Профессионалы для ядерной отрасли — вымирающий вид?

8 февраля, 2008, 16:20 Распечатать Выпуск №5, 8 февраля-15 февраля

Необходимы срочные радикальные перемены в системе организации ядерного и энергетического инженерно-технического образования и науки в Украине для реализации Энергетической стратегии Украины до 2030 года...

Три последних года оказались переломными для развития ядерной энергетики в мире. Для ряда стран (таких, например, как Франция или Япония) отсутствие собственных нефтяных или газовых ресурсов уже явилось достаточным мотивом для сохранения и развития ядерной энергетики в структуре энергетического баланса. Другие государства предпочли выбор в пользу ядерной энергии из-за стремления к диверсификации энергетического сектора или возникновения острой необходимости в энергетической независимости.

По оценкам Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), до 2030 года в мире установленные мощности АЭС в сумме составят 670 ГВт, что, с учетом выведения из эксплуатации действующих энергоблоков, проектный срок эксплуатации которых заканчивается, предполагает строительство приблизительно 380 новых ядерных энергоблоков, если каждый из них будет мощностью по 1000 МВт. Чтобы реализовать подобные планы, во всем мире должно строиться по 20 энергоблоков ежегодно.

Кадры решают все

Казалось бы, если исходить из мирового масштаба, в чем сложности? Ведь только в СССР в период 1985—1990 годов вводилось по два ядерных энергоблока в год установленной мощностью по 1000 МВт каждый. Тем не менее специалисты-атомщики и эксперты все чаще стали публично выражать сомнения относительно реализуемости грандиозных планов в ядерной энергетике мира. Аргумент следующий: отсутствие достаточных производственных мощностей в реакторостроении и энергомашиностроении. Но самое главное — отсутствие достаточного количества квалифицированных кадров. Не только проектантов, инженеров-эксплутационщиков, но и строителей.

Общеизвестно, что истоком сегодняшних, не только кадровых, проблем в ядерной отрасли является чернобыльская катастрофа. Именно она послужила причиной сворачивания мирных ядерных программ во многих странах, что повлекло за собой упадок в ядерной науке и промышленности и потерю интереса молодежи к получению высшего образования в этой сфере из-за падения престижности профессии ядерщика.

Проблема сохранения и передачи ядерных знаний имеет глобальный характер. Независимо от подъема или спада атомной промышленности построенные энергоблоки существуют очень долго. При эффективном управлении реакторы могут функционировать до 60 лет; полный срок существования АЭС превышает 100 лет, включая проектирование, строительство и выведение из эксплуатации. Для успешного управления станцией в течение всего этого времени необходимо эффективное управление знаниями, касающимися создания и опыта работы АЭС, а также обеспечение их доступности для специалистов будущего (как минимум, четырех-пяти поколений), сотрудников регулирующих органов и т.д.

Эффективного управления знаниями требуют и инновационные разработки — в первую очередь из-за больших временных и материальных затрат. Например, создание реакторов на быстрых нейтронах, без которых невозможен замкнутый ядерный топливный цикл (ЯТЦ), продолжается уже более 60 лет. За эти годы на НИОКР в различных странах было потрачено свыше 70 млрд. долларов США, в работу оказались вовлечены четыре поколения исследователей. Потеря знаний и опыта в этой области обернется не только огромными экономическими убытками. Будут утрачены научные школы и экспериментальная база, разрушится система подготовки кадров. На родине проекта «быстрого» реактора — в США именно так и произошло.

20 лет застоя в отрасли привели к тому, что образовался «демографический» провал практически во всех ядерных странах как на ядерно-промышленных предприятиях, так и в научно-исследовательских институтах, которые занимаются поддержкой эксплуатации действующих АЭС, проектных институтах, не говоря уж о НИИ, которые призваны заниматься новыми разработками в этой сфере. Отдельная проблема — персонал органов государственного управления отраслью и регулирования ядерной и радиационной безопасности использования ядерной энергии в мирных целях.

По словам директора Централь­ного института повышения квалификации руководящих работников «Росатома» Ю.Селезнева, в атомной отрасли РФ структура кадров такова: средний возраст научных работников — 60 лет, средний возраст докторов наук — от 63 до 74 лет. В промежутке — от 40 до 50 — полный провал. Количество же сотрудников до 30 лет составляет 25% от общей численности. Российская пресса пишет о том, что в организации, выполняющие исследования и разработки, на работу приходят от 1 до 2% выпускников вузов. А всего устраиваются работать по специальности от 10 до 20% выпускников технических вузов.

Российская система образования готовит не меньше специалистов в сфере техники и естественных наук, чем в советские времена. От­сутствует мотивация к научной и тех­нической деятельности, вот и идут выпускники МГУ, МФТИ, МИФИ, МЭИ и других вузов работать в банки, страховые и торговые компании или же уезжают работать за границу. Академик А.Шейндлин, известный энергетик РФ, утверждает, что дееспособных кадров в РФ (инженеры, ученые, рабочие) в энергетике осталось на три-пять лет. И это в России, в которой в основном и были сосредоточены лучшие технические вузы бывшего СССР, в которых готовились кадры для советской атомной энергетики и промышленности и получала образование молодежь из всех республик, включая Украину.

Украинские реалии

Однозначно, ситуация с кадрами для ядерной отрасли в Украине еще хуже, чем в России. В статье «ЗН» (№40 от 27 октября 2007 г.) авторы пишут, что в минувшем году сразу на трех факультетах КНУ им. Т.Шевченко — физическом, механико-математическом и радиофизическом — не смогли набрать плановое количество студентов. Аналогичная ситуация и в других университетах. Преподаватели вузов уже несколько лет назад забили тревогу относительно низкого уровня преподавания физики и математики в общеобразовательных школах. В результате даже поступившие выпускники школ не в состоянии овладеть тем объемом знаний, которые имели выпускники советских вузов. О причинах у нас писали не раз, но воз и ныне там.

Владимир Полохало, председатель парламентского комитета по вопросам науки и образования, недавно констатировал: «Мы потеряли наше национальное достояние — это, прежде всего, качественная подготовка специалистов в тех сферах, которые обеспечивают научно-технический прогресс… Мы за полтора десятка лет потеряли целые научные школы, которые создавались десятилетиями. Сегодня конкурентоспособность определяется тем, насколько наукоемкими являются технологии, насколько развита прикладная наука, как обеспечиваются инновации. И здесь за 17 лет независимости мы потеряли то, что имели, и ничего не приобрели. Я бы сказал, если хотите, это политическое преступление власти перед народом и перед государст­вом».

Очевидно, что ядерная энергетика и промышленность относятся к конкурентоспособным, наукоемким и инновационным сферам, и слова народного депутата непосредственно касаются и их. А если учесть, что на сегодня почти 50% электроэнергии в стране вырабатывается на АЭС, роль ядерной энергетики в экономике нашего государства сложно переоценить.

Если набор персонала на АЭС из выпускников вузов Украины пока осуществляется худо-бедно планово (благодаря высоким зарплатам и возможности получить жилье в атомградах), то с квалифициро­ванными рабочими, которые могут осуществлять ремонт и техническое обслуживание ядерных энергоблоков и строительство новых АЭС, ситуация не такая оптимистичная. Объясняется это упадком системы профессионально-технического образования, падением престижа рабочих профессий. Количество ПТУ по стране сократилось, финансирование их оставляет желать лучшего. Слава Богу, новый министр образования и науки И.Вакарчук за короткий срок своего пребывания в должности уже обратил внимание на существование этой проблемы, сформулировал задачи, которые надо решать совместными усилиями в этой области («ЗН», № 4 от 2 февраля 2008 г.). Хочется надеяться, что усилиями нового министра ПТУ возродятся.

Проблеме подготовки кадров в ядерной отрасли посвящен целый раздел Энергетической стратегии Украины, а в Плане мероприятий на выполнение Стратегии, разработанном Минтопэнерго и утвержденном распоряжением КМУ №436-р от 27.07.2006, есть пункты, призванные способствовать решению кадровой проблемы. Но рассмотрим на конкретном примере Национального центра подготовки ремонтного персонала АЭС на площадке Запорожской АЭС, строительство которого должно было завершиться в 2008 году, как эти планы осуществляются. Причем еще и при наличии соответствующих отраслевых программ НАЭК «Энерго­атом», в соответствие с которыми завершение строительства предполагалось в период 2006—2008 годов, а реализация Программы совершенствования подготовки ремонтного персонала — в течение 2006—2010 годов.

История вопроса такова. Идея создания на площадке Запорожской АЭС указанного центра была высказана впервые в 1991 году. В то время на ЗАЭС было введено в эксплуатацию пять энергоблоков, шестой строился, также формировался основной костяк ремонтной службы станции. В основном это были монтажники, которые участвовали в наладке и пуске энергоблоков. Для формирования ремонтной службы и сохранения опыта, полученного во время строительства энергоблоков, был необходим специализированный учебный центр. Предпола­галось, что этот центр не только будет обеспечивать подготовку и переподготовку ремонтного персонала, но и станет технической базой для внедрения нового оборудования и технологий.

Прототипом для такого центра послужил учебно-тренировочный центр компании Kansai Electric Power. В 1995 году был выпущен проект и начато строительство центра за счет средств Запо­рож­ской АЭС. Затем было четыре года простоя по банальной причине — отсутствие финансовых средств. Однако именно в течение этих четырех лет в поддержку строительства Национального центра было реализовано два проекта Европейс­кой комиссии TACIS — NUCUK9302 и NUCUK 94С202. В рамках этих проектов в Украину была передана технология системного подхода к обучению и выработаны общие критерии для учебных материалов, инструкторского персонала и технических средств обучения. Проекты послужили фундаментом для создания в учебно-тренировочном центре Запорожской АЭС подразделения для подготовки ремонтного персонала. В 2002 году родное правительство «проснулось» и издало постановление №282 (от 13.03.2002 г., пункт 2) о завершении строительства центра, и оно было продолжено.

Однако наступил ударный для ядерщиков 2004 год — год ввода в эксплуатацию сразу двух новых энергоблоков — на Хмельницкой и Ривненской АЭС, и из-за перераспределения финансовых потоков на при­оритетные объекты темпы строительства центра опять значительно снизились. В последующие два «послереволюционных» года строи­тельство не велось из-за отсутствия финансирования. Более того, 13 марта 2006 года НАЭК «Энер­гоатом» (ОП «Запорожская АЭС») расторгает с генподрядчиком — «Энергодаржил­строй» — договор на строительство Национального центра подготовки ремонтного персонала АЭС. В 2007 году были выделены средства на достройку, однако из-за отсутствия подрядчика, несовершенных тендерных процедур и бюрократических проволочек так и не был определен генеральный подрядчик строительст­ва. Все это происходит на глазах мирового сообщества, поскольку с 2003 года по настоящее время на ЗАЭС реализуется проект Международного агентства по атомной энергии «Создание регионального центра подготовки ремонтного персонала (ЦПРП) для АЭС Украины» (UKR 04/012) в фазе «Совершенст­вование системы подготовки ремонтного персонала АЭС». Что имеем в сухом остатке? Остаточная стоимость объекта незавершенного строительства на 1 ноября 2007 года составляет 270,507 млн. гривен.

За 13 лет выполнено 30% строительных работ от общего объема. В замороженном состоянии находятся значительные финансовые средства, уже вложенные в проекти­рование, строительство и закупку оборудования, в том числе за счет международных организаций. Под угрозой срыва находится оказание международной помощи в размере около 150 млн. гривен. За это время строительство подорожало примерно вдвое. Иностранные партнеры, оказывавшие техническую помощь в строительстве центра, наверняка удивлены происходящим и задумываются об эффективности в Украине использования их технической помощи, которая формирует­ся за счет налогоплательщиков их стран. И что характерно, ответст­вен­ности за невыполнение решений пра­вительства никто не понес. И, замечу, по укоренившейся в Укра­ине практике, никто и не понесет.

На всех уровнях НАЭК «Энер­гоатом» заявляет, что «подготовка ремонтного персонала является составной частью национальной системы подготовки персонала АЭС Украины. Цель подготовки персонала состоит в обеспечении ядерного производства квалифицированным персоналом, способным выполнять эксплуатацию, ремонтное и техническое обслуживание оборудования АЭС. В процессе подготовки обучаемым прививается и поддерживается понимание принципа культуры безопасности, требований охраны труда, пожарной и радиационной безопасности». Однако эти заявления, увы, не подкрепляются конкретными делами.

Пока даже международная помощь используется у нас точно по поговорке — «не в коня корм». Между тем в 2004 году Институтом поддержки эксплуатации АЭС было проведено по всем АЭС Украины исследование и анализ причин отказов оборудования и были сделаны выводы об увеличении вклада в количество нарушений в работе АЭС со стороны персонала, выполняющего ремонт и техническое обслуживание оборудования. Резуль­тат анализа — 116 отказов из 250 связаны с недостатками в работе ремонтного персонала, т.е. очевидна его недостаточная квалификация. Итоги — значительные финансовые потери АЭС Украины в виде недопроизводства электроэнергии и снижение коэффициента использования установленной мощности ядерных установок. Ну, а об улучшении международного имиджа Украины, которым в связи с евроатлантическими и евроинтеграционными устремлениями озабочены первые лица нашего государства, и говорить не приходится.

Хочу успокоить соотечественников, которые, как показали социологические опросы, проведенные Центром Разумкова в 2005 и 2007 годах, не доверяют информации государственных органов о безопасности действующих украинских АЭС. Многочисленные миссии МАГАТЭ и Всемирной ассоциации операторов АЭС (WANO), осуществленные за минувшие годы, подтвердили высокий уровень безопасной эксплуатации наших АЭС. И связано это в том числе и с тем, что украинская система подготовки оперативного персонала (в т.ч. непосредственно занимающегося управлением реакторной установкой) основывается на рекомендованном МАГАТЭ системном подходе к обучению и обобщенном опыте по подготовке эксплуатирующего персонала в ведущих странах—участницах МАГАТЭ.

НАЭК «Энергоатом» имеет учебно-тренировочных центры на каждой АЭС, которые получили соответствующие разрешения и лицензии органов государственного регулирования на подготовку различных категорий эксплуатирующего персонала. Учебно-тренировочные центры АЭС используют восемь полномасштабных тренажеров. Кроме того, в подготовке оперативного персонала используются многофункциональные и локальные тренажеры и компьютерные учебные системы. Подготов­ка персонала, который подлежит лицензированию, проводится по индивидуальным программам, разработанным на основе типовых программ, которые согласованы Государствен­ным комитетом ядерного регулирования. Что же мешает НАЭК «Энергоатом» с такой же ответственностью подойти и к подготовке ремонтного и обслуживающего персонала, от квалификации которого зависят и сроки проведения ежегодных планово-предупредительных ремонтов, и надежность работы оборудования?

Печальный пример долгостроя Национального центра по подготовке ремонтного персонала АЭС должен служить укором как для нового президента НАЭК «Энерго­атом» Ю.Коврижкина, так и для вице-президента компании В. Брон­никова, который, будучи народным депутатом, в 2007 году делал депутатский запрос «О достройке На­ционального центра подготовки ремонтного персонала АЭС», и подвигнуть их, в конце концов, на завершение создания столь необходимого центра. И не в 2010 году, как ответила НАЭК народному депутату В.Бронникову, а в максимально сжатые сроки.

Что же делать?

Ясно, что усилий самой эксплуатирующей организации в процессе сохранения ядерных и технических знаний недостаточно. Управление и сохранение ядерных знаний должны стать задачей государства.

В настоящее время формируется единое мировое образовательное пространство, в разных странах мира проводится гармонизация образовательных стандартов, подходов, учебных планов, специальностей в сфере ядерного образования. Так, в 2003 году был образован Всемирный ядерный университет WNU (World Nuclear University). С поддержкой идеи создания WNU выступили 15 руководителей крупнейших международных организаций, включая МАГАТЭ, WNA, WANO, ЕС, а также ряд транснациональных ядерных компаний.

Руководству Минтопэнерго и Министерства науки и образования нужно осознать необходимость активного участия Украины в проектах МАГАТЭ, которое в начале этого века, понимая остроту проблемы, инициировало проект технического сотрудничества «Укрепление потенциала сохранения ядерных знаний». Проект состоит из таких элементов, как разработка регулирующих и методических документов; образование и подготовка персонала в ядерной науке и смежных областях; выполнение специальных проектов в области управления ядерными знаниями и поддержка внутренних информационных ресурсов и порталов. Основная цель — создание культуры управления ядерными знаниями. Целью проекта является также донесение до национальных правительств и общественности понимания, что знание — фундаментальный ресурс развития любой отрасли. Чтобы достичь безопасной эксплуатации, необходимо сделать процесс управления ядерными знаниями неотъемлемой частью культуры безопасности. Международное сообщество выбрало путь интеграции в области ядерного образования.

В России, которая приняла амбициозную программу развития ядерной энергетики с постройкой 26 ядерных энергоблоков до 2020 года, уже начали предпринимать усилия по восстановлению кадрового потенциала ядерной энергетики и промышленности. Причем делается это под патронатом президента РФ. Так, в 2005 году на базе РНЦ «Курчатовский институт», Государственного технического университета атомной энергетики, Института теоретической и экспериментальной физики и Медицинс­кого радиологического научного центра РАМН создана Российская ассоциация ядерной науки и образования (РАЯНО). Цель ее работы — принятие неотложных мер по сохранению и передаче новому поколению уникальных знаний и опыта для подготовки специалистов всех уровней. Для работы в обновляемом атомном энергокомплексе России открывается Федеральный ядерный университет. Об этом сообщили на прошедшей недавно в Санкт-Петербурге XI Международной научно-инновационной конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов «По­лярное сияние 2008» по теме «Ядер­ное будущее: технологии, безопасность и экология». Представители «Росатома» подчеркнули, что «ядерный университет как единое отраслевое учебное заведение так называемого распределенного типа учреждается на базе Московского инженерно-физического института (государственный университет)». Учебные отделения открываются еще в пяти российских атомградах, имеющих опыт подготовки инженеров для атомной промышленности. Новый вуз предусматривает высшее, последипломное, начальное и среднее профессиональное образование. Финансирование образовательных программ и оснащение учебных комплексов планируется осуществлять за счет бюджета федеральной целевой программы «Развитие атомной энергетики в 2008 году и на период до 2015 года».

Украине следует взять на вооружение и опыт европейских стран. В них в последнее время также предпринимаются активные усилия для выведения из состояния застоя ядерной сферы, для генерации новых знаний и воспитания нового «призыва» ядерных специалистов, которые будут в состоянии решать поставленные непростые задачи. В конце сентября 2003-го создана «Сеть европейского ядерного образования» ENEN (European Nuclear Education Network), включающая 21 университет и шесть научных центров из 17 стран Европы.

В центрах термоядерных исследований в Калхеме (Велико­брита­ния) и Кадараше (Франция) готовят инженеров и ученых со специализацией по термоядерному синтезу. Исследовательский центр в Юлихе (Германия) занимается организацией подготовки молодых инженеров для участия в проекте ITЕR (международный проект по созданию термоядерного реактора). Институт физики плазмы им. Макса Планка под Мюнхеном в течение последних 20 лет организует летние курсы для студентов из всех стран Европы и других частей света. Читаются курсы физики плазмы, устройства термоядерных установок, докладываются результаты последних достижений в сфере термоядерных технологий. Предпринимаются попытки укрепить базовое ядерно-техническое образование студентов с ориентацией на применение полученных знаний в проектах разработки реакторов четвертого поколения. Запущен проект по исследованию актинидов (ACTINET), в осуществлении которого, кроме головных организаций (Комиссариат по атомной энергии Франции, Учебный центр ядерной энергетики в Бельгии, Европейский институт трансурановых элементов и Институт радиоактивных отходов в Карлсруэ, Германия), присоединились 27 организаций-партнеров из 13 европейских стран. Цель сети — исследования в области развития ядерно-топливного цикла, обращения с ядерными материалами, сжигание долго живущих радиоактивных отходов. Технические университеты Цюриха и Лозанны (Швейцария) заявили о намерении открыть магистерский курс по ядерной технике. Даже в Германии, которая пока не рассматривает ядерную энергетику как источник электроэнергии в будущем, были восстановлены кафедры по ядерной технике и радиохимии в университетах Мюнхена, Дрездена, Карлсруэ, Гейдельберга, Штутгарта, Ахена. Средства на реализацию исследовательских проектов в этой стране предоставляются в основном промышленностью.

Считается, что французская система ядерного инженерного образования является самой продуманной и успешной в Европе. Главными организациями, которые ответственны за ядерное инженерное образование, являются Комиссариат по атомной энергии (CEA) и подведомственный ему Институт ядерной науки и техники (INSTN). В Бельгии пять университетов объединились в консорциум (бельгийская сеть ядерного образования BNEN ) и сотрудничают с федеральным центром ядерных исследований, разработав общие межуниверситетские программы «3-й цикл» и «магистр в области ядерной техники». Планируется использовать опыт BNEN для реализации унифицированной европейской программы по ядерному инженерному образованию. Проект BNEN направлен на создание единого Европейского пространства высшего образования, содействие интеграции новых участников Евросоюза и стран-кандидатов в европейскую сферу научных исследований.

Очевидно, что и Украина должна принимать активное участие в этом процессе и перенимать лучший зарубежный опыт.

На современном этапе ответ на вызов времени, связанный с развитием отрасли, состоит в необходимости переключения интересов научно-технического сообщества на решение актуальных задач отрасли, в обеспечении притока талантливой молодежи и квалифици­рованных научно-технических кадров, в оптимизации возрастного состава предприятий, сохранении и передаче критических знаний. Фундаментальная наука должна обеспечивать создание научных и технологических основ для решения современных задач широкомас­штабного инновационного развития атомной энергетики, гарантируя ее эффективность, безопасность и конкурентоспособность на внутреннем и внешнем рынках.

Очевидно, что следует принять государственную долгосрочную программу по управлению ядерными знаниями в Украине, а в ее подготовке должны принимать участие Минтопэнерго, МОН, Госатомрегулирование, НАНУ, отраслевые вузы и НИИ, не стоит забывать и о ПТУ для подготовки высококвалифицированных рабочих. В этой программе должны быть определены организации, ответственные за каждое направление. А для руководителей отрасли стоит организовать специальные учебные курсы в технических университетах, тем более что в последнее время наблюдается устойчивая тенденция назначать руководителями политиков, а не специалистов, прошедших по всем карьерным ступеням, как это было во времена СССР.

Необходимы срочные радикальные перемены в системе организации ядерного и энергетического инженерно-технического образования и науки в Украине для реализации Энергетической стратегии Украины до 2030 года. Иначе все планы останутся только на бумаге, а ведь время «Ч» наступило уже вчера…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно