АВСТРИЙЦАМ — ВЕРШКИ, УКРАИНЦАМ — КОРЕШКИ, ИЛИ КОМУ БУДЕТ ВЕСЕЛО ОТ «КАРПАТЫЛЕНДА»?

8 августа, 2003, 00:00 Распечатать

Еще летом прошлого года областная власть удостоила местных журналистов чести ознакомиться со сведениями о том, что АО «Австрийские федеральные леса» вот-вот возьмет в аренду часть лесов Львовской области...

 

Еще летом прошлого года областная власть удостоила местных журналистов чести ознакомиться со сведениями о том, что АО «Австрийские федеральные леса» вот-вот возьмет в аренду часть лесов Львовской области. При этом представителям СМИ предлагалось смотреть на аренду украинских зеленых гор сквозь розовые очки. Аборигенам Львовщины должен был понравиться такой ряд обстоятельств: в Карпаты будут привнесены европейские стандарты, в горных лесах построят много дорог, в арендованных лесах будет надлежащим образом поставлен туризм. Все это благодеяние австрийцы намерены осуществлять на протяжении 50 лет в двух районах (Славском и Старосамборском), АО «АФЛ» стопроцентно является государственной фирмой, это мероприятие будет оформлено как совместное предприятие. Согласно сообщению, никого не должно пугать то, что в наши леса придет чужой хозяин. Поскольку он обязательно больше посадит новых саженцев, чем срубит зрелых деревьев.

Автор данной статьи счел, что подобной информации несколько маловато для столь значительной темы, и решил обратиться к компетентным органам за деталями. Хотелось узнать: кто да что, да на каких условиях. Должностные лица областной администрации, под чьей эгидой велись переговоры, ссылаясь на то, что они не являются глубокими специалистами, посылали любопытного представителя «ЗН» в «Львівліс». В объединении «Львівліс» его начальник А. Дейнека вечно был страшно занят и никак не находил времени для интервью. Когда масса отказов перевалила за критическую, старший по львовским лесам назначил корреспонденту «ЗН» аудиенцию, но в последнюю минуту патологическая занятость г-на Дейнеки опять все сорвала. И вообще, если бы такая встреча состоялась, много пользы для «ЗН», склонного к анализу общественных явлений, она вряд ли принесла бы. В одной из телефонных бесед Анатолий Михайлович сказал, что у него нет текста заявки со стороны австрийцев, — соответствующие бумаги, дескать, у киевского начальства…

Самое большее, что тогда мне удалось раздобыть в недрах облгосадминистрации, — это докладная записка заместителя главы ОГА Михаила Лесива своему шефу, которым в то время был Мирон Янкив. Свои размышления насчет возможной сдачи карпатских лесов г-н Лесив построил на обобщенном «мнении ученых и производственников». В записке говорилось, что предложение иностранцев не подкреплено проектами бизнес-планов, планом-прогнозом хозяйственной и инвестиционной деятельности, материалами общественной экспертизы проекта, предварительными расчетами экономической эффективности проекта и возможными долгосрочными прогнозами социально-экономических и экологических последствий для Львовской области в случае внедрения проекта.

Оказывается, в своем письменном предложении австрийцы не обмолвились об ожидаемых прибылях, количестве рабочих мест, объемах налогов и платежей в государственный и местные бюджеты. Видимо, они с самого начала намеревались проникнуть в наиболее высокопродуктивные леса с облегченным доступом к лесным массивам и высоким уровнем ведения лесного хозяйства, а также — вывозить в огромных количествах за границу круглый лес. Поскольку автор докладной записки находил создание СП на таких условиях противоречащим действующим законодательным и нормативным актам, главе ОГА был дан совет при подготовке соглашения рекомендовать австрийской стороне в качестве обязательного условия переработку заготовленной древесины на деревообрабатывающих предприятиях региона.

Тогда «ученые и производственники» попытались дипломатично притормозить подписание «сырого проекта», ссылаясь на неурегулированность украинской нормативно-правовой базы в области лесопользования и необходимость приведения оной в соответствие с другими нашими законодательными актами. Среди прочего в докладной записке было отмечено, что действующее украинское законодательство не предусматривает передачу лесов в аренду иностранным партнерам, а только «временное пользование земельными участками лесного фонда» в течение 25 лет.

У галичан, имеющих отношение к лесному хозяйству и науке, возражения вызвал тезис в предложениях австрийцев об «увеличении объемов поставки тонкомерной древесины, которая будет получена от санитарных рубок и рубок по уходу». Из данной докладной записки автору статьи стало известно, что зарубежные участники СП намерились объемы лесозаготовок увеличить почти в три раза.

Кроме того, у «ученых и производственников» возник ряд вопросов, очень похожих на те, которые подготовил и корреспондент «ЗН»: «Какое юридическое лицо с украинской стороны будет участником совместного предприятия, что важно с точки зрения установления арендных отношений: кто и кому будет платить арендную плату?», «Каков вклад австрийской стороны в уставный фонд совместного предприятия?», «Как будут распределяться прибыли?», «Означает ли внедрение авторских технологий строительства лесных дорог их непосредственное строительство?» Короче, подписание соглашения с австрийцами на тот момент г-н Лесив живописал как нецелесообразное.

Тогда казалось, что меркантильно заинтересованных партнеров удалось отвадить. Но не тут-то было! Иностранцы несколько месяцев изучали претензии галичан и дорабатывали свои предложения. Как только в Карпатах сошли снега, представители АО «АФЛ» вновь появились во Львове. Ограниченному числу должностных лиц и журналистов был презентован «новый проект». В число званых корреспондент «ЗН», к сожалению, не попал. Позже ему (после убедительных просьб) дали возможность во Львовской ОГА снять информацию с презентационного слайд-фильма «Пропозиція державі та Львівському регіону України щодо хазяйнування за «Проектом Карпатиленд». Других документов для ознакомления представителю СМИ ни ОГА, ни «Львівліс» предоставить не смогли. Тезисная специфика жанра и то, что содержание слайд-фильма в спешке переводилось с немецкого, не позволяли составить мнение о новаторстве австрийской стороны. С куцей информацией ваш покорный слуга отправился в Институт экологии Карпат за разъяснениями.

Директор института академик НАНУ Михаил ГОЛУБЕЦ был неприятно удивлен, что его не поставили в известность относительно последних событий в деле подготовки договора между украинской и австрийской сторонами. (А возглавляемое им научное учреждение положено, как никакое другое, максимально полно информировать о ходе переговоров в данном вопросе.) Но, видимо, у власти на то были причины. Академик был в числе тех, кто еще после первого пришествия австрийских лесоэксплуатационников активно критиковал предложения иностранцев. Г-н Голубец не стал опускаться до уровня анализа «мультфильма» (слайдов) — попросил время подготовиться для серьезного разговора.

Тайм-аут позволил ему раздобыть по своим каналам текст «Основи переговорів щодо створення модельного підприємства «Карпатиленд», который и стал предметом нашей беседы после того, как автор этих строк ознакомился с обновленными австрийскими предложениями.

— Михаил Андреевич, бегло сравнивая прошлогоднюю докладную записку заместителя главы ОГА М.Лесива и второй вариант предложений австрийской стороны, даже журналист сможет заметить, что замечания украинских специалистов (включая ваши) вроде бы учтены. Скажем, будущие участники СП отказались от эксплуатации высокопродуктивных лесов Славского гослесхоза, уже не настаивают на 50 годах аренды, даже слово «аренда» не употребляют, используя вместо него «лесопользование», пообещали создать конкретное количество рабочих мест с зарплатой, «которая превышает нынешний средний уровень»… Так что, все классно, можно подписывать соглашение?

— Область из предмета переговоров вычеркнула Славский гослесхоз и предложила Турковский. Австрийцы согласились. Даже несмотря на то, что в Турковском районе лесозаготовителям делать уже нечего: лесной покров разрушен полностью. Вокруг Турки — самый старый по срокам освоения регион Украинских Карпат. И самый бедный. Насколько я знаю, Ивано-Франковская область отказывается от сотрудничества с австрийцами. Поэтому те приняли Турковщину, видимо, чтоб только зацепиться.

Далее. 25 лет также являются достаточно продолжительным сроком, в течение которого нашим лесам (и не только) может быть нанесен непоправимый ущерб, если контракт будет подписан на основании таких вот бумажек. В наши леса предполагается впустить пользователя, которого мы абсолютно не знаем, который работает совершенно по другим нормам эксплуатации и т. п. На основании официальной информации мы ни в одном году за период независимости полностью не вырубили то, что предусматривается расчетной лесосекой. Вырубалось 50%, 60%, а в последние годы аж под 80%. Но никогда не 100% из того, что даже нужно вырубить. А в Западной Европе почти полностью используют (вырубают) годовой прирост.

— У нас более щадящий режим?

— Да. Но это — только официальная информация.

Поэтому украинским властям необходимо было бы получить от австрийцев очень конкретные экономические расчеты и очень конкретные показатели лесоэксплуатации, переработки, экспорта и тому подобное. Год прошел, как мы просили дать конкретику, но в Австрии не вняли нашей просьбе. Из чего я делаю вывод, что им это невыгодно. Но это другое дело!

Продолжать переговоры о заключении соглашения, с моей точки зрения, допустимо только в том случае, если австрийцы предоставят полные расчеты, полное обоснование и открытую, прозрачную систему связей. Пусть бы они поработали три-пять лет. За этот период можно было бы увидеть, что это сотрудничество будет собой представлять. Они же хотят сразу приступить к эксплуатации.

Оттого, что вместо слова «аренда» употреблено слово «лесопользование», суть дела не меняется. А оно таково, что будущие партнеры в первую очередь заинтересованы взять в пользование 45 тыс. гектаров леса (большую часть у гослесхозов, меньшую — от межхозяйственных лесов), чтобы иметь возможность экспортировать древесину. Наш призыв создавать на территории области перерабатывающие предприятия австрийцы также пропустили мимо ушей.

После того как мы сделали замечание насчет рабочих мест, они заявили, что гарантируют трудоустройство как минимум 160—170 человек в государственных лесах и 60—70 человек в муниципальных. Из числа тех, кто занят в лесном хозяйстве сегодня.

— А сколько сегодня в лесах Львовщины, на которые претендуют австрийцы, работает людей?

— Только в системе лесного государственного хозяйства работают около 400 человек. Когда я (уже после ознакомления со второй редакцией «Основи…») в своем письме заместителю главы Львовской ОГА Степану Лукашику указал, что без работы все равно останутся сотни человек, инициаторы проекта примчались ко мне и сказали, что трудоустроят всех. Спасибо им! Но давайте внимательно присмотримся к этой «благотворительности». Как вы правильно заметили, австрийцы предлагают зарплату, «которая превышает нынешний средний уровень». А насколько наш уровень будет «превышен»? В том «мультфильме», с которым вы ко мне обратились, указано…

— Да вроде бы нормально, как для нас. Рабочему в первый год работы они планировали платить 200 — 240 евро, лесничему и мастеру — по 300 — 500 евро, руководителю отделения — 500 — 700 евро и т. д.

— Прелесть! А сколько такие работники получают в самой Австрии?! Думаю, на порядок больше, чем они собираются платить нашим людям. То есть этим соглашением они нас определяют как отсталый колониальный придаток или как каких-то туземцев, ничего не соображающих в системе лесопользования. Не знаю, как это воспринимают наши руководители, но для меня это очень оскорбительно. А по какой цене продается наш лес за границей? Там дуб, бук продают в три-пять раз дороже, чем наши его сегодня отпускают посредникам. А по какой цене они собираются отпускать нам лесоматериалы?

— Ну, как сказано в «Основі-2», «по рыночным ценам»…

— Вот! Спрашивается, с какой стати мы им должны дарить эту разницу?!

— Но они сначала не предполагали что-либо вообще нашим предприятиям продавать — все должно было вывозиться…

— Я думаю, что они и сейчас не собираются что-либо нам продавать из заготовленного. В той же «Основі…» на сей счет имеется коварная формулировка: «Фория-Львов» получит от Львовской области право на экспорт тех сортаментов древесины, которые в Украине вообще или почти не используются…» И нигде не сказано, какие пропорции, какие сортаменты продукции будут производиться. Это дает австрийцам возможность в любой момент изменить тот сортамент или весь ассортимент и поставить украинского производителя в такие условия, когда он от предлагаемых видов древесины откажется. Вот и все.

Выше мы коснулись трудоустройства занятых в наших лесных хозяйствах работников и обеспечения австрийцами сырьем наших деревообрабатывающих предприятий. Но, кроме них, на территориях, которые собираются эксплуатировать зарубежные предприниматели, имеется местное население, которое живет с леса. Оно заготавливает там для себя ягоды, грибы, выпасает скот (чаще всего несанкционированно, поскольку преимущественно в лесах выпас запрещен), мало того — зарабатывает на лесе. А как быть с местными, если лес полностью возьмут под свой контроль иностранцы?!

В «Основі…» четко записано: «…чтобы на выделенных территориях не проводились никакие несанкционированные лесопользования третьими лицами»! А «третьим лицам», в том числе и местному населению, никаких лесопользований санкционировать не будут. Это хорошо видно по другому моменту в «Основі…»: «Это предприятие получит на срок 25 лет эксклюзивно права на лесопользование от Украинского государства». Обращаю внимание — «эксклюзивно»!

То есть арендаторы видят себя абсолютными хозяевами на этих гектарах. Они сами определяют себе режим ведения хозяйства. Они проводят новое лесоустройство. Для этого разработают на свои средства новые лесные карты указанной территории. Обещают, правда, для этой работы привлекать наших специалистов, но гонорары «наши специалисты» будут получать из австрийских рук, так что придется выполнять заказ согласно поставленным задачам. А задача простая — «объем лесозаготовок с годами увеличится».

Далее. Австрийцы изъявили желание официально взять под свой контроль и такой ресурс, как охотничье хозяйство. Также очень разумный пункт: охота в Европе — удовольствие не из дешевых. Однако на данный момент все леса распределены между охотничьими обществами. Никто не имеет права отобрать у них охотничьи угодья. В противном случае охотничьи общества имеют право подавать в суд.

При этом в документе нигде ничего не сказано, какой будет судьба других лесных ресурсов. Ведь кроме древесины и лесных животных эта продуктивная земля дает еще и травяное покрытие, ягоды, грибы, лекарственное сырье, хвою. Из еловых и смерековых иголок изготавливается хвойное масло, а также хвойная мука на корм домашним животным. Если нового лесопользователя все это не интересует, огромное количество сырья будет просто пропадать. Ведь «третьим лицам» австрийцы не позволят ступать в свой анклав.

— Может быть, подразумевается, что этот ресурс и так должен быть их?

— Тогда нужно сделать соответствующую запись в тексте соглашения и на этом основании увеличить так называемую арендную плату.

В целом при чтении «Основи…» создается впечатление, что фундаментальной целью проекта является получение максимальной прибыли от использования наших лесов. Все остальное — вне его внимания.

— А областное начальство радуется, что это инвестиционный проект…

— Инвестиции… Давайте ознакомимся и с ними. Читаем: «В расчетах фирмы «Фория-Львов» на мероприятия по уходу за лесом (мероприятия по защите, уходу, регулированию состава пород и т. д.) предусматривается расходовать 3,5 евро на гектар за год. Это значит, что, исходя из размеров указанной территории, которая составляет приблизительно 45 тыс. га, ежегодные инвестиции в лес будут составлять приблизительно 160 тыс. евро». 160 тыс. евро на 45 тыс. гектаров! Что это за инвестиции?!

— Но ведь, кроме расходов по уходу за лесом, австрийцы планируют вкладывать деньги в обучение персонала, в строительство дорог, в оборудование, в инфраструктуру…

— Насчет обучения персонала ничего сказать не могу. А с остальным… Они хотят у нас взять только те строения, производственные площади, машины и оборудование, которые будут для них представлять «определенную ценность». Остальное, к примеру, лесопильные цеха, брать не собираются. (Зачем им лесопилки, если они намерены вывозить лес-кругляк!) А как быть с остальным? Должно ли не используемое австрийцами имущество остаться в лесу и пропасть-разрушиться?

Планируется создание «сети лесных дорог». Но опять-таки, думаю, не из альтруистических побуждений. Благодаря расширению сети дорог, можно больше заготовить древесины. И, главное, появится магистральная дорога, которая соединит лесные массивы Ивано-Франковской области со Славском, железнодорожной станцией в Львовской области. А уже из Славска можно составами гнать круглый лес в Австрию.

Кроме того, в «Основі…» можно найти еще один оригинальный инвестиционный подход по части дорог: «Львовская область обязуется, со своей стороны, предоставить фирме «Фория-Львов» бесплатно право на пользование существующими лесными дорогами на весь срок действия прав на лесопользование». И дальше: «Предприятие «Фория-Львов» получает право на беспрепятственное пользование всеми существующими лесными дорогами и всеми местными дорогами за пределами арендованной территории». Симпатично, не правда ли? Но, кроме областной власти, существуют еще органы местного самоуправления. Они также должны иметь от присутствия австрийцев какую-то пользу! Об этом — ни слова. Ни слова об амортизации дорог, находящихся «за пределами арендованной территории».

— В проекте утверждается, что эта самая сеть лесных дорог нужна для того, чтобы «иметь возможность вести лесное хозяйство по стандартам Европейского Союза»…

— Более того, говоря об интенсификации лесоразработок, проектанты заверяют нас, что будут вести хозяйство «по принципам устойчивого развития». Это меня страшно взволновало и умилило. Устойчивое развитие невозможно отдельно в лесном хозяйстве, как и в любой другой отрасли в отдельности. Принципы устойчивого развития можно реализовать только при условии системной и функциональной взаимосвязи между всеми блоками (экономическим, социальным, демографическим, культурологическим, технологическим, техническим, транспортным, экологическим и т.п.) каждой целостной районной, областной или государственной геосоциосистемы. Говорить об устойчивом развитии в контексте тех условий, которые они предлагают, — это обыкновенное очковтирательство.

С моей точки зрения, инвестиции должны способствовать развитию территорий, куда они приходят. Однако из проекта нетрудно сделать вывод, что два района понесут одни убытки.

— Я так понимаю, что суммы, которые намечается выплачивать нам за пользование лесами, вас также не впечатлили?

— Фирма «Фория-Львов» вызвалась выплачивать Украинскому государству 1,2 евро за кубический метр древесины, которая будет заготовлена в нашем лесу и продана. Причем вот эту выплату австрийцы, насколько я смог понять из написанного, приравнивают к нашей попенной оплате. То есть, если, как они говорят, ими на используемых 45 тыс. гектаров лесов в год будет срублено 70 тыс. кубических метров древесины, то Украинское государство за аналогичный период получит 84 тыс. евро. Ну а чтоб как-то заинтересовать область, то ей они собираются ежегодно «в виде «Фонда развития» (раньше это они называли «фиксированной арендной платой») выплачивать по 45 тыс. евро. В сумме наш доход составит аж 129 тыс. евро. Представляете? Да эту сумму, я думаю, можно с избытком перекрыть заготовкой уже упоминавшихся грибов, ягод, лекарственного сырья, хвои и сена!

И что это за цена такая? Кто и как ее рассчитал? Рентабельность леса нужно считать не на основании стоимости «кубика» и попенной платы. Япония имеет 68% лесистости, но 85% древесины Страна восходящего солнца экспортирует из Канады. А японцев, я думаю, не надо учить искусству определения рентабельности. В Австрии показатель лесистости равен, если не ошибаюсь, 40%, но лес хотят рубить в Украине, где лесистость составляет 15%! Рентабельность и прибыльность нужно оценить исходя из повышения урожайности сельскохозяйственных угодий, поддержания водного режима, трансформации осадков, водообеспечения, увлажнения территории и многого другого. Давайте в рентабельности леса учтем то, что отдохнувший в лесу украинский труженик повысит продуктивность труда. Это также — капитал!

А кто считал, в какой евроцент нам влетит обеспечение австрийской фирме «эксклюзивного лесопользования»?! Они в соглашение пытаются записать такое положение: «… ни одна фирма или институция не будет иметь права проводить на данной территории лесозаготовки. Украинские лесные ведомства должны осуществлять контроль за этим…»! Вместе с тем нигде даже вскользь не упомянуто, какими силами будет охраняться этот лес. В этом, я могу согласиться, хитрости нет. Это может быть типично австрийский подход. В Австрии, как в Германии или Франции, нет понятия о том, что такое самовольная рубка.

— Уровень культуры?

— Да, уровень общей культуры. У них это сохранилось, поскольку Бог их спас от советской власти. Галичане еще помнят… я еще помню то время, когда отец оставлял весь инвентарь на подворье, и никогда не случалось, чтобы кто-то что-то украл. Грабли, топор, вилы, шлею или что-нибудь другое.

Сегодня в Карпатах имеется 800—1000 частных пилорам разнообразной мощности. И преобладающее большинство из них работают на украденном лесе. Вот это огромное количество пилорам, принадлежащих местным предпринимателям, которые не отягощены экологическим или правовым самосознанием, и нищие селяне, которые также должны где-то какую-то гривню заработать на соль, не позволят «украинской стороне» выполнить свои обязательства по охране лесов.

— То есть австрийский арендатор интенсифицирует рубку, а тут еще и наш вуйко будет рубить?..

— Да, но в ситуации, когда австрийцам таки дадут лес, возникнет новая коллизия. Если вуйко срубит в арендованном лесу дерево, то государство должно будет погасить иностранному, скажем так, арендатору убытки. Для австрийца вопрос о самовольных рубках — вопрос беспредметный: он знает, что он взял территорию, и там никто не имеет права взять гилячку! А где сегодня в государстве та сила, которая подобное воровство смогла бы приостановить, если власть, как и общество в целом, полностью, во всех сферах парализована воровством? О каких гарантиях по охране лесов можно говорить, если фактическими собственниками многих пилорам являются чиновники из администрации, если на каждой дорожной развилке установлена такса за вывоз украденного кубометра лесоматериала?

Для устранения самовольных рубок нужны годы работы и огромные средства — сначала нужно построить правовое государство и повысить жизненный уровень населения. При нынешнем положении дел денег, которые обещают дать австрийцы, не хватит даже на уплату штрафов.

Самое смешное, что заработанных 129 тыс. евро в год может не хватить, чтобы потом расплатиться с австрийцами за… вложенные инвестиции. В тексте «Основи…» имеется весьма интересная вещица: «Все инвестиции в инфраструктуру будут амортизированы линейно на период 20 лет. После окончания срока аренды собственник территории выплачивает компенсацию за все не амортизированные инвестиции». И я бы не исключал то, что компенсация за эти не амортизированные инвестиции превысит полученную от аренды и попенной платы прибыль. Потому что мы не будем влиять на формирование и оценку инфраструктуры. Насчет этого имеется конкретная оговорка: «Фория-Львов» является 100-процентным дочерним предприятием австрийской фирмы Foria-ЦBf Forstmanagement GmbH. Это значит, что все хозяйственное руководство дочерним предприятием будет принадлежать основному предприятию…» Они будут строить не по-украински, а по-австрийски. И оценка будет делаться на основании их цен, а не наших.

— Раньше власть анонсировала данный проект как создание совместного предприятия…

— Какое совместное предприятие! Украинская сторона нужна только для того, чтобы подписать соглашение и взять на себя кучу обязательств. Как наши державные мужи могут быть довольны таким «инвестиционным проектом»?

— И что, даже не догадываетесь?

— В принципе я знаю, что на областную администрацию оказывалось давление со стороны нашего посольства в Австрии, со стороны австрийского консульства у нас. Причем наше областное руководство заверяли, что этот вопрос уже решен, что там уже как будто были договоренности «на самом высоком уровне». Чтоб область приняла предложения австрийской стороны, ее руководителей пугали Кучмой. Украинское посольство в Австрии обращалось к Львовской областной государственной администрации с письмом, в котором требовало срочно подготовить предложения по сдаче в аренду наших лесов, поскольку Леонид Данилович выезжает в Австрию. Украинские дипломаты, расквартированные в Вене, аргументировали свое требование просто: мол, к Президенту Украины по этому вопросу будет обращаться правительство Австрии, а Президенту нечего будет ответить. Почему наши дипломаты, не специалисты в конкретном вопросе лесного хозяйства и лесного покрова Украинских Карпат, столь активны в проталкивании этого проекта? Может, хотят таким образом выслужиться?

P.S. Академик Голубец столь детально разложил на составляющие план будущего судьбоносного сотрудничества между австрийскими и львовскими лесоводами, что от оного ничего живого не осталось. Остался один лесной пессимизм. Неужели наши леса так и останутся обреченными на «неевропейские методы эксплуатации»? И так ли уж это плохо?

Адвокат благотворительного фонда «Экоправо-Львов» Дмитрий Скрыльников не уверен, что лес, находящийся в распоряжении «Львівлісу», может сохраниться. Основание для столь неутешительного прогноза Скрыльникову дало решение № 225 Львовской областной рады от 8 декабря 1999 года, которым (с подачи «Львівлісу») 4024 гектара лесов было изъято из состава природно-заповедного фонда. Сделано это было, как подметил адвокат-эколог, «под шумок» создания Национального природного парка «Сколівські Бескиди». При этом одни объекты из природно-заповедного фонда были выведены, но в новый национальный парк не введены, а от других объектов оторвали половину заповедных территорий.

Среди «выведенных» лесов оказалось и заповедное урочище «Корналовичі», славившееся 200-летним дубовым лесом. Сегодня в лесах этого урочища, которое занимало 238 гектаров и оберегало многие «краснокнижные» виды растений, уже успели вырубить значительную часть деревьев редких видов.

Как же, спросите вы, выбраться из этого тупика? На сей счет существует мнение, что лес все-таки следует отдать в пользование иностранным лесоводам, имеющим богатый опыт, мощный инструментарий и высокую культуру производства, но — обложив иностранцев жесткими и выгодными Украине требованиями. Такое, похоже, можно сделать. Важно, чтоб этот вопрос волновал не только «ученых и производственников». Важно, чтоб в Украине откуда-то срочно взялась власть, патриотично ответственная за наши «поля, леса и реки», за массу других вещей, а также — за людей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно