МЫ ГОРОДСКОЙ ЗЕМЛИ НИ ПЯДИ НЕ ОТДАДИМ!

10 октября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 10 октября-17 октября

Казалось бы, после столкновений по поводу нефтепровода «Одесса—Броды» и трагедии на Скниловском аэродроме Евгений Марчук и Любомир Буняк будут избегать контактов друг с другом в будущем...

 

Казалось бы, после столкновений по поводу нефтепровода «Одесса—Броды» и трагедии на Скниловском аэродроме Евгений Марчук и Любомир Буняк будут избегать контактов друг с другом в будущем. Видимо, если бы генерала Марчука карьерной судьбой не занесло в кресло министра обороны, то так бы и произошло. Но жизнь есть жизнь, и нам суждено в ближайшем будущем наблюдать за еще одной дискуссией этих двух персонажей украинской политической сцены.

По некоторым данным, 18 процентов территории Украины находится под военными объектами, а чему, собственно, удивляться, если УССР после Второй мировой была милитаризирована до зубов. Если бы коварный западный агрессор прорвал весьма неслабый первый эшелон обороны, состоящий из европейских стран Варшавского договора, Украина, превращенная во второй, основной, эшелон, должна была его (агрессора) встретить и не пропустить вглубь страны. В Украине, помимо тьмы боевых частей, размещались многочисленные огромные склады с техникой и амуницией. В нужный момент, благодаря этим запасам предполагалось срочно мобилизовать большое количество мужчин и бросить их на захватчика. Западной Украине, включительно со Львовом, вменялась дополнительная военная задача — подавление националистически настроенного населения.

За годы независимости Украины оставшиеся на ее территории войска претерпели существенные изменения, и очень часто — в сторону деградации. Одни части были выведены за пределы нового государства, другие расформированы, третьим предоставлен бюджет, который больше смахивает на карманные расходы, из-за чего невозможно полноценно выполнять поставленные задачи. Да и сами задачи изменились. С НАТО и бандеровцами бороться уже не нужно. (Или нужно?) Большое количество имущества из-за халатности просто разрушилось, много с разной степенью законности перешло под контроль коммерческих и иных структур. И, кажется, до недавнего времени никто особенно не «строил» военных по поводу контролируемого ими добра.

Не собирался их беспокоить и нынешний мэр Львова Любомир Буняк. Его предвыборная программа не рассматривала армию в качестве возможного донора для подпитки городского организма. Однако сносное функционирование города, как оказалось, требует значительно больших средств, нежели сегодня удается собрать в его бюджет. Расхлябанное коммунальное хозяйство, разбитые дороги, протекающие крыши, разрушающиеся памятники архитектуры (коих во Львове угораздило появиться аж в количестве 2070 штук), замершая очередь на получение жилья, требующие в ультимативной форме возвращения долгов по зарплате учителя… В придачу нынешний мэр в своей предвыборной программе пообещал горожанам за два года обеспечить круглосуточное водоснабжение.

Возрождения былого промышленного потенциала, на который так рассчитывала новая команда, не случилось. Нужна была альтернатива. Городская власть принялась активно продавать коммунальное имущество. Процесс продажи земли с аукционов Ратуша интенсифицировала до максимально возможного. Продается любой «лоскуток», попавшийся под руки, несмотря на то, что практика ускоренной распродажи приводит к многочисленным конфликтам, в том числе — и с прокуратурой.

Оглянувшись по сторонам, Буняк обнаружил «скрытые резервы». Ими оказались воинские части и «почтовые ящики», расположенные в черте города. После некоторых размышлений городской голова пришел к выводу, что поскольку ситуация внутри армии изменилась, военным столько имущества и земли на территории Львова не нужно. К тому же в городской раде созрело убеждение: Украинская армия просто обязана искупить грехи своей предшественницы, которая на «оккупированных территориях» отнимала без спроса и компенсации у местного люда народные дома, другие общественные здания, жилье и даже храмы.

Видимо, Вооруженные силы Украины (ВСУ) моральных комплексов не демонстрировали, отнятого и вообще лишнего имущества передавать городской общине не желали — ни в рабочем порядке, ни в торжественной обстановке. Поэтому городской раде необходимо было сформулировать свои претензии на правовом уровне. И необходимые аргументы были найдены. В частности, Закон Украины «О правовом режиме имущества в Вооруженных силах Украины» от 21 сентября 1999 года содержит два весьма выгодных в имущественном плане для органов местного самоуправления (ОМС) положения. Во-первых, воинские части могут использовать имущество только по его целевому и функциональному предназначению. Во-вторых, воинские части должны обеспечиваться имуществом, в соответствии с утвержденными нормами и организацией его эффективного использования.

Еще больше оснований ОМС отрывать куски военного имущественно-земельного пирога дал новый Земельный кодекс (ЗК), вступивший в силу 1 января 2002 года. В частности, заместитель главы депутатской комиссии по вопросам природопользования, охраны окружающей среды и благоустройства Львовской городской рады Вера Лясковская нашла в ЗК положения, согласно которым земельные отношения между городом и Западным оперативным командованием (ЗапОК) должны складываться так: «Если земля больше не задействована оборонными объектами или воинскими частями, она должна быть изъята. А освобожденные земельные участки и имущество, которые раньше принадлежали общине города и были разными распоряжениями предоставлены в пользование военным, должны быть возвращены общине города. А за те городские земли, которые армия использует целево, она должна платить налог в городскую казну».

Анатолий Кинах, пребывая на должности премьер-министра, вообще дал ОМС, озабоченным «квартирным вопросом», возможность вести себя по отношению к военным вызывающе. Чего стоит только название постановления Кабмина от 29 августа 2002 года — «Порядок изъятия и передачи военного имущества Вооруженных сил»! Среди прочих субъектов, кому военные имеют право передавать это самое имущество, упомянуты и «территориальные общины сел, поселков и городов». Общины населенных пунктов обрели право претендовать почти на все неиспользуемое военное имущество, кроме вооружения и боевой техники. Основной массив этого добра, которое, согласно данному постановлению, может переходить в коммунальную собственность, — объекты недвижимости (жилье, незавершенное строительство, социальная сфера и проч.).

Данный «Порядок» также оговорил, что в коммунальную собственность военное имущество может передаваться при наличии согласия городских и прочих местных рад… Что?! Львовская городская рада очень даже согласна! Более того, наша городская рада рада выполнить 6-й пункт «Порядка изъятия и передачи военного имущества Вооруженных сил» как составную часть того же постановления Кабмина: «Инициировать передачу военного имущества могут… органы местного самоуправления».

И поехало. Представительская власть Львова, опираясь на Закон «О местном самоуправлении», смастерила дубину в виде Управления природных ресурсов и регулирования земельных отношений, которой и начали рационализировать использование, учет, распределение и охрану земли города.

Работа с ЗапОК началась с двух «социальных объектов».

Сначала, 26 сентября 2002 года Львовская городская рада принимает решение, которым наряду с другими объектами недвижимого имущества в коммунальную собственность территориальной общины города Львова был зачислен комплекс строений бывшего «Стрілецького братства». Данный объект при Советской власти долгие годы служил базой для Ансамбля песни и пляски Прикарпатского военного округа. С июля 2000 года этот комплекс строений пустовал, поскольку военные артисты съехали в помещение клуба 7-го механизированного полка, размещенного по улице Стрыйской во Львове. С этого момента усадьба бывшего «Стрілецького братства» начала приходить в упадок и превратилась в пристанище для бомжей.

Статус данного имущества городскими депутатами был незамедлительно оценен как таковой, который воинскими частями вообще никак не используется. Сердце городской сжалось при виде беспризорного комплекса, и она его «усыновила». А ЗапОКу выставила счет на почти миллион гривен за нанесение ущерба памятнику архитектуры, расположенному в заповедной зоне.

Позже «некие благородные офицеры» анонимно сообщили некоторым депутатам, что командование ЗапОК замыслило усадьбу и земельный участок площадью около 0,7 га по дешевке (за 600 тыс. гривен) продать «одной строительной фирме», которая, проведя кое-какой ремонт, планировала выгодно ее (усадьбу) перепродать. Думается, что охотников на бывшую усадьбу нашлось бы немало: расположена она в престижном зеленом районе почти что центральной части города. А то, что оказалась без присмотра, вовсе не обозначало, что ЗапОК о ней забыло. Это, говорят, просто такая технология: брошенное строение быстрее приходит в запустение и его можно легче продать.

Три месяца спустя, 26 декабря того же года, городская рада очередным решением зачисляет в коммунальную собственность Львова Дом офицеров. Это строение до прихода Советов было возведено на средства городской общины как Народный дом. В последние годы помещение Дома офицеров, по определению депутатской комиссии по вопросам природопользования, охраны окружающей среды и благоустройства Львовской городской рады, используется почти не по назначению: «Половина этого сооружения отдана в аренду коммерческим структурам. Первый-второй этажи левой стороны — киевским под кинопалац на десять лет. 250 квадратных метров первого этажа — директору Краковского рынка под кафе. Что-то там отдано под прокат свадебных аксессуаров, что-то — под охранную фирму и т. д.».

Дальше — больше. Если до сих пор депутаты санкционировали отъем строений, в которые военные вселялись по праву завоевателя, то дальше под отчуждение попал объект, возведенный при участии армии. Участие это было достаточно специфическим. ЗапОК решило освободившиеся от в/ч связистов 0,84 га передать корпорации «Карпатбуд» под строительство 40-квартирного жилого дома. Причем, как можно судить по «Витягу з титульного списку капітального будівництва по Західному ОК на 2002 рік», этот земельный участок, по сути, представлен как долевой пай. А техника, материалы, специалисты, финансы — это, так сказать, забота подрядчика. За «не свою землю» военные должны были получить 13 квартир. Остальные 27 квартир подрядчик за свои инвестиции получал «право» реализовывать на рынке.

— Военные фактически взяли на себя функцию распоряжения землями города, — считает начальник управления природных ресурсов и регулирования земельных отношений Львовской городской рады Петр Коваль. — Тогда как земля не находится в их распоряжении, а только — в их пользовании. Функцию распоряжения, в соответствии с Земельным кодексом, имеет только городская рада. И, соответственно, земля также является собственностью городской рады. Если бы Вооруженные силы заказали жилье для одних военных, то к этому еще можно было бы отнестись положительно. А так они, получается, участвовали в строительстве коммерческого жилья. А нормативная форма Земельного кодекса «Целевое использование земельных участков» по землям Минобороны не предусматривает функцию строительства коммерческого жилья. С их стороны это — криминал, обдираловка органов местного самоуправления.

— Вооруженные Силы вправе строить жилье для военнослужащих, но — по определенной процедуре, — заметила по данному поводу В. Лясковская. — Процедура эта состоит в том, что обсуждаемой категории земель, изъятой и переданной городу, на сессии городской рады должны изменить целевое назначение. После этого военные могут обращаться к нам с просьбой о предоставлении им земельного участка под строительство некоммерческого жилья. И только после получения такого разрешения — за свои централизованные средства приступать к строительству. Строительство жилого дома на освободившейся от военных связистов территории подобной процедуры не прошло. Более того, военные обратились в городскую раду с тем, чтобы под этот дом выделить земельный участок тогда, когда дом уже был почти построен.

Короче, 27 февраля с.г. львовские депутаты принимают решение, которым изымают и 0,84 га, и почти завершенный на них 40-квартирный дом, чтобы превратить все это в коммунальную собственность.

А ведь все могло сложиться по-иному. Генерал-полковник С.Чернилевский направлял в Минобороны ходатайство, в котором просил разрешения передать данный участок «местным органам власти». В июне 2001 года МО в лице генерал-полковника Д. Рудковского, сочтя, что данный участок для нужд МО не используется и такое использование не планируется, соответствующее разрешение дал. Однако в механизме ЗапОК произошел какой-то сбой, и решение заместителя министра МО выполнено не было. Командование округа заказало «скромный» жилой дом, по проекту строительства которого предусмотрены квартиры повышенной комфортности (в том числе — в два уровня) и «благоустройство крыши».

Для тех, кому знакомы только понятия «благоустройство территории» и «благоустройство улицы», популярно объясняем, что «благоустроенная крыша» предполагает создание над последним этажом зоны отдыха: газоны, прогулочные дорожки, скамеечки и т.д. Неплохо для армии, чьи солдаты «стреляют» на улице сигареты, а многочисленные офицерские семьи десятилетиями скитаются по чужим углам...

Впрочем, солдатам и младшему офицерскому составу, по сведениям г-жи Лясковской, такие квартиры и не предназначались. Счастливыми новоселами должны были стать «три полковника и два генерала (один из тех генералов — военный прокурор)».

Это был единственный участок, который военные чуть было не передали в коммунальную собственность города. Зато далеко не единственный из тех, которые армия передала коммерческим и иным структурам. Больше других по части строительства на бывших военных территориях под видом возведения квартир для военнослужащих преуспела, кажется, корпорация «Карпатбуд». Под предлогом реконструкции караульного помещения в/ч автомобилистов эта фирма даже соорудила свой монументальный офис.

Все коммерческие строения, возведенные таким образом, по сведениям депутатской комиссии по вопросам природопользования, охраны окружающей среды и благоустройства, «посажены» на готовые городские коммуникации почти бесплатно. Хотя, в соответствии с существующими строительными нормами, правилами и постановлениями, каждый застройщик должен вносить инвестиции на развитие городской инфраструктуры: водоснабжение, водоотвод и пр. Коммерческое жилье, возведенное в престижных районах города, перегружает и без того никудышные коммуникации. Старый город застраивался под совсем другие масштабы людских масс, транспорта, социальной инфраструктуры (магазины, рынки, школы, медучреждения и т.д.). Здесь уже и без того нарушен баланс между возможностями среды и техногенной нагрузкой. Не в пользу первой.

Будем откровенными: кроме закамуфлированных способов фактически передачи военного имущества и территорий, ЗапОК практиковало и, можно сказать, полулегальные формы передачи оных ценностей. К примеру, под Центр реабилитации военнослужащих Кабмину передали комплекс строений почти на 3 га территории из-под расформированного стройбата. Реабилитации как таковой городская рада на переданной территории не видит в упор. Вместо этого бывшая стройбатовская часть сдается в аренду коммерческим структурам. А земля осталась на учете МО.

Похожая судьба постигла в/ч Железнодорожных войск. Сооружения были официально переданы Управлению железной дороги, которое полученную недвижимость тут же передало коммерсантам. А земля опять-таки — на учете у военных. Львовская рада насчитала как минимум 80 га городской земли, на которых находились воинские формирования и которые должны были быть переданы после их высвобождения городу. За перечисленные гектары бюджет Львова мог бы выручить 200 млн. гривен.

На сегодняшний день за армией, по данным мэра Львова Любомира Буняка, числится около 1000 гектаров земли, которыми она то ли пользуется, то ли держит незадействованными, то ли сдает в аренду (вроде базы «Военторга»). По-прежнему считается, что эти земли находятся в государственной собственности. Ежегодно Верховная Рада продлевает по ним льготы, освобождая военных от платы за землю. Да о чем говорить, если эти территории просто не инвентаризованы! Теряет государство, теряет городская община…

Весьма оригинально уходят от платы за львовскую землю Пограничные войска. По улице Владимира защитники рубежей используют некую территорию под пилораму и бетонный узел. Остальное — под… сельское хозяйство. Зарыбленный пруд. Свиньи, козы, кролики, корова, где-то полтора десятка солдатиков и три-четыре офицера в зеленых погонах. Культурно выражаясь, отходы жизнедеятельности домашних животных для преобразования в органические удобрения складируются под открытым небом. А вокруг — жилые городские дома, парковая зона… Готовый естественный компост пограничники используют на рядом расположенных огородах и в садах.

Горрада не намерена дальше мириться с таким нарушением концепции генерального плана европейского города. В ближайшее время городской «законодательный орган» намерен «конфисковать» и этот участок.

Как себя в данной ситуации поведут пограничники, пока неизвестно. Может быть, последуют примеру Вооруженных сил, которые решительно защищают свои имущественные интересы. Армия в судебном порядке добивается признания выше упомянутых решений Львовской рады недействительными. По одному объекту военные уже добились успеха. В отношении бывшего «Стрілецького братства» 31 июля с.г. судья Хозяйственного суда Львовской области удовлетворила иск ЗапОК. Правда, горрада решение судьи не считает легитимным. Поскольку вердикт вынесен, с точки зрения депутатов, на основе «неубедительных документов»: решений Львовского горисполкома от 1953 и 1985 годов (в том числе и — суженного заседания исполкома с грифом «Секретно»), акта ПрикВО от 1979 года, — то есть всех тех бумаг, которые касаются несуществующей армии. Вместе с тем, горрада настаивает, что решение суда по бывшему уже «Стрілецькому братству» принято без законного документа, выданного органом нынешней украинской власти, — без справки Львовского областного государственного коммунального БТИ. А в соответствии с инвентаризационными материалами, по состоянию на 28 августа 2003 года государственная регистрация права собственности на строения и сооружения, которые раньше принадлежали «Стрілецькому братству», военными структурами не осуществлялась.

Проигрывая на судебном поприще, горрада применила иной маневр — она обратилась к общественности и во всевозможные инстанции власти: к Президенту, Верховной Раде, руководству Вооруженных сил, во все правоохранительные органы. Думается, всем перечисленным субъектам власти будет нелегко определиться с истиной. Очень непросто это будет сделать МВД. Поскольку его львовское подразделение, как утверждают представители депутатской комиссии по вопросам природопользования, само с нарушением законодательства передало все той же корпорации «Карпатбуд» территорию, закрепленную сессией городской рады за детскими садами для детей работников милиции. На землях, до сих пор числящихся в земельном реестре города за ликвидированными детскими учреждениями, «Карпатбуд» возвел 26-квартирный жилой дом и виллу для президента этой корпорации. Сей многоквартирный дом появился под предлогом строительства жилья для милиционеров, хотя Вера Лясковская уверяет, что там милиционеры не получили ни одной квартиры…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно