Прибыль меняет прописку

7 апреля, 2006, 00:00 Распечатать

Потерпев поражение на выборах, вернувшийся из отпуска министр финансов Виктор Пинзеник обнаружил не менее удручающую картину в вверенном ему финансовом хозяйстве...

Потерпев поражение на выборах, вернувшийся из отпуска министр финансов Виктор Пинзеник обнаружил не менее удручающую картину в вверенном ему финансовом хозяйстве. На заседании Кабмина 29 марта он был вынужден констатировать растущий дефицит бюджета, вызванный, в частности, резким снижением поступлений налога на прибыль, а также рентной платы за нефть и газовый конденсат. «С начала года у нас на треть упали объемы поступлений от рентной платы на нефть. Это произошло в связи с постоянным снижением стоимости сырья на аукционах вопреки мировым тенденциям», — подчеркнул министр. После этих новостей обычно сдержанный премьер Юрий Ехануров обвинил нефтяные компании в сговоре с целью уклонения от уплаты налогов, поручив Антимонопольному комитету разобраться с этой ситуацией. Однако, похоже, дело здесь совсем не в ренте…

Рента на нефть рассчитывается от цены ее реализации. За базовую ставку взята рента в размере 876 грн. за тонну, которая соответствует цене 2536 грн. за тонну (с НДС). Соответственно рента возрастает/снижается в зависимости от ценовых тенденций, которые, в свою очередь, определяет рынок. Украинскую нефть еще с далекого апреля 2000 года постановлением Кабмина №599 предписано продавать на открытых аукционах, что исправно (за редкими исключениями) происходит каждый месяц. Казалось бы, что может быть проще и прозрачнее? Однако за многолетнюю историю аукционного движения даже этот общепринятый в мире биржевой механизм в Украине деградировал настолько, что местами перестал даже отдаленно напоминать свое первоначальное предназначение.

Приводимая диаграмма показывает причины возмущения г-на Пинзеника. Действительно, в 2006 году вопреки росту цен на поступающую в Украину российскую нефть, цена на украинское сырье на аукционах неуклонно снижается. Так, если с декабря по апрель цена на российскую нефть в Украине выросла на 16%, а в черноморских портах — на 18%, то за этот же период украинская нефть подешевела почти на 19%. Невероятно, но факт: по прогнозным оценкам, тонна украинской нефти в апреле будет более чем на 80 долл. дешевле российской. Удивительно это как минимум по двум наблюдениям. Во-первых, нефтетрейдеры во всем мире до хрипоты бьются за дисконты в пределах 5 долл. за тонну (на великодушных просторах СНГ масштабы побольше — до 20 долл. за тонну, хотя с ростом цен на нефть и налогов это уходит в прошлое).

Во-вторых, во все времена украинская нефть стоила дороже, а не дешевле российской, так как является более качественной и позволяет отбирать большее количество светлых нефтепродуктов.

Если хорошенько порыться в архивах, то можно найти заявления топ-менеджеров «Укрнафти» о традиционной премии на украинскую нефть. Оценки этой премии разнились: «Укрнафта» предпочитала говорить о 10% к стоимости российского сорта Urals, тогда как покупатели были согласны платить на 15 долл. за тонну дороже, но суть от этого не меняется — дешевле российской «наша» нефть не может стоить при любых раскладах.

Но это если смотреть с точки зрения объективных факторов. На деле все обстоит несколько иначе. Нынешнее устройство нефтяных аукционов по продаже украинской нефти неоднократно приводило к скандалам и протестам со стороны основных потребителей этого товара — украинских НПЗ. Памятен случай, когда из-за невозможности купить эту нефть на грани остановки находился НПЗ «Галичина» (Дрогобыч), для которого сырье украинской добычи является чем-то наподобие инсулина. Под украинскую нефть адаптировано одно из производств крупнейшего в стране НПЗ «Укртатнафта» (Кременчуг), позволяя производить смазочные масла. Неоднократно покупал и пытался покупать полтавскую нефть Лисичанский НПЗ, отмечая хорошую экономику ее переработки. Но проблема в том, что купить эту нефть на аукционе всегда было весьма проблематично.

С течением времени причины этих проблем видоизменялись. Сначала главной была цена: при всей прелести нашей нефти ее цена была «неподъемной» даже для развитых НПЗ. Со временем к этой проблеме добавилась другая — назначаемые продавцом («Укрнафтою») условия поставки. Появились предложения с терминалов НПЗ «Нафтохімік Прикарпаття» (контролируется группой «Приват»), причем в аукционном бюллетене указывалось транспортное предприятие, услугами которого должен воспользоваться смелый покупатель. В последнее время появилась новая «фишка» — нефть с хранением в резервуарах ЗАО «Синтез Ойл» (нефтеперевалка в Одесском порту, контролируется группой «Приват»). Т.е. купить нефть можно, но попробуй ее потом забрать и довезти.

Однако, несмотря на все эти обстоятельства, главным всегда оставалось одно — «Укрнафта» (оперативное управление принадлежит представителям группы «Приват») всегда продавала нефть по максимальной цене, демонстрируя хорошие приросты доходов.

Но что же произошло в этом году, за три месяца которого цена украинской нефти постепенно уходила вниз относительно российского конкурента, в марте достигнув невиданных для нефтяной отрасли «дисконтов»? Или вопрос прибыльности компании утратил актуальность? Примечательно другое: как показывают расчеты, если бы стоимость украинской нефти была такой же объективной по отношению к Urals, как это было вплоть до начала 2006 года, прибыльность «Укрнафти» была бы выше, несмотря на пропорциональный рост ренты. Поэтому версия о том, что «Укрнафта» занижает цену, чтобы платить меньше рентных платежей, выглядит крайне сомнительно.

Более правдоподобным выглядит мнение о том, что объективную цену нефти не могут «потянуть» основные получатели этой нефти. А ими являются заводы «Нафтохімік Прикарпаття» и, что самое главное, «Галичина», контроль над которой «Приват» перехватил в самом начале года. Это наиболее отсталые в отрасли заводы, биография которых берет начало в позапрошлом веке. Изрядно сузившиеся в прошлом году возможности по оптимизации налогообложения поставили их лицом к лицу с более высокотехнологичными НПЗ и импортными нефтепродуктами, и в этой ситуации дешевое сырье является единственным выходом из ситуации.

А что же аукционы, спросите вы, ведь они всегда гарантировали максимальную цену? Ответить можно лишь новым вопросом: а кто остался на этих торгах, если «Галичина» стала «своей»? Остались «ТНК-ВР Украина» и «Укртатнафта», с которыми у «Привата» столько точек соприкосновения, что во избежание конфликта лучше оставить аукционный номерок на коленях. Тем более что победитель торгов может поделиться со страждущими на внебиржевом рынке, хотя, естественно, уже по рыночной цене.

Но это все версии, тогда как абсолютно уверенно можно говорить лишь о том, что, как и в ситуации со скупкой АЗС у «Сентозы» и «Авиаса» (контролируются группой «Приват»), цены на которые многие считают завышенными в разы, цену на украинскую нефть в 2006 году «Укрнафті» будет объяснить также очень непросто.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно