Цена цены на газ

23 августа, 2007, 14:38 Распечатать Выпуск №31, 23 августа-31 августа

На пресс-конференции 21 августа председатель правления НАК «Нафтогаз України» Евгений Бакулин обм...

На пресс-конференции 21 августа председатель правления НАК «Нафтогаз України» Евгений Бакулин обмолвился о том, что между Украиной и Россией продолжаются переговоры экспертов о возможности обмена российских газодобывающих активов на долю в украинских газотранспортных активах. Обмолвился в день визита в Москву премьера Виктора Януковича... Разумеется, это заявление не осталось без внимания украинского политикума и экспертов. Мы обратились за комментарием к Александру ТОДИЙЧУКУ, координатору по вопросам реализации Меморандума Украина — ЕС в сфере энергетики, «Лундин»-профессору Международного института менеджмента (МИМ-Киев), члену Совета конкурентоспособности Украины.

— Александр Сергеевич, почему, по вашему мнению, в НАК «Нафтогаз України» и даже на правительственном уровне снова заговорили о передаче россиянам украинской газотранспортной системы? Ведь 430(!) депутатских голосов в парламенте предыдущего созыва и соответствующие указы президента Украины, казалось бы, уже окончательно поставили точку в этом вопросе.

— Коротким ответом здесь не обойтись. Прежде всего, газотранспортная система (ГТС) — это один из последних, самых лакомых кусков украинской экономики, который остается в государственной собственности и не дает покоя многим как в Украине, так и за ее пределами. Есть желание поторговать этими лакомствами перед парламентскими выборами в обмен на поддержку определенных политических сил и промышленно-финансовых групп, их сформировавших. Все понимают, что доступ к управлению ГТС — это не только новые возможности в сфере транспортировки, но и чрезвычайное влияние на энергетику, экономику и политику этих государств. Один из известных американцев сказал, что контролирующий транспорт контролирует и добычу, и переработку, и, соответственно, распределение энергоносителей. Россияне, с позиции своих государственных и корпоративных интересов, крайне заинтересованы одержать очередную победу в борьбе за контроль над энергетической инфраструктурой соседних государств. Подобная цель открыто декларируется в опубликованной энергетической стратегии России и успешно реализуется не только на постсоветских и постсоциалистических пространствах, но и в странах Запада.

Будем откровенны: действительно ли могут существовать долгосрочные гарантии поставок дешевого газа в Украину (даже при условии будущего участия нашего государства в разработке еще четко не определенных российских месторождений газа) в обмен на полную или частичную «сдачу» ГТС? Думаю, нет. И на это есть много причин. Давайте посмотрим только на существующие примеры наших соседей. Беларусь, например, уже практически продала России свою газотранспортную систему, но все равно не избежала газовых и нефтяных «войн». И это притом, что эти две страны уже фактически стояли на пороге создания государственного объединения.

Сегодня же, когда подогретая предстоящими президентскими выборами борьба России за сферы влияния почти достигла своего апогея, Украина в очередной раз в своей истории оказалась на линии разлома, геополитического перераспределения, происходящего на пространстве между Балтикой и Черным морем. Это чрезвычайно политизирует и обостряет вопрос энергообеспечения Европы из России и через Россию, поскольку энергоносители начали использовать как оружие. В таких условиях цена украинской энергетической инфраструктуры является весьма значительной. Получив над ней контроль, Россия перенесет линию борьбы за новые сферы влияния в Европе с наших восточных границ на западные, что, помимо прочего, и обуславливает ее чрезвычайную активность в украинском энергетическом секторе.

Досадно, но главная опасность для Украины формируется в самой Украине. Сложно найти подобные примеры в мире, когда бы государственные предприятия, призванные укреплять собственную страну и защищать ее интересы, вместо этого стремились внедрять стратегии других государств. А между тем, нам следовало бы поучиться у тех других государств делу защиты национальных интересов.

— На первый взгляд все выглядит именно так. Однако вы ничего не сказали о том, что Россия прилагает усилия для того, чтобы нивелировать стоимость и весомость украинской газо- и нефте­транспортной системы путем реализации обходных маршрутов транспортировки газа и нефти через Балтийское и Черное моря, а также в направлении Китая и Дальнего Востока. Через некоторое время Россия может предложить нам еще менее выгодные условия сотрудничества…

— Пытаясь укрепить свои позиции как энергопоставщика, Россия поспешно исследует и уже частично реализует свои диверсификационные проекты, уменьшающие ее зависимость от европейского рынка энергопотребления и стран — транзитеров газа и нефти на этот рынок. Диверсификационные маршруты имеют определенные преимущества, но есть у них и много недостатков. Мы наблюдаем жесткие диалоги между Россией и Западом в вопросах реализации этих проектов — относительно экологических проблем, дисбаланса систем безопасности, неизбежного роста цен на энергоносители, связанного с необходимостью покрыть многомиллиард­ные затраты на строительство новых коридоров, и тому подобного.

Однако мы мало говорим о том, что Украина и сама провоцирует реализацию обходных маршрутов бессистемностью и непрогнозированностью своей внешней политики, а главное, ежегодным снижением надежности и эффективности газотранспортной системы, обусловленным постоянным невыполнением необходимых инновационных мероприятий и отсутствием четкой международно признанной программы реабилитации и модернизации украинских газопроводов, с ожидаемым сроком реализации основных ее позиций к 2011—2012 годам. Проблемы чрезмерного износа транспортной инфраструктуры, которая была создана в основном еще в советские времена, становятся для нашего государства все более ощутимыми, потребительский период выжимания из нее всех возможных и невозможных резервов подходит к концу, а соседи крайне не заинтересованы, чтобы наши проблемы вдруг стали их проблемами, поскольку им хватает своих.

Кроме обеспечения надежности транспортировки газа и нефти по трубо­проводам (о железнодорожном транспорте и автодорогах здесь не стоит говорить), весьма актуальным при росте цены на газ становится вопрос эффективности работы газокомпрессорных станций. Так как на старых действующих агрегатах сжигается вдвое больше газа, чем на современных, а это при условии постоянного роста цены на газ негативно влияет на стоимость транспортных тарифов, экономическую эффективность и, как результат, конкурентоспособность украинских маршрутов. Гарантированная надежность и высокие экономические характеристики нашей ГТС значительно укрепят сотрудничество и отношения Украины с восточными и западными соседями. Потому что в этом случае экономика наших маршрутов будет наилучшей, и потребители и поставщики газа будут стремиться пользоваться ими в первую очередь, чтобы получить дополнительные прибыли, повышая этим гарантии загрузки газопроводов.

Успешная работа ГТС укрепит платформу наших переговоров по цене на российский газ. Однако, если модернизацию наших газопроводов не провести или провести с опозданием, это в самом деле отбросит Украину на обочину процесса создания новых энерготранспортных коридоров. И тогда, конечно, станет актуальным вопрос продажи — любой ценой — нерентабельной газотранспортной системы. Не хочется верить, что кто-то в нашей стране выбрал именно такую политику, а остальные позволят ее реализовать.

— Так кто же и что тормозит модернизацию нашей ГТС? Ведь доходы от тарифов составляют миллиарды долларов, и мы в основном сохранили свой технический и интеллектуальный потенциал.

— Полученные от транспортировки газа доходы облагаются немалыми налогами, которые в два-три раза превышают налоги в соседних странах (практически это государственная политика «проедания», решающая только ситуативные сиюминутные задачи). Остающиеся средства используются неэффективно, отвлекаются на другие направления деятельности НАК «Нафтогаз України» и только незначительная их часть через специфические тендеры попадает по своему назначению — на реализацию планов реконструкции и развития ГТС.

К сожалению, по сравнению со странами ЕС у нас остается довольно непрозрачной часть финансово-хозяйственной деятельности нефтегазовых и энергетических компаний. Посмотрите на сайты наших коллег даже в странах Центральной и Восточной Европы и вы увидите условия проведения всех тендеров, движение средств, мониторинг выполнения финансовых планов, принципы формирования новых хозяйственных и финансовых планов. Такая открытость, при добросовестной работе менеджмента энергетических компаний, позволяет им опереться на общественное мнение, отстаивая свои корпоративные интересы перед членами правительства и фискальными органами.

И еще одна проблема. Длительное время тариф на транспортировку газа в Украине был жестко связан с ценой на перекачиваемый газ, поскольку именно этот газ используется для работы компрессорных агрегатов. При подписании последних соглашений эта связь была разорвана, и сейчас с повышением цен на газ тариф остается неизменным, что поставило под большую угрозу рентабельность тарифов на транспортировку газа и может привести к дальнейшему росту дефицита средств, необходимых на восстановление газопроводов.

«Укртрансгаз» как организация, непосредственно несущая ответственность за качество транспортных услуг и безопасность использования ГТС, ежегодно составляет планы восстановительных работ и модернизации компрессорных станций, но каждый год эти планы недофинансируются на 30—40%, накапливая проблемы до объема критических. Условия финансирования «Укртрансгаза» усугубляются еще и тем, что в последнее время финансовые потоки за транспортную деятельность перемещаются из НАК «Нафтогаз України» в «УкрГаз-Энерго» и «РосУкрЭнерго». Несмотря на почти абсолютную монополию на поставки газа с территории России, эти взаимосвязанные компании активизировали свою деятельность в борьбе за распределяющие и энергогенерирующие компании Украины, другие предприятия, которые могут быть присвоены посредством процедуры банкротства за неуплаченный газ, а также ведут не всегда прозрачную борьбу за лицензии на добычу углеводородов на территории Украины.

Тихая ползучая приватизация и дальнейшая монополизация газового рынка Украины указанными компаниями с системным перекладыванием на себя функций и полномочий подконтрольной государству Национальной акционерной компании «Нафтогаз України» таят в себе много угроз и, конечно же, не способствуют усилению энергетической безопасности государства. Эксперты разных стран неоднократно обращали на это внимание украинских высокопоставленных чиновников и советуют провести в Украине комплексный анализ всех плюсов и минусов таких процессов, ведь это определит объективную цену за газ, которую платит этим компаниям украинское общество.

— Итак, мы постепенно перешли к цене на газ в Украине с пониманием того, что за все в этом мире нужно платить реальную цену.

— Да, я согласен со своими коллегами, что мы не получим реальной объективной цены на газ, не учитывая «побочных последствий» и не оценив все риски. Но также понимаю то, что удерживать цену значительно ниже рыночной можно лишь путем создания системы компенсаций. Но где здесь разумная граница? Ответа на этот вопрос пока не встречал в заявлениях политиков и членов правительства. Мы все должны помнить о цене сыра в мышеловке.

Самым правильным шагом, по моему мнению, была бы разработка и внедрение в государстве приемлемого для нашей промышленности и российских партнеров графика индикативного поэтапного перехода Украины к рыночным европейским ценам на газ. Этот период может продолжаться пять-семь лет, он обязательно будет поддержан странами-соседями и станет мощным мотивировочным фактором для промышленности и населения в активизации процессов перехода к энергосберегающим технологиям и альтернативным источникам энергии.

— Но мы пока не видим реальной альтернативы.

— Почему же? Альтернатива есть. Украина имеет значительные, уже разведанные залежи газа и может намного увеличить собственную добычу. Мы должны наконец-то, после 16 лет независимости, разработать стратегию развития государства, научиться составлять энергетический баланс и проанализировать структуру потребления энергии. Мы увидим, что газовая составляющая в нашем потреблении чрезмерно развита (по сравнению с нашими соседями), но ведь у нас есть немало возможностей существенно ее уменьшить за счет значительно более широкого использования электроэнергии и энергии возобновляемых источников.

У нас только на начальном этапе создание и использование возобновляемых источников энергии: биотоплива, биогаза, газа-этана, ветровой, солнечной энергии, энергии малых гидростанций. В мире уже разработаны и успешно внедряются новые высокоэффективные и довольно безопасные для окружающей среды технологии использования угля (например, вдувание угольной пыли в котлы и печи), высокоэффективного сжигания торфа и т.п. Но главной стратегией в уменьшении потребления природного газа должно стать внедрение энергосберегающих технологий.

Чрезвычайно важен на начальном этапе внедрения энергосберегающих программ всеохватывающий учет движения энергии и энергоносителей, энергоаудит всех предприятий, генерирующих, транспортирующих и потребляющих энергию, с постоянным мониторингом и анализом показателей (сверяя результаты с показателями стран-ориентиров, которые мы определим на различных этапах внедрения энергосберегающих проектов). Этот путь прошли многие страны. Например, такой подход внедрила у себя Болгария на пути вхождения в поле требований и стандартов ЕС. И за несколько лет при ничтожных инвестициях достигла сокращения потребления энергии на 30%!

Итак, в Украине прежде всего нужно навести элементарный порядок в потреблении энергии, и внедрением принятой в мире системы поощрений и штрафов привить потребителю бережное отношение к энергии, количество которой постоянно уменьшается, а цена растет. Сегодня в мире именно уровнем культуры энергопотребления определяется общая культура страны, нации, ведь только высокие стандарты потребления энергии сохранят цивилизацию и будут способствовать ее развитию.

— Пожалуйста, несколько слов о нефти — было бы странно, если бы вы об этом ничего не сказали.

— Параллельно с созданием обходных газовых маршрутов Россия активно работает и над реализацией новых нефтетранспортных коридоров в обход стран Центральной и Восточной Европы через Балтийское и Черное моря общей мощностью порядка 70 млн. тонн нефти в год. Следовательно, через год-полтора система нефтепроводов «Дружба» вне пределов России потеряет значительные объемы нефти со всеми вытекающими последствиями. В этих условиях нефтепровод Одесса—Броды—Плоцк—Гданьск мог бы в значительной степени компенсировать указанные потери, конечно, лишь в том случае, если он будет работать в прямом режиме, что потребует преодоления сопротивления всех политических и корпоративных оппонентов такого режима работы. Только сейчас руководство правительств и компаний стран, оказавшихся перед угрозой уменьшения загрузки «Дружбы», предприняли активные действия, которые будут способствовать, по моему мнению, запуску нефтепровода Одесса—Броды—Плоцк—Гданьск в аверсном направлении.

Что касается нефтепровода из Ирака до турецкого Трабзона, считаю его реализацию довольно сложной ввиду политической нестабильности региона, включая турецкие территории, населенные курдами, сложный рельеф и ряд других проблем, которые уже изучались и были освещены в соответствующих отчетах. Однако дополнительные исследования не повредят процессу реализации нефтепровода Одесса—Броды.

Что касается нефтепереработки и поставок нефтепродуктов в Украину, то из-за отсутствия достаточных мотиваций у владельцев нефтеперерабатывающих заводов процесс перехода к современным технологиям переработки нефти происходит довольно вяло. Украина не внедряет жесткие европейские стандарты качества моторного топлива, чем побуждает к продаже на своей территории топлива самого низкого качества и, соответственно, дешевого. Хотя и тут никто не вычислил объективной цены, связанной с негативным влиянием на здоровье людей, экологию, а также с разрушением двигателя и уменьшением продолжительности пробега автомобиля на некачественном топливе.

— Вы сейчас активно изучаете опыт развития энергетической отрасли Европейского Союза и являетесь координатором экспертов по энергетике в определенных программах, внедряемых ЕС в Украине. Но есть ли конкретная программа у нашей страны?

— Украина на 17-м году своей независимости наконец-то должна создать стратегию развития, которая системно будет включать программы развития всех секторов экономики и социальной сферы. Мы должны использовать положительный опыт наших соседей, уже переживших похожие проблемы и ускоренно двигающихся путем достижения европейских стандартов жизни и уровня развития экономики.

Потенциально мы обладаем всеми возможностями для того, чтобы максимально уменьшить зависимость от внешнего энергоснабжения, внедряя современные технологии и умело используя свои топливно-энергетические ресурсы.

Евросоюз щедро делится своим опытом в развитии энергетики. ЕС финансирует десятки программ, которые должны помочь Украине самым оптимальным образом реформировать свою энергетику и достичь европейских стандартов. Не так успешно, как хотелось бы, но поэтапно реализуется Меморандум об интеграции украинской энергетики в энергетику ЕС, подписанный в декабре 2005 года.

Чрезвычайно важное значение для успешной реализации указанных программ имеет образованность управленцев и информированность населения, что обеспечит их активное и плодотворное участие в развитии государства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 7 декабря-13 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно