Think. Pair. Share (Думай. Обсуди. Поделись)

24 ноября, 2017, 17:28 Распечатать

Каждый ребенок имеет право получить качественное образование, в котором один из важных предметов — иностранный язык.

Сегодня граждане Украины учатся защищать свои права. Многому уже научились. Люди хорошо знают, на что имеют право, что обязаны делать они, а что обязаны делать для них. 

Люди с азартом смотрят ТВ-проект, инспектирующий рестораны и кафе; охотно и грамотно критикуют сервис супермаркетов, гостиниц и курортов. Но, требуя высокого качества услуг и продуктов, мы почему-то не требуем высокого качества продукта интеллектуального, от которого зависит будущее не только отдельно взятого ребенка, но и всего общества в целом, — качества преподавания наук в школе, а в данном конкретном случае — иностранного языка, качества учебников и результата на выходе, когда оказывается, что ребенок не владеет языком, которому его учили 11 лет.

Прежде чем брать интервью у победителей Международной программы ТЕА для учителей английского языка, я провела опрос в Фейсбуке. Ответили мне и учителя, и те, кто по другую сторону условной кафедры, — родители школьников.

Вот отрывки из писем и комментариев.

"У нас в лицее есть "родительские дни", когда родители имеют право посещать уроки. Мы с мужем посетили урок английского. Учительница весь урок пыталась заставить детей (8-й класс) отвечать на английском, требуя: Speak on English. В других случаях учительница тоже делала грубые ошибки в грамматике и произношении. Я учила язык в школе, и меня, как я теперь понимаю, учили качественно — могу помочь дочери сделать домашнее задание, объясняю ей грамматику. Учительница же требует заучивать правила. То есть правило моя дочь зазубривает, а вот как использовать его на практике, как сказать, не знает".

"С первого класса французский. Плюс к этому школа предлагает еще дополнительный курс — более прикладное, разговорное, полезное в жизни. Дважды в неделю, после уроков, добровольно. Так же добровольно еще один час дополнительно — театральная студия на французском. Репетиторы не нужны, после такого формата обучения даже те, кто не хочет, язык будут знать. Домашние задания: грамматические упражнения, чтение и анализ текстов, составление словариков с лексикой, наизусть учат стихи и песни".

"В начальной школе сын трижды в неделю занимался в клубе "Маленькая Америка", и это было круто: они играли, пели, мастерили, даже ели и пили на английском. С третьего класса у нас был репетитор. В лицее — британские учебники. Результат по совокупности — upper intermediate. Для 13 лет неплохо, как мне кажется".

"Мы свою учительницу немецкого боялись. Когда она водила ручкой по списку в журнале, мы опускали глаза и замирали, потому что она реагировала на движение. Из немецкого я знаю только какие-то отрывочные слова из "Раммштайн". Мама выпросила "четыре"…

В прошлом году четверо учителей английского языка из Украины вышли в финал программы ТEA. Программу педагогического мастерства учителей Бюро по делам образования и культуры Госдепартамента США администрирует Совет международных научных исследований и обменов и предоставляет уникальную возможность 105 учителям общеобразовательных школ со всего мира углубить компетентность в предметах, которые они преподают, улучшить навыки преподавания, а также узнать больше о США. 

Финалисты программы участвовали в шестинедельной программе повышения квалификации в одном из американских университетов. В программе — академическое обучение и интенсивный тренинг по методам преподавания, написание учебного плана, стратегий преподавания в условиях Украины, лидерства в образовании; овладение навыками работы в сети Интернет и электронной обработки текстов для их использования в процессе преподавания; две-три недели стажировки в средней школе для активного сотрудничества участников с американскими коллегами и учениками. После завершения программа предоставит участницам гранты для приобретения необходимых учебных материалов, а также для проведения тренингов для других учителей.

Финалистам я задала вопросы, присланные родителями школьников и учителями школ, гимназий и лицеев. Вот их ответы.

Елена Мохир (г. Конотоп): "Я мечтала стать учителем английского с того момента, как мы начали изучать его в школе, с 4-го класса. И не жалею. О программе TEA я знала давно, но по разным причинам не подавала документы: сомневалась в своих силах. А потом набралась храбрости и заполнила формы для участия — на удачу! За спиной уже был багаж выполненной работы, интересных проектов и результатов. Не все знали, что я подала документы, но те, кто знал, всячески поддерживали и ободряли. Когда я узнала, что попала в финал, был шквал эмоций. Я получила письмо как раз на День учителя — прекрасный подарок к профессиональному празднику. Коллеги реагировали по-разному. Поздравляли, конечно. Мои ученики нарисовали плакат: я на самолете в облаках, а вокруг — разные пожелания. Получить такой трогательный знак внимания от моих учеников из 6-го класса было очень приятно.

Сейчас в Америке у меня интернациональный класс. Детей не напрягают, урок спланирован так, чтобы ученики успели все сделать в классе, а домой — минимум. Но эссе пишут почти каждый день! Это непросто. 

В своей школе дома я использовала в работе много разных методик. Здесь открытием для меня стал TPR-метод (полной физической отдачи). Я мечтала увидеть уроки, которые ведут сразу двое учителей — мне очень понравилось. Темп и взаимовыручка — и никто из детей не остается без внимания.

В школе, которую я посещаю, ученики не зубрят тексты наизусть. Думаю, это практика всех американских школ. Детей учат думать самостоятельно, анализировать, высказывать мнение и отстаивать свою точку зрения. На уроках мой учитель-партнер сочетает строгость и юмор, мотивирует своих учеников, поддерживает и ободряет.

В школе, где я прохожу стажировку, в классе 35 ноутбуков для использования на уроке, программное обеспечение для проверки работ, оценивания, обратной связи и статистики. Мобильные телефоны на уроках запрещены.

Моя американская школа участвует в Академическом декатлоне. Это что-то наподобие клуба знатоков в десяти разных сферах знаний. 

Понятие аттестации учителей здесь нет. Но первые два-три года работы очень сложные: проверяют и контролируют постоянно. Все учителя и их ученики составляют тесты.

К ремонтам в классе родители не имеют никакого отношения. Они могут помочь финансово или лично участвовать в каких-то проектах, праздниках, ярмарках. 

Я очень люблю английский язык. Это ключ к общению со всем миром. Школа всегда может быть интересной".

Елена Андрийчук (Кривой Рог): "Честно говоря, в детстве я не мечтала стать учителем. Моя мама — учитель, и я знала, какая это тяжелая работа. Я проработала в школе уже 25 лет, а мама до сих пор удивляется моему выбору. Но я ни разу не пожалела, что стала учителем именно английского языка. 

О программе узнала случайно. Документы заполнила за три недели до конечного срока подачи заявки. Сообщение о том, что я стала полуфиналистом, и приглашение на тестирование TOEFL (для подтверждения знания языка) и собеседование с представителями посольства США в Украине стали для меня приятной неожиданностью. Это был второй этап. Нас было десять, и по результатам экзамена я была на третьем месте. 

Коллеги и школа поддерживали меня на всех этапах, болели и верили, что я стану финалистом программы. Благодарю их всех. Я почему-то в этом не сомневалась. 

На стажировку меня собирала практически вся школа. Мои коллеги и ученики сделали сувениры для учеников американской школы, собрали множество материалов и фотографий нашей школы, помогли с презентацией функционирования нашего лицея — это авторская концепция нашего директора кандидата педагогических наук М.Погребной.

Разница в преподавании иностранного языка огромная. Во-первых, предмет называется "литература", и в пределах этого курса подробно изучают литературные произведения на иностранном языке, грамматику, а также отрабатывают навыки академического письма. Во-вторых, темп уроков в украинских школах довольно медленный, нам желательно бы работать динамичнее, быстрее, энергичнее. Здесь в старшей школе вместо уроков — периоды по 90 минут. Если работу заканчивают раньше, просто отдыхают, ждут звонка. Много тестов, много заданий по написанию академического эссе (пять абзацев). Ученики более расслаблены на уроках, во время которых разрешено пить и есть. 

Исходя из моего опыта, обучить ребенка иностранному языку, не прибегая к помощи репетитора, можно при трех условиях. Во-первых, если ребенок мотивирован, если у него есть цель. Во-вторых, если есть учитель, который готов работать, пробовать разное, чтобы дать реальные знания и научить тому, что нужно в реальной жизни. В-третьих, поддержка родителей.

У американских школьников домашних заданий немного. В старшей школе — дописать произведение, прочитать и проанализировать текст. Иногда подготовить проект по теме. Текстов наизусть они не учат, иногда — стихи.

В лицее, где я работаю, отношения между учителем и учениками довольно демократичны. У нас правил значительно больше. Представить, как ученик слушает музыку на уроке, невозможно. Здесь это не запрещается, если не отвлекает. Можно есть в библиотеке — но не забудь убрать за собой.

И самое главное — это отношение к ученикам с особыми потребностями. Они учатся в обычных школах, не чувствуя дискомфорта или неудобств. Школы оборудованы абсолютно всем, что таким детям нужно, — пандусами, лифтами, туалетами, стиральными машинами и сушками, сменной одеждой, колясками, пособиями, ассистентами и т.п.

Все учителя работают с электронной формой журнала, бумажных нет. Информацию получают сразу и родители, и ученики, и другие учителя. Формы для проверки знаний тоже часто в электронном виде. Каждый, кто собирается стать учителем в США, должен получить лицензию учителя. Каждые пять лет проходят переаттестацию и подтверждают свою лицензию. Учителя проходят тренинги, проводят или участвуют в мастер-классах. За их деятельностью ведется регулярный мониторинг. 

Финансирование школ — полностью за счет налогов, которые платят жители местности, где расположена школа, плюс федеральный бюджет (программы поддержки бедных и малообеспеченных семей).

Связи с коллегами из США и других стран я собираюсь поддерживать с помощью видеоконференций — связать украинских школьников с другими странами. Конечно, хочу модернизировать свои уроки, используя больше информационно-компьютерных технологий. Я намерена организовать литературный кружок в лицее, чтобы мотивировать школьников к чтению произведений английских и американских авторов". 

Марианна Климчук (с. Долишний Шепот Черновицкой области): "Вся моя семья по отцовской линии — учителя. Бабушка и дедушка еще во времена Второй мировой войны поднимали школу в Сумской области. Поэтому я с детства знала, где буду работать. Я не была разочарована, когда впервые проводила урок, потому что дети и их родители были заинтересованы в изучении английского языка. С годами я училась у коллег, как можно провести урок лучше, интереснее. Посещала много методических семинаров. 

Помню, в 2000-м состоялась встреча учителей с волонтером Корпуса мира Дженнифер Миз. Тогда я впервые увидела, что ученики могут сидеть в группах, в круге, что к каждому "пресному" уроку можно подготовить множество наглядных пособий и сделать его интересным.

О программе я узнала от коллеги еще в 2002 г. Тогда я была просто участником. В 2003-м — полуфиналистом. В 2004-м — участником. В 2005-м — опять полуфиналистом. За эти четыре года двое учителей из моего района поехали на стажировку. У меня же был языковый барьер. На собеседовании я не могла разговаривать. Большим сдвигом в общении для меня лично стало сотрудничество с волонтером Корпуса мира Эби Сотер, которая работала в моей школе два года, преподавала английский язык и жила у меня дома. 

В прошлом году я решила подать заявку на участие в программе ТЕА. От учителей из Украины было представлено 160 аппликационных форм. Из них для сдачи экзамена TOEFL и собеседования выбрали 10 учителей. Мы сдавали экзамен по чтению, аудированию и использованию языка. Конечно же, когда получила приглашение на ТЕА, почувствовала радость и гордость за себя, за свое село, свою область и Украину.

С момента объявления об участии в программе до самой поездки прошел год. На стажировке собрались учителя из 20 стран мира. В университете Рино на занятиях по методике преподавания нам дали задания — каждый раз двое учителей должны представлять новую стратегию на практике. Здесь мы увидели много методов. Интересными были Thinking aloud, Think, pair, share, разное применение графических органайзеров — это всевозможные диаграммы для анализа и синтеза полученной информации.

Стажировалась я в Pine middle school, в которой занимаются ученики 6–8 классов. Иностранный язык здесь на выбор. Ученики изучают четыре основных предмета — английский язык, математику, science (объединение естественных наук) и social study (объединение истории, географии и, я бы сказала, немного политики, потому что раз в неделю обсуждают новости). Дальше предметы идут на выбор учеников. В конце каждого курса они выбирают предметы на следующий год. В этом году можно выбрать искусство, а в следующем поменять на музыку. В предметы на выбор входят: физкультура (хотя есть два обязательных семестра), искусство (куда, кроме рисования, входят вязание, вышивка), музыка (обучение игре на музыкальных инструментах, школьный оркестр и школьный хор), компьютерные технологии и иностранный язык (были французский и испанский). Преподавание английского языка как иностранного я наблюдала в испаноязычном классе, где все ученики — иммигранты из Мексики, Сальвадора, Гватемалы, Пуэрто-Рико, был ученик даже из Сирии. Могу сказать, что методы обучения не отличаются от наших (подача лексики, например). Отличается структура урока. Большое внимание отводится чтению книг. Библиотечка есть в каждом кабинете. Урок начинается с того, что 10 минут ученики читают книжку (самую простую) с полки, затем записывают одно-два предложения в т.н. reading log о ее содержании. Напоследок учительница спрашивает каждого ученика о том, какое новое слово он сегодня запомнил, и что оно означает. Урок проходит без спешки, никто не скачет по программе. Ученики выучили предлоги места, составили с ними предложение и до конца урока работали над оформлением словарика с новыми словами в виде самодельной книжечки. 

Мое твердое убеждение — обучить иностранному языку без репетиторов можно, но при условии, что урок иностранного будет ежедневно. И у самого ученика должна быть большая мотивация — слушать музыку, смотреть фильмы, учить песни. 

Домашнее задание зависит от учителя. Большей частью детям дают что-то прочитать, перечитать или что-то подготовить к проекту. Разница между отношениями учителя и ученика у нас и в Америке огромная. И это то, что я хочу изменить в первую очередь. Замечаний ученикам я не услышала ни на одном уроке. На уроках — шум. Дети работают в группах. Каждое задание выполняется коллективно. Ученики помогают друг другу, каждый чувствует поддержку других. Индивидуальные лишь тесты после подробного изучения темы. 

На уроке я слышала от учителей только фразы, которые поддерживают ученика, его работу: "Молодец", "Ты это сделал", "Попробуй еще", "Да ты что?! Молодец!" Американский ученик — свободный человек, который имеет право на свое мнение по каждому вопросу и может высказать его на уроке. Уроки проходят при открытых дверях. Нам к этому быстро не прийти. Это нельзя изменить за один день. 

Олимпиад в школах нет, зато очень часто есть тестирование — какое место школа занимает в районе среди школ, в штате, стране, среди других стран. 

Аттестации учителя как таковой у них нет. Учитель работает по контракту на год. Если работает хорошо, контракт автоматически возобновляется ежегодно. 

В течение года учителя посещает администрация. Результаты тестирования учеников используют для оценивания работы учителя и определения размера его зарплаты. Американские учителя пишут календарный план на неделю, а не на полгода. Если урок не усвоен, то никто не идет дальше, потому что так написано в плане. Отрабатывают еще один урок для усвоения и закрепления материала.

На ремонт школы есть отдельный бюджет. Государство выделяет много денег на приобретение литературы. У каждого ученика есть два комплекта учебников — дома и в школе, чтобы не носить.

Я бы хотела полностью перестроить подход к изучению английского языка. Планирую не скакать по программе, а работать на усвоение учениками материала".

Ирина Томулец (г. Новоселица Черновицкой области): "Я всегда хотела быть учителем. Наверное, потому, что всегда была окружена лучшими представителями профессии. Быть учителем означало для меня быть умной и образованной. А учиться я всегда любила. Сама из учительской династии, так что для меня это еще и семейная традиция. Английский язык — часть прекрасных культур Британии и США — я обожала с детства. 

О программе ТЕА узнала случайно. Приглашение на участие появилось в моей ленте новостей в соцсети. Для меня это уже вторая программа, финансированная американским правительством (в 1999/2000 гг. я училась в американской школе по программе FLEX), поэтому я считала, что шансов выиграть еще раз нет. Из 160 участников выбирали только четырех. Я рассказала родным, и мой отец настоял, чтобы я участвовала. 

Потом тур за туром проходила отбор (анкета, мотивационные письма, эссе, международный экзамен TOEFL, собеседование в американском посольстве) и полгода ждала результата. Была очень рада, когда получила письмо, что прошла в финал. Но между объявлением результатов и поездкой был год. Ждать было трудно. Многие уже не верили, что я поеду.

Разница в преподавании иностранного языка очень большая. В США не учат грамматику, больше разговорного языка. Домашнего задания у детей практически нет. Основную часть работы выполняют на уроке. Учитель говорит мало, дети работают в группах. Здесь не учат зубрить, а развивают навыки аналитического и критического мышления, креативность, умение найти нужную информацию.

Выполнить программу — для учителя не главное, поэтому детей не гонят в шею и не ожидают, что они усвоят все. Дети учатся по своим возможностям, их не сравнивают с одноклассниками — рейтинги запрещены. Никто, кроме родителей, не видит оценок. Обучение проходит без давления и замечаний. Американские школьники очень редко учат наизусть, и это никогда не тексты. Чаще всего — исключения из правил.

Разница в отношении к детям огромная. В школах строгая дисциплина. Школьники не могут опоздать на урок, прогулять или убежать. Правила для всех одинаковы, и родители боятся их нарушать даже больше, чем дети. Родители не делают ремонтов в школе, не покупают технику. Дети чувствуют себя на уроке очень свободно, могут сидеть на полу, ходить, им не делают замечаний и тем более не читают мораль. Технические средства используются на каждом уроке: проектор, компьютер, планшеты. Олимпиад по предметам нет, школьники соревнуются в спорте.

Учителя ежегодно сдают тесты параллельно с учениками. По результатам тестирования — учителя и учащихся — решается судьба учителя, определяется его категория, зарплата, продолжат ли контракт на работу, который подписывается раз на несколько лет в зависимости от стажа и качества работы.

Работу школы в целом контролирует опекунский совет, в состав которого входят родители и депутаты городского совета. Проверок разных структур в школах нет. Школа — это государство в государстве, где есть обязанности у детей и педагогов, где есть права, где соблюдают Конституцию США, где результат работы четко демонстрируют тестирование и обязательные эссе.

Я много занимаюсь самообразованием. Учиться новому в университете Рино для меня удовольствие. Много популярных американских методик я уже знала и использовала в своей работе — CLIL flipped classroom. И еще очень много интересного и полезного узнаю. Буду всем этим пользоваться сама и поделюсь с коллегами".

В процессе переписки с участницами программы ТЕА я брала комментарии и у заведующих районо, директоров школ. Конечно, по возвращении домой все участницы готовы организовывать мастер-классы, семинары, встречи для обучения учителей других школ новым методикам и новому модусу поведения и отношений между учителем и учеником. Но один из моих собеседников сказал, что не всегда есть возможность добыть 30 компьютеров для 30 учеников, мультимедийный экран или довольно дорогие хорошие учебники с аудио- и видеоприставками, что очень важно в современной школе. Но еще важнее — это личность самого учителя. Его умение, способности, талант, стремление самообразования и, что самое главное, любовь к предмету и детям.

Напоследок поделюсь еще одним комментарием классного руководителя: "...Я всегда говорю родителям своих учеников: "Обязательно говорите с учителями о своем ребенке. Учитель должен видеть вашего ребенка вашими глазами. И тогда они — учитель и ваш ребенок — найдут общий язык. Жизнь в школе зависит от согласия".

Это касается не только преподавания иностранного языка в школе, проверки и контроля усвоенных знаний, но и всей нашей системы образования. Каждый учитель, работник управления образования и методического кабинета, чиновник и инспектор, наконец, министр образования обязаны знать, что вся эта армия взрослых людей имеет работу и получает зарплату только потому, что в какой-то семье шесть лет назад родился ребенок. И в сентябре он, маленький и доверчивый, пришел в школу, где имеет много прав. И главное из них — получить качественное образование, в котором один из важных предметов — иностранный язык.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно