Фейруз Исаев: «В кризисе есть положительные стороны»

29 мая, 2009, 13:50 Распечатать

Нефтяной сектор Украины ощутил кризис одним из первых. Крутое снижение цен на нефть и нефтепродукты, начавшееся в июле прошлого года, принесло топливному рынку немалые убытки...

Нефтяной сектор Украины ощутил кризис одним из первых. Крутое снижение цен на нефть и нефтепродукты, начавшееся в июле прошлого года, принесло топливному рынку немалые убытки. Еще в декабре 2008 эстафету перехватила другая тенденция — снижение объемов потребления нефтепродуктов в связи с кризисом в промышленном секторе. В результате одни компании были вынуждены начать массовые увольнения персонала (известны случаи двукратного сокращения кадров), другие — отказаться от какого-либо дальнейшего развития, а третьи, как второй по величине национальный игрок на рынке АЗС компания «Альфа-Нафта», — и вовсе проститься со своим бизнесом. Похоже, что к маю у отечественного бизнеса уже выработался своеобразный иммунитет к проблемам. Сохраняя сниженные объемы продаж, владельцы автозаправочных сетей вынуждены искать пути для хотя бы частичного восстановления доходности. О сегодняшнем положении дел в отрасли нефтепродуктообеспечения и путях выхода из кризиса мы беседуем с исполнительным директором компании «ЛУКОЙЛ-Украина» Фейрузом ИСАЕВЫМ.

— Фейруз Абдулович, как экономический кризис сказывается на работе топливных компаний Украины? Насколько велики проблемы в этом секторе?

— Основная проблема одинакова сегодня для всех — это спад потребления. По сравнению с прошлым годом снижение объема продажи нефтепродуктов составляет 20—25%. Главный вклад в эту динамику внесло дизельное топливо, тем самым иллюстрируя затухание промышленного про­изводства и коммерческих перевозок. Соответственно, больше других пострадал индустриальный Восток и автозаправочные сети в Западной Украине, где пролегают основные транзитные магистрали. Более-менее ровным остается пульс продаж только в Киеве, но и здесь мы видим меньше коммерческого транспорта на дорогах.

Доходы снизились, в то время как операционные расходы остались прежними, а нагрузка по валютным кредитам возросла пропорционально росту валютного курса. Уверенное развитие топливного рынка в течение последних лет было обеспечено как раз благодаря кредитным средствам и преимущественно валютным. Проблемы топливных ритейлеров уже обозначены продажей некоторых крупных сетей, и мне кажется, что перестановки на рынке еще будут.

— Какие основные методы в борьбе с кризисом применяют нефтяники?

— Думаю, в целом эти шаги универсальны для всех компаний. Оптимизированы затраты, пересмотрены контракты с поставщиками, с подрядчиками по некоторым проектам. В ПИИ «ЛУКОЙЛ-Украина» в частности сокращены затраты в управленческой сфере, рассматриваем возможность преобразований в функционировании автозаправочных станций. Выводим на рынок новые продукты: в мае начинаем продажу фирменного «лукойловского» бензина ЭКТО-95 с моющими присадками, летом рассчитываем начать реализацию дизельного топлива под маркой ЭКТО с улучшенными эксплуатационными характеристиками.

Безусловно, в кризисе есть положительные стороны: операторы вынуждены по-иному взглянуть на свой бизнес, объективно оценить его. В последние годы рынок реализации нефтепродуктов был сильно перегрет, цены на земельные участки и АЗС не поддавались пониманию с точки зрения экономики этого бизнеса. Но мы всегда стояли ногами на земле и жили в реальном мире, поэтому уже давно оптимизировали свою управленческую структуру и благодаря этому не сократили за последний год ни одной штатной единицы.

— От многих топливных ритейлеров приходится слышать, что инвестиции в развитие в этом году будут значительно сокращены, а в большинстве случаев — обнулены. Как выглядят ваши планы?

— За последние два года мы инвестировали более 100 млн. долл., построив и реконструировав в Украине более 60 автозаправочных комплексов. В этом году мы будем вынуждены взять паузу, сосредоточившись на эксплуатации существующих объектов. Это нас не сильно расстраивает, так как потенциал нашей сети еще далеко не исчерпан. Речь, в частности, идет о развитии торговли товарами нетопливной группы и сопутствующим услугам на АЗС. За последние пару лет темпы роста выручки от этой деятельности у нас увеличились в несколько раз! Но мы видим показатели наших коллег по «ЛУКОЙЛу» во многих других странах, особенно в Европе, и понимаем, что нам еще нужно много работать. Тем более что ситуация для пристанционных магазинов сегодня очень благоприятная, многие небольшие магазины и рестораны быстрого питания вынуждены закрываться, а на АЗС клиент будет всегда.

— «ЛУКОЙЛ» представлен своими станциями уже в более чем 20 странах СНГ и Европы. Какое место в бизнес-мировоззрении компании занимает Украина?

— Украина для «ЛУКОЙЛа» остается в числе приоритетных направлений развития. Об этом в очередной раз было заявлено на заседании совета директоров, состоявшемся в Праге в апреле этого года. Первый вице-президент по сектору down-стрим Владимир Некрасов в своем выступлении назвал Украину в одном ряду с дру­гими важнейшими для развития рынками, такими как Фран­ция и Италия. К слову, нередко можно услышать, что, мол, «ЛУКОЙЛ» обладает в Украине повышенной рыночной властью. Одна­ко по количеству АЗС наша доля в стране составляет около 4%. Этот рынок очень велик, здесь «ЛУКОЙЛ» уже освоил значительные средства и продолжит ускоренное развитие по мере улучшения экономической ситуа­ции. В перспективе компания хочет нарастить свое участие до 10%.

— Уже более двух лет участники рынка нефтепродуктов работают в тесном контакте с правительством в рамках экспертно-аналитической группы по вопросам функционирования рынка нефти и нефтепродуктов и развития нефтеперерабатывающей промышленности. Как вы оцениваете эту работу и, в частности, применение алгоритма оценки объективности розничных цен на нефтепродукты, который много критикуют, называя его скрытым регулированием рынка?

— Считаю, что так плодотворно эта группа не работала с момента ее образования в 2001 году, когда был подписан первый меморандум между нефтяными компаниями и Каби­нетом министров Украины. Обратите внимание, нет постоянных споров о том, почему бензин или дизтопливо столько стоит. Есть алгоритм, система ценообразования на топливо разложена по всем деталям, и при желании каждый может протестировать текущую цену. Разуме­ется, что участники рынка также работают с оглядкой на эту методику, поскольку, как минимум, являются ее соавторами.

Но приведу один пример: сегодня порядка 30% украинских АЗС находятся ниже так называемого ценового коридора, тогда как около 5% — даже немного выше. Рынок работает, никакой коридор конкуренцию не заменит, особенно сегодня, когда в связи с падением объема продаж борьба за потребителя обострилась до предела. Экспертно-аналитическая группа работает нормально, и мне действительно приятно принимать участие в этом процессе. К слову, по инициативе ряда министерств и ведомств, в частности Антимоно­польного комитета, недавно алгоритм был усовершенствован, привязка к мировым ценам на нефтепродукты усилится. Скажу больше: мне известно, что этот украинский опыт хотят перенять в Молдове, рынок которой мне хорошо знаком.

— Кстати, о привязке к мировым ценам. «ЛУКОЙЛ» в Украине одновременно и производитель, и импортер нефтепродуктов. Какова ваша оценка системы обеспечения страны топливом, какие пропорции между импортом и производством, на ваш взгляд, являются оптимальными?

— Как бы ни было выгодно импортировать в отдельные периоды времени, однозначно нужно развивать и поддерживать оте­чественное производство. Ненормально, когда страна с шестью неф­теперерабатывающими заводами и мощным Шебелинским ГПЗ завозит половину нефтепродуктов по импорту, как это было в прошлом году. Доминирование украинских НПЗ на рынке — это лишь вопрос времени, необходимого для модернизации производств и улучшения качества продукта. Компании импортируют не потому, что зарубежные НПЗ выпускают более качественное топливо, а, во-первых, из-за физической нехватки украинских аналогов на рынке; во-вторых, в силу условий логистики. Зачем везти в Киев одесское дизтопливо за 500 км, если белорусский НПЗ в Мозыре на 200 км ближе?

Эволюция рынка в направлении выстраивания логистики хорошо проиллюстрирована на примере нашего Одесского НПЗ, который был запушен в прошлом году после трехлетней остановки на модернизацию. Сегодня мы активно работаем с рядом крупных украинских компаний, таких как «Континиум» и «Вик Ойл», по так называемым своп-поставкам. Розничные сети этих компаний на юге мы снабжаем одесским топливом, а в отдаленных северных и восточных регионах они поставляют нам свой импортный или украинский ресурс. Эта схема не нова — замещение практикуется во всем мире, но в Украине раньше она была затруднена из-за разного качества продукта у компаний. По мере того, как качество будет выравниваться, никто не будет возить нефтепродукт через всю страну или за тридевять земель. Ускорит этот процесс постоянный рост транспортных тарифов. Например, на сегодняшний день «ЛУКОЙЛ-Украина» практикует лишь одну затратную схему — поставку бензина А-98 из Болгарии. Есть постоянные клиенты, хотя объемы небольшие, но найти аналог по качеству мы пока не можем.

— Если вернуться к вопросу об объективности цен на неф­тепродукты, то никакие формулы и коридоры не могут изменить общественное мнение и стереотип многих чиновников о нефтяниках как об обладателях сверхприбылей и виновниках всех народных бед. Вы ощущаете это на себе и как вам живется в таком образе?

— Должен сказать, что нигде в мире особо не жалуют нефтяные компании. Я сам долго разбирался в этом феномене и пришел к такому весьма простому выводу: все наши беды из-за повышенной видимости. Розничная торговля нефтепродуктами всегда на виду! Мы утром едем на работу и тут же проводим мини-
исследование, даже не выходя из автомобиля. Скажите, цену на какой еще товар так легко увидеть? Попробуйте разглядеть нужный вам ценник в супермаркете, где они порой наклеены друг на друга! Поэтому покупатель, часто почти не глядя, кладет творог или пачку чая в тележ­ку и вряд ли отказывается от покупки на кассе, увидев цену того или иного товара. В магазине десятки тысяч позиций, и невозможно запомнить цены на все, а марка топлива потребителю нужна всего одна, и цены на нее он помнит четко!

Разумеется, нельзя отрицать и того, что усиленное внимание к топливу связано с его прямым влиянием на остальные сферы экономики. А что касается сверхприбылей, то по итогам прошлого года при обороте около 1 млрд. долл. компания «ЛУКОЙЛ-Ук­раи­на», естественно, заработала. Но я вас уверяю, что в большинст­ве других украинских отраслей нормы рентабельности в разы выше.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно