ТЕКИ, ВИНО, СТРУЕЮ ПЕННОЙ...

29 декабря, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №52, 29 декабря-5 января

Уменье пить не всякому дано. Уменье пить - искусство. Тот не умен, кто пьет вино Без мысли и без чувства...

Уменье пить не всякому дано.

Уменье пить - искусство.

Тот не умен, кто пьет вино

Без мысли и без чувства.

Мирза Шафи Вазете

Вот такое изречение, исполненное красивыми буквами, увидел я на стене галереи завода шампанских вин в городе Артемовске, что на Донетчине.

Обычно при слове «завод» у нас возникают в воображении мощные корпуса, трубы, людная проходная, цеха, наполненные ритмичным гулом машин, конвейеры, станки. Так вот, ничего этого не было и в помине на этом заводе. В нависающей над чистеньким двором скале зияет огромное жерло тоннеля; возле - будочка вахтера и шлагбаум. Входим. Каменные стены, грубые, неровные. Когда-то их рвали аммоналом, крошили машинами; а если всмотреться, и сейчас можно увидеть эти следы - словно прошлись тут зубы чудовищного дракона. Бывшие каменоломни. По потолку, где-то на двухэтажной высоте - светильники дневного света. И прозрачные пластмассовые трубы, по которым течет с поверхности, из хранилищ вино - сырье для шампанского.

Заводские дизайнеры работали с умом: в свое время стены были окрашены в веселые тона - желтый, голубой; стены радуют глаз. Как-то приятно и незаметно создается ощущение легкости и даже праздничности. Светло, чисто, просторно; и нет ощущения подземелья, хотя асфальтированный пол все время идет под уклон и цеха расположены на глубине 70 метров.

Людей немного, они в белых халатах, словно врачи, мелькают в лабораториях, у стендов и пюпитров с бутылками.

Каждый раз, когда я поднимаю бокал с искристым солнечным шампанским, я невольно, хоть в подсознании, ощущаю, что это - дар Земли и Солнца, что земля, вскормившая и вспоившая нас не в переносном, а в самом прямом смысле, - вот эта выжженная солнцем и ветрами тысячелетий степь, эта полысевшая гора, стоящая над речной долиной Бахмутки.

Вообще говоря, Донбасс - край поразительный. И к стыду нашему, плохо знаемый нами. А там есть что узнать! Именно так и писал еще Чехов - о поразительности края. В тех именно местах - Старобельщина - и происходит действие в его «Степи». А многие ли знают, что Донбасс - морской край, что здесь находятся красивейшие места, именуемые Украинской Швейцарией, там, где набравший силы Донец (правильно - Северский Донец, пограничье Дикого поля) течет под стометровыми меловыми кручами, где в давние времена прямо в скалах был вырублен целый монастырь, место это называется Святогорск. И уж совсем немногие знают, что были два ордена Ленина у Донецкой области; и первый дан не за уголь и сталь, а за хлеб и масло...

А теперь вот - артемовское шампанское. Да какое! Всего три завода в бывшем СССР производили такое - настоящее - шампанское (Новый Свет, Абрау-Дюрсо и Артемовск); вино, которое выдерживается три года и созревает натуральным образом. Зато уж и вкус, и аромат у него отменный и недаром на этикетке - гроздья медалей.

И производится оно, артемовское шампанское, в лысой, побуревшей горе.

Когда-то белой мельчайшей пылью окрасили здесь все окрест алебастровые рудники. Высоченные, огромные штольни уходили в глубь горы, пересекались, терялись во мгле их ответвления; и уже нельзя было соваться без провожатого - затеряешься в катакомбах, не выйдешь, ведь они протянулись на десятки километров.

Потом гипс был выработан и штольни заброшены. Но не надолго! Лет сорок назад здесь отгородили 24 гектара подземелий от остальных каменоломен; тут и разместился завод шампанских вин. А выбрали это место потому, что зимой и летом в галереях - постоянная температура: плюс четырнадцать градусов.

Старожилы рассказывают много забавных баек о заводе. Вроде той, например, что поместили в штольне огромные емкости со спиртом (поначалу здесь был и коньячный цех). Дошла очередь до крайней емкости - а там вода, а не спирт, пропало его тонн тридцать. Глядь, а кладка, отделяющая от остальных каменоломен, нарушена. А это старики, знающие подземный лабиринт, с той стороны разобрали кладку, изъяли спирт и налили воду.

Было ли так? Не ручаюсь. Как говорят и о самом крупном хищении в те годы - пропал идущий на завод эшелон с пустыми бутылками. Но то все - байки. А сейчас мы идем по огромным галереям. Идем по технологической цепочке, вслед за вином. Сырье привозят из Крыма, Николаева, Херсона, Одессы. Это свежее вино: алиготэ, сильвана, рислинг, изабелла... Хранилища стоят наверху в заводском дворе, а оттуда по трубам вино и течет вниз. И вот галерея, чем-то напоминающая то ли химическое производство, то ли космический цех. Огромные белые емкости, у рваных стен - железные лестницы-трапы, как на корабле, и такие же корабельные мостики - переходы вверху. А во всю стену - картина: гигантский бокал с вином, а вокруг - пирующие птицы. Воробьи уже набрались изрядно, валяются вокруг, иные сидят на краю бокала, пьют.

В стороны уходят галереи, теряющиеся во мраке. Во всю стену - картины: виноградники, девушки на сборе винограда. А дальше - смешные, под мультики рисунки, цитаты, изречения великих, все, естественно, посвящено виноделию и культуре застолья:

Бог веселый винограда

Позволяет нам три чаши.

Первую во имя граций...

Посвящается вторая...

Краснощекому здоровью.

Третья - дружбе многолетней.

(А.Пушкин)

Пройдя необходимый контроль (чистота вин, крепость и пр.), сырье начинает превращаться в шампанское, настоящее, трехгодичной выдержки по французской технологии. Сначала готовят купаж - вина смешивают, добавляют необходимые компоненты, добиваясь своего, неповторимого букета. Ликер, особые дрожжи - все это с математической точностью. Особые лаборатории, похожие на жилища алхимиков, с массой колб, реторт, стеклянных емкостей. Тут вас обязательно заставят пробовать продукт, это особое удовольствие - пить из пробирок и реторт!

И, наконец, готовая смесь поступает в цех разлива. А цех - еще одна галерея: мерно и негромко лязгает конвейер, особые машины встряхивают, моют и сушат бутылки, а затем наливают их и закупоривают. Безостановочно движется конвейер, на выходе бутылки проверяются особым прибором - и уплывают куда-то. Умная машина механической рукой захватывает сразу десять бутылок, грузит на автокар. И тот везет бутылки в другую галерею, где их складируют. И это - только начало процесса. Бутылки укладывают в «пюпитры»-станки. Тут хитрость в том, чтобы наклон бутылок, горлышками вниз, составлял строго определенный угол. Затем пюпитры укутывают прозрачной пленкой.

Через заданное время (месяцы!) бутылки следует поворачивать на определенное число градусов. Этим занимаются женщины. В белых халатах, резиновых плотных фартуках и с масками на лице, похожими на те, что есть у фехтовальщиков. Дело в том, что вино в бутылке под давлением и бутылки иногда взрываются (под пленкой в пюпитрах видны пустые гнезда, это не выдержало стекло, взорвались бутылки). И так поворачивают их два раза за эти годы.

С непостижимой быстротой мелькают руки женщин. 50 тысяч бутылок поворачивает каждая за смену. И называются женщины-мастера - ремьюэры. Этот процесс именуется сведением осадка на пробку. А затем бутылки вновь идут на конвейер. Теперь их распечатывают и этот осадок выплескивается прочь. Машина добавляет в бутылку ликер; другая запечатывает их уже знакомой нам пробкой (проволока называется мюзье), третья взбалтывает бутылки - и после контроля их вновь отправляют на пару месяцев на контрольную выдержку. Цех этот называется дегоржарный, а его работники - дегоржары. Это, как правило, молодые девушки в белых халатах. Работа нелегкая; недаром людям, работающим под землей, выдают молоко. Но вот добиться подземного стажа - увы, не получается.

Приятно пахнет вином. Тихо позвякивает конвейер, плывут бутылки. И уже после контрольной выдержки - наверх, где происходит последняя операция. Машина укутывает горлышко в фольгу, клеит этикетку. Бутылки складывают в картонные ящики - и теперь шампанское готово.

Больше тридцати процентов продукции завода идет на экспорт. Годовой выпуск - 10,5 миллиона бутылок солнечного напитка. А всего лежит в пюпитрах в разной степени готовности более 30 миллионов бутылок. В гигантских галереях, уходящих, кажется, в самое чрево земли, теряются во мраке их штабеля. 650 человек во главе с Аркадием Александровичем Клеиным, директором, обеспечивают это сложное, хлопотное хозяйство. И надо сказать, справляются неплохо. Текучести кадров нет, напротив, есть много желающих трудиться на заводе.

В Новогоднюю ночь, в дни веселых праздников, глядя на искрящуюся золотую, прозрачную влагу, вспомним и мысленно поблагодарим и нашу щедрую землю, и ее работящих, добрых и сильных людей, сделавших этот праздник возможным в наши столь трудные дни. И запомним советы, записанные на стенах галерей:

Предавшись пьянству до конца,

Лишишься славы мудреца.

Порой не знает даже Бог

Того, что слышал винный рог!

За вас, дорогие артемовцы!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно