Программная борьба и внепрограммная бедность

1 июля, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 1 июля-8 июля

Недавняя сессия Запорожского облсовета невольно напомнила старый анекдот о колхозном собрании. Там повестка дня включала два вопроса: о строительстве сарая и о строительстве коммунизма...

Недавняя сессия Запорожского облсовета невольно напомнила старый анекдот о колхозном собрании. Там повестка дня включала два вопроса: о строительстве сарая и о строительстве коммунизма. Но поскольку в хозяйстве не имелось ни материалов, ни средств, колхозники решили сразу перейти к рассмотрению второго вопроса. И хотя о перспективах построения в регионе «светлого будущего» на сессии речь не шла, все же напрашивалась определенная ассоциация. Особенно если учесть, что в качестве главного был поставлен вопрос о ходе выполнения областной программы борьбы с бедностью на 2001—2005 гг.

По официальной версии, поводом для разработки программы, принятой депутатами предыдущего созыва в ноябре 2001 года, стал анализ дифференциации запорожцев по уровню доходов. Как оказалось, при весьма высокой среднемесячной зарплате (второй в стране после столицы) около половины работающих в области имели среднемесячный доход ниже прожиточного минимума, а почти четверть и вовсе жили за чертой бедности. Вот и вышло, что прямыми или опосредованными потенциальными субъектами внимания областной программы борьбы с бедностью стали около 800 тысяч жителей, то есть порядка 40% населения области.

Столь безрадостная статистика свидетельствовала явно не в пользу декларируемых экономических достижений региона. Благополучная отчетность выглядит по меньшей мере нелепо, если значительная часть населения области фактически находится на грани нищеты. И тут уж никак не до выводов о том, что экономика региона ориентирована на решение социальных проблем.

Инициатором создания программы выступил тогдашний председатель обладминистрации Евгений Карташов, предложивший воспользоваться опытом, накопленным за время дипломатической работы в Казахстане. На то время запорожская инициатива не имела аналогов в стране. Более того, показатели программы практически вдвое превышали запланированные Кабмином до 2010 года.

Смелость поставленных задач нисколько не смущала областное руководство, выразившее твердую уверенность в реальности осуществления намеченных планов. Для этого, по их мнению, регион располагал необходимыми экономическими предпосылками и благоприятными условиями. Среди них, в частности, было то обстоятельство, что область первой в Украине превысила основные экономические показатели базового 1990 года. Регион лидировал и по уровню средней заработной платы. Наконец, обозначились тенденции к снижению показателей безработицы.

И все же программа получила положительную оценку далеко не у всех. Без определенного скепсиса не обошлось. Критические замечания вызывала методология решения проблемы бедности. По мнению оппонентов, уже сама постановка вопроса имела явные признаки бесперспективности. Поскольку вместо популизма вокруг идеи борьбы с бедностью уместнее сосредоточить усилия на повышении жизненного уровня населения. Иначе цена программы окажется ничуть не выше большого количества целевых, комплексных и прочих планов, которым так и суждено остаться лишь на бумаге.

Имелись и другие, более веские аргументы.

Один из них сводился к тому, что по итогам октября 2001 года практически половина предприятий области сократила объемы производства. Напряженная ситуация сложилась и с ликвидацией задолженности по заработной плате, суммарный показатель которой превысил 90 млн. грн. Стоит ли говорить, что подобные стартовые условия не сулили особых шансов на успех. К тому же многие пункты программы явно грешили декларативностью, обозначенной терминами «содействовать», «предоставлять», «осуществлять», «усовершенствовать»… А раздел, посвященный внедрению консолидированной адресной социальной помощи и услуг, содержал и вовсе анекдотичную формулировку: «Ввести на местных телевизионных и радиоканалах социальную рекламу по вопросам формирования здорового образа жизни».

Но наиболее уязвимым местом программы был, пожалуй, раздел, регламентирующий ее материальное обеспечение. Финансовая проблема, по сути, ограничивалась набором благих пожеланий «дополнительной координации всех источников финансирования, привлечение к исполнению государственных, региональных и отраслевых социальных программ. С этой целью будут дополнительно изучены возможности использования средств недавно созданных фондов обязательного государственного социального страхования. Планируется также привлечение средств благотворительных негосударственных фондов, партий, движений, общественных и религиозных организаций, отдельных граждан».

Столь обтекаемые задачи, увы, не совпадали с характеристикой программы как «конкретного и безусловного плана действий с четким определением, что необходимо сделать, в какие сроки и кто ответственный за ее выполнение». Невольно напрашивался вывод, что определяющим фактором затеи была близость очередных парламентских выборов.

Впрочем, о полной ликвидации нищеты в области до 2005 года речь не шла. Однако задача увеличить доходы у половины из тех, кто находится за чертой бедности, тоже, согласитесь, представлялась внушительной. Как и стремление трудоустраивать ежегодно не менее 40 тыс. человек и окончательно ликвидировать долги по заработной плате до конца 2002-го.

То, что оценки скептиков были отнюдь небезосновательными, со временем стало очевидно. Вопреки запланированному ежегодному рассмотрению хода реализации программы на сессии облсовета, новый депутатский корпус вспомнил о ней лишь в 2003 году. Как и следовало ожидать, большинство мероприятий остались нереализованными. А в нынешнем году подобный анализ и вовсе не был представлен. Очевидно из тех соображений, что за оставшиеся шесть месяцев наверстать упущенное попросту нереально.

Уровень официально зарегистрированной безработицы в области не уменьшился. И это при том, что трудовые ресурсы сократились более чем на 80 тыс. человек, а количество занятого в сфере экономической деятельности населения — на 25 тыс. Так утверждает официальная статистика. Хотя, чего греха таить, ее данные далеко не всегда отображают истинное положение дел.

Если, например, на учете в центрах занятости числятся до 38 тыс. запорожцев, то это вовсе не значит, что этим количеством исчерпывается показатель безработицы. Исходя из данных, полученных по методике Международной организации труда, безработных в регионе насчитывается свыше 70 тыс. человек. А для крестьян эта проблема и вовсе сродни бедствию. Количество работающих в общественном секторе среди сельских жителей уменьшилось более чем в два раза.

Все большую остроту приобретает так называемая семейная безработица, когда все трудоспособные члены семьи не работают. В 2001 году в регионе насчитывалось 1230 таких семей, сейчас — порядка 2 тыс. И, к сожалению, нет оснований надеяться, что их станет меньше. Несмотря на то, что за последние три года в области создано 84 тыс. рабочих мест взамен 20,7 тыс. ликвидированных, это еще не свидетельствует о положительных переменах на рынке труда. Ведь в нормативно-правовых документах, регламентирующих вопросы занятости, отсутствует четкое определение созданного рабочего места. Следовательно, есть возможность прибегать к банальному статистическому жульничеству. Изменив вывеску, предприятие декларирует о создании новых рабочих мест, хотя на самом деле количество занятых граждан от этого не увеличивается.

Сейчас в области имеется свыше 7 тыс. свободных рабочих мест, но их качество отнюдь не стимулирует безработных к трудоустройству. Достаточно сказать, что почти у половины из них предложение по заработной плате фактически не достигает уровня прожиточного минимума. Не лучше положение и у тех, кто имеет постоянную работу. По официальным данным, 8,4% запорожцев довольствуются заработной платой ниже минимальной, а 35% — ниже прожиточного минимума. А в результате, по выводам специалистов, уровень доходов каждого четвертого жителя области не достигает черты бедности.

Таков, увы, неутешительный итог почти четырехлетней борьбы с бедностью в рамках программы, которая хотя и преисполнена благими намерениями, но не обременена положительными результатами. Судя по всему, их не предвидится и в ближайшем будущем, поскольку с начала нынешнего года на запорожских предприятиях базовых отраслей наблюдается отчетливая тенденция сокращения рабочих мест. Одна из причин: резкое снижение темпов реализации промышленной продукции. И по темпам роста средней заработной платы область уже занимает последнее место в стране, несмотря на первенство в разработке программы борьбы с бедностью.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно