Турецкий гамбит в «газовой» партии: о победителях и проигравших

10 февраля, 2012, 15:53 Распечатать Выпуск №5, 10 февраля-17 февраля

Зима 2011—2012 гг. оказалась не менее богата на события в газовой сфере, чем печально известный январь 2009-го. Только на этот раз ситуация развивалась вокруг Черного моря и Турции.

© gazprom.ru

Зима 2011—2012 гг. оказалась не менее богата на события в газовой сфере, чем печально известный январь 2009-го. Только на этот раз ситуация развивалась в конструктивном русле и не столько на российско-украинском фронте с вкраплениями брюссельских эпизодов, сколько вокруг Черного моря и Турции. Это и не удивительно. На протяжении последних нескольких лет Турецкая Республика осуществляет последовательные шаги как по диверсификации поставок газа, так и по созданию на своей территории полноценной инфраструктуры для его транспортировки из Прикаспийского региона в Европу.

Сейчас уже ни у кого не вызывает сомнений, что без Турции практически невозможно реализовать ни один из проектов в этой сфере. В перспективе эта страна способна стать важнейшим региональным хабом в транзите энергоносителей. Именно с учетом этого обстоятельства переговорам об энергетическом сотрудничестве Украины и Турции была посвящена значительная часть дискуссий во время официального визита президента Украины В.Януковича в Анкару 22 декабря 2011 года. Дальнейшее развитие событий по своей интенсивности и непредсказуемости напоминало детектив.

Удивляй и…

26 декабря, удивив всех, включая Евросоюз, Турция и Азербайджан подписали двусторонний меморандум о строительстве новой транзитной артерии — Трансанатолийского газопровода (ТАГ), по которому газ из азербайджанского месторождения «Шах-Дениз-2» будет поставляться в Европу.

Крайне любопытна структура проекта, предусматривающая создание совместного предприятия, в котором 80% будет принадлежать азербайджанской стороне (компании SOCAR), а 20% — в равных долях распределены между турецкими компаниями Botas и TPAO. Планируемая мощность новой трубы — 16 млрд. кубометров газа в год, из которых 10 млрд. предназначаются для экспорта в Европу, а 6 млрд. — для потребностей Турции. (Сегодня Азербайджан продает Турции газ по 330 долл.) Цена проекта составляет около 5 млрд. долл.

Предусмотрено право Турции на реэкспорт газа, если ей не понадобятся такие объемы. В случае особенно успешной деятельности консорциума «Шах-Дениз-2» объем ежегодно экспортируемого газа может быть увеличен до 24 млрд. кубометров.

Таким образом, к 2017 году (запланированная дата начала работы ТАГ) с границы Турции и Болгарии на территорию стран ЕС может быть поставлено от 16 до 24 млрд. кубометров азербайджанского газа.

Для Украины принципиально, что двусторонний консорциум открыт для третьих стран, а также то, что мы тоже сможем покупать этот газ, если, разумеется, позволит ценовая политика экспортера.

Европейские эксперты с восторгом восприняли эту новость. После стольких лет топтания на месте консорциума Nabucco турецко-азербайджанские договоренности стали реальным шагом вперед.

Однако уже 29 декабря 2011-го произошло еще одно важное для Украины и Европы событие: Турция дала согласие России на строительство в своих территориальных водах Черного моря газопровода «Южный поток».

Некоторые отечественные специалисты расценили этот шаг как безусловную победу РФ и проигрыш Украины. Высказывалось также мнение, что Турция всего неделю спустя после проведения первого заседания Совета стратегического сотрудничества высокого уровня под председательством президента Украины В.Януковича и премьер-министра Турции Р.Эрдогана попросту «сдала» нас России. Так вот, как говорил один из героев актера Георгия Буркова, давайте не будем нервничать и не спеша во всем разберемся. Начнем с самого болезненного — с «Южного потока».

Детали «Южного потока»

Впервые о том, что Турция даст согласие на этот проект, было объявлено в ходе визита российского премьера В.Путина в Анкару еще 6 августа 2009 года. Это был не просто визит, а небольшое политическое шоу, когда к переговорам в сфере энергетики двух глав правительств — Турции и России ad-hoc присоединился премьер Италии С.Берлускони. Именно тогда было громогласно провозглашено, что Турция якобы дала «добро» на «Южный поток». Кроме того, стороны заявили о скорейшем строительстве второй ветки «Голубого потока» (этого не случилось), а также о начале работ по нефтепроводу Самсун—Джейхан (по этому поводу даже был подписан контракт на уровне компаний, но, увы, этот проект тоже не стал реальностью). Говорили также о пролонгации контрактов по поставкам российского газа в Турцию, которые истекали... в 2011 году.

Прошел год. Эти же темы были вновь озвучены в ходе майского 2010 года визита президента РФ Д.Медведева в Турцию. С одним небольшим дополнением: правительство Р.Эрдогана всерьез поставило вопрос о необходимости снижения цены на российский газ, поставляемый в Турцию. Якобы Россия даже согласилась рассмотреть его и снова объявила о получении согласия Турции на строительство «Южного потока».

С тех пор окончательно ушли в тень «Голубой поток-2», а также нефтепровод Самсун—Джейхан — ну, не нашлось желающих транспортировать нефть по дорогой трубе, когда есть дешевый Босфор. «Южный поток» и неподъемные цены на российский газ остались.

И вот наступил 2011 год, в декабре которого действительно заканчивался контракт на поставку в Турцию ежегодно 6 млрд. кубометров российского газа Южным маршрутом — через Украину, Румынию и Болгарию. Судя по сообщениям турецких СМИ, весь прошлый год продолжались тяжелые переговоры о снижении цены, и «Газпром» ни за что не соглашался с аргументами турецких стратегических партнеров. Дело дошло до принятия правительством Турции решения о выходе из переговоров государственных турецких компаний и непролонгации этого контракта. И вот в конце декабря стремительное развитие событий приводит к тому, что Турция получает скидку на российский газ и смягчение условий «бери или плати» по всем своим контрактам. Но даже после «уступки» сегодня Турция покупает российский газ по 400 долл. А Россия через два года после первого «согласия» наконец получает действительное разрешение на строительство «Южного потока». Кто проиграл, а кто выиграл в этой затяжной «газовой» партии?

Судите сами. Дотянув в переговорах с РФ почти до фальцета, Турция получила реальную скидку на цену импортируемого газа. Сегодня на внутреннем рынке (а он формируется из смеси российского, иранского и азербайджанского топлива) его стоимость несколько снизилась, но остается все еще значительно выше, чем в Германии. Можно себе представить, какой была бы цена российского газа без полученной скидки. При этом Турция сделала исключительно важный шаг в направлении диверсификации — договорилась с Азербайджаном о строительстве ТАГ, что произойдет несомненно раньше, чем продвинется вперед завязший в бюрократии Nabucco и, очевидно, «Южный поток». Ведь по состоянию на сегодняшний день последний из названных проектов — всего лишь концепция, политический инструмент, а к настоящим расчетам и проектированию маршрута россияне приступают только сейчас.

В выигрыше также оказался Европейский Союз. Реализация ТАГ, несомненно, отвечает интересам Брюсселя, который давно и активно поддерживает выход каспийского газа в Европу. В случае успеха это серьезно пошатнет позиции «Газпрома» на Балканах и в Центральной Европе, где возникнет реальный рынок газа, а значит, эпоха диктата уйдет в прошлое. Теперь перед той же Болгарией встала дилемма — дождаться поставок азербайджанского газа через Турцию и навсегда соскочить с «газпромовской» иглы или все же ставить на эфемерный «Южный поток»? Эксперты единодушны: этот проект имеет очень мало шансов быть реализованным, и вовсе не потому, что Россия не в состоянии его построить. Нет сомнений в том, что и денег, и политической воли у Москвы хватит. Вопрос в другом. Как только труба «Южного потока» достигнет территории ЕС, в дело вступит Третий энергетический пакет, который исключает владение трубопроводом для поставщика газа. А ведь весь смысл «Южного потока» заключается в том, чтобы монополист-поставщик стал монополистом-транзитером. Но с учетом Третьего энергопакета этот смысл теряется.

Чья победа?

Оставим на время Турцию и внимательно посмотрим, что вообще происходит в Европе, ибо именно там находятся основные потребители и источник валютной выручки «Газпрома». В 2011 году потребление газа в Европе снизилось примерно на 10%. Прогнозы на этот год, учитывая кризис еврозоны, неутешительны. Аналитики предполагают, что на докризисный уровень 2008 года ЕС вернется лишь к 2018-му.

Стремительными темпами развивается спотовый рынок, подогреваемый поставками сжиженного природного газа (СПГ) из Катара. А там избыток ресурсов образовался потому, что критикуемый «Газпромом» сланцевый газ снизил цену на американском рынке до 80 долл. за тысячу кубометров, и США стали меньше импортировать сжиженного газа.

Первая, уже построенная, нитка «Северного потока» ныне загружена едва ли на половину мощности, и Германия просит «Газпром» ограничиться двумя трубами вместо запланированных четырех.

В Нидерландах (Роттердам), Франции (Дюнкерк) и Польше (Свиновице) уже построены или находятся в стадии завершения крупнейшие проекты по строительству СПГ-терминалов общей мощностью 39 млрд. кубометров, которые будут введены в эксплуатацию в 2014 году.

Не в этом ли заключается ответ на вопрос, почему «Газпром» согласился снизить цену на газ для многих европейских потребителей, и в некоторых случаях скидка достигает 30%? Разумеется, даже эти проекты не заменят 200 млрд. кубометров российского газоэкспорта. Однако после реализации вышеназванных проектов ежегодные потери «Газпрома» от снижения цен составят, по разным оценкам, от 6 до 10 млрд. долл., которые для россиян совсем не лишние.

Это становится ясно, если учесть ситуацию на азиатском направлении, где «Газпром» проиграл китайские контракты. Вместо российского газа туда отправится туркменский, а вслед за ним — узбекский.

О запасе прочности российского монополиста свидетельствуют также совсем свежие новости о снижении на 8—10% объемов поставок газа в Европу в связи с рекордными холодами в РФ.

Таким образом, в течение нескольких ближайших лет — в условиях продолжающегося экономического кризиса в Европе, дефицита свободных ресурсов газа в России, крайне напряженной ситуации на Ближнем Востоке, переориентации азиатского рынка на нероссийских поставщиков и при наличии политической воли основных потребителей российского газа снизить зависимость от монополии — «Газпром» собирается потратить 25 млрд. долл. на строительство технологически сложного и экологически опасного газопровода, который, к тому же, будет открыт для других поставщиков на европейском рынке. При этом важность украинской газотранспортной системы, по признанию руководителей того же «Газпрома», не снизится, так как никакие «потоки» ее не заменят.

Кто-то называет это победой? Что ж, в таких условиях проектировщикам «Южного потока» остается уповать только на безумные цены на нефть, которые, возможно, как-то компенсируют потери от разгадывания всей этой головоломки.

Турция: на пути к энергонезависимости

Но вернемся к Турции. Позиция правительства этой страны на сегодняшний день заключается в следующем. По официальным данным, сотрудничество с Азербайджаном и Евросоюзом по реализации Южного транспортного коридора является безусловным приоритетом. Согласие на «Южный поток» дано, однако Турция не будет принимать в этом проекте никакого участия. Турция не выходит из Nabucco, однако теперь, очевидно, Nabucco будет заканчиваться на турецко-болгарской границе.

Турецкие компании (среди них наиболее успешная Genel Energy) активно работают в Северном Ираке по добыче нефти и газа. Нефть уже продается, газ — на очереди. Турция продолжает борьбу за справедливую цену на газ и уже обратилась с иском в международный арбитраж (Международная торговая палата Швейцарии) по иранским контрактам, поскольку Иран отказался снижать цену на свой газ для важного соседа и партнера. Сегодня Турция покупает иранский газ по 505 долл. и требует снижения цены хотя бы до 400 долл. В 2009 году Анкара уже выигрывала арбитраж, получив в качестве компенсации от Ирана 800 млн. долл.

О масштабе проблемы цен на энергоносители можно судить по следующим цифрам. По предварительным данным, в 2011 году Турция импортировала нефти и газа на 54 млрд. долл., а дефицит торгового баланса страны побил все рекорды и достиг 106 млрд. долл. На фоне в целом отличных показателей развития страны в 2011-м этот дефицит остается самой серьезной проблемой экономики, и ее решению уделяется особое внимание.

Цены на энергоресурсы нужно снижать, поэтому Трансанатолийский газопровод приобретает статус проекта первоочередной важности. Он не только укрепит энергетическую безопасность Европы и закрепит статус регионального лидера за Турцией, но и улучшит экономико-политическую ситуацию в Грузии и Азербайджане.

Наконец, и это крайне важно отметить, Турция готова к масштабному сотрудничеству с Украиной в энергетической сфере. Переговоры, начатые в декабре на высшем уровне, уже идут полным ходом на уровне рабочих групп. Говорить об их результатах несколько преждевременно, однако атмосфера доверия, существующая между нашими двумя странами и их лидерами, является важным фактором успеха. Нет сомнения в том, что в век тотальной глобализации в долгосрочной перспективе выигрывают те, кто стремится к сотрудничеству, а не к конфронтации, к взаимному учету интересов, а не к поглощению партнера. Головокружение от успехов пройдет, а геополитические соседи — останутся.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно