стоило реализовать проект в непростых, мягко говоря, экономических условиях.

- Пришлось использовать «нетрадиционные методы лечения». Повезли мы депутатов на Байконур. Познакомили с ведущими специалистами, показали запуски «Зенита» и «Протона», посетили домики С.Королева, Ю.Гагарина, гостиницу, где жил М.Янгель, и поняли депутаты: живут и работают ракетчики в далеких от комфортных условиях, «пашут», в основном, на одном энтузиазме; дело, которым занимаются, - не прихоть одиночек, а национальное достояние, престиж страны. Стыдно было созерцать, как все разваливается, надо было спасать отрасль. Мы работали и в другом направлении: настойчиво добивались международного признания Украины как космической державы. А сегодня уже дело сдвинулось с мертвой точки: есть несколько международных контрактов, конкретные результаты, а главное - перспектива на будущее.

- Происходит необъяснимое: оседлав «космического конька», и вместо того, чтобы заниматься любимым делом, вы снова уходите в политику.

- Меня пригласил Президент Украины Леонид Кучма. Не буду скрывать, приглашение совпало с моими, окончательно сформировавшимися взглядами, какой должна и не должна быть политика. Дело в том, что впервые порог ракетного КБ я переступил в 1962 году, в тот год, когда разразился Карибский кризис. Мир оказался на грани термоядерной войны. Страшно тогда было всем, но те, кто создавал ракетно-ядерное оружие, лучше политиков представляли весь ужас последствий возможной катастрофы... Никто тогда не спрашивал у главного конструктора М.Янгеля совета «отправлять - не отправлять» ракеты на Кубу, никто не советовался с атомщиками «отправлять - не отправлять» ядерные заряды. Сам факт доставки ракет на Кубу партией, руководством страны тщательно скрывался и стал известен, когда фактически дело было сделано... В те дни на Янгеля было страшно смотреть: он стал заложником неумной политики. По сути все мы стали ее заложниками - и народ, и мир в целом.

Меня потрясли воспоминания академика А.Сахарова, его рассказ, как решалась проблема «возобновлять - не возобновлять» ядерные испытания. Ученый напомнил первому секретарю ЦК и главе государства: накопленного оружия вполне достаточно, чтобы уничтожить планету несколько раз, - новые испытания нам не нужны! Н.Хрущев «взорвался»: «Сахаров, не пытайтесь диктовать нам, что делать, как себя держать. Я был бы последний слюнтяй, если бы слушался таких, как Сахаров!» Спустя некоторое время над Новой Землей была взорвана водородная бомба мощностью 50 мегатонн - по сути, это сотни бомб, взорванных над Хиросимой... Эта бомба хранилась на военном аэродроме Узина, что под Киевом, и, конечно же, киевляне об этом не знали...

Не буду говорить о горбачевской конверсии, которую народ окрестил «диверсией»: умное по замыслу решение, но абсолютно бездарное по механизму реализации. Поступила команда - исполняйте! Не было ни научной программы, ни средств: бросили в поток перестройки - спасайся, кто как может...

Все это напоминает анекдот. Побывали американцы на Луне. Недовольные члены Политбюро пригласили в Кремль ученых-ракетчиков: «Что же вы проморгали освоение Луны?» Молчат ракетчики. «Ну, ничего, - сказал Брежнев, - мы будем первыми на Солнце!» Оторопели ученые: «Какое Солнце? Там космонавты сгорят...». «Не с-г-о-р-я-т! - заверяет Брежнев. - В Политбюро не дураки: решено запустить космонавтов ночью!».

Конечно, это - анекдот. Но сколько таких анекдотов было в жизни?! А в августе 1991 года, после обретения Украиной независимости, Верховная Рада практически взяла на себя функции ЦК партии. Что из этого получилось, ощущаем по сей день: бесконечность деклараций, лозунгов, популизма...

- Возможно, тут просто «перетягивание каната»? Все хотят иметь власть!

- Согласен. Но народ уже устал от войны между исполнительной и законодательной ветвями власти. Все, как в пословице: «Пани скубуться, а у мужиків чуби тріщать»...

- Выход есть?

- Он существовал всегда, правда, не все хотят им воспользоваться. Возьмем Конституцию Украины, в ней четко определены ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная. Каждая ветвь должна заниматься своим делом, отвечать за него, и тогда в стране будет порядок.

- Когда же он наступит? У народа может кончиться терпение.

- Не дай Бог нам еще «девятого вала»!

- Хотим мы этого или не хотим, но лодку будут раскачивать - впереди президентские выборы. Поговаривают, что есть идея отменить выборы, распустить парламент, сделать ставку на президентское правление...

- Я не сторонник «чрезвычайщины» и силовых мер. У нас есть Конституция, и никому не дано право нарушать Основной Закон государства. Парламент - необходимое условие демократического развития любой страны. Чем быстрее законодатели по существу займутся законами, способствующими развитию экономики; законами, регулирующими социальную справедливость; законами налоговой системы, способными защитить, а не обирать народ, - тем быстрее будут созданы условия для выхода страны из кризиса.

Если все ветви власти придут к мысли работать сообща, идти к будущему цивилизованным путем, мы сможем убедить мир в своей значимости. Тогда всем станет легче: народу, Президенту, парламентариям и даже мировому сообществу.

- Если придется выбирать между ракетостроением и политикой, каким окажется ваш выбор?

- Отдаю должное вашему журналистскому коварству (смеется), на его фоне мой ответ может показаться слишком простым: эти два увлекательных дела сами выбрали меня. Изменять им - не собираюсь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно