ЕСЛИ ВЗГЛЯД ОГРАНИЧЕН ДИАМЕТРОМ ТРУБЫ…

2 июня, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 2 июня-9 июня

В предыдущем выпуске «ЗН» уже рассказывалось о ситуации на рынке газа в государствах Центральной...

В предыдущем выпуске «ЗН» уже рассказывалось о ситуации на рынке газа в государствах Центральной и Средней Азии, которые, подписав соглашения с российским «Газпромом», практически узаконили в общем-то и так уже существующее положение дел, при котором исключительно «Газпром» делает погоду на рынке газа в этом регионе. Для Украины это означает практическую изоляцию от иных, кроме российских, источников газопоставок. Так что с диверсификацией источников в этом направлении у Украины явно не сложилось. Во всяком случае, на ближайшие годы. Но хуже этого тот факт, что Россия самым активным образом стремится ограничить возможности Украины в экспорте и транзите газа в Европу. Собственно, она, а точнее, ее ведущая газовая компания «Газпром» не столько стремится «насолить» Украине, сколько реализовать свою концепцию экспансии на европейском рынке газа. Но достигнуть этого, не обойдя Украину, в общем-то трудновато.

Определенные усилия в этом направлении «Газпрома» уже увенчались успехом. Речь идет о газомагистрали Ямал—Западная Европа, соединившей ямальские газовые месторождения «Газпрома» с газопотребителями Германии. Эта газотранспортная магистраль планировалась из нескольких веток, одна из которых из России через Беларусь проходит через Польшу. Польский отрезок составляет около 700 км. Согласно договоренности сторон, в ближайшие 25 лет Польша будет получать ежегодно по 10 млрд. кубометров российского газа из этого же газопровода, как плату россиян за транзитные услуги. И этот объем да еще плюс 4 млрд. кубометров собственной газодобычи практически полностью обеспечивают потребность Польши в этом виде энергоносителя.

Примечательная деталь. «Газпром» и с Украиной, и с Польшей, да и с другими странами расплачивается газом, а не деньгами. И всякие предложения, например, Украины о том, чтобы россияне платили НАКу за транзит «живыми» деньгами, отвергаются «Газпромом» еще до того, как они даже произнесены. Но товарная оплата — это весьма удобный способ сохранить за собой рынок сбыта своего газа. И если Украине все равно нужно было бы покупать тот объем, который она получает за газотранзитные услуги НАКа (25—30 млрд. кубометров ежегодно), то в Польше иная ситуация. И если ей снова россияне предложат вместо денег свой газ, то у поляков будет голова болеть на предмет того, что с таким количеством газа делать. Особенно если учесть, что сам же «Газпром» весьма категоричен и резко выступает против того, чтобы страны-транзиторы его экспортного сырья затем еще реэкспортировали тот же российский газ на те же европейские рынки, куда так рвется сам «Газпром».

Для Украины же, кроме прочего, строительство еще одной обходной газомагистрали означает, что на такой же объем, который будет направлен по новым трубопроводам, россияне будут меньше экспортировать газа по трубопроводам, обслуживаемым газотранспортными предприятиями НАК «Нефтегаз Украины».

И это только начало. Потому что сейчас «Газпром» всеми силами старается уговорить Польшу и Словакию согласиться на строительство на их территориях второй ветки того же магистрального трубопровода Ямал — Западная Европа. Мало того, что тогда «Газпром» обеспечит себе стабильный рынок сбыта газа в этих странах, так еще и максимально разгрузит украинские экспортные газопроводы.

Но в обмен на обещанную стабильность газопоставок Польша может потерять нечто большее. Не думаю, что поляки очень бы расстроились, если бы только Украина на них обиделась в случае согласия на прокладку второй ветки газопровода. Куда серьезнее для поляков то обстоятельство, что в случае реализации планов «Газпрома» они сами окажутся в той весьма неприглядной ситуации, в каковой пребывает Украина, напрочь «привязанная» к одной российской трубе. И даже если долговая проблема будет со временем разрешена, зависимость-то останется. Насколько известно, в Польше весьма серьезно относятся к перспективе такой полной зависимости от «Газпрома» в частности и России вообще.

Впрочем, нельзя сказать, чтобы поляки совсем уж не обращали внимания на возможную реакцию ближайших своих соседей — украинцев. Возможную, потому что официальных твердых заявлений Украины на этот счет встречать пока не довелось. А в госкомпании (которая собственно и пострадает от сокращения российского газоэкспорта через территорию Украины) НАК «Нефтегаз Украины» так и нет пока лигитимного руководителя, который бы всерьез организовал кампанию в поддержку украинских газотранзитных возможностей. Не то чтобы НАК ничего в этом направлении не делал. Нет, и даже наоборот, только представители этой компании, где только удается, и говорят о грядущих проблемах. На уровне же государства поддержки этой позиции не наблюдается. Во всяком случае такой поддержки, в какой НАК нуждается и имеет право на это рассчитывать, ведь компания приносит государству в виде налоговых отчислений солидные суммы — свыше 10% доходной части бюджета. И это отнюдь не зависит от того, кто будет возглавлять компанию или контролировать ее финансовые потоки.

Между тем события развиваются. В конце апреля польская газета Zycie решила выяснить, сколько правды было описано в «Российской газете» в статье с многообещающим заглавием — «Газпром» у ворот Варшавы и Братиславы». Речь там шла о том, что «Газпром» соблазняет поляков и словаков высокими прибылями от нового газропровода. Официально, писали польские журналисты, в Польше никто не хочет подтверждать или опровергать эту информацию. А эксперты заявили, что Польше это невыгодно. Мол, поссоримся только с Украиной. Тадеуш Ольшанский из Института восточных исследований заявил, что «Украина бы почувствовала, что мы ее продаем России… Украина — это наш наиважнейший сосед на востоке, а добрые отношения с этой страной являются визитной карточкой польской внешней политики… Наша политика относительно Украины — это серьезный аргумент в нашем стремлении вступить в ЕС. Большое значение нашим добрым отношениям с Украиной придают также и США».

Приведенная цитата многое объясняет, в частности то осторожное ожидание Польшей реакции со стороны Украины. Однако, похоже, это не станет решающим фактором в принятии решения. Во всяком случае та же польская газета несколькими днями спустя сообщила, что Минэкономики Польши подтвердило информацию о том, что Польша ведет переговоры об изменении маршрута одной из ниток ямальского газопровода. Речь идет как раз о второй нитке, которая может позволить «Газпрому», кроме прочего, проникнуть этим маршрутом на весьма привлекательный для него словацкий рынок. Польское Минэкономики уверяет своих сограждан в том, что при этом интересы Польши будут сохранены…

Между тем существует другой (хотя и тоже энергетический) аспект, где Польша намеревается действительно сотрудничать с Украиной,— транзит нефти. Речь идет о возможности создания нефтетранспортного транзитного коридора Одесса—Броды—Плоцк—Гданьск для экспорта в Европу каспийской нефти. Однако и в этом вопросе Украина пока еще не проявила своей активности.

Президент Л.Кучма не так давно в который уж раз уверил своего польского коллегу в том, что Украина намерена серьезно заниматься этим проектом и даже готова пойти на создание международного консорциума с польским участием. Более того, после заседания совместной межправительственной азербайджанско-украинской комиссии по вопросам экономического сотрудничества, состоявшейся в Баку 19 мая, первый вице-премьер украинского правительства Юрий Ехануров заявил, что сторонами одобрены намерения Минтопэнерго Украины провести уже в этом году в Азербайджане презентацию проекта создания международного консорциума по строительству и эксплуатации объектов Евроазиатского нефтетранспортного коридора с целью привлечения инвесторов. Подход разумный, ибо где как не в Азербайджане сейчас сконцентрированы представительства крупнейших компаний, без участия которых в возможном консорциуме успех этого проекта весьма сомнительный. Эту же идею — создание консорциума — поддержал Совет национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ), председатель которого Е.Марчук обратился с соответствующей докладной к Л.Кучме.

Однако буквально после этого гневными протестами против самой идеи международного консорциума разразился директор госпредприятия магистральных нефтепроводов «Дружба» Любомир Буняк.

Аккурат в это время именно это нефтетранспортное предприятие было определено Кабмином в качестве заказчика (а впоследствии это значит и хозяина) создаваемого нефтепровода Одесса—Броды и нефтеперевалочного терминала Южный под Одессой. Впрочем, именно «Дружба» в основном профинансировала строительство нефтепровода. Так что можно понять г-на Буняка: в случае создания консорциума ему придется делиться прибылью. А этого не любит никто. Но в данной ситуации опасения г-на Буняка выглядят как попытка разделить шкуру еще неубитого медведя. А его аргументы в защиту своей позиции достаточно сомнительны. Конечно, он построит реверсную трубу и за свои деньги, то есть за деньги возглавляемого им госпредприятия. Это значит, что нефть можно будет качать как из Одессы к западным границам Украины, так и в обратном направлении. Но какую нефть, то есть чью? И в каких объемах? Будет ли выгодно владельцам нефти направлять свой товар именно этим маршрутом? Если добывающие компании, транзиторы и, главное, покупатели не будут заинтересованы украинско-польским проектом, то грош ему будет цена. Конечно, сама «Дружба» нефтью будет, возможно, обеспечена. Например, российской, которую можно будет после ввода в эксплуатацию соединительного реверсного нефтепровода Одесса—Броды качать в направлении Одессы и затем морским путем доставлять в Европу. Но какое это имеет отношение к надеждам Украины на нефть из Каспийского региона, как еще один источник обеспечения этим сырьем своих потребностей?

Более того, «Дружба» будет просто вынуждена согласиться только на российскую нефть, если другой не будет. Не простаивать же новому нефтепроводу? Но тогда и «Дружба», и Украина вообще окажутся в еще большей зависимости от политики России и ее нефтяных компаний в отношении себя. Тем более что россияне весьма успешно продвигаются на запад не только на рынке газа, но и на нефтяном. На днях полный контроль над Одесским НПЗ получила российская нефтяная компания «ЛУКойл». Вот ей-то, конечно, нефтепровод Одесса—Броды придется весьма кстати. Только ожидать от нее заботы о насыщении украинского рынка нефтепродуктами вряд ли стоит, эта компания предпочитает, переработав нефть на Одесском НПЗ, экспортировать продукцию. И пока это приносит весомую прибыль, так она и будет поступать.

Кроме того, украинские нефтеперерабатывающие заводы находятся в таком техническом состоянии, что перерабатывать на них нефть, даже если она и будет поступать не только из России, не очень выгодно. Денег на реконструкцию у отечественных НПЗ нет, все они «на картотеке» и работают на давальческом сырье, что не позволяет им заработать на что-то, кроме зарплаты и обязательных ремонтных работ. Эту проблему мог бы помочь ликвидировать консорциум, ведь его участникам это было бы выгодно. Но г-н Буняк так усердствует о благе своего родного предприятия (и это весьма похвально), что об интересах других отечественных предприятий ему, видимо, думать некогда или просто не хочется. Ведь «Дружбе» достаточно будет российской нефти, она вряд ли останется без работы.

Впрочем, есть еще один тревожный факт. Правда, огласив его, Л.Буняк выразился о нем как о несомненном благе. По его выражению, предприятие «Дружба», взявшись за строительство нефтепровода и терминала Южный, уже смогло существенно удешевить проект. Экономность, конечно, похвальное качество. Да как бы оно потом, как говорится, боком не вышло. Ведь подобные проекты имеют некую границу обязательной насыщенности и оборудованием, и в обязательном порядке средствами защиты на случай аварий, которые могут причинить ущерб окружающей среде. Так что если «Дружба» переусердствует в своем стремлении удешевить стоимость проекта, может оказаться, что уже готовый проект не получит соответствующего и обязательного международного сертификата. А без него ни одна уважающая себя компания не станет на свой страх и риск качать нефть через Одессу…

Впрочем, во всей этой ситуации с созданием нефтетранспортной инфраструктуры в Украине наблюдается определенный прогресс. Уже никто не оспаривает необходимость строительства соединительного нефтепровода и нефтеперевалочного терминала. Президент Украины четко выразил политическую волю по этому вопросу — «Будем строить!». И какими бы острыми ни казались нынешние дискуссии и споры на эту тему, речь по большому счету идет только о вариантах одного возможного проекта. Правда, от того, чей подход превозобладает, зависит очень многое. И уж лучше сразу оценить возможные последствия окончательного выбора, нежели потом локти кусать и возвращаться к сегодняшней ситуации.

Хотя, с другой стороны, как-то нелепо выглядит тот факт, что в то время, когда члены украинского правительства договариваются о международной презентации украинского проекта транспортировки каспийской нефти усилиями международного же консорциума, те, кому поручили пока заниматься непосредственно строительством, во весь голос кричат, что, мол, они сами с усами и никакой консорциум им не нужен. Им-то, конечно, консорциум не нужен. Но кому будут нужны они и вместе с ними вся создаваемая нефтетранспортная инфраструктура? По-моему, ответ на этот вопрос вне компетенции одного предприятия, даже такого преуспевающего, как «Дружба».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно