СПУЩЕННАЯ ШИНА - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

СПУЩЕННАЯ ШИНА

9 июня, 2000, 00:00 Распечатать

Основанный в июле 1960 года Днепропетровский филиал НИИ шинной промышленности (Москва) в 80-м преобр...

Основанный в июле 1960 года Днепропетровский филиал НИИ шинной промышленности (Москва) в 80-м преобразован во Всесоюзный НИИ крупногабаритных шин; с сентября 1991-го — Украинский государственный НИИ крупногабаритных шин (ГосНИИ КГШ).

ГосНИИ КГШ — единственный институт в Украине и в СНГ, формирующий научно- техническую политику профильных заводов на текущий и перспективный период в области производства сверхкрупногабаритных шин для карьерных самосвалов грузоподъемностью до 240 тонн. Техническую базу института составляют опытное производство с уникальным оборудованием, не имеющим аналогов на серийных заводах, экспериментальная лаборатория и испытательный центр.

Руководствуясь стратегическими интересами Украины, парламент своим решением в 1995 году включил ГосНИИ КГШ в список неприватизируемых объектов. В 1996 году Минпром Украины с учетом показателей работы и рейтинговой оценки аттестовал институт по категории «Б», сохранив за ним статус госНИИ и возложив на него функции головного по созданию и стандартизации всего ассортимента шин.

В НИИ трудится 900 человек. 27 апреля с. г., согласно постановлению Арбитражного суда Днепропетровской области, в отношении этого НИИ начата процедура санации (сроком на 12 месяцев). Кредиторская задолженность, признанная судом, — 17 млн. грн; дебиторская — практически «0».

До 1995 года ГосНИИ КГШ работал устойчиво, производя продукцию для горно- металлургического комплекса Украины. Мощность опытного производства — 2500 штук шин в год — позволяла полностью удовлетворить потребность горнодобывающих комбинатов Украины и отказаться от импортных аналогов.

Но с 1996 по 1999 год институтом было изготовлено вместо 5 тысяч 50 штук шин, необходимых для устойчивой работы ГОКов Украины. Поэтому ГОКи вынуждены были приобретать СКГШ за границей (в Беларуси). Экспертная оценка затрат на эти закупки — 15 млн. долл. ежегодно.

«Стрелочник»

«...Начальнику ДГУ УМВД по Днепропетровской области, прокурору города, управлению СБУ по Днепропетровской области: ... нами установлено, что бывший директор ГосНИИ КГШ К. (следствие не закончено.В.О.) на основании фиктивного договора о совместной деятельности № 7 от 9.03.1998 года с несуществующей фирмой ЧМПП «Тантал» отпустил последней находящееся в залоге сырье на сумму 1 млн. 188 тыс. 155 грн. Фирма зарегистрирована на имя гражданки Н. по ее домашнему адресу... При встрече она пояснила, что в 1997 году потеряла паспорт, о чем заявила в райотдел милиции, где ей был выдан новый паспорт взамен утерянного. Она также заявила, что о ЧМПП «Тантал» ничего не знает и документов, касающихся указанной фирмы, не подписывала... Начальник управления службы банковской безопасности ДГРУ «Проминвестбанка» Украины А.К. Шарапа».

В начале 2000 года было установлено, что разыскиваемый еще и Государственной налоговой инспекцией Жовтневого района Днепропетровска «Тантал» («...С момента регистрации ЧМПП «Тантал» ни один счет в ГНИ Жовтневого района не предоставлял. Предприятие находится в розыске») довольно успешно сотрудничал с рядом крупнейших городов Украины, в том числе с ЦентроГОКом, «Ларэнерго», Енакиевским меткомбинатом, «Белшиной» и др.

Кроме этого, выясняется, что в то время директор ГосНИИ КГШ К. заключил с некой американской фирмой договор на поставку ей продукции института на сумму 26 млн. долл., но ничего так и не поставил. В итоге к началу санации в мае с. г. у института, помимо прочих, было два крупных кредитора — американская «Монарх» и «Проминвестбанк». Обычная схема… На запрос нардепа Б.Молчанова вину экс-директора НИИ замминистра МВД А.Штанько подтвердил: «В ходе предварительного следствия установлена причастность должностных лиц института К. Д. С., а также ряда частных лиц к фактам разворовывания. В криминальном деле изъяты необходимые документы на соответствующих предприятиях Киева, Кривого Рога, Комсомольска, Енакиево и Желтых Вод, а также в банковских учреждениях и учреждениях ГНАУ».

Наш паровоз, вперед лети

До 1994 года ОАО «Днепрошина» и ГосНИИ КГШ «питались» паром из одних «рук» — котельной ЮМЗ. После выставления «Южмашем» новых тарифов «Днепрошине» пришлось расконсервировать собственную «пародельню». Поскольку оба предприятия находятся по соседству, опытное производство института, потребляющее 10% от объема, производимого котельной «Днепрошины», поначалу «запитывалось» оттуда.

«Но ГОКи, — говорит нынешний и.о. директора ГосНИИ КГШ (тогда замдиректора по науке) Виктор Пачев, — расплачивались с нами несвоевременно и долги наши перед «Днепрошиной» росли. Есть проплата — включают нам пар, нет — извините».

В принципе, действия «Днепрошины» тогда были вполне закономерны: «Кто платит, тот заказывает музыку». Хотя...

— В 1994 году, — рассказывает В.Пачев, — институт получил от «Днепрошины» заказ на изготовление 200 крупногабаритных шин размером 33.00-51 для ГОКов. Заказ выполнили. Но «Днепрошина» взяла только 13 покрышек; остальные, ссылаясь на непроплаты ГОКов, брать отказалась. Так наши коллеги поступали неоднократно.

Постепенно «Днепрошина» вводила нас в долговую яму... В 1995 году институт, дабы иметь паронезависимость, покупает... паровоз. Именно он и вырабатывал пар для опытного производства НИИ. В конце концов директор института Э.Скорняков увольняется «по собственному» и его место занимает Артур К. Поначалу он находит «общий язык» с президентом ОАО «Днепрошина» В.Тютиным. Есть пар — кипит работа. В январе 1997 года В.Тютин и К. решают акционировать (?) госинститут. 17 февраля 1997 года в Минпромполитики за подписью В.Тютина приходит письмо (вх. № 13/01): предлагается «преобразовать ГосНИИ КГШ в Инновационный центр шинной промышленности с экспериментальным заводом крупногабаритных шин» и «в течение первого полугодия 1997 года провести акционирование».

«Акционерами, — считает Вячеслав Александрович, — должны быть ОАО «Днепрошина» (долг института — 1,4 млн. грн.), другие предприятия, которые будут выкупать долги института «Проминвестбанку» (около 2,5 млн. грн.), например, ГОКи... Часть акций может остаться в распоряжении членов коллектива Инновационного центра».

Таким образом «Днепрошина» и «Проминвестбанк» становятся фактически хозяевами переименованного в экспериментальный завод опытного производства. Собственно институт «должен быть преобразован в малую научно-инновационную фирму (МНИФ) — дочерние предприятия ОАО «Днепрошина». Аргументирует это В.Тютин «приобретением опыта успешной работы по этой схеме на базе ОАО «Днепрошина» двух научно-инновационных фирм («Элко» и «Проффи Тайер Компани»), которыми создан ряд новых моделей шин для предприятия».

«Бумага»

Еще несколько лет назад часть отчислений в иннофонд оставалась у профильных министерств. В 1996 году в распоряжении ОАО «Днепрошина» Минпром оставил 2,416 млн. грн. Из 68 договоров 20 было заключено с вышеуказанными «Элко» и «Проффи Тайер».

Просматривая отчет, подписанный вице-президентом В.Коваленко в 1997 году, «об использовании средств иннофонда, оставленного Минпромом в распоряжении «Днепрошины», ваш корреспондент увидел пометки безымянного чиновника: «Одни бумаги!», «Этот размер делают серийно давно»; «Одни бумаги до 300 тысяч?».

Последнее резюме относится к «проведению анализа состояния и тенденций развития внедорожных, сельхоз, легковых и легкогрузовых шин с представлением отчетов. Разработаны и выданы предложения по расширению производства вышеупомянутых шин, а также патентная политика предприятия «в целях укрепления позиций на внутреннем и внешнем рынках».

Такую вот работу за 150 тыс. у.е. по курсу 97-го года проделала фирма «Проффи Тайер Компани». Она же «всего» за 180 тыс. грн. «передала ОАО «Днепрошина» конструкторскую документацию на шину и модернизацию пресс-формы, техдокументацию и проект ТУ, техописание «Промышленный образец» и решение о выдаче патента». В том же 97-ом «Проффи» получает еще 180 тыс. грн. за «разработку и передачу ОАО «Днепрошина» технических условий шины 14.00-24, согласованных с потребителем».

Пометка безымянного чиновника: «Эта работа может стоить не более 10 тыс. грн. За подобную работу НИИ КГШ платят в 10 раз меньше».

На отчете приколота записка (орфография сохранена.В.О.): «Подготовить письмо на имя Тютина о том, что инновац. фонд расходуется не только не рационально, но даже безответственно, работы по п 5, 17 и т.д. НИИ КГШ мог выполнить за деньги в 10 раз меньше, посмотрите, там одни бумажки. Выясните, что это за организация НИИ КГШ, переговорите, сколько бы они взяли за все работы, которые выполнил «Профи». 24 февраля 1997 года». И ниже приписка: «Может быть направить служебную на В.Мазура (тогдашний министр. — В.О.) о том, как расходуются деньги инновационного фонда. 25.02.97?».

Остается добавить, что, по словам Виктора Патчева, ОАО «Днепрошина», получив в 1996 году средства на свое развитие из иннофонда, оставило без оных институт.

«Великий» передел

Директора НИИ К. акционирование по предложенной В.Тютиным схеме не устраивало. Первоначально эта идея не нашла поддержки в Минпромполитики. С 19 июня 1997 года К. увольняют с работы как «не исполняющего условия контракта». Он обращается в суд. И.о. директора назначают Е.Дзюру, который возглавлял до этого... научно-инновационную компанию «Элко».

Да-да, ту самую, о научной деятельности которой помечено: «Одна бумага». «Днепрошина» включает пар, дает сырье. Но, как утверждает В.Пачев, по вдвое завышенным ценам.

— Вообще, — добавляет Виктор Петрович, — недолгое директорство Е. Дзюры проходило по принципу: «Побольше долгов». Но вновь на горизонте появляется К., решением Жовтневого райсуда Днепропетровска восстановленный на работе. Минпромполитики не возражает и с 23 октября 1997 года К. возобновляет свое директорство.

В тот же (!) день выходит приказ № 278 Минпромполитики о «создании предприятия «Днепропетровский госзавод крупногабаритных шин». А и.о. директора новой структуры назначают Александра Смирнова, бывшего главу... «Проффи Тайер».

Как считали ведущий сотрудник НИИ доктор технических наук А.Хасхачик, главные инженер и энергетик Г.Ларионов и А.Фомин, «новый завод в списках неприватизируемых не числится и после приватизации будет продан за бесценок». Кому — понятно? Кто, кроме «Днепрошины», «осилит» завод, не имеющий автономного энергопроизводства? Да и долг института перед соседями составлял к тому времени свыше двух «лимонов».

Ученые считают: «Если научная часть и опытное производство не будут единым целым, то в итоге Украина потеряет свой приоритет в такой наукоемкой отрасли, как создание и производство СКГШ, шин для оборонного комплекса и авиации, автомобилестроения и сельхозмашиностроения».

К. со своими коллегами солидарен. Его жизнь — «на колесах» между Киевом и Днепропетровском — приносит в январе 98-го выстраданную у Президента и министра промполитики В.Гуреева резолюцию: «Отменить».

Агония

Страсти поутихли. В институте разработали «Обоснование развития производства и научных исследований» (бизнес-план). Производство готовились запустить в мае. Хотя к тому времени рынок захватила «Белшина», а научная деятельность института свернулась на все 100%.

Впрочем, украинские ГОКи готовы были покупать у НИИ порядка 1,5 тыс. шин в год. Учитывая отпускную цену с НДС одной шины 7000 долл., прибыль института составляла 4800 долл., рентабельность — 30%. ГОКи тоже были в выигрыше, поскольку белорусские шины приобретались ими на 400 долл. дороже.

Но весь 98-й ГосНИИ КГШ пребывал в состоянии «холодной войны» с «Днепрошиной».

Прокуратура Бабушкинского района в своем «приписе» от 16 октября 1998-го требует от председателя правления ОАО «Днепрошина» В.Тютина «возобновить подачу электроэнергии и теплоносителей для НИИ КГШ». И предупреждает об ответственности по ст. 185-6 ч. 2.

Реакции никакой при том, что электроэнергию «Днепрошина» не вырабатывала, а пропускала транзитом в институт.

В мае 1999-го у К. закончился контракт, который продлен не был. Месяцем раньше Минпромполитики решает объединить ГПИ «Резинопроект» с ГосНИИ КГШ. Новую структуру нарекли «Техноцентром» и назначили и.о. директора института сроком на месяц Г.Клысака. При условии создания за 30 дней этого самого «Техноцентра».

Но 19 июля Г.Клысак утверждается директором ГосНИИ КГШ без всяких условий.

Тогда же в Арбитражном суде Днепропетровской области появляется заявление Бабушкинского отделения «Проминвестбанка» о признании банкротом ГосНИИ КГШ. 5 августа на все имущество института наложен арест. Но прежде, судя по акту судисполнителя, из института было вывезено наиболее ценное оборудование — 84 уникальные пресс-формы.

Реанимация

— Принятый 1 января 2000 года Закон Украины «О возобновлении платежеспособности должника или признание его банкротом» дает предприятию шанс возродиться, — считает назначенный 27 апреля с. г. управляющий санацией ГосНИИ КГШ Игорь Михалев. За четыре года предприятие нарастило картотеку.

По закону «О банковской деятельности» «средства, поступающие на основной счет, должны идти на погашение картотеки. Это не дает возможности институту жить и работать, платить зарплату; я уже не говорю о развитии. Поэтому на период проведения санации открывается санационный счет.

По решению суда на полгода приостанавливаются требования всех кредиторов, в том числе бюджетных, из которых, собственно, и складывается картотека.

Предприятие может начать работать. В совет кредиторов вошли официальные представители Бабушкинского отделения Пенсионного фонда, ГНАУ, Соцстраха, Иннофонда и крупнейшего кредитора (9,5 млн. грн.) — американской фирмы «Монарх».

— Я считаю, что все спорные вопросы «Днепрошина» должна была решать только через суд. Ладно — пар, это их собственность, но систематическое отключение транзитной электроэнергии... Фактически происходило умерщвление предприятия, — продолжает управляющий. — К тому же ОАО «Днепрошина» ни по свету, ни по воде НИИ КГШ не должен ни копейки. Здесь видны чисто местные, «княжеские» замашки.

— То есть «Днепрошина» хотела развалить институт, а потом присоединить за бесценок?

— Да. Вспомните недавнее выступление Президента о борьбе с мнимыми банкротствами. Это наш случай. Высокорентабельное предприятие (до 40%) из-за амбиций руководства «Днепрошины» не смогло отдать кредит, погасить задолженности и «легло». А какие возможности! Здесь размещали свои заказы голландцы, бельгийцы; американцы делали предоплату… 80% пресс-форм по сельхозшинам были ориентированы на протребности Запада. Упущен рынок, надеюсь, неокончательно...

Относительно несанкционированного вывоза пресс-форм Игорь Юрьевич не скрывает возмущения:

— Если собираетесь запустить завод, зачем воровать пресс-формы? Как только Клысак стал директором института, четверо суток, день и ночь, отсюда вывозили наиболее ценное оборудование. Парадокс: у госпредприятия «украло» частное (ОАО «Днепрошина») 84 уникальные новые пресс- формы, а вернуть я их не могу! Новый «припис» прокуратуры не выполняется; на письмо и запросы не отвечают.

— И все же работать надо...

— За две недели мы разработали план. Уже погашена задолженность по зарплате за февраль. В мае погасили задолженность по май включительно. Закупаем сырье. По меньшей мере на полгода весь коллектив будет обеспечен небольшой, но стабильной, подчеркиваю, зарплатой.

— А даст ли вам пар «Днепрошина»? Или опять — паровоз?

— Мы войны не хотим. Ситуация такова, что они работают только на 18%; излишки стравливаются в атмосферу. Мы готовы платить «живыми» деньгами. Нас поддерживает правительство, народные депутаты.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно