ПРОДАЖА «ОРАНТЫ»: КТО ПОДХВАТИТ ТОМАГАВК ПОСЛЕДНЕГО ИЗ МОГИКАН? - Новости экономики. Обзоры экономической ситуации в Украине и мире. - zn.ua

ПРОДАЖА «ОРАНТЫ»: КТО ПОДХВАТИТ ТОМАГАВК ПОСЛЕДНЕГО ИЗ МОГИКАН?

30 ноября, 2001, 00:00 Распечатать

В преддверии выборов 2002 года особое внимание приковано к системам, чья разветвленная структура способна охватить территорию всей страны...

В преддверии выборов 2002 года особое внимание приковано к системам, чья разветвленная структура способна охватить территорию всей страны. Под эти критерии как нельзя лучше подходит на 79 процентов государственная Национальная страховая компания «Оранта» с её более чем 500 отделениями и тысячами агентов, которые доходят до любого адресата и умеют хорошо убеждать.

На прошлой неделе Фонд государственного имущества объявил конкурс по продаже 28,85 процента акций ОАО «Национальная страховая компания «Оранта». Первое впечатление от информационных сообщений — свершилось. Разговоры о необходимости что-то делать с практически последней системообразующей финансовой бизнес-структурой, остающейся под полным контролем государства (меньше 25 процентов акций в собственности членов трудового коллектива — не в счёт) велись давно, однако без какого-либо ощутимого результата.

Изначально «Оранте» как правопреемнику Госстраха в Украине достались в наследство серьёзные проблемы, порождённые развалом СССР: вкладчики, у которых обесценились долгосрочные страховки, и изъятые в Москву, в союзный бюджет живые деньги от продажи страховых полисов. Спасало одно — развитая сеть в регионах с тысячами страховых агентов, продолжавших выполнять свою работу. Но за годы независимости восстановить ликвидную структуру активов так и не удалось. Хотя стоимость активов «Оранты» велика — свыше 100 млн. гривен, но это в подавляющей части неликвидная недвижимость в аварийном состоянии, в райцентрах (даже не в крупных городах), зачастую с завышенной оценкой. А ведь для финансового учреждения ликвидность стоит во главе угла. По принципиальным подходам к структуре активов, а уже потом — к их объёму, страховые компании не намного отличаются от банков. Не случайно в мире полным ходом идет слияние банков и страховых компаний.

Не улучшило финансового состояния «Оранты» и произведенное в 1994 году дробление, когда от материнской компании были отделены самые крупные областные дирекции: в Днепропетровске, Донецке, Луганске, Запорожье и Крыму.

Спасательным плотом в таких условиях стало индивидуальное разрешение страхнадзора на сложившуюся структуру активов. Если по общей норме в покрытии страховых резервов доля недвижимости не должна превышать 10 процентов, то «Оранте» разрешалось иметь до 70 процентов. Но бесконечно так продолжаться не могло. Ещё год-два — и без больших живых денег, сопоставимых с объёмом портфеля, доля компании на рынке стала бы попросту рядовой. Выделение денег из многострадального госбюджета? Маловероятно. Что-то на память не приходят случаи серьезных паевых вливаний из бюджета в структуры со смешанной формой собственности. Выход напрашивался один: фиксация госпакета акций и продажа оставшихся инвестору. Если государству интересен контроль над страховой компанией — достаточно владеть блокирующим пакетом.

Отсюда и первая реакция на объявление о конкурсе — наконец-то! Но по мере ознакомления с информационным сообщением Фонда госимущества начинают зарождаться сомнения в истинности благих намерений.

Речь идет об объявленных условиях проведения конкурса, в которых изложены квалификационные характеристики потенциальных покупателей. Вопросы возникают буквально к каждому из пунктов.

Условие первое — не менее чем трёхлетний опыт финансовой деятельности по страхованию или осуществление не менее одного года непосредственного контроля на предприятиях, которые проводят финансовую деятельность по страхованию. Специалисты в недоумении: почему трёхлетний «стаж» страховщика уравнивается с осуществлением контроля за тем же страховщиком, но уже на протяжении лишь одного года? Неужели контролировать процесс сложнее, чем его осуществлять?

Условие второе — вывод одной из аудиторских фирм «большой пятёрки» о прибыльной на протяжении года деятельности и о наличии у претендента по состоянию на последний отчетный год собственного капитала не менее 300 млн. гривен. Откуда цифра? Ни одна из присутствующих в Украине страховых компаний такого капитала не имела. Более того, даже если бы речь шла о капитале на момент подачи конкурсного предложения (всё же за десять месяцев многое могло измениться), то и в первом приближении за 30 отведенных на конкурс дней такого капитала, да ещё и с аудиторским подтверждением от «большой пятёрки», какая-либо отечественная страховая компания вряд ли достигнет. Может, Фонд госимущества ориентируется на стратегического иностранного инвестора, искушенного во многовековом западном опыте страхования?

Отрицательный ответ уже содержится в условии третьем — наличие у претендента филиальной сети с материально-технической базой не менее чем в 25 областных центрах, Киеве и Севастополе. Причём сеть должна не просто наличествовать, а быть разветвлённой, а материально-техническая база — быть соответствующей. Как будут судить о достаточности, разветвлённости и соответствии? В каких нормативных документах зафиксированы необходимые критерии? Ясно одно: западных китов страхового бизнеса просят не беспокоиться.

Условия четвёртое и пятое — наличие в собственности у претендента помещений общей площадью не менее 3000 кв. метров для размещения структурных подразделений «Оранты», в том числе в Киеве — не менее 2000 кв. метров, а Харькове и Одессе — не менее 500 кв. метров соответственно. Также претендент должен обладать возможностью обеспечить «Оранту» материально-технической базой для страхового бизнеса в Луганске, Донецке, Днепропетровске, Запорожье и Кривом Роге. Последнее, правда, можно только приветствовать — может, и удастся восполнить потери от дробления компании в 1994-м. Но как определялись конкретные размеры требуемых офисных площадей? Несерьезно думать, что главнейшая из проблем более чем наполовину государственной страховой компании — в отсутствии офисов? При наличии денег эти вопросы решаются легко и просто (кстати, если площади — в собственности претендента, то за их аренду придется платить. Обеспечение материально-технической базой тоже не бесплатно).

Как видим из условий конкурса, за кадром остается главный вопрос, который должен интересовать государство, — привлечение инвестора, имеющего реальный опыт проведения страхового бизнеса, и вливание в «Оранту» денежного капитала, что позволит компании удержаться на плаву и вернуть лидирующие позиции на рынке.

Может, все это не важно, и определяющее значение действительно имеет вопрос сети? Тогда, конечно, квалификационные требования абсолютно правильны, хотя и чересчур уж индивидуальны. Они рассчитаны явно не на отечественные и не на зарубежные страховые компании. Первые отсекаются требованиями к собственному капиталу, вторые — пожеланиями к наличию сети, которая есть не у каждого украинского претендента. Понимая это, авторы квалификационных характеристик предусмотрительно зафиксировали возможность ограничиться годовым опытом контроля над какой-либо из страховых компаний. При этом если сам претендент должен обладать и подтвержденным капиталом, и солидной региональной сетью, то контролируемая им страховая компания может быть самой что ни на есть завалящей — с минимальным уставным фондом, минимальными оборотами и минимальной прибылью, если вообще не убыточной. Напрашивается интересный вопрос: если есть потенциальный покупатель с такими, как описано в характеристиках, возможностями, и раз уж он контролирует страховую компанию, знаком со страховым делом, то почему этот претендент до сих пор не использовал свои ресурсы для расширения уже подконтрольного ему страхового бизнеса?

Что действительно интересно, так это то, что такое желание у будущего покупателя по времени совпадёт аккурат со стартом предвыборной гонки (заявки на конкурс по «Оранте» принимаются до третьей декады декабря нынешнего года). Если это так, то никаких противоречий в квалификационных характеристиках нет. Последние дают портрет претендента, имеющего капитал, заработанный не в страховом деле, и нуждающегося в надежной сетевой структуре. Так как с сетью страхования по степени покрытия могут поспорить только системные банковские структуры, а потенциальная мобильность агентской сети системной страховой компании вообще вне конкуренции. Идеология страхового агента — идти к клиенту, а не ожидать его. И убеждать, убеждать и ещё раз убеждать. Капитал же, помноженный на сеть, — это уже почти инструмент для того, чтобы идеи овладели массами. Очевидно, что поэтому и нет в дополнительных условиях пожеланий к насыщению «Оранты» денежным капиталом для придания нового качества её страховому бизнесу. Если бы капитал претендента предназначался для этих целей, то не надо было бы ждать конкурса — достаточно было бы просто развивать в течение года контролируемую страховую компанию.

Для справки: на последний отчетный год (по состоянию на 1 января) капитал в объёме не менее 300 млн. гривен имели Проминвестбанк, Укрсоцбанк и Первый украинский международный банк.

Отрицательный ответ содержится уже в условии третьем — наличие у претендента филиальной сети с материально-технической базой не менее чем в 25 областных центрах, Киеве и Севастополе. Причём сеть должна не просто наличествовать, а быть разветвлённой, а материально-техническая база — быть соответствующей. Каким образом судить о достаточности, разветвлённости и соответствии? В каких нормативных документах зафиксированы необходимые критерии? Ясно одно: западных китов страхового бизнеса просят не беспокоиться.

Условия четвёртое и пятое — наличие в собственности у претендента помещений общей площадью не менее 3000 кв. метров для размещения структурных подразделений «Оранты», в том числе в Киеве — не менее 2000 кв. метров, в Харькове и Одессе — не менее 500 кв. метров соответственно. Также претендент должен обладать возможностью обеспечить «Оранту» материально-технической базой для страхового бизнеса в Луганске, Донецке, Днепропетровске, Запорожье и Кривом Роге. Последнее, правда, можно только приветствовать — может, и удастся восполнить потери от дробления компании в 1994-м. Но как определялись конкретные размеры требуемых офисных площадей?

Несерьезно думать, что главнейшая из проблем более чем наполовину государственной страховой компании — в отсутствии офисов. При наличии денег эти вопросы решаются легко и просто (кстати, если площади — в собственности претендента, то за их аренду придется платить. Обеспечение материально-технической базой тоже не бесплатно).

Как видим из условий конкурса, за кадром остается главный вопрос, который должен интересовать государство, — привлечение инвестора, имеющего реальный опыт ведения страхового бизнеса, и вливание в «Оранту» денежного капитала, что позволит компании удержаться на плаву и вернуть лидирующие позиции на рынке.

Может, все это не важно, и определяющее значение действительно имеет вопрос сети? Тогда, конечно, квалификационные требования абсолютно правильны, хотя и чересчур уж индивидуальны. Они рассчитаны явно не на отечественные и не на зарубежные страховые компании. Первые отсекаются требованиями к собственному капиталу, вторые — пожеланиями к наличию сети, которая есть не у каждого украинского претендента. Понимая это, авторы квалификационных характеристик предусмотрительно зафиксировали возможность ограничиться годовым опытом контроля над какой-либо из страховых компаний. При этом если сам претендент должен обладать и подтвержденным капиталом, и солидной региональной сетью, то контролируемая им страховая компания может быть самой что ни на есть завалящей — с минимальным уставным фондом, минимальными оборотами и минимальной прибылью, если вообще не убыточной. Напрашивается интересный вопрос: если есть потенциальный покупатель с такими, как описано в характеристиках, возможностями, и раз уж он контролирует страховую компанию, знаком со страховым делом, то почему этот претендент до сих пор не использовал свои ресурсы для расширения уже подконтрольного ему страхового бизнеса?

Что действительно интересно, так это то, что такое желание у будущего покупателя по времени совпадёт аккурат со стартом предвыборной гонки (заявки на конкурс по «Оранте» принимаются до третьей декады декабря нынешнего года). Если это так, то никаких противоречий в квалификационных характеристиках нет. Последние дают портрет претендента, имеющего капитал, заработанный не в страховом деле, и нуждающегося в надежной сетевой структуре. Так как с сетью страхования по степени покрытия могут поспорить только системные банковские структуры, а потенциальная мобильность агентской сети системной страховой компании вообще вне конкуренции. Идеология страхового агента — идти к клиенту, а не ожидать его. И убеждать, убеждать и ещё раз убеждать. Капитал же, помноженный на сеть, — это уже почти инструмент для того, чтобы идеи овладели массами. Очевидно, что поэтому и нет в дополнительных условиях пожеланий к насыщению «Оранты» денежным капиталом для придания нового качества её страховому бизнесу. Если бы капитал претендента предназначался для этих целей, то не надо было бы ждать конкурса — достаточно было бы просто развивать в течение года контролируемую страховую компанию.

Для справки: на последний отчетный год (по состоянию на 1 января) капитал в объёме не менее 300 млн. гривен имели Проминвестбанк, Укрсоцбанк и Первый украинский международный банк.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно