Украина — ЕС или Украина — ТС?

16 августа, 2013, 17:20 Распечатать

Об экологическом аспекте обоснования выбора интеграционного вектора 

На полосах газет и журналов, сайтах Интернета активизируется обсуждение интриги, которую артистически сохраняет Украина относительно выбора своего торгово-экономического интеграционного вектора — к Европейскому Союзу (ЕС) или к Таможенному союзу (ТС), т.е. к Евразийскому экономическому сообществу (ЕврАзЭС). В этих обсуждениях высказываются и аргументируются как оппозиционные мнения, так и мнения относительно поиска каких-либо компромиссных решений. Все они вращаются вокруг экономических, политических, правовых аспектов определения преимуществ и недостатков европейского и евразийского интеграционных направлений, возможных выгод и потерь Украины в случае ее западного или восточного маневра в зоне действия силовых линий двух главных "гравитационных полей" — ЕС и ТС.

Но почему-то все дискуссии по этим вопросам дружно обходят экологический аспект обоснования выбора приоритетного вектора международной экономической интеграции Украины, хотя именно экологические вызовы и угрозы позиционируются сейчас мировым научным сообществом как основные риски развития глобальной социально-экономической системы. Они стоят в одном ряду с рисками геополитических конфликтов и кризисом фискальной системы и влияют на рост экономических рисков, как это было доказано во впечатляющем докладе "Глобальные риски-2011" (Global Risk-2011) на позапрошлогоднем Всемирном экономическом форуме и опять-таки подтверждено встревоженным мировым сообществом на нынешнем. 

Наращивание мощности экологических вызовов и их влияния на экономические системы проявляется не только через экологический вред, но и через финансовые потери национальных экономик, следовательно, своевременным является их адекватное отображение в теории и практике управления национальными хозяйствами, разработка конкретных путей улучшения экономической и экологической политики каждой страны. Действительно, уровень защиты национальных экономических интересов от угроз зависит непосредственно и от уровня экологической безопасности, и поэтому ее высокая обеспеченность должна стать ведущим направлением реализации государственной экологической политики. Учитывая это, в Законе Украины "Об Основных принципах (стратегии) государственной экологической политики Украины на период до 2020 г.", принятом в конце 2010 г., размещен официальный перечень основных принципов национальной экологической политики, среди которых — обеспечение сбалансированности экологических, экономических и социальных интересов общественного развития государства, а также обеспечение экологической безопасности и поддержание экологического равновесия на территории Украины. 

Для нашей страны экологические проблемы — весьма острые, и не только из-за Чернобыля, но и в связи с довольно печальными реалиями загрязнения и качества окружающей среды. Так, официально признано, что около 15% территории Украины с населением свыше 10 млн чел. находится в критическом экологическом состоянии. При этом среди европейских стран у нашего государства — самый высокий показатель антропо- и техногенных нагрузок на естественную среду практически на всей территории, что не только в несколько раз превышает соответствующие показатели развитых стран мира, но и продолжает возрастать. Огромных масштабов достигло загрязнение воздушного бассейна, водных и земельных ресурсов, а также деградация почв и водоемов, что наносит серьезный материальный вред национальному хозяйству. Из-за кризисного состояния природной среды Украина носит международный статус зоны экологического бедствия, а у мирового сообщества справедливо сложился преимущественно негативный "экологический" имидж Украины.

Учитывая состояние окружающей среды в Украине, а также необходимость адаптации отечественного экологического законодательства к европейскому, выше упомянутый Закон "Об Основных принципах (стратегии) государственной экологической политики Украины на период до 2020 г.", принятый в русле развития опорного в отечественном экологическом законодательстве нормативного акта "Об Основных направлениях государственной политики Украины в области охраны окружающей среды, использования природных ресурсов и обеспечения экологической безопасности", должен был стать основой для введения более эффективной и современной модели экологической политики. Однако мы вынуждены констатировать провал государственных усилий в этом направлении, что, в сущности, официально подтверждают результаты Украины в международном экологическом рейтинге, который раз в два года представляют специалисты Всемирного экономического форума. Так, в 2012 г. Украина заняла 102-е место среди 132 государств мира, продемонстрировав за последние семь лет (в течение 2006–2012 гг.) неуклонную потерю аж пятьдесят одной позиции (!) на ступенях мирового экологического рейтинга. Такие стремительные темпы изменения мировых позиций Украины по уровню экологической устойчивости сигнализируют об усилении опасности экологической деструкции окружающей среды страны и ухудшении состояния экологической составляющей национальной экономики. Кроме того, они обнаруживают преимущественно регрессивное направление движения Украины по траектории экологосбалансированого устойчивого развития, подтверждая, в сущности, неэффективность и беспомощность внутренней экологической политики.

Осознание этой геоэкологической реальности и того, что она вызвана совокупностью исторических, экономических, экологических, политических и других факторов, побуждает к поиску оптимальных векторов международной экономической интеграции Украины с учетом экологического фактора. С позиции усовершенствования отечественной экологической политики, стабилизации и улучшения состояния окружающей среды, обеспечения экологической безопасности Украины, задача состоит в том, чтобы определить стратегические направления и действенные механизмы международного интеграционного взаимодействия на пути перехода к устойчивому экологосбалансированному развитию. Выбор интеграционного направления Украины должен основываться, прежде всего, на приоритете национальных интересов благодаря эффективной реализации в региональных объединениях собственных сравнительных и конкурентных преимуществ, привлечению в Украину необходимых технологических и энергетических ресурсов, иностранных инвестиций, причем не путем поглощения (инвазии) ее экономики той или иной соседней региональной группировкой, а в результате приближения, взаимной адаптации хозяйственных структур в направлении экологоориентированного развития и формирования интеграционной архитектуры, в большей степени соответствующей современным цивилизационным ценностям и принципам международного экономического, экологического, политического сотрудничества.

Понимание значимости влияния экологического фактора на конкурентоспособность страны, использование этого фактора для укрепления экономических позиций и повышения конкурентоспособности национальных товаров на мировых рынках, определение комплекса условий для создания делового климата, содействовавшего бы развитию национального экологического предпринимательства и т.п., отражено в пионерных расчетах так называемого "индекса глобальной конкурентоспособности, скорректированного на устойчивость" (Sustainability-Adjusted Global Competitiveness Index), основанного нынешним Всемирным экономическим форумом. 

Его базовыми составляющими являются комплексный показатель социальной устойчивости наряду с комплексным показателем экологической устойчивости, измеряющим, по определению, влияние "совокупности институтов, политик и факторов, обеспечивающих эффективное управление ресурсами ради процветания нынешнего и будущих поколений". Комплексный показатель экологической устойчивости объединяет, в свою очередь, три комплексных блока с присущими им индикаторами — блок параметров экологической политики, блок использования возобновляемых ресурсов и блок деградации окружающей природной среды. При этом самой первой составной частью комплексного показателя экологической устойчивости является именно блок параметров экологической политики. 

Кстати, Украина по "индексу глобальной конкурентоспособности, скорректированному на устойчивость", рассчитанному для 126 стран мира, в 2012–2013 гг. занимает 73-е место с четко очерченной прогнозной перспективой к ухудшению экологического фактора формирования конкурентоспособности национальной экономики. Этот прогноз, по всей видимости, подтверждается тенденциями, выявленными при рассмотрении изменения места Украины в упомянутом международном экологическом рейтинге по "индексу экологических достижений". Таким образом, как свидетельствует проведенный анализ, вялая государственная экологическая политика ставит под вопрос улучшение конкурентных позиций Украины в мировом экономическом пространстве из-за дальнейшего послабления устойчивости ее прогресса, попустительства негативному влиянию экологического фактора обеспечения национальной конкурентоспособности. Очевидно, что в такой непростой ситуации очень важно не ошибиться с выбором приоритетного вектора международной торгово-экономической интеграции Украины, содействовавшей бы эффективной реализации национальных интересов в контексте экологической и экономической безопасности государства.

Обоснование оптимального вектора международной экономической интеграции Украины с учетом экологического фактора должно, на наш взгляд, опираться на сравнительный анализ состояния окружающей природной среды в странах Европейского Союза и в странах ЕврАзЭС/ТС, с одной стороны, а с другой — экономических, политических, технологических, институциональных и других "фильтров", удерживающих или направляющих прогресс их национальных хозяйств путем экологосбалансированного развития. Такая сложная задача отчасти осуществима, во-первых, благодаря анализу соответствия современных регламентирующих нормативных международных интеграционных документов критерию достижения рационального использования природных ресурсов согласно целям экологосбаланситрованного устойчивого развития. Во-вторых, благодаря сравнительному анализу уровней экологического благополучия стран — членов этих интеграционных группировок — через их позиционирование в международных экологических рейтингах. Интегральный результат проведения такого анализа будет состоять в определении приоритетного вектора международной экономической интеграции Украины с учетом экологического фактора.

Исходя из приведенного алгоритма, подаем сравнительную характеристику главных нормативных документов, представляющих основу современного сотрудничества Украины с ЕС и ТС. 

Рассматривая сущность евроинтеграционного процесса Украины, следует отметить, что он объективно заключается в формировании общего с ЕС экологического, экономического, социального, политического и правового пространства. Это определяет и соответствующие направления сотрудничества и взаимодействия Украины и ЕС. Здесь главным опорным нормативным документом является действующее с 1998 г. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Украиной и Европейскими сообществами и их государствами-членами. Особое внимание в настоящем Соглашении, определяющем цель, содержание, структуру сотрудничества, уделено интенсификации решения проблем охраны и воспроизведения окружающей естественной среды в контексте формирования экологически безопасного европейского пространства.

Подчеркнем, что на повестке дня развития и углубления отношений Украина — ЕС находится окончательная коррекция проекта новейшего Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом и его государствами-членами, его подписание. Аналитический обзор статей и положений этого новейшего Соглашения в части международного экологического управления, экологической политики, инструментария экологического регулирования, рационального использования природных ресурсов в соответствии с целями устойчивого развития, охраны и воспроизведения окружающей естественной среды и т.п. дал возможность сравнить их со стратегическими целями и задачами по реализации отечественной экологической политики, определенными Законом Украины "Об Основных принципах (стратегии) государственной экологической политики Украины на период до 2020 г.". Результаты такого выборочного сопоставления обобщены в табл. 1.

Сравнительный анализ соответствия основных целей реализации стратегии экологической политики Украины до 2020 г. и экологоориентированной части проекта Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом и его государствами-членами свидетельствует не только об их адекватности, но и сконцентрированном фокусировании на рациональном использовании природных ресурсов в соответствии с целями экологосбалансированного устойчивого развития, обеспечения экологической безопасности, усиления природоохранной деятельности, повышения экономической и природоохранной эффективности экологической политики, которая, как отмечается в проекте Соглашения, "приведет к положительным последствиям для граждан и предприятий в Украине и ЕС".

Геополитическое, геоэкологическое и геоэкономическое положение Украины в мировом пространстве предполагает ее трансграничное сотрудничество в восточном векторе, в частности с Евразийским экономическим сообществом/Таможенным союзом. Однако аналитический обзор нормативных документов, представляющих основу ЕвразЭС/ТС, обнаружил практическое отсутствие целей рационального использования природных ресурсов, сохранения и воспроизведения окружающей естественной среды и т.п. Единственным нормативным документом, имеющим отношение к вопросу обеспечения экологической безопасности, является "Соглашение о проведении согласованной политики в области технического регулирования, санитарных и фитосанитарных мер от 25 января 2008 г.". Таким образом, условия сотрудничества ЕвразЭС/ТС не содержат экологического аспекта, не только принципиально отличаясь этим от формата евроинтеграционного Соглашения, но, в сущности, противоречат основным принципам и целям национальной экологической политики, прописанным в Законе Украины "Об Основных принципах (стратегии) государственной экологической политики Украины на период до 2020 г.", и потому, на наш взгляд, не могут быть приемлемыми для Украины. 

Динамика мировых позиций государств — членов ЕС и государств — членов ЕвразЭС по уровню экологической устойчивости за последние семь лет (на протяжении 2006–2012 гг.) на ступенях всемирного экологического рейтинга приведена в табл. 2.

Следует отметить, что при обнародовании в 2013 г. этого международного экологического рейтинга специалисты систематизировали страны мира в пять групп в соответствии с занимаемыми той или иной страной позициями. В первую группу входят государства, являющиеся "самыми сильными исполнителями экологических требований" и позиционирующиеся в интервале с первого по десятое место, во вторую группу — "сильные исполнители" — с 11-го по 46-е место, в третью — "умеренные исполнители" — с 47-го по 84-е место, "слабые исполнители" — с 85-го по 120-е место и, наконец, "самые слабые исполнители" — с 121-го по 132-е место. Анализ данных табл. 2 в этом формате дает возможность сделать следующие выводы. 

Во-первых, в 2006–2012 гг. количество стран ЕС (семь стран),  являющихся "самыми сильными исполнителями экологических требований", не изменилось. Во-вторых, за прошедшие семь лет возросло количество государств — членов ЕС (с 13 до 15), являющихся "сильными исполнителями экологических требований". 

Обобщая приведенную динамику позиций стран — участниц ЕС, констатируем их высокие достижения в сфере сохранения окружающей среды и мощные управленческие усилия, направленные на повышение эффективности национальных экологических политик, очевидно подтверждающих их статус как цивилизованных экологоориентированных государств.

По результатам анализа изменения позиций стран — членов ЕвразЭС по "индексу экологических достижений" в этот период выявлено следующее.

Во-первых, значительное падение позиции России, показавшей в 2006 г. наилучшие результаты в сфере экологии среди стран СНГ. Так, в 2012 г. Россия заняла 106-е место среди 132 государств мира, продемонстрировав за последние семь лет (на протяжении 2006–2012 гг.) потерю 74 позиций (!!!) на ступеньках мирового экологического рейтинга. Такие стремительные темпы изменения мировых позиций России по уровню экологической устойчивости сигнализируют о деструкции окружающей естественной среды страны, неэффективности ее экологической политики. Во-вторых, неуклонное падение позиций всех стран — членов ЕвразЭС (за исключением Беларуси, поскольку в 2006 г. ее позиция не была определена за неимением статистических данных). В-третьих, перманентное сползание стран — членов ЕвразЭС из группы "исполнителей экологических требований" в две последние группы — "слабых исполнителей" (Киргизстан, Россия) и "самых слабых исполнителей" (Казахстан, Таджикистан), за исключением Беларуси, находящейся по состоянию на 2012 г. в группе "умеренных исполнителей". 

Кстати, хотя по новому "индексу глобальной конкурентоспособности, скорректированным на устойчивость" для 126 стран мира в 2012–2013 гг., представленным Всемирным экономическим форумом в этом году, Казахстан занимает 51-е место, а Россия — 67-ое, разработчики-специалисты очертили для этих стран прогнозную перспективу к ухудшению этого показателя, а следовательно, к дальнейшему усилению негативного влияния экологического фактора формирования конкурентоспособности их национальных экономик. Другие страны — участницы ЕвразЭС не были задействованы в таких расчетах. 

Между тем, следует отметить, что почти для всех из неполной группы стран — членов ЕС (21 страна из 28) была обоснована перспектива экологической стабильности, причем для семи стран (Австрии, Латвии, Нидерландов, Германии, Финляндии, Франции, Швеции) — даже перспектива повышения качества экологического фактора формирования конкурентоспособности национальной экономики, и только для двух (Болгарии и Кипра) — перспектива его ухудшения, что лишь подтверждает объективность и беспристрастность проведенных расчетов.

Подытоживая приведенные аргументы и факты на арене достижений, провалов, перспектив экологосбалансированного развития национальных экономик стран — членов ЕС и стран — участниц ЕвразЭС, а также опираясь на проведенный анализ, логично приходим к выводу относительно приоритетности евроинтеграционного вектора Украины с позиции повышения действенности и результативности государственной экологической политики, улучшения состояния окружающей среды как природо-ресурсной базы функционирования национального хозяйства и воспроизведения рабочей силы, обеспечения экологической и экономической безопасности страны, ее конкурентоспособности. 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 7
  • человек человек 30 листопада, 20:31 я против ЕС. что здесь анализировать.в нашей стране ни экономики, ни политики, ни культуры и элементарной грамотности. наши везде только позорится могут. каждое новое поколение все деградирует и тупеет. может я в чем то резка. но когда выходишь на улицу; курящие мамы с детьми, мусор везде где есть пространство, нецензурная лексика, сплошная коррупция, нет любви у народа не к земле не к родине. а если начать обсуждение нашего образования, здесь туши свет. пальцем куда не ткни, кругом абсурд. перед тем как куда то "лезть без мыла" нужно Людьми стать, а наше дикое, испуганное стадо- народ. его людям стыдно показывать. естественно мы не все такие, но люди реально обернитесь вокруг! даже возле в хода в универ и то везде окурки и жвачки!!! куда нам.... согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться Андрей Андрей 16 грудня, 11:20 Вы где-нибудь еще были кроме в каком-либо городе в РФ ? А то может по ин. кино (сов. сл.форма) такое впечатление создалось . согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно