Нефтетранзит: паритетность или очередной пакт о капитуляции?

4 июня, 2010, 16:52 Распечатать

В пятницу, 4 июня, должно было состояться подписание соглашения между правительствами Украины и России о транспортировке нефти по территории Украины...

В пятницу, 4 июня, должно было состояться подписание соглашения между правительствами Украины и России о транспортировке нефти по территории Украины. Однако накануне украинская сторона выдвинула ряд требований к российскому варианту соглашения, с учетом которых стороны не достигли окончательного согласия, и подписание этого межгосударственного документа перенесено на следующую неделю. Это дает возможность высоким правительственным чиновникам Украины еще раз оценить, на что они соглашаются, а экспертам «Зеркала недели» — проанализировать российские предложения и возможные последствия для Украины в случае подписания нефтетранзитного пакта.

Как уже сообщало «Зеркало недели», по результатам заседания украинско-российской межгосударственной комиссии зафиксированы достигнутые двухсторонние договоренности, среди которых в сфере топливно-энергетического комплекса, в частности, говорится: «Министерству энергетики Российской Федерации и Министерству топлива и энергетики Украины с ОАО «АК «Транснефть», НАК «Нафтогаз Украины» и ОАО «Укртранснафта» подготовить проект нового межправительственного Соглашения о поставках и транзите нефти по территории Украины, в котором урегулировать спорные вопросы в сфере транспортировки нефти. Срок — 1 июня 2010 года».

Подготовка соглашения проходила в условиях засекреченности, но источники «ЗН» подтвердили, что готовят ее в Минтопэнерго Украины и Минэнерго России, а подписание документа планируется уже в ближайшее время. Проект (российский) предполагает не только подписи от имени правительства РФ и Кабинета министров Украины, но и определение хозяйствующих субъектов, уполномоченных выполнять условия соглашения, - «Транснефть» и «Укртранснафту».

Как стало известно «ЗН», от предыдущих межправительственных соглашений в сфере транспортировки российской нефти по территории Украины новое соглашение будет отличаться прежде всего тем, что в нем могут появиться конкретные маршруты для транспортировки российской нефти и методика (механизм) изменения тарифов на услуги по транспортировке (транзиту) нефти по магистральным трубопроводам, расположенным на территории Украины.

Учитывая отсутствие каких-либо комментариев от Минтопэнерго, НАК «Нафтогаз Украины» и ОАО «Укртранснафта» о подготовке документа, «Зеркало недели» предлагает подготовленную нашими экспертами версию обстоятельств и цели заключения будущего соглашения о транзите нефти. А также анализ последствий для Украины в случае согласования российского варианта документа.

По результатам анализа и в контексте определения реальной цели, которую преследует российская сторона при заключении нового соглашения, показательным является приведенное ниже направление усилий внешней политики РФ: «Поддерживать усилия российских нефтяных компаний, добивающихся использования нефтепровода «Одесса—Броды» в реверсном направлении, что ограничит доступ Украины к каспийской нефти». Как сообщало «ЗН» (№17 от 30 апреля 2010 г.), подобные намерения зафиксированы в документе Министерства иностранных дел РФ №4980 Г/С от 10 февраля 2010 года «Программа эффективного использования на системной основе внешнеполитических факторов в целях долгосрочного развития Российской Федерации».

Программа еще не одобрена формально, однако некоторые ее пункты, например договор с США о сокращении ядерных вооружений, — уже выполнены. С другой стороны, прописанные в указанной программе намерения РФ об экономическом сотрудничестве с Украиной в газовой, авиационной, ядерной, энергетической и других отраслях сейчас активно прорабатываются сторонами для подписания соответствующих межправительственных и отраслевых соглашений.

В связи с вышеизложенным возникают логичные вопросы:

— какие проблемные вопросы («спорные вопросы в сфере транспортировки нефти») сможет решить новое соглашение и чем плох нынешний порядок транспортировки нефти по территории Украины?

— будет ли готова РФ отказаться от реализации отдельных положений собственной «Энергетической стратегии РФ на период до 2030 года» для транспарентной работы с Украиной?

— какие нормы нового соглашения отвечали бы национальным интересам Украины?

Решит ли новое транзитное соглашение «спорные вопросы»?

Еще во времена СССР магистральные нефтепроводы на территории Украины проектировались прежде всего для обеспечения транзита российской нефти европейским потребителям и обеспечения украинских НПЗ нефтяным сырьем, поступающим с/через территорию РФ.

С момента обретения Украиной независимости объемы транспортировки нефти по территории нашего государства начали сокращаться. Отсутствие гарантий со стороны россиян по объемам транспортировки нефти по магистральным трубопроводам Украины или же финансовой ответственности за несоблюдение своих обязательств (принцип «качай или плати») отрицательно сказывается как на доходах ОАО «Укртранснафта», так и на поступлениях в Государственный бюджет Украины.

Не помогло преломить негативную тенденцию и 15-летнее соглашение между ОАО «Укртранснафта» и ОАО «АК«Транснефть» от 2004 года, несмотря на широкую информационную кампанию накануне его подписания.

Ситуация немного улучшилась в прошлом году, когда были сделаны первые реальные шаги по диверсификации энергообеспечения государства — ОАО «Укртранснафта» начало прямые морские поставки на Кременчугский НПЗ с использованием нефтепроводов систем порта «Южный» и Приднепровских магистральных нефтепроводов. Благодаря увеличению на 53,6% объемов транспортировки нефти на Кременчугский НПЗ в 2009 году объемы транспортировки нефти в целом на НПЗ Украины увеличились на 16,5%. Эта тенденция сохранится и в текущем году.

Справка: По данным www.smida.gov.ua , в прошлом году ОАО «Укртранснафта» заплатило налогов и обязательных платежей в Государственный бюджет на сумму 420,3 млн. грн., что является одним из самых высоких показателей за время существования компании.

Российская сторона считает, что основной причиной негативной тенденции с загрузкой украинских магистральных нефтепроводов являются высокие тарифы, устанавливаемые украинской стороной для транспортировки российской нефти по своей территории.

Так, глава АК «Транснефть» Н.Токарев, докладывая 4 мая 2010 года премьеру РФ В.Путину о результатах работы компании в первом квартале, жаловался при этом на украинскую сторону: «Есть, конечно, некоторые проблемы с транзитом в Украину. Наши партнеры — «Укртранснафта» — ввели в прошлом году, я считаю, экономически необоснованные тарифы, повысили их на 30%. И сразу же в этом году объем транзита и поставки на НПЗ Украины упали ровно на 30%».

Для решения проблемного вопроса с загрузкой украинской нефтетранспортной системы российская сторона предлагает пересмотреть систему тарифообразования на транзит нефти по территории Украины. В обмен на прогнозируемое тарифообразование российская сторона создаст условия, которые обеспечат загрузку нефтепровода Броды — Порт «Южный» (в направлении порта «Южный») в объеме 9 млн. тонн нефти на протяжении срока действия соглашения (два года). По остальным направлениям, по данным «ЗН», объемы транспортировки не гарантируются.

Варианты механизма гарантирования объемов транзита по территории Украины предлагает глава АК «Транснефть» Н.Токарев: «Транснефть» не может выдать таких гарантий, поскольку не является владельцем нефти. Но если это будет в рамках межправительственного документа, то гарантии уже выдаются российским государством, и тогда оно своими документами, например графиками (экспорта нефти), должно давать обязательства по поставкам» (www.riau.ru).

Корреспонденты УНИАН записали еще один предлагаемый Н.Токаревым вариант по гарантированию загрузки украинской нефтетранспортной системы: «Гарантии должны давать нефтяники, те, кто отправляет нефть транзитом через Украину. И здесь как раз самое узкое место. Если в рамках межправительственного комитета удается заключить какой-либо новый протокол или новое соглашение, то есть гарантом выступит правительство России, тогда уже правительство должно организовать эти объемы». При этом Н.Токарев подчеркнул, что, возможно, необходимо будет предложить нефтяникам какие-то меры стимулирования для того, чтобы они отправляли нефть транзитом через Украину.

По мнению экспертов «ЗН», реализовать предложенный Н.Токаревым механизм гарантий можно было бы через внедрение нового формата сотрудничества: «АК «Транснефть» + ОАО «Укртранснафта» + нефтедобывающие компании». Правильнее будет сказать «восстановление», потому что такая схема применялась на практике до заключения в 2004 году 15-летнего соглашения между АК «Транснефть» и ОАО «Укртранснафта». По нашим оценкам, если бы предложения главы АК «Транснефть» о механизме гарантий можно было бы увидеть в новом межправительственном соглашении, то это было бы по-настоящему действенным шагом относительно внедрения эффективного украинско-российского партнерства по формуле «более низкие тарифы в обмен на объемы транспортировки нефти».

Сегодня, в условиях существования единого договора с заказчиком-посредником (АК «Транснефть» не имеет собственных ресурсов нефти), ОАО «Укртранснафта» не может проводить собственную тарифную политику, направленную на создание благоприятных условий для привлечения дополнительных (например казахстанских) объемов транспортировки нефти через территорию Украины по сравнению с существующими альтернативными путями.

Будет ли способствовать методика (механизм) изменения тарифов увеличению нефтетранзита?

При пересмотре системы тарифообразования на транспортировку нефти глава АК «Транснефть» Н.Токарев призывает изучить российско-белорусский опыт сотрудничества в нефтяной сфере: «За основу мы могли бы взять модель тарифообразования, которую мы опробовали с белорусскими партнерами».

В январе 2010 года РФ и Беларусь подписали Протокол о внесении изменений в Соглашение между правительством РФ и правительством Республики Беларусь о мерах по урегулированию торгово-экономического сотрудничества в сфере экспорта нефти и нефтепродуктов от 12 января 2007 года.

Этим протоколом предусмотрено, среди прочего, внедрение «Методики (механизма) изменения тарифов на услуги по транспортировке (транзиту) нефти по магистральным трубопроводам, расположенным на территории Республики Беларусь», в соответствии с которой:

— пересмотр тарифов должен носить плановый характер и осуществляться не ранее чем через 12 месяцев после предыдущего планового пересмотра;

— в будущем тарифы должны быть согласованы до 25 декабря, утверждены Минэкономики Беларуси до 15 января и введены в действие с 1 февраля;

— в случае отсутствия договоренностей о размере тарифов между Россией и Беларусью белорусская сторона имеет право повышать действующие ставки тарифов на уровень среднегодовой инфляции, которая заложена в прогноз социально-экономического развития России, и увеличенный не более чем на 0,03;

— внеплановый пересмотр тарифов может осуществляться в случае важных изменений условий хозяйственной деятельности организаций трубопроводного транспорта Беларуси. При этом внеплановый пересмотр тарифов может происходить до 1 октября.

Но, как показал опыт наших соседей, внедрение новых тарифных белорусско-российских отношений не принесло положительного результата для Республики Беларусь. По данным Национального статистического комитета Беларуси, импорт российской нефти сократился в первом квартале 2010 года на 43,2% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.

Такое значительное сокращение обусловлено прежде всего введением таможенной пошлины на значительную часть поставок нефти из РФ. Но, с другой стороны, белорусский опыт свидетельствует, что внедрение только на территории Беларуси нового подхода к тарифообразованию не является решающим с точки зрения объемов транспортировки.

Не исключено, что внедрение в Украине подобной методики (механизма) изменения тарифов может иметь подобные последствия. Любые скидки или преференции, направленные на увеличение объемов транспортировки нефти, могут быть нивелированы повышением тарифов и сборов российской АК «Транснефть» как фактическим оператором всех украинских направлений. Следовательно, конечная стоимость услуг по транзиту нефти по территории Украины будет определяться за ее пределами.

Именно такая ситуация сложилась с одновременным повышением с 1 января 2010 года российских и украинских тарифов на транспортировку нефти. Сразу же после подписания договоренностей между АК «Транснефть» и ОАО «Укртранснафта» относительно условий транспортировки нефти по территории Украины российская сторона развернула информационную кампанию, обвиняя украинскую сторону в необоснованном и значительном повышении тарифов (на 30%). Со временем эта цифра стала аргументом для пересмотра системы тарифообразования при транспортировке нефти по территории Украины.

Вместе с тем ситуация с повышением тарифов и их влиянием на загрузку украинской нефтетранспортной системы несколько иная.

Так, в конце прошлого года в ходе переговоров с АК «Транснефть» об условиях транспортировки нефти по территории Украины в 2010 году «Укртранснафте» удалось добиться повышения транзитных тарифов по индивидуальным маршрутам в среднем на 22%. Причем тарифы начали определять в евро, тогда как ранее они были номинированы в долларах. Тем не менее, если учесть текущий курс евро, то повышение украинских транзитных тарифов по состоянию на 25 мая 2010 года составляло только 4,12%.

Одновременно Федеральная служба по тарифам РФ (ФСТ) с 1 января 2010 года ввела новые тарифы (удельные — стоимость транспортировки тонны нефти на 100 км) на транспортировку нефти по территории Российской Федерации, которые в среднем повысились на 15,9%. Учитывая решение ФСТ, АК «Транснефть» пересчитала тарифы на транспортировку нефти в 2010 году по индивидуальным маршрутам. Как видно из табл. 3, в наибольшей степени повысилась стоимость транспортировки нефти по территории России именно в направлении Украины. Так, стоимость транспортировки из Самары в направлении порта «Южный» в 2010 году по сравнению с 2009-м
повысится на 65,86%, а из Нижневартовска в направлении «Южного» — на 32,77%. При этом в направлении Новороссийска тарифы повысились всего на 11,49%.

По данным ФСТ России, «одним из основных факторов, повлиявших на формирование среднего уровня роста тарифов, стало увеличение расходов ОАО «АК «Транснефть» на уплату процентов по заемным средствам, привлекаемым для финансирования строительства инвестиционных проектов, а также увеличение объемов финансирования инвестиционной программы ОАО «АК «Транснефть» в 2009 году».

Следует отметить, что украинские удельные тарифы после их согласования с российской стороной остаются сравнительно невысокими (см. рис. 1). А динамика прироста удельного тарифа ОАО «Укртранснафта» значительно отстает по сравнению с АК «Транснефть» (см. рис. 2). Более того, динамика прироста индекса инфляции значительно опережает рост украинских тарифов.

Вышеупомянутые особенности тарифной политики АК «Транснефть» («которая не является собственником нефти и не может выдавать гарантий относительно объемов») уменьшают экономическую привлекательность украинских маршрутов для российских нефтедобывающих компаний, которые переориентируются на другие экспортные направления.

Привлекает также внимание направленность информационных манипуляций, с одной стороны, с величинами тарифных повышений, с другой — с понятиями «удельный тариф» и «тариф по индивидуальному маршруту». Можно было бы понять, если бы эти манипуляции были направлены в украинскую сторону: информационное давление с целью заключения выгодных российской стороне межгосударственных соглашений и т.д. Однако не понятно, зачем вводить в заблуждение главу собственного правительства.

Почему сокращается российский нефтетранзит?

«ЗН» неоднократно в своих публикациях анализировало «Энергетическую стратегию РФ на период до 2030 года», утвержденную распоряжением правительства РФ от 13 ноября 2009 года №1715-г.

В контексте прогнозирования загрузки украинской
нефтетранспортной системы важным фактором является закрепление Российской Федерацией в Стратегии на перспективу до 2030 года профицита трубопроводных экспортных мощностей АК «Транснефть». До начала строительства Балтийской трубопроводной системы загрузка магистральных трубопроводов АК «Транснефть» составляла 100%. Со временем экспортные возможности трубопроводов начали расти быстрее, чем добыча нефти, и уже в 2005 году возник профицит в объеме 12,9 млн. тонн нефти в год.

В российской энергетической Стратегии предусмотрено, что профицит трубопроводных мощностей будут определять следующие факторы развития нефтяного комплекса РФ (см. рис. 3):

— замедление динамики нефтедобычи в России;

— стимулирование роста нефтеперерабатывающей промышленности в России;

— перераспределение потоков нефти в восточном направлении (трубопровод «Восточная Сибирь—Тихий океан», или Eastern Sibiria—Pacific Ocean, далее — ESPO);

— обход территорий третьих стран и формирование новых направлений экспорта нефти («с целью снижения транзитных рисков сопредельных стран»).

Вышеизложенное подтверждается как на практике (реализацией конкретных проектов — БТС-2, ESPO), так и документально. Так, в «Отчете Федеральной службы по тарифам РФ о результатах деятельности в 2009 году и задачах на среднесрочную перспективу» констатируется, что действие вышеупомянутых факторов развития нефтяного комплекса РФ привело к снижению в прошлом году грузового оборота АК «Транснефть». С учетом последнего возникла необходимость повышения тарифов на услуги по транспортировке системой АК «Транснефть» с 1 января 2010 года.

Ответ на вопрос «Какие негативные последствия для Украины несет сейчас и в будущем профицит трубопроводных мощностей РФ?» дают все та же Энергетическая стратегия РФ на период до 2030 года и другие нормативные акты (например, федеральная целевая программа «Развитие транспортной системы России (2010—2015 годы)»). Согласно стратегическим задачам России в энергетической сфере, непосредственными последствиями создания профицита транспортных мощностей должны стать:

а) окончательное избавление от зависимости экспорта российской нефти от транзита по территориям сопредельных государств;

б) обеспечение маневренности экспортных потоков российской нефти для выбора наиболее экономически эффективного и политически рационального маршрута;

в) создание дополнительных возможностей для привлечения в российскую систему магистральных нефтепроводов экспортных потоков постсоветских стран Каспийского региона (прежде всего Казахстана и Азербайджана).

Таким образом, в случае возникновения значительного профицита трубопроводных мощностей внутри России в 2012—2015 годах потребность в услугах украинской нефтеперерабатывающей и нефтетранспортной систем для транзита российского сырья будет стремительно падать.

Европейский рынок остается важным рынком сбыта углеводородной продукции. Поэтому полный отказ РФ от транзита по нефтепроводам смежных стран маловероятен. Однако существование профицита транспортных мощностей в России снизит ее зависимость от Украины, Беларуси и Польши, а также усилит политическое влияние на Словакию, Чехию и Венгрию путем создания дефицита поставок российской нефти на местные НПЗ и провоцирования конкуренции между странами региона за право получить нефтяные потоки из России.

Из интервью президента АК «Транснефть» Н.Токарева агентству «Аргус Медиа» 18 февраля 2010 года: «России и потребителям нефти в Европе уже надоела вся эта свистопляска с транзитом. Мы не должны от кого-то зависеть в этом вопросе. БТС-2 строится для того, чтобы обеспечить в первую очередь интересы России при экспорте. Но уходить с наших традиционных рынков в южной Европе, Германии и Польше мы не собираемся. Единственное, что вполне реально, — это переориентация объемов из чужих портов — Южного, Гданьска — на нашу площадку в Усть-Луге».

Сетевая энерготарифная политика РФ

В последнее время РФ постепенно и планомерно меняет правила государственного регулирования тарифов, предусматривающие реализацию концепции сетевого тарифа на услуги по транспортировке нефти магистральными трубопроводами и обеспечение равных условий поставок нефти на различные внешние рынки, а также снижение удельной стоимости транспортировки нефти по мере увеличения ее расстояния.

На первом этапе предполагается введение сетевого тарифа для транспортировки нефти через ESPO с целью создания для грузоотправителей условий равной привлекательности для экспорта из Западной Сибири в направлении на запад и восток по трубопроводной системе ESPO. Следующим шагом российской стороны может стать внедрение сетевого тарифа при поставках на экспорт, а со временем — на собственные НПЗ.

Из интервью директора департамента экономики АК «Транснефть» П.Серикова: «Принцип формирования сетевого тарифа применительно к ESPO был сформулирован достаточно давно, основная идея была такая: сдавая нефть в систему ОАО «АК «Транснефть» в Западной Сибири, нефтяникам должно быть безразлично — будут качать их нефть на запад или на восток, так как речь шла об обеспечении равной привлекательности поставок нефти на экспорт в западном (страны Европы) и восточном (страны АТР) направлении.

Предполагалось, что за счет этого будут созданы условия равной доходности (или равной затратности), которые позволят привлечь объемы нефти из Западной Сибири для заполнения трубопроводной системы ВСТО на первом этапе.

…Уже сегодня мы видим значительный интерес нефтяных компаний к этому маршруту. О возможности введения сетевых тарифов при транспортировке нефти на экспорт в западных направлениях нами были выполнены соответствующие расчеты, предложения были направлены в ФСТ России.

Однако решение об их введении в системе магистральных нефтепроводов пока не принималось, так как первоначально необходимо провести апробацию схемы работы по сетевому тарифу на одном направлении, а уже потом с учетом опыта его применения идти дальше.

По нашему мнению, возможен и переход к сетевым тарифам для поставок нефти на НПЗ России, но в качестве следующего шага (после введения сетевых тарифов при транспортировке нефти на экспорт)».

Какие последствия для Украины может иметь введение Россией сетевых тарифов при транспортировке нефти на экспорт? Ответ очевиден. Украинская транзитная территория расположена довольно далеко от месторождений Западной Сибири. Из-за этого российская сторона путем внедрения методики (механизма) изменения тарифов по территории Украины уже сейчас пытается ограничить максимальный удельный тариф для Украины. Это, в свою очередь, будет ограничивать тарифную выручку ОАО «Укртранснафта» и, в значительной степени, окажет негативное влияние на наполнение Государственного бюджета Украины (особенно в средне- и долгосрочной перспективе).

Вместе с тем хотелось бы отметить, что 30% тарифной выручки АК «Транснефть» идет на финансирование «Инвестиционной программы АК «Транснефть», реализация которой направлена прежде всего на строительство новых трубопроводных маршрутов (БТС, ESPO и т.д.). Поэтому тарифы АК «Транснефть» постоянно растут (рис. 2).

Таким образом, если в новом межправительственном Соглашении о поставках и транзите нефти по территории Украины появится методика (механизм) изменения тарифов на транзит по украинской территории, то это будет своеобразным механизмом перераспределения средств от транспортировки нефти по территориям РФ и Украины, причем направленных на финансирование конкурентных (обходных) к отечественным трубопроводных маршрутов.

Что должно быть в новом межправительственном соглашении, а чего нет

С подписанием в 2004 году 15-летнего соглашения между ОАО «Укртранснафта» и ОАО «АК «Транснефть» о предоставлении услуг по транспортировке нефти по территории Украины» украинский оператор магистральных нефтепроводов практически лишился своей субъектности. ОАО «Укртранснафта» стала субподрядчиком АК «Транснефть» на территории Украины.

С 2004 года российская сторона единолично определяет графики, объемы, маршруты транспортировки нефти по территории Украины. Объемы транспортировки нефти по территории Украины неуклонно сокращаются, поскольку АК «Транснефть» без собственного ресурса нефти не может гарантировать загрузку украинской трубы. Единственным островком свободы оставалось тарифообразование.

С подписанием нового соглашения субъектность ОАО «Укртранснафта» утрачивается полностью, ведь проект нового соглашения предусматривает перенос определения бизнес-условий сотрудничества с уровня хозяйствующих субъектов полностью на политический уровень. В условиях активного строительства той же РФ конкурентных (обходных) маршрутов, ОАО «Укртранснафта» не будет иметь никакого рыночного механизма (то ли через тариф, то ли через маршрут) для реагирования на внешние изменения.

С уничтожением государственного бизнеса (100% акций ОАО Укртранснафта» принадлежат НАК «Нафтогаз Украины») наибольшие потери (которые нельзя прямо оценить годовой тарифной выручкой) понесет Украинское государство. Отечественный бизнес не сможет больше выступать союзником власти в переговорном процессе «слабого» с «сильным». Раньше власть «более слабого» государства хотя бы могла сказать власти «более сильного» государства: «это рынок определяет условия сотрудничества и это вопрос компетенции бизнеса», а сейчас украинская власть окажется одна перед «сильным» и станет еще более «слабой».

Подытоживая вышеизложенное, эксперты «ЗН» считают необходимым в новом соглашении в сфере транспортировки (транзита) российской нефти по территории Украины:

— не определять условия транспортировки нефти по территории Украины (объемы, маршруты, валюта и размер тарифа и т.д.), а передать это право хозяйствующим субъектам.

Если в межправительственном соглашении будет, например, определен маршрут для ПАТ «Лукойл» в направлении Одесского НПЗ через «Приднепровские магистральные нефтепроводы», это полностью уничтожит в Украине ростки диверсификации источников энергообеспечения (морские поставки на Кременчугский НПЗ предполагают обратное направление прокачки нефти).

Как минимум, это можно квалифицировать как «недостаточные темпы диверсификации источников поставок топливно-энергетических ресурсов» (статья 7 «Угрозы национальным интересам и национальной безопасности Украины» Закона Украины «Об основах национальной безопасности Украины»);

— не внедрять методику (механизм) изменения тарифов или же любой другой механизм контроля российской стороной тарифообразования на территории Украины, который в таком проявлении является своеобразным механизмом ограничения степени свободы украинской власти, т.е. не перераспределять средства от транспортировки нефти в пользу РФ, а также не содействовать финансированию конкурентных (обходных) украинским трубопроводных маршрутов;

— предусмотреть обязательство российского правительства о предоставлении ежегодных гарантий загрузки украинской нефтетранспортной системы (например, посредством обязательного подписания к соглашению ежегодных протоколов об условиях и объемах транспортировки нефти);

— предусмотреть право ОАО «Укртранснафта» заключать соглашения на транспортировку нефти по территории Украины не только с АК «Транснефть», но и с владельцами ресурса — нефтедобывающими компаниями.

Надеемся, вышеприведенные аргументы все же заставят украинскую власть задуматься перед подписанием нефтетранзитного соглашения, чтобы оно в конце концов не оказалось очередным пактом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно