Будущее на ладони

27 декабря, 2018, 14:14 Распечатать Выпуск №50, 28 декабря-11 января

Сохранить идею в чистоте.

© Вероника Михайленко

Сохранить идею в чистоте

Борис Литвак

Идея создания Благотворительного фонда "Будущее" и строительства Центра медицинской, психологической и социальной реабилитации детей с патологией центральной нервной системы и опорно-двигательного аппарата, известного как "Дом с ангелом", принадлежала покойной дочери Бориса Литвака, Ирине. 

Перед уходом она сказала отцу, что тренеры спортивной школы, где Борис Давидович был директором, отбирают самых высоких, здоровых, красивых, талантливых и спортивных детей. А кто подумает о слабых, больных, инвалидах, которые ничего не могут сами, которые обречены, если им не помочь?..

Борис Литвак построил этот центр за четыре года с помощью друзей, знакомых и незнакомых, неравнодушных людей со всего мира. И надо добавить, что до конца жизни он жил на свою пенсию и зарплату директора спортивной школы. Реабилитационный центр, "Дом с ангелом" — это была его мечта, миссия, его жизнь, душа, его детище, оставленное в наследство рано ушедшей дочерью.

"Дом с ангелом" был открыт в Одессе, на углу Пушкинской и Базарной в 1996 г. А в 2007-м был открыт и пансионат, в котором пациенты центра и их мамы проживают, проходят процедуры, получают бесплатное питание, как и прописано в Уставе благотворительного фонда "Будущее", осуществляющего руководство Центром Литвака.

Будущее_3
Вероника Михайленко

Борис Давидович как-то сказал в одном интервью, что строить в 1990-е было немыслимо трудно. Еще трудней — оснащать центр современной аппаратурой. Но самоетрудное — сохранить идею в чистоте. То есть ребенок должен лечиться, проживать и питаться в Центре бесплатно.

Заслуженный тренер Украины, директор Спортивной школы олимпийского резерва, создатель и руководитель Центра, почетный гражданин Одессы, Герой Украины Борис Литвак ушел из жизни 10 апреля 2014 г. На посту руководителя его заменила главврач Центра Вероника Михайленко, нынешний председатель правления фонда "Будущее", кандидат медицинских наук, заслуженный врач Украины.

Главврач Вероника

Вероника Евгеньевна в Центре — с первого дня. Она начала работать в кабинете, где были голые стены, стол, стул и кушетка. Никакой аппаратуры — ни диагностической, ни физиотерапевтический, ни реабилитационной. Да что там, не было даже ведер и швабр для уборки помещений.  Все создавалось, добывалось, покупалось постепенно с помощью неравнодушных благотворителей. 

Она, с ее ласковым взглядом и тихим голосом, с ее теплыми руками и милым, чуть удивленным лицом, будто специально создана природой для работы с самыми маленькими, — чтобы трогать кулачки младенцев, поворачивать их с животика на спинку, гладить шелковые затылки, ловить их плавающую улыбку, держать на ладони, таких крохотных и беспомощных… 

Сразу после окончания медучилища Вероника Евгеньевна прошла серьезную школу — работала заведующей фельдшерско-акушерским пунктом, который охватывал несколько отдаленных сел. Ездила то в холодной машине, то на телеге, запряженной лошадью, по вызовам, оказывала помощь и заодно выбивала в сельраде одиноким старикам уголь и дрова, социальную помощь, водопровод, за что ее, такую неравнодушную и настойчивую, в 18 лет избрали депутатом сельрады. И люди из сел, где работала молодой фельдшер Вероника, полагались не на власть из телевизора, а только на нее, юную городскую чужую девочку, быстро ставшую родным человеком. Именно этот опыт и пригодился потом, после окончания мединститута, все еще молодому, но уже опытному врачу Веронике Михайленко.

Сегодня она держит на своей теплой ладони не одного младенца, а весь огромный, самый большой в стране, уникальный "Дом с ангелом". Она настойчиво стучится во все двери и своим тихим ласковым голосом очень убедительно напоминает, что уникальный центр должен жить и сохранить идею в чистоте. И что важно, замолкают вокруг нее крики, шумы, и все — и власти, и бизнесмены, тьфу-тьфу, чтоб не сглазить — прислушиваются и вникают.

Детский церебральный паралич (ДЦП) — не генетическое заболевание, оно не передается по наследству, им нельзя заразиться.

"Это последствия, можно сказать, остаточные явления тяжелых заболеваний, которые ребенок перенес внутриутробно, в родах, в раннем послеродовом периоде либо в результате нейроинфекций или травм, — рассказывает Вероника Евгеньевна. — У ребенка пострадал мозг. Есть двигательные нарушения в виде параличей и парезов, часто сопровождающиеся психическими и речевыми нарушениями, иногда эпилептическими приступами.

Мы занимаемся реабилитацией —  восстановлением ранее утерянных функций и абилитацией — обучаем тому, что ребенок никогда не умел. Мы не лечим, мы абилитируем или реабилитируем. Мы разработали целый комплекс, с помощью которого составляем расписание процедур в нашем центре для каждого ребенка на целый день, чтобы ему было интересно и увлекательно. Если он час работал физически, то потом пойдет в арттерапию — расслабится, порисует, поиграет. Далее — к логопеду, где будет учиться произносить звуки с помощью интересных ему игрушек или игр. Затем — в кабинет Монтессори-терапии, где ребенок проходит обучение всем сенсорным эталонам, развивая тонкую моторику кисти, координацию движений, что помогает ему в дальнейшем самостоятельно себя обслуживать. Потом —опять в зал лечебной физкультуры, где он будет заниматься в рефлекторно-нагрузочных костюмах "Адели", "Гравистат" или "Атлант" ("костюмы космонавтов") на динамических параподиумах и вертикализаторах, различных тренажерах роботизированной системы контроля движений Lokomat, G-EO и Loko-system… После этого — в бассейн, на бальнеотерапию, на вибротерапию и т.д. 

Дети постарше проходят обучение в компьютерном центре.  Желающие — те, кто посмелей — участвуют в подготовке спектаклей, которые ставит в театре Центра наш бессменный режиссер Фауст Миндлин. Словом, нашим детям есть чем заняться".

Почти во всех кабинетах и отделениях Центра с детьми играют. Потому что в игре ребенок может научиться всему. И потому что основа игры — движение. И потому что движение для детей центра — это будущее.

В центре есть театр. Детей и для детей. Вероника Евгеньевна все время говорит "наши дети". Дети вообще любят держаться за руку мам. Тем более "дети центра". Они больше всего боятся оторваться от мамы. И тогда Фауст Миндлин — режиссер этого театра, давний сотрудник центра придумал семейный театр. Чтобы ребенок не боялся, вместе с ним на сцену выходит его мама, держит своего малыша за руку и тоже получает роль. Сегодня это — семейный театр.

"Жаль только, аппаратура наша от такого наполненного, напряженного использования требует ежегодного дорогостоящего технического обслуживания. Костюмы "космонавтов" быстро изнашиваются, — сокрушается руководитель центра. — Много лет мы надеваем их на детей ежедневно, каждый костюм используется многократно в течение одного дня. Сейчас мы ждем новые, нам пообещали помочь добрые люди.

Главная же трудность в том, что финансово это все крайне тяжело удержать. Благотворительные взносы, увы,  все меньше и реже. Вектор благотворительности в связи с военными действиями на Востоке изменился. Когда мы начинали, было одно здание и 47 сотрудников, а сейчас у нас и медицинский, и компьютерный центры, и пансионат, плюс уже около 240 сотрудников. 

Раньше нам оказывали благотворительную помощь до 20 предприятий области. Но потом, опять-таки, изменилась экономическая ситуация, все эти предприятия сами оказались в трудном положении… На тот момент к нам уже образовалась очередь на год вперед. А время для младенца с признаками нарушений развития значит очень много. Практически, это самое важное — не упустить время. Поэтому мы обратились в наши областную и городскую рады и стали получать финансовую поддержку на оплату коммунальных платежей: свет, тепло, газ, вода, питание и проживание пациента и сопровождающего взрослого, приобретение хозяйственных материалов для содержания трех зданий, оплату труда сотрудников. Без помощи областной и городской рад мы бы вообще прекратили свое существование. А на обучение персонала, на приобретение аппаратуры, открытие новых кабинетов для внедрения новых методик продолжаем искать помощи у благотворителей". 

 "Я вижу все твоими глазами", — говорил Веронике Евгеньевне Борис Давидович.  То есть с самого открытия центра ответственность за подбор кадров и обучение сотрудников, внедрение новых методик и приобретение современной аппаратуры лежала на Михайленко. 

"Большое значение при создании центра, при наполнении его методологией мы уделяли изучению разных реабилитационных методик и направлений, — продолжает Вероника Евгеньевна. — При этом старались выбрать для себя самое эффективное, доказанное клиническими исследованиями и подтвержденное временем.

Мы сотрудничаем со многими фондами, но особенно мне хотелось бы упомянуть Фонд профессора Теодора Хелльбрюгге, который многие годы заведовал в Мюнхене кафедрой "Социальной педиатрии" и является основателем Мюнхенского детского реабилитационного центра. Благодаря его фонду мы смогли обучить наших сотрудников и внедрить у себя в центре многие методики, а именно Войта-диагностику и Войта-терапию, скрининг слуха, терапию по Кастилио Моралес с изготовлением небной пластины при периоральной гипотонии, Монтессори-педагогику и Монтессори-терапию, Мюнхенскую функциональную диагностику развития для детей от рождения до трех лет и от трех до шести лет. Мюнхенская функциональная диагностика развития считается надежным диагностическим инструментом, с помощью которого оценивается развитие ребенка в разных функциональных областях — от общей моторики до социального развития. 

Результаты диагностики позволяют специалисту построить антропометрический профиль или "профиль развития" ребенка, где в графической форме доступно (как для родителей, так и для смежных специалистов) отображаются все слабые звенья в развитии ребенка на данном этапе. Это позволяет составить адекватную и эффективную программу психолого-педагогической, логопедической и физической коррекции развития ребенка, дать необходимые рекомендации родителям для ежедневных занятий дома.

Профессор Хелльбрюгге не уставал повторять, что самое важное — это ранняя диагностика и ранняя терапия. Он присылал к нам в центр специалистов из разных стран — Германии, Польши, Литвы, Латвии, России, Беларуси, и они обучали всех наших сотрудников. А потом уже наши специалисты, которые занимались какой-то узкой специализацией, ездили в различные реабилитационные центры Европы, чтобы пройти стажировку "на рабочем месте". Например, Войта-терапевты стажировались в Кракове (Польша), Монтессори-терапевты — в Кракове и Мюнхене. Войта-диагностику изучали в Реабилитационном центре в Берлине". 

Творящие чудеса сами в чудеса не верят…

…и если чудеса происходят, то только благодаря тяжелому ежедневному труду сотрудников центра. За очень скромную зарплату. Очень, повторюсь, скромную. Они не верят в чудеса, но они же не верят в "не могу", "не умею", "невозможно". Как по отношению к себе, так и по отношению к ребенку и, главное, к маме ребенка. Для сотрудников центра есть "все возможно", "все могу", "все сумею". Для этого необходимо работать ежедневно.

"Мы делаем акцент на раннюю диагностику, раннее вмешательство и предупреждение развития инвалидности, стараемся не допустить фиксированных контрактур, грубого нарушения походки, — подчеркивает Вероника Михайленко. — Для родителей наши сотрудники доступным, понятным языком написали две книги, в которых специалисты — логопеды, психологи, неврологи, педиатры, ортопеды, специалисты по физической реабилитации — объясняют, что с ребенком произошло, как себя вести, как не падать духом, как поступать, что делать, как продолжать реабилитацию ребенка дома после курса лечения. Например, на любой кухне можно создать мини-кабинет Монтессори-терапии. Мы проводим занятия для родителей и объясняем им: то, что мы здесь делаем, только начало долгого пути. Если они не будут продолжать заниматься дома, тогда сюда к нам приезжать просто бессмысленно". 

В Одесский реабилитационный детский центр рвутся пациенты, потому что такого большого всеобъемлющего комплекса пока нет нигде. А когда планируются такие центры в других городах нашей страны и за ее пределами, в Центр Литвака приезжают будущие директора и специалисты…

"Последние годы были достаточно тяжелыми, особенно этот год, — говорит руководитель центра. — Тысячи детей. Когда центр начал работать, текучки кадров не было вообще. Была контрактная система. Первый сигнал о подтвержденном вознаграждении приводил к разрыву контракта. Но Б.Д. сделал относительно высокую зарплату. И когда в 1996–1997 гг. зарплату в стране вообще не платили по полгода, у наших сотрудников была стабильная и не самая маленькая зарплата. Все стремились попасть в центр. Сейчас зарплаты очень маленькие. Работа тяжелая и физически, и морально: тяжелые дети, издерганные уставшие мамы. Стали уходить обученные центром специалисты". 

Кадры решают… И уходят

"Надо иметь счастье найти неравнодушных, сочувствующих, милосердных, с крепкой нервной системой и желанием учиться, — отмечает главврач. — Найти таких, как вы понимаете, очень тяжело. Основные сотрудники, занимающиеся восстановлением двигательных функций, — это специалисты по лечебной физической культуре. Кто захочет к нам, когда вокруг такое количество фитнес-клубов, где все здоровые, веселые, красивые, богатые? А у нас — горе. И зарплаты в разы меньше.

Обученные специалисты уходят. Сейчас открывается большое количество частных центров. Платных. И нашим молодым специалистам, нами обученным, предлагают зарплату в разы больше нашей. Это так больно и обидно… Для нас уход сотрудников — это самая большая проблема, которая длится уже много лет. Я не могу это принять. Хотя людей тоже нельзя судить: семьи, дети, болеют родители… Катастрофически не хватает денег на жизнь…

Вот есть мама ребенка с ДЦП, которая открыла коммерческий реабилитационный центр в Санкт-Петербурге, а также филиалы в Москве и Тюмени. Она коварно переманивает наших сотрудников большими зарплатами в пару тысяч долларов (а у нас — 5–6 тыс. грн), оплачивает им проезд и проживание на первое время. Переманивает физиотерапевтов, логопедов, психологов. И они уезжают. Не совсем понятно, почему она вцепилась именно в наш центр. Не лучше ли ей найти или обучить специалистов у себя? Видимо, так проще".

—  Что делать, Вероника Евгеньевна. Люди сегодня уезжают из Украины за лучшей долей. И не только из вашего центра. Врачи и медсестры едут ухаживать за стариками. Учителя — убирать квартиры. Поэтому уехать и получать зарплату в разы больше, чем в Украине за высококвалифицированный труд по Войта- и Бобат-терапии, по терапии Монтессори — это для многих означает вытащить счастливый билет. И,  как кто-то говорил, всякий неблаговидный поступок, в данном случае побег обученных вами специалистов, можно рассмотреть и объяснить по-человечески. Зависит от того, кто и под каким углом все это рассматривает. 

— Я понимаю… Поэтому мы так дорожим теми специалистами, которых мы обучали, и которые у нас, несмотря ни на что, продолжают работать. Например, с первого дня у нас работают заведующая психолого-педагогическим отделением М.Березина, врач-ортопед Е.Кучма, врач-психиатр Н.Моисеева, медсестры О.Мамай и Л.Кулек, медрегистратор Т.Щапина.

Новые методики, дарящие надежду

"Войта-диагностика и Войта-терапия разработаны чешским неврологом Вацлавом Войтой, который предложил семь простых диагностических тестов, легких и элементарных, — поднял ручки, ножки, положил ребенка на ладонь, не надо никакой дорогой аппаратуры или обследований, — рассказывает Вероника Михайленко. — В зависимости от того, как ребенок реагирует на изменение положения тела, мы можем понять, есть ли проблемы. В Европе в роддоме младенцу делают эти семь тестов. Если ребенок их все выполнил, он в порядке. Если один-два теста не соответствуют — это показание повторить тест через неделю. А если три и больше, мы можем предположить, что у ребенка имеется угроза развития двигательных нарушений. 

Если сразу начинать Войта-терапию, то мы можем не допустить развитие ДЦП или максимально скорректировать двигательные нарушения. А это тоже очень легко — три положения: на спине, на животе, на боку, девять точек, которые хорошо знает специалист по Войта-терапии, и он же обучает маму. Сама терапия  занимает 10–15 минут по четыре раза в день. Мы ставим задачу маме, через неделю она с малышом приходит на коррекцию к врачу. Если ребенок выполнил первую поставленную задачу, врач ставит следующую и добавляет или меняет упражнение. 

Профессор Хелльбрюгге не только обучил наших специалистов, он еще и подарил нам аппарат для скрининга слуха. Эта элементарная процедура в развитых странах Европы также проводится в роддоме каждому новорожденному, занимает всего 5–10 минут. Задача скрининга — определить: ребенок слышит, не слышит, есть сомнения.

Задача специалиста в последних двух случаях — направить ребенка к сурдологу, при необходимости ему поставят кохлеоимплант. Если это сделают до 6-месячного возраста, то ребенок будет слышать и говорить, как все здоровые дети. А если этого не сделать, то ребенок будет не только глухим, но и немым… К нам часто приходят родители с трех- и четырехлетними детьми с жалобами на то, что ребенок не говорит. Родители думали, что еще не пришло время, еще "выговорится"…".

"Дом с ангелом" с готовностью принимает врачей из международных благотворительных фондов.  Гид и переводчик из Черновцов Татьяна Бережная, которая организовывает туристические поездки групп специалистов разных направлений из-за рубежа, обязательно привязывает путешествие к какому-нибудь социальному проекту — для оказания благотворительной помощи. Привозила в центр швейцарцев из Фонда Раймонда Гугенхайма. 

"В этой группе была пожилая дама, которая всю жизнь занималась Бобат-терапией, — вспоминает главврач. — Когда она узнала, что мы не владеем этой методикой, связалась с швейцарским специалистом, который на тот период оказывал помощь и обучал специалистов  в Армении, и договорилась, что наших врачей возьмут на это обучение бесплатно, предоставят бесплатное жилье. Мы нашли благотворителей, которые оплатили перелет нашим сотрудникам. И там, в Армении, швейцарские специалисты обучили наших сотрудников. Благодаря такой помощи мы внедрили Бобат-терапию в Центре. 

Можно сказать, что все, чего добивается центр, основано прежде всего на личных связях, корпоративных контактах, на профессиональном сотрудничестве и возникающей в процессе совместной работы дружбе. 

Наш центр был построен и оснащен только благодаря помощи друзей, старых знакомых, новых знакомых и неравнодушных людей со всего света. Сначала этим занимался Борис Давидович. А сейчас уже и мы завели профессиональные связи со специалистами ведущих мировых центров и клиник, постоянно обмениваемся опытом на встречах, симпозиумах и конференциях. Например, в фонде Хелльбрюгге есть наши коллеги и друзья — Детский центр в г. Брест, кафедра Ратнера в Казани (это была первая кафедра детской неврологии в истории еще Советского Союза), Войта-центр и детский сад Монтессори в Кракове, специалисты из Литвы, Латвии, Словакии, Чехии. 

Когда центру было 20 лет, мы проводили конференцию, на которую пригласили всех наших коллег, специалистов, можно сказать, экспертов в своем деле. И представители  подобных учреждений из разных стран показали нам, как у них проходит реабилитационный процесс, как вообще работают их центры. А после конференции специалисты Фонда Хелльбрюгге проводили обучающие семинары, на которые я пригласила всех заинтересованных специалистов нашего города и области, а также специалистов других областей Украины — неврологов, психологов, логопедов, педагогов для обучения их новым методикам. Потому что это — наши дети, общая проблема, вопрос будущего страны".

Вероника Евгеньевна — сотрудник кафедры реабилитационной медицины Одесского медицинского университета. Она и сама обучает сотрудников и студентов новым видам диагностики, реабилитации и терапии. "Студентам мы показываем наш Центр как модель реабилитационного учреждения. Многие из них потом приходят к нам работать", — говорит она.

Без Бориса Давидовича…

"С Борисом Давидовичем у нас была совсем другая жизнь. К тому же очень яркая и интересная, — с грустью вспоминает Вероника Михайленко. — К нам часто приезжали гости. И казалось, что Борису Давидовичу легко давались и открытие новых кабинетов, и покупка нового оборудования, и строительство пансионата… Многое держалось на его воле, потрясающем юморе, невероятном обаянии. С его уходом мы буквально осиротели. И вот уже несколько лет держимся на памяти о нем, верности его заветам. Но время меняется, честность, справедливость, готовность делать добрые дела исчезают, атрофируются как-то. Нам еще повезло. После ухода Бориса Давидовича с нами остался его заместитель — Леонид Борисенко". 

Леонид Иванович 

— Сотрудники центра говорят, что Леонид Иванович брал на себя невозможное. Потому что все остальное могли сделать другие. А невозможное — только он.

Да, Леонид Иванович буквально подхватил знамя Бориса Давидовича. Не представляю, как бы мы жили эти несколько лет, если бы не он. Здравомыслящий и мудрый человек. Человек слова. Его уход из жизни 9 октября 2018 г. — еще одна невосполнимая потеря для всего центра. А для меня с его уходом мир на какое-то время перевернулся.

Он считался моим заместителем, но на самом деле брал на себя решение самых сложных и, казалось бы, "тупиковых", не решаемых задач. Он не давал мне отчаиваться, схватывал на лету любую проблему и расставлял приоритеты так, что проблема или решалась, или просто растворялась. Именно с ним мы создали новое отделение сенсорной интеграции, именно благодаря его правильной тактике и сотрудничеству с программами горрады по благоустройству города нам поменяли лифт, что необходимо в первую очередь для передвижения детей по центру. Для меня Леонид Иванович — пример во всем. В терпении, мужестве, сдержанности, дипломатии, самодисциплине. 

В моей жизни было два учителя: Борис Давидович и Леонид Иванович. Мне очень повезло, что я с такими людьми работала: многому у них научилась. Теперь мы все учимся жить и работать без них.

— Их нет, к тому же жизнь стала еще трудней. Но вы и Центр прошли за эти годы огромный путь. И не только трудный, но и благородный, честный, искренний и милосердный. Что же дальше?

— Очень важное направление для нас сегодня — это работа со студентами. Центр фактически является учебной базой для ознакомительной и производственной практики студентов трех крупнейших университетов нашего города — Южноукраинского национального педуниверситета им. К.Ушинского, Одесского национального университета им. И.Мечникова, Одесского национального медуниверситета имени Н.Пирогова; для тех, кто в будущем хочет стать специалистом в реабилитологии, детским психологом или социальным педагогом. Здесь им созданы уникальные условия для освоения суперсовременной компетенции — работа в "трансдисциплинарной команде" специалистов, где знания каждого участника команды, будь то логопед, психолог или специалист по лечебной физкультуре, намного шире его специальности, так как глубокое понимание реабилитационного процесса требует и дополнительных знаний из области смежных профессий. Кроме того, учитывая последнюю реформу в области образования, введение процессов инклюзии в образовательное пространство Украины, особую важность и значимость приобретает наличие специальных навыков работы в инклюзивном классе у будущих педагогов и психологов.

И, пожалуй, самым важным направлением работы для нас является ознакомление всех заинтересованных лиц с процессом инклюзии и оказание помощи для внедрения ее в жизнь и просвещение родителей наших пациентов.

Мы работаем со всеми категориями участников инклюзивного процесса, проводим семинары, лекции, тренинги, круглые столы. В помощь инклюзии в центре создан постоянно действующий семинар для родителей пациентов, находящихся на курсе, и других одесских родителей детей с особыми образовательными потребностями. На нем участники знакомятся с концепцией инклюзивного образования, юридическими и политическими документами, обеспечивающими этот процесс. Родители изучают свои права и права своего ребенка. Это очень важно, ведь родитель ребенка с инвалидностью, в силу своей перегруженности, не успевает самостоятельно разобраться во всех нововведениях, постановлениях, законодательных актах. 

Педагоги и психологи инклюзивных образовательных учреждений Одессы, в рамках курса повышения квалификации, также участвуют в подготовленных психологами центра обучающих методических семинарах, чтобы расширить свои знания и представления о детях с особыми образовательными потребностями, в частности с ДЦП.

* * *

В нашей стране нет политики равных возможностей.  Даже реабилитированный ребенок с ДЦП, умный, образованный, не может посещать лекции в университете, потому что у него просто нет возможности добраться до аудитории без чьей-то помощи. У нас, как Средневековье, нет положительного образа инвалидности как в повседневной жизни, так и в СМИ.

Одесский реабилитационный детский центр занимается и такой реабилитацией. Психологической. Центр учит уважительному отношению к детям с инвалидностью, помогает создать для окружающих их положительный образ. Дети начинают чувствовать себя уверенней среди обычных детей. Увереннее и востребованнее. Среди детей, которые проходили реабилитацию в центре, есть компьютерные специалисты, библиотекари, скрипачи. Есть даже балерина — Валерия Галиновская, которая окончила Одесское училище искусств и культуры им. К.Данькевича и входит в состав основной балетной труппы Одесского академического театра музыкальной комедии им. М.Водяного. 

Будущее_4
Вероника Михайленко

Сегодня, как и всегда, цель сотрудников центра — чтобы их дети умели делать все, что умеют остальные дети. От завязывания шнурков до компьютерного программирования. Чтобы мечты родителей, детей и сотрудников центра стали реальностью.

Все-таки правильно назвал свой фонд великий одессит Борис Литвак — "Будущее". Как бы ни была трудна жизнь, как бы ни нарастали угрозы в стране и в мире, будущее все равно стучится в наши двери.

Обратите внимание, какая новая благородная сила появилась в стране — волонтерские движения! Как стало цениться (особенно среди молодежи) бескорыстие и желание прийти на помощь, как набирает силу всемирная инициатива "Врачи без границ", как растет роль общественных организаций, гражданских инициатив, народной дипломатии. 

Созданный в Одессе Центр бесплатной помощи детям, носящий имя Бориса Литвака и имеющий своим символом летящего ангела (работа выдающегося одесского скульптора Михаила Ревы), — это тоже символ будущего. И как сказал один мой добрый знакомый — "Да, надежда умирает последней, но ведь и возрождается первой!".

Будущее_2
Вероника Михайленко

Чтобы будущее не просто наступило, а было таким, как мы мечтаем, нужно беречь эти бесценные ростки, не дать им зачахнуть, помочь им вырасти и расцвести, как расцветают весной деревья. Будущее — как ребенок, о нем нужно заботиться. Его нужно бережно держать на ладони, помогать выпрямить спинку, приобрести осанку, окрепнуть. И тогда оно не только придет, но и оправдает наши надежды…

Любой человек, организация, предприятие любой страны может сделать взнос в поддержку Реабилитационного детского центра "Дом с ангелом".  На сайте центра (www.rc.odessa.ua) есть все реквизиты и электронный кошелек.

Расчетные счета:

"Південний"

Одесский областной благотворительный фонд реабилитации детей-инвалидов "Будущее"

Украина, 65048, г. Одесса, ул. Пушкинская, 51

р/c 26001313475 в Одесском филиале акционерного банка "Південний"

МФО 328209, ЕГРПО 24533439

"Альфа-Банк"

Одесский областной благотворительный фонд реабилитации детей-инвалидов "Будущее"

Украина, 65048, г. Одесса, ул. Пушкинская, 51

р/с 26007018287001 в Одесском областном филиале ПАО "Альфа-банк",

МФО 300346, ЕГРПО 24533439

"Приватбанк"

Одесский областной благотворительный фонд реабилитации детей-инвалидов "Будущее"

Украина, 65048, г. Одесса, ул. Пушкинская, 51

р/c 26006054354511

 Южное ГРУ ПАТ КБ "Приватбанк", г. Одесса, МФО 328704, ЕГРПО 24533439

Иностранная валюта в ПАО "Альфа-Банк"

Перевод в Долларах (США)/Remittance in DOL (USA):

Intermediary Bank: DEUTSCHE BANK TRUST COMPANY AMERICAS,  New York, USA

SWIFT code: BKTRUS33

Beneficiary Bank:

acc. 04407000

PJSC "ALFA-BANK"

Kyiv, Ukraine

SWIFT: ALFAUAUK

IBAN: UA753003460000026007018287001

Beneficiary:

Account number: 26007018287001

Name: The Odessa regional charity rehabilitation Fund of disabled children "Future"

Перевод в Евро (EUR)/Remittance in џ(EUR):

Intermediary Bank: Commerzbank AG, Frankfurt am Main, Germany

SWIFT code: COBADEFF

Beneficiary Bank:

acc. 400886465400

PJSC "ALFA-BANK"

Kyiv, Ukraine

SWIFT: ALFAUAUK

IBAN: UA753003460000026007018287001

Beneficiary:

Account number: 26007018287001

Name: The Odessa regional charity rehabilitation Fund of disabled children "Future"

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №2, 19 января-25 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно