МИХАИЛ ЧЕЧЕТОВ: «ПРИВАТИЗАЦИЯ ДОЛЖНА ИДТИ В ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМ ПОЛЕ»

22 марта, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 22 марта-29 марта

В 2002 году перед Фондом государственного имущества Украины поставлены непростые задачи: перечислить в Государственный бюджет Украины 5,8 млрд...

Михаил Чечетов: «При продаже таких уникальных предприятий, как «Укртелеком», ошибки недопустимы»
Михаил Чечетов: «При продаже таких уникальных предприятий, как «Укртелеком», ошибки недопустимы»

В 2002 году перед Фондом государственного имущества Украины поставлены непростые задачи: перечислить в Государственный бюджет Украины 5,8 млрд. грн., разработать Государственную программу приватизации на 2003 — 2005 годы, а также продать такие гиганты, как облэнерго и «Укртелеком». Принимая во внимание политическую нестабильность в Украине, обусловленную выборами в Верховную Раду, а также несовершенство законодательной базы, последующие месяцы обещают быть для Фонда довольно напряженными. О том, какова стратегия работы в этих условиях, рассказывает исполняющий обязанности председателя ФГИ Михаил ЧЕЧЕТОВ.

— Михаил Васильевич, каковы перспективы Фонда, не изменятся ли его роль и функции в ближайшее время?

— Перспективы Фонда самые радужные. Мы приступили к приватизации крупных стратегически важных объектов, предприятий, занимающих монопольное положение на рынке. Эта приватизация осуществляется в соответствии с Государственной программой на 2000—2002 годы, действие которой уже подходит к концу.

Важнейшей особенностью приватизации таких предприятий, как облэнерго и «Укртелеком», является то, что участие в ней могут принимать только промышленные инвесторы. То есть на сегодняшний день нет никакого ущемления капитала по национальному признаку или географической привязке, как и нет никаких привилегий отечественным инвесторам. Идет открытая, честная, конкурентная борьба. Лозунг «Деньги в бюджет любой ценой» с фасада Фонда снят. Во главу угла ставится, прежде всего, перспектива развития приватизируемого предприятия, которую ФГИ напрямую связывает с приходом на предприятие стратегического промышленного инвестора.

Не снижаются и темпы приватизации, поскольку в этом году планируется получить 5,8 млрд. грн., т.е. 1 млрд. долл. Учитывая, что планируется продать такие уникальные объекты, как облэнерго, «Укртелеком», — роль и ответственность Фонда многократно возрастают.

— Какие моменты, на ваш взгляд, негативно влияют на прозрачность процесса приватизации в Украине?

— Фонд прилагает максимум усилий, чтобы процесс приватизации шел прозрачно. Необходимо лишний раз напомнить, что приватизация — это не продажа из-под полы, она проводится на конкурсной основе, и прежде чем приступить к ней, создается конкурсная комиссия, в которую от Фонда входит только два человека: председатель и секретарь, а остальными членами комиссии являются представители предприятия, госадминистрации той области, в которой находится предприятие, местных органов власти, отраслевого министерства, Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, а также представители силовых министерств — СБУ и МВД. Эта конкурсная комиссия и занимается отработкой условий приватизации, чтобы предприятие попало в руки того инвестора, который бы не просто купил его и потом уничтожил, а смог наладить эффективный менеджмент, обеспечить перспективу развития. Приватизация должна идти исключительно в законодательном поле, и единственный центральный орган государственной власти, который должен ее проводить, в соответствии с Конституцией Украины, — это Фонд государственного имущества Украины.

Однако иногда процессы развиваются и вне правового поля. Есть так называемая нелегальная приватизация, теневая. Особенно яркие вспышки такой приватизации были в прошлом году — это пример тех же «Росавы» и «Луганскоблэнерго». Со своей стороны Фонд делал все возможное, чтобы эти вспышки погасить: совместно с правоохранительными органами, Генеральной прокуратурой, арбитражными судами, СБУ мы стремились пресечь такую практику. А уже позже Президентом Украины был подписан закон об установлении моратория на все виды отчуждения собственности, кроме приватизации, для предприятий, где более 25 % находится в государственной собственности. Это законодательный заслон для теневых форм приватизации.

На мой взгляд, для того чтобы полностью искоренить теневую приватизацию, необходимо устранить ее причины — ликвидировать гигантскую кредиторско-дебиторскую задолженность в государстве. На уровне Министерства экономики должны быть разработаны соответствующие законодательные акты, которые в глобальном плане решили бы эту проблему. Если этот узел будет развязан, отпадут причины, являющиеся побуждающим мотивом для активизации нелегальной, теневой приватизации.

— Каким образом выборы могут повлиять на процесс приватизации в Украине?

— Выборы уже повлияли. Активность разных политических сил, иногда довольно некорректные формы политической борьбы, политическая нестабильность, — естественно, все эти факторы не способствуют приходу на приватизационный рынок Украины серьезных инвесторов. Они просто решили подождать. А это влечет за собой отсутствие серьезной конкуренции, что никогда не приведет к эффективной продаже: и в части высокой цены, и в части прихода на предприятие стратегически перспективного промышленного инвестора.

Я считаю, что принятое решение — не продавать стратегически важные объекты в первом квартале — справедливо. Фонд госимущества тем временем интенсивно ведет подготовку к приватизации облэнерго, но выставляться на продажу они будут уже после выборов. Это объективные условия, и нужно считаться с ними.

— Приступил ли Фонд к разработке новой программы приватизации? Возможны ли какие-либо кардинальные изменения стратегии, принципов и законодательных актов о приватизации? Если да, то какие именно?

— Фонд приступил к разработке новой программы, поскольку действие нынешней заканчивается в конце этого года. Какие-либо кардинальные изменения в этой программе не предусмотрены. Они могли быть тогда, когда мы переходили от «конвейерной» сертификатной приватизации к индивидуальной денежной, — это разные механизмы, разные идеологии и философии процесса. В данном же случае будет продолжаться денежная приватизация стратегических объектов. Можно сказать, что в какой-то степени будет пролонгирована идеология приватизации 2000 — 2002 годов, несмотря на те острые дискуссии, которые ведутся относительно узлового тезиса программы об участии в приватизации только промышленных инвесторов.

Если подойти с позиции сегодняшнего дня, я согласен с тем, что если бы участвовали не только промышленные инвесторы, мы могли бы получить больше денег от приватизации. Но тогда менее вероятно достижение главной цели — обеспечить долгосрочную перспективу развития приватизируемого предприятия. Ведь для этого необходимо знать тот сегмент рынка, на котором оно работает.

Поэтому Фонд считает, что положение о промышленном инвесторе должно остаться в новой программе наряду с другими принципиальными моментами. Предполагается, что новая программа будет рассчитана снова на три года.

— Когда будет готов проект программы приватизации на следующие годы и когда ожидается его внесение на рассмотрение Верховной Рады?

— Новый год необходимо начинать с новой программой, поэтому необходимо, чтобы Верховная Рада приняла ее к этому сроку. Со своей стороны ФГИ планирует завершить работу над проектом до конца лета, чтобы осенью можно было рассмотреть его на заседании Кабинета министров.

— В 2002 году перечень объектов, которые выставляются на продажу, утверждал Кабинет министров Украины. Со всем ли согласен Фонд?

— Когда устанавливали плановую цифру 5,8 млрд. грн., Фонд направил в Верховную Раду и Кабинет министров перечень объектов, которые необходимо продать для того, чтобы выйти на эти рубежи. Плюс мы сделали резерв еще на 1,4 млрд. грн., то есть всего имущества набралось на 7,2 млрд. грн. Такой перечень объектов мы готовим ежегодно. Необходимо акцентировать внимание на том, что если не будут осуществлены ключевые продажи года — облэнерго и «Укртелекома», — то Фонд ничем не сможет перекрыть недопоступление средств.

Со стороны Фонда максимально интенсифицирована подготовка к продаже и облэнерго, и «Укртелекома», первый этап приватизации которого уже завершен — от льготной продажи акций получено 165 млн. грн. Сейчас мы работаем строго по графику подготовки этих объектов.

— Продажа каких объектов из запланированного перечня может быть проблематичной в этом году?

— Любой объект может вызвать трудности. Чем он крупнее, тем социально резонанснее: сталкиваются интересы региональных и финансовых элит, интересы предприятий, государства, иностранных инвесторов. Поэтому любой конкурс может быть сопряжен с разными рисками, с решением определенных проблем.

Иногда нас спрашивают, почему ФГИ постоянно решает споры в суде, наверное, у вас нет профессионалов, грамотных специалистов? Я всегда подчеркиваю, что в Фонде работают профессионалы высочайшего класса: кандидаты, доктора наук, люди, за плечами которых многолетний приватизационный опыт, которые от самых истоков знают предприятие, как мать ребенка. Они знают, что и в каком году происходило с предприятием и как предприятие «болело» после того или иного законодательного акта.

На мой взгляд, причины судебных процессов лежат глубже. Во-первых, несовершенство законодательной базы — нужно исключить возможность частных акционеров подавать иски в районные суды. Для этих целей есть суды хозяйственные. Необходимо только узаконить такую практику.

Другая проблема состоит в том, что в Украине на сегодняшний день только появляются солидные коммерческие структуры, которые следят за своей репутацией и могут не только достойно выигрывать, но и достойно проигрывать, а цивилизованные рыночные отношения находятся еще только в стадии становления. Как в политике, так и в экономике идет процесс становления нормальной деловой этики.

— Не считаете ли вы, что в 2002 году еще рано продавать «Укртелеком» и облэнерго? Не может ли случиться так, что выборы дадут возможность «под шумок» использовать теневые схемы приватизации?

— Во-первых, в период выборов никто не продает ни энергокомпании, ни «Укртелеком». Во-вторых, Фонд максимально интенсифицировал подготовку к приватизации этих объектов. Но эта интенсификация ни в коем случае не говорит о том, что мы будем руководствоваться лозунгом «Победа любой ценой». Никакой спешки при продаже этих уникальных предприятий не будет, так как ошибки при их приватизации могут непосредственно сказаться на экономической безопасности страны.

Поэтому наряду со тщательной подготовкой идет и тщательная диагностика последствий продажи. Фонд госимущества пытается предугадать, что будет завтра, когда занавес тендера опустится, фанфары отгремят, — как предприятие будет работать дальше? Дело не только в деньгах, самое главное — приход инвестора, который мог бы наладить эффективный менеджмент и обеспечить развитие предприятия.

Поэтому в данной ситуации мы добиваемся максимальной публичности, максимальной прозрачности, снятия любых ограничений для иностранных инвесторов и ликвидации привилегий для отечественных — только честная конкурентная борьба. Если победит сильнейший, то выиграет и предприятие, и государство.

— Куда, на ваш взгляд, должны идти деньги, полученные от приватизации предприятий?

— Все полученные средства желательно направлять на реинвестирование стратегических объектов и приоритетных отраслей. Это был бы идеальный вариант с точки зрения перспективы развития государства и экономики.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно