МВФ ВЫСКАЗЫВАЕТ УКРАИНЕ ТРИ ЗАМЕЧАНИЯ

29 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №38, 29 сентября-6 октября

Ежегодное собрание МВФ и Всемирного банка 26—28 сентября в Праге предоставило Украине удачную возм...

Ежегодное собрание МВФ и Всемирного банка 26—28 сентября в Праге предоставило Украине удачную возможность встретиться с руководством международных финансовых организаций (МФО) непосредственно после завершения работы в Киеве последней миссии Фонда и недавнего принятия Банком новой стратегии сотрудничества с Украиной. Уже больше года нашей стране удается обходиться без новых заимствований на международном финансовом рынке, и это связано с приостановлением программы расширенного финансирования Фонда и замораживания ряда кредитных линий. Тем не менее, на ежегодном собрании официальный Киев не ставил вопрос о сворачивании сотрудничества с МФО. На переговорах украинская делегация всякий раз только особо подчеркивала необходимость выработки новых правил игры. О результатах переговоров, их сложностях и надеждах на пути из Праги в интервью для «Зеркала недели» рассказал руководитель украинской делегации, министр финансов Украины Игорь МИТЮКОВ.

— Во время встреч украинской делегации с директором-распорядителем Международного валютного фонда Хорстом Келлером и директором второго Европейского департамента МВФ Джоном Одлингом-Сми состоялась жесткая дискуссия. Какие вопросы вызывали наибольшие разногласия?

— Известно, что задача Фонда — заставлять страну предпринимать меры, которые бы стабилизировали и укрепляли ее финансы. За счет ограничения расходов либо снижения уровня перераспределения ВВП через бюджетную систему. В свою очередь правительство страны должно быть достаточно сильным, чтобы самому справиться со всеми социальными и внутриполитическими неожиданностями, неизбежно возникающими в ходе реализации экономически оздоровительных программ. Поэтому во время дискуссии с руководителями Фонда три основных замечания к Украине касались реалистичности бюджета-2001, приватизации и санации банка «Украина».

Первое замечание — по бюджету — касалось сокращения его дефицита. По методологии МВФ, в дефицит бюджета включены доходы от приватизации, у нас же эти поступления (в нынешнем году на уровне 9 млрд. грн.) традиционно записываются в доходной части. Таким образом, по формальным признакам, Украина имела дефицит бюджета 2% в прошлом году, 1—1,5% в нынешнем, а в следующем году он составит не менее 5%.

Позиция Фонда состоит в том, что Украина на протяжении двух лет демонстрировала хорошие показатели по дефициту бюджета и сейчас не должна их ухудшать. Рациональное зерно в этом есть. Вопрос только, насколько мы сможем оптимизировать наши расходы, чтобы высвободившиеся ресурсы направить на сокращение дефицита бюджета (по международной методологии). То есть, сейчас надо предпринять дополнительные усилия, которые уже в следующем году помогут сократить расходы по обслуживанию государственного долга.

Это замечание не стало для нас абсолютно неожиданным. С точки зрения качества работы оно мне даже нравится. Сможем ли мы глубоко его реализовать — это уже вопрос парламента и правительства во время принятия бюджета.

Во-вторых, Фонд с недоверием воспринял запланированные Украиной приватизационные поступления на уровне 9 млрд. грн. Лично у меня по поводу суммы мало сомнений. Получить по 2,5 млн. долл. за каждое стратегическое предприятие, а предусмотрена приватизация 600 — вполне реально. Я уверен, можно и больше. Европейский опыт показывает, что реализация приватизационных проектов в области телекоммуникаций в Англии и Германии приносит десятки миллиардов долларов. При правильной организации работы мы сможем получить больше запланированного. В 2001 году в Украине будут происходить широкомасштабные приватизационные процессы, и весь мир, без преувеличения, будет следить за этим. Поэтому открытый доступ и демократичность процедур приватизации — в центре внимания не только Фонда и Банка, но и всей финансовой общественности.

Третье замечание касалось банка «Украина», и мы уже над ним работаем. Можно только приветствовать действия НБУ, который ввел временную администрацию в банке «Украина», чтобы стабилизировать ситуацию, защитить вклады населения и избежать проблем с межбанковскими расчетами. Программа санации в любом случае была необходима. Это — системный банк, а во многих регионах Украины к тому же практически единственный. Чтобы разрешить все проблемы банка «Украина», нужна ювелирная работа. Но сейчас мы можем быть уверены: банк находится под контролем.

— На ежегодном собрании директор-распорядитель МВФ Хорст Келлер заявил, что страна-заемщик должна распоряжаться средствами, полученными от Фонда, без излишней опеки с его стороны. Как скоро это произойдет? Можно ли ожидать, что в программе расширенного финансирования, возобновления которой уже год ожидает Украина, будет учтен такой подход?

— Многое зависит от того, насколько Келлеру удастся провести административную реформу в самом Фонде. На мой взгляд, предлагаемые новшества будут реализованы не сразу. Механизм принятия решений в МВФ формировался десятилетиями, и его трудно изменить быстро. Совершенно ясно, однако, что уже в ходе выполнения программы EFF должны произойти существенные изменения. Миссия Фонда во главе с ее руководителем Джулианом Беренгаутом, побывавшая в Киеве накануне собрания, проявила значительно больше гибкости, чем прежде. И если в начале года речь шла о сотне условий для возобновления программы, то сегодня их значительно меньше. Я думаю, с этого момента Фонд больше будет ориентирован на качественные вопросы, а не количественные.

— Известна ли окончательная дата заседания совета директоров МВФ, на котором будет принято решение по программе EFF?

— Определенную дату называть пока еще рано. Поскольку мы должны сначала ответить на эти конкретные вопросы по бюджету, приватизации и банку «Украина». Это займет минимум несколько недель. Поэтому я смотрю на перспективы со сдержанным оптимизмом.

По-моему, очень важно, чтобы через какое-то время Украина сделала заявление о том, что найдено компромиссное решение проблем, не позволявших выносить украинский вопрос на заседание совета директоров МВФ.

Не исключено, что в ноябре украинская делегация может поехать в Вашингтон для окончательных согласований. Главное — не опоздать. Иначе мы рискуем попасть на период рождественских каникул, и тогда вопрос о возобновлении финансирования перейдет на следующий квартал. Для нас это критично, поскольку с решением Фонда связывается ряд других вопросов.

МВФ уже чувствует, что в Украине сформирована профессиональная команда государственных служащих на разных уровнях, которой можно доверять. И речь не только о правительстве, но также и о парламенте.

— Если отношения с Фондом относительно программы EFF все же будут развиваться по пессимистическому сценарию, возможно ли открытие другой программы?

— Интересно, что этот вопрос витал на переговорах. Все сошлись в едином мнении: макроэкономическая ситуация в Украине сейчас намного лучше, чем она прогнозировалась в начале и даже в середине этого года при отсутствии финансирования со стороны МВФ. Более того, уже сейчас мы существенно сократили долги перед Фондом, ежемесячно выплачивая 70—80 млн. долл.

— В таком случае нужны ли Украине вообще транши программы EFF?

— Необходимо еще раз все взвесить, тщательно подсчитать платежный баланс следующего года, проанализировав основы денежно-кредитной политики НБУ, чтобы иметь стабильную национальную валюту и стабильный уровень валютных резервов.

А вопрос, надо ли нам сейчас брать новые кредиты или лучше их не брать и постепенно возвращать прежние, возникает. Возможен третий вариант — брать на уровне того, что нужно отдавать, стабилизируя долг и сокращая расходы собственных ресурсов на внешние платежи. Из трех возможных вариантов мы должны определить один, но самый эффективный.

Для меня важно одно: сейчас мы анализируем все три варианта, если раньше рассматривался только один — брать и брать. Это станет предметом переговоров с Фондом в следующем году. Я думаю, что Украина сформирует долговую политику на основе разных подходов.

— Какая позиция ближе всего вам?

— Я не считаю, что нужно совсем отказываться от заимствований, но при этом новые из них должны удешевлять обслуживание и растягивать сроки погашения уже имеющихся долгов. Если говорить о производственном и инвестиционном типе кредитов, здесь нужно максимально переносить тяжесть на заемщиков и коммерческие банки, которые должны будут предоставлять гарантии, снимая тем самым риски с бюджета. В этом случае ограничивать количество кредитов не следует. Что касается досрочных возвратов, то надо определиться с реальными возможностями.

— 4—6 октября ожидается визит в Украину президента Всемирного банка Джеймса Вульфенсона. Можно ли утверждать, что отношения с Банком у Украины складываются лучше, чем с Фондом?

— Думаю, да, и значительно. Хоть и переговоры с Банком в Праге прошли тоже в жесткой манере. Украину обвинили в том, что она слишком медленно проводит экономические реформы. Эту критику я во многом связываю с неточной информацией у руководства Банка о реальной макроэкономической ситуации в Украине.

Мне кажется, нам удалось развеять сомнения наших партнеров. Визит Вульфенсона в Киев должен поставить точку в недоразумениях. Прежде всего, этот визит положит начало реализации трехлетней программы стратегии сотрудничества с Украиной, утвержденной в середине сентября. Сейчас мы работаем над очень интересным программным системным кредитом, общий объем которого может достичь 600 млн. долл. Кроме того, Всемирный банк в ближайшее время выделит оставшиеся 70 млн. долл. кредита на перестройку угольного сектора. Этот шаг мы расцениваем как знак доверия к Украине.

— Накануне ежегодного собрания МВФ заявил о своем намерении сократить объемы кредитования и повысить процентные ставки. Как прореагировали представители разных стран на это заявление?

— Мнения разделились. Инициатива сокращения сроков кредитования и повышения цен за них исходила от американской стороны. Украина поддержала то решение, которое в большей степени учитывало наши интересы. То есть, незначительное повышение стоимости, но гораздо меньшее, чем предлагалось изначально.

— Вы уже лет шесть принимаете участие в собраниях Фонда и Банка. Каково ваше личное впечатление от протестов противников глобализации в Праге?

— Действительно, я принимаю участие в собраниях с 1994 года, и каждое отмечалось различными формами протеста. К примеру, в Мадриде активисты «Гринпис» прорвались в зал заседаний и чуть не сорвали выступление директора Всемирного банка. К сожалению, нынешние протесты не носят конструктивного характера.

Хочу выразить благодарность пражским властям, которые создали все условия для нормальной работы финансового форума. Столкновения манифестантов с полицией в Праге дают основания разделить всех критиков глобализации на две группы — конструктивных, с которыми нужно работать, и деструктивных, которых нужно серьезно ограничивать в незаконных действиях.

— Игорь Александрович, и последний вопрос. Все эти разговоры — «Митюков вскоре покинет правительство» или «Митюков незаменим»… Какова ваша личная позиция? Продолжите ли вы работать в этой команде или у вас есть другие планы?

— Я уже давно переболел «звездной болезнью» и эти разговоры воспринимаю спокойно, они меня мало волнуют.

Если будет принято решение, что я должен оставить работу в правительстве, это не станет для меня трагедией. Хорошо работать в той команде, в которой есть взаимопонимание и взаимная поддержка.

— Есть ли в таком случае в правительстве взаимопонимание?

— Элементы — есть. И я хочу работать.

Василий ЗОРЯ, Жанна ЛАВРОВА

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно