Днестровская ГАЭС: молдавские верлибры украинской энергетики

19 марта, 2010, 15:39 Распечатать

Пиковая энергия всегда дефицитная и дорогая, поэтому сейчас в мире строят сотни ГАЭС. Наша, Днестровская, должна стать самой мощной в Европе с годовым производством электроэнергии в 2,7 млрд...

Началом строительства Днестровской гидроаккумулирующей станции в Черновицкой области (на границе с Винницкой областью) принято считать 1983 год. Хотя некоторые специалисты называют и 1978-й. Потребность в такой станции возникла из-за необходимости регулирования графика нагрузок в энергосистеме Украины. Гидроаккумуляторы за счет ночного избытка электроэнергии перекачивают воду из нижнего водохранилища в верхнее, а потом в часы наибольшего энергопотребления сбрасывают ее на турбины, вырабатывая электроэнергию и подавая ее в энергосеть.

Дело очень нужное, утверждают поседевшие на этом строительстве специалисты. Да вот беда — то и дело возникают непредвиденные проблемы.

Проект станции предусматривает установление семи однотипных гидроагрегатов. В декабре минувшего года первый из них наконец-то был запущен в генераторном режиме и выдал в объединенную энергосистему Украины первые 325 тыс. кВт•ч. По словам председателя правления ОАО «Укргидроэнерго» (на балансе которого находится государственное имущество Днестровской ГАЭС) Семена Поташника, ввод в эксплуатацию второго агрегата станции планируется в 2011 году, третьего — в 2012-м.

Пиковая энергия всегда дефицитная и дорогая, поэтому сейчас в мире строят сотни ГАЭС. Наша, Днестровская, должна стать самой мощной в Европе с годовым производством электроэнергии в 2,7 млрд. кВт•ч. Планируется, что, кроме Украины, она будет работать на Восточную Европу и, возможно, Россию.

На этот проект, один из самых эффективных в электроэнергетике за последние двадцать лет, Международный банк реконструкции и развития выделяет немалые деньги. Например, если говорить только о подведении электросетей для включения Днестровской ГАЭС в энергосистему Украины через территорию Винницкой области, то на эти цели речь шла о предоставлении 500 млн. грн.

— Наша работа заключается в присоединении станции к энергосистемам Украины, — говорит Виктор Выговский, директор одной из винницких компаний, занимающихся подведением энергосетей к ДГАЭС. — Линии электропередачи для нее достаточно уникальны, потому что возведены на переходе через Днестр опорами, которые в бывшем Советском Союзе применялись в двух местах (одно из них — Саяно-Шушенская ГЭС). В Украине они применяются впервые: пролет между опорами правого и левого берега составляет 750 метров. Хочу сказать, что жители тех районов Винницкой области, где проходят ЛЭП, с пониманием отнеслись к тому, что работы велись на их участках, что у кого-то обрезали деревья… В других областях, например Киевской, Одесской, восприятие было несколько иным. У консультантов МБРР есть опыт судебных тяжб, длившихся по три года. Например, в Одесской области местное население не желало, чтобы электролинии проходили именно в том месте, где определили энергетики. На Виннитчине удалось уложиться в неполный год и избежать разбирательств в судах.

С другой стороны, эта лояльность сейчас выходит боком жителям подольских сел. В селе Бернашовка Могилев-Подольского района Винницкой области строят защитные сооружения. Село расположено в полутора километрах ниже плотины Днестровской ГАЭС, и сельчане побаиваются.

— Если, не дай Бог, плотину прорвет, вода смоет все село, — делится опасениями председатель сельсовета Евгения Сивун.

Кроме того, через дворы сельчан проходят высоковольтные линии напряжением 330 кВт. Люди жалуются на головную боль, повышенное давление, связывая это с влиянием ЛЭП.

— А под той линией электропередачи, которая тянется от Ладыжинской ТЭС, в сырую погоду с зонтиком не пройдешь, — сетует Евгения Леонидовна. — По всему телу чувствуется легкое покалывание.

— Сложность возведения этого объекта в том, что к станции нужно подводить мощные электролинии, на расстоянии почти 150 км. И вот тут проявляется несовершенство нашего законодательства, — объясняет первый замгубернатора Винницкой области Валерий Коровий. — Речь идет о том, что эти линии должны проходить на распаеванных землях. Нет закона, который бы четко урегулировал вопрос изъятия земель для общественных потребностей. Эта проблема на сегодняшний день — большой тормоз в реализации проектов строительства дорог, линий электропередачи, возмещения убытков тем же селянам. Хотя жители получили определенные компенсации при прокладке первой линии.

Следующая проблема — более 100 км ЛЭП нужно подвести к подстанции Бар. Для этого необходимо пройти по территории трех районов — Могилев-Подольского, Мурованокуриловецкого и Барского. Поэтому параллельно с выполнением проектных работ, опять-таки, работаем с населением. Ведь реализация проекта на территории нашей области — это и рабочие места, и работа для подрядных организаций и т.д.

Ну ладно, население уговорили, может, даже что-то пообещали за возможные неудобства. Но прежние проблемы остались. Кроме двух буковинских сел, у трех подольских — Козлова, Липчан, Хоньковец — из-за реконструкции энергоузла под ГАЭС уже появились проблемы с питьевой водой. В общей сложности там живут около 8 тыс. человек. Берег Днестра полностью разрушен. ГАЭС строится тридцать лет, и уже несколько лет идет реконструкция. Ведутся дополнительные работы по исследованию геологической ситуации Днестровского, Сокирянского склонов и ложа верхнего водоема ГАЭС. Специалисты не пришли к единому мнению по поводу безопасности исследуемых объектов. Местную власть ни о чем не информируют — просто советуют не вмешиваться.

Депутаты Ямпольского и Могилев-Подольского райсоветов хотели бы услышать хоть какие-то гарантии: а если плотину, не дай Бог, прорвет? Эти райцентры расположены ниже ГАЭС, но никто даже не говорит о необходимости строить дамбы. Хотя выше их такие сооружения строятся, оттесняя воду в русло Днестра. И если случится авария, то города Ямполь и Могилев-Подольский может полностью накрыть водой. Кроме того, выше этих райцентров построено водохранилище. И уже не первый год ведутся споры о безопасности дна. Неофициальные геологические исследования показали, что оно имеет воронки, трещины, через которые вода может прорваться в любом месте.

Если, как говорят, оборудование ГАЭС уже заржавело и грозится сползти в Днестр, то на каком основании энергетики считают возможным функционирование такой станции? А если его заменять новым, то где на это взять деньги? Или продолжать выделять на это государственные деньги, чтобы их и дальше дерибанили?

Обозначенные выше вопросы — это лишь малая толика из огромного перечня проблем, разросшихся, как снежный ком. Не менее важен и неурегулированный молдавский вопрос.

Лет семь уже прошло с тех пор, как 11 вооруженных автоматами молдавских пограничников выставили пограничный пост на плотине Днестровского буферного гидроузла. Сейчас эти около 20 га земли на правом берегу Днестра, на которых расположена часть плотины Днестровской ГЭС-2 и к которым примыкает нижнее водохранилище Днестровской ГАЭС, оказались отрезанными от остального объекта, де-факто за границей Украинского государства.

Острых переговорных моментов по проблеме именно Днестровской ГАЭС было немало. Один из них в 2007 году также активно обсуждался в прессе. Тогда Молдова потребовала от Украины выделить ей долю в строящейся электростанции или оплатить стоимость земли, необходимой для функционирования объекта. Но, согласно действующему украинскому законодательству, ОАО «Укргидроэнерго» как на сто процентов государственная энергетическая компания не подлежит приватизации, следовательно, молдавская сторона не могла претендовать на пакет акций в этом предприятии.

Поскольку вопрос дипломатического урегулирования снова завис в воздухе, то напрашиваются опять не совсем оптимистические выводы. Украина рискует так никогда и не запустить в полном объеме уникальную по мировым стандартам электростанцию.

В свою очередь, специалисты-энергетики не раз предупреждали, что работа буферного гидроузла ГЭС-2 во многом зависит от десятка контрольно-измерительных приборов подземного состояния гидротехнических сооружений, кабельных и электрической сетей, а также линии связи, которые размещены как раз на территории Молдовы. Некоторые из них нужно обслуживать едва ли не еженедельно. С учетом того, что главной задачей ГЭС-2 остается регулирование водного режима Днестра, в том числе во время паводков, возможные последствия выполнения Молдовой ультиматума о недопущении на свою территорию украинских специалистов страшно даже представить.

Остается надеяться, что в арсенале сил, долгое время борющихся за контроль над станцией, есть весомые аргументы, способные повлиять на позицию даже суверенного государства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно