Награда героям от благодарного народа Украины

24 апреля, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 24 апреля-15 мая

Об одной из наиболее реализованных на сегодня попыток учредить всеми признанную волонтерскую награду героям Украины от благодарного народа ("Народный герой Украины") ZN.UA рассказал ее инициатор — известный часовой эксперт, коллекционер антиквариата, гольфист, журналист и волонтер Андрей Боечко.

 

Любое суверенное государство имеет собственную систему наград. Смысл наград — в поощрении социально полезного поведения граждан и создании для нации образцов чести, доблести и преданности Родине. Награда — это, прежде всего, моральная ценность, даже если она имеет материальный эквивалент.

К сожалению, с самого начала независимости Украины за основу наградной системы государства была принята советская традиция с советскими же схемами разнарядки на награды. Таким образом украинские награды были дискредитированы изначально, поскольку часто покупались, являлись своеобразной формой поощрения номенклатуры за лояльность к власти, платой за политические, бизнес- и другие услуги, а не награждением действительно достойных. Особенно ярко это проявилось в отношении высшего отличия — звания Героя Украины, которое, увы, получили немало одиозных личностей. Между тем, героизм неотделим от жертвенности. Его нельзя запланировать, поскольку он является чем-то исключительным, экстраординарным. Об этом многие говорили, об этом за четыре года до Революции достоинства писал философ Игорь Лосев. 

22 года украинской независимости прошли в бесплодных попытках найти национальную идею, которая объединила бы украинцев в строительстве уютного дома, надежного и безопасного для каждого его жителя. Без ориентиров, достойных лидеров и настоящих героев. Они, в большинстве своем, стали пустыми и гламурными. И мы начали думать, что такие ориентиры, лидеры и герои нам, в общем-то, не очень и нужны.

Однако эти же 22 года в результате привели к тому, что за последние полтора года настоящих героев в стране появились тысячи — исключительных, экстраординарных, жертвующих, запланировать героизм которых было никак нельзя.

Но настоящих героев нужно награждать. А это значит, что дискредитированную систему награждений нужно полностью менять. И поскольку государство не слишком торопится это делать, то за дело уже привычно взялись волонтеры. И пусть от такого нахальства у геральдистов и прочих специалистов в изумлении взлетают кверху брови. Они-то знают, что средневековые награды очень часто возникали по воле случая, превращаясь затем в культ, как пресловутый орден Подвязки.

Об одной из наиболее реализованных на сегодня попыток учредить всеми признанную волонтерскую награду героям Украины от благодарного народа ("Народный герой Украины") ZN.UA рассказал ее инициатор — известный часовой эксперт, коллекционер антиквариата, гольфист, журналист и волонтер Андрей Боечко.

— Андрей, в социальных сетях многие уже давно призывали начать разрабатывать систему награждений, альтернативную государственной. На волонтерских основаниях, так сказать. Не слишком ли поздно вы начали этим заниматься? Война продолжается в стране больше года.

— Да, призывов было много. Но я не знаю никого, кроме нас, кто бы это воплотил. Конечно, поздно. Но на самом деле мы этим занимаемся уже давно. В феврале-марте 2014 года, когда революция еще не завершилась, для тех, кто стоял на баррикадах, мы начали делать подвески в виде тризуба, на который положен меч. Раздавали также скульптурки майдановцев. Кроме того, я дарил часы. Когда началась война, журналисты возили их в Крым для бригады Мамчура. Мы дарили их разным людям, о которых говорило телевидение и писали газеты. Но часов было немного.

Я все ждал, когда государство проснется, возродит наградной отдел в АП и геральдическую службу, самоликвидировавшиеся во время Майдана, и сделает новые награды. Какой-то определенный запас государственных наград был, но производство новых с началом войны прекратилось.

Прошло больше года, и за это время создали только один орден Небесной Сотни — совершено нефункциональный, поскольку ни для каких других награждений он неприменим. В конце концов, героям Небесной Сотни посмертно присвоили звание героев Украины. Грамоты у родственников, наверное, есть. Но самого знака, насколько мне известно, никто так и не получил. На этом все и закончилось.

Так что мы начали делать подвески, чтобы вручать ребятам. 

— Что означает меч, положенный на тризуб?

— Это символ нашей борьбы за независимость. На монете Владимира также изображен тризуб, на который наложен римский меч, символизирующий, что нация в это время борется за свою независимость. Этот символ использовался и ОУН-УПА. С небольшим отличием — вместо меча был короткий нож.

Мы даже эскизов не делали. Я просто попросил своего товарища, ювелира Диму Щербакова, изготовить какую-то награду — в виде подвески или значка, которой мы награждали бы ребят с Майдана.

— За чей счет?

— За свой. Я давно коллекционирую серебро — кубки, монеты. Все это мы переплавили и сделали первые сто подвесок. На них ушел килограмм серебра. А когда начались уже серьезные военные действия, и я увидел, что награды не вручаются (только грамоты и представления о награждении), мы задумались о том, чтобы делать больше подвесок. До сегодняшнего дня изготовили более
2300 штук. 

Столько серебра у меня, конечно, не было. Но поскольку мы вручали подвески бойцам, и об этом писали, то люди предложили присылать нам серебро и делать таких наград больше. Сами бойцы привозили нам пайки от каких-то ракет, старые браслеты, цепочки.

Мы точно первые в истории, кто делает награды не из заготовок чистого серебра. На переплавку идут ладанки, крестики, кольца, серьги, ложечки, медали... И каждая из этих вещиц имеет какую-то духовную силу и свою историю. Вот, например, у меня в руках монета князя Владимира. Ей тысяча лет, и она тоже пойдет на переплавку.

— Не жалко?

— Может, и жалко. Но зато в наших наградах будет частичка исторической славы и силы духа. Вот, например, боксер Вячеслав Узелков отдал свою серебряную медаль с чемпионата Европы 2002 года в Перми. Я предложил ему продать медаль на аукционе, и за вырученные деньги купить больше серебра. Но он отказался, сказав: "Я хочу, чтобы частичка моей силы была у каждого". В наших наградах будет много разных орденов и медалей.

Первое массовое награждение состоялось в декабре 2014 года, в день Святого Николая. Мы решили поздравить всех бойцов, которые на тот момент лежали в госпиталях Киева, — около 250 человек. Начали с военного госпиталя на улице Щорса. Собрали большие пакеты с продуктами, туда же положили наши подвески. До этого их уже было роздано штук пятьсот. Подвески уже носили, о них знали. Большинство бойцов не имели не то что наград, а даже грамот от государства.

Эти пакеты по госпиталям вручали девушки. И вот в пакеты для одного из госпиталей (а там находились 15 бойцов) я забыл положить подвески. Это сразу заметили. Подарки бойцам вручали многие, но подвесок никто не дарил. И они стали спрашивать: "А где же наши награды?"

— Но это все-таки сувенир, не награда. Вам не кажется, что награда должна иметь какой-то эксклюзивный статус, а не просто быть ювелирным значком или сувениром?

— Это сувенир, безусловно. Мы и не считали это наградой. Это бойцы нам говорили, что наша подвеска — единственное, что им подарили в награду. Мы просто сделали знак внимания, благодарности за то, что люди воевали и защищали нас. Меня в марте в армию не взяли, поскольку моей воинской специальности (командир танка Т-72) в списках не было — требовались связисты. Но я ведь должен как-то помогать своему народу. Я возил продукты, вещи. Но это все делают.

Я общался со многими ребятами, защищавшими донецкий аэропорт. Они рассказывали, что награды вручались, как правило, уже посмертно.

В общем, после того случая в госпитале мы решили, что будем делать больше подвесок. Через своих друзей и свою страницу в фейсбуке я попросил помочь нам с серебром. Люди стали присылать. Все это уходило на переплавку.

А орден мы начали разрабатывать еще в сентябре, когда стало понятно, что государственных орденов не будет. Никто даже не думал о восстановлении деятельности департамента геральдики при АП.

Сначала было много разных рисунков. В одном знаке нам хотелось получить и флаг Украины, и классический черно-красный флаг освободительной борьбы. Но орден у нас получался очень цветной. Мы долго думали, что можно было бы сделать еще. Но не получилось. И тогда мы решили попробовать сделать орден из уже известной подвески. Это знак, который будет легко восприниматься на одежде у военнослужащих или гражданских. Таким образом, мы просто увеличили подвеску и сделали орден двух категорий — боевой (красно-черный, такие флаги были и на Майдане, и в ДАП, и под Иловайском) и мирный (желто-голубой — для медиков, журналистов, волонтеров и т.д.)

К этой работе я подключил многие геральдические организации. Например, руководителя крупного творческого объединения "БукАрт" в Черновцах Павла Цыганюка, занимающегося разработкой самых почетных украинских и зарубежных наград, знаков отличия, родовых гербов. А также известного геральдиста Игоря Мазепу — потомка знаменитого Мазепы. Они помогли мне сделать устав (положение о знаке) и правильное описание этого ордена.

Мы впервые привязали меч острием к колодке. Раньше такого никто не делал. Меч — одно из самых популярных изображений на наградах. Но он всегда либо перекрещен, либо опущен вниз. Известные геральдисты стали писать мне, что таким образом мы как бы приставили меч к горлу. Но меч к горлу таким образом не ставят. И многие знакомые геральдисты подтвердили, что наш вариант имеет право на жизнь. Он хорошо читается, имеет прописанный статус и его уже знают.

— И все же? Как насчет статуса награды? Она должна быть общепризнанной и, очевидно, выдаваться не отдельным человеком или даже группой людей.

— А что мы подразумеваем под статусом? Я — заслуженный журналист Украины. У меня есть значок, врученный Н.Азаровым, — за доблестную работу в налоговой администрации в течение двух-трех месяцев. До этого я 20 лет работал во всех известных мне газетах и на многих телеканалах, написал тонны материалов и не получил ни одного значка. А работая пресс-секретарем Государственной налоговой службы Ярошенко с июля 2004-го по июнь 2005-го, я получил восемь(!) наград. Ни за что. Просто потому, что был на месте, где на каждый праздник положено кого-то награждать. Кроме того, эти награды ведь еще и покупались. Так, звания генеральское, заслуженных журналиста, экономиста и т.д. стоили по 50 тыс долларов. 

Так что статус — это известность и признание знака как награды. А вручают его Порошенко, министр обороны, какой-то народный депутат или я… Разница лишь в том, что в моем случае людей придет меньше и об этом меньше напишут. Но все равно это станет поводом рассказать о людях, которые этого заслуживают.

Статус моего значка заслуженного журналиста, например, предполагает, что я получаю надбавку к зарплате (15 грн на сегодня) и, возможно, имею какие-то льготы.

В своей награде мы это тоже учли. Я договорился с банком "Глобус" о выпуске специальных банковских карт, на которых сразу будет формальная сумма в 100 долларов — от банка. Вместе с орденом такую карту героя получат минимум 100 человек. 

К ордену также будет прилагаться диплом, который сделает "БукАрт". А когда у меня уже будет окончательный список наградников, то тем из них, кто воевал и получил ранение, будут также выдаваться путевки в Закарпатье, Прикарпатье — подлечиться в течение месяца в санатории. 

Номера карт героев мы выложим на все доступные нам ресурсы — чтобы люди выбрали себе героя, на счет которого хотят положить деньги. Каждому из этих героев любое предприятие может что-то подарить или помочь лечиться. Вся информация будет доступна. Я специально попросил банк учесть, что это — карты героев, и они должны быть защищены как-то по-другому.

Сам орден будет защищен. Номера ордена, карты и удостоверения будут совпадать. Обычно сам орден хранится на кителе или костюме. Коробка — в том же шкафу. В нашем случае карта всегда будет в кошельке, то есть в разных местах с самим орденом. И это дополнительная защита. 

Кроме того, в коробки, которые сделала Львовская фабрика, мы положили монеты Нацбанка — "Революція гідності" и "Небесна Сотня". Мне понравилось, что их цвета совпали с цветами орденов. Монеты я купил за свой счет. Слава богу, Гонтарева отдала мне их по себестоимости.

Все это вместе и есть статус ордена. А не то, что его вручит президент, и он будет находиться в каких-то списках, которых никто не читает.

Кроме того, как последние двадцать лет происходили награждения? Различные госструктуры просто подавали списки к празднику. Мы поступили иначе. Месяца три назад на своей странице в ФБ я рассказал о том, что мы делаем такие ордена, и попросил всех "сбрасывать" истории людей, достойных наград. Публикаций было несколько. Их прочли около 20 тысяч человек. В результате мне прислали около трех тысяч фамилий.

Мы подумали, как сделать так, чтобы нашу награду признал народ, чтобы она была одна и навечно — независимо от того, кто завтра будет президентом. Ведь награды от Януковича сегодня, например, стыдятся носить.

— Ну на ордене же не написано, кто его вручал?

— Это написано в удостоверении. Любая награда должна иметь учредителя — это либо президент, либо Минобороны. Мы сделали учредителем награды народ Украины. Мне говорили, что это не соответствует никаким законам — нет такого учредителя. Но достойных предлагали сами люди. Из тех, кого больше всех упоминали, мы создали орденскую комиссию. Это Евгений Маршал — 79-я бригада, три месяца руководивший защитой Донецкого аэропорта. Это Павел Медведь — 95-я воздушно-десантная бригада. Владимир Шумейко — боец, потерявший глаз на Майдане, и сразу же после лечения ушедший в армию. Там попал в Иловайск, получил тяжелейшее ранение. Это известный многим Георгий Тука из "Народного тыла". Марина Комарова, Даша Баталова из "Армия SOS". Павел Кащук из COMBAT-UA, который сейчас тренирует снайперов на полигоне в Яворове. Дима Сироштан — профессиональный военный разведчик, готовящий ныне диверсионные группы. Амина Окуева — пресс-офицер батальона Джохара Дудаева. Всего в орденскую комиссию сейчас входит 15 человек. Это люди, которым верят и которые никогда не занимали никаких должностей. Большинство из них уже есть в списках для награждений. Из-за этого, кстати, некоторые не хотели входить в комиссию.

По результатам всей этой работы за народные деньги мы планируем издать книгу "Герои Украины", в которую войдут имена не только ста человек, получивших награды, но и других из народных списков. Эту книгу мы обязательно подарим школам, университетам, библиотекам. Именно эти люди должны открывать в школах День знаний. Хватит уже водить туда бабушек и дедушек — ветеранов Второй мировой.

Ну а дальше планируем делать орден "За жертву крови" — тем, кто был ранен, и тем, кто попал в плен. Это аналог американского "Пурпурного сердца" — все, кто был ранен в бою, должны получить награду.

— Вы все время говорите "мы". Это кто?

— Я и мастер Дима Щербаков, который делает эти награды. Пока вдвоем.

— Нынешних наград всего 100?

— Сейчас мы сделали столько. Сколько их будет вообще — сказать сложно. Зависит от того, как долго продлится война. 

— Награждать будете только бойцов?

— У нас есть четыре категории — бойцы; волонтеры; медики; политические, общественные деятели, журналисты. Так как наград будет 100, то 50 из них получат бойцы, защищавшие Украину с оружием в руках. А 50 — остальные три категории. Так мы решили. Хотя многие из них тоже держали оружие в руках. 

— Список претендентов на награду составлен по частоте упоминания их фамилий?

— Не только. Героями Украины народ считает разных людей. Называют и Далю Грибаускайте, везде активно поддерживающую Украину, и сенатора Маккейна. Есть в списках и пожилая пара, которая во время Майдана первой пожертвовала все свои сбережения. И они действительно герои. Остальные потом последовали их примеру. Все это мы рассматриваем. 

Уже составленные списки, в которых более тысячи фамилий, я раздавал людям с просьбой отметить 10 человек, которых они знают лично и которых считают достойными награды. Потом мы накладывали эти списки один на другой и смотрели. Наградная комиссия выбрала первую тридцатку. Мы подсчитали, что для короткого рассказа о каждом из этих людей потребуется какое-то время. Если будем вручать сразу 100, то церемония растянется на полдня. Поэтому для начала решили наградить 30 человек. Церемония награждения пройдет 22 мая (день Святого Николая) в Софии Киевской, в Доме митрополита — колыбели нашей государственности. Часть людей из списков, к сожалению, будут награждены уже посмертно. Их награды получат родственники. 

Я думал, что самой большой проблемой будет сделать ордена. Но оказалось, что гораздо сложнее из списка тысячи достойных награды выбрать всего сотню. И чтобы потом никто не сказал, что кто-то награду купил. Людям трудно поверить, что будут выбирать действительно героев. Поскольку в нашей истории слишком часто 90% награжденных были штабными, никогда не нюхавшими пороха.

Так, например, президент наградил орденом "Княгини Ольги" 126 человек. Из 26 волонтеров — 12 человек, которых не знает ни одна волонтерская организация. И ни одного бойца или медика с передовой. При том, что главное событие года в стране — война. 

Кто будет уважать этих людей? Или, к примеру, Дейча, Якубова, Багрова, Баталина — "героев Украины" из Крыма, оставшихся там и призывавших отдать Крым России. Звания героев у них никто не отобрал. (Согласно ст.16 Закона Украины "О государственных наградах Украины", президент может сделать это только в случае осуждения награжденного за тяжкое преступление по представлению суда в случаях, предусмотренных законом.А.К.) "Героями" Украины остаются и Юрий Бойко, и Ефим Звягильский. Поэтому из наших списков мы убрали весь административный ресурс.

Когда мне звонили и спрашивали, какое я имею право награждать, я отвечал: "Такое же, как и тогда, когда собирал и отвозил на передовую продукты, вещи".

— А вам не кажется, что проблема массовых награждений героев — это чаще всего проблема просчетов руководства? Когда оно эффективно, то и героев меньше.

— Как бы там ни было, на войне (да в любой экстремальной ситуации) всегда есть герои. У одной стороны — одни, у другой — другие. 

А вообще герой или не герой — это всегда неоднозначный вопрос. Например, Надежда Савченко. Она не лучший военный специалист, поскольку нередко давала неправильные координаты. Но героем ее сделала Россия. Надежда повела себя там как герой. Не как военный, а как человек.

Например, есть история о призывнике, который до войны 10 лет сидел в тюрьме за грабежи. Два месяца никто не знал, что с ним делать — он постоянно пил. На Новый год, чтобы избежать неприятных ситуаций, его посадили на сутки в клетку. Когда выпустили, он сказал: "Ребята, я впервые в жизни сутки как-то обошелся без алкоголя. Все возможное зло я в своей жизни уже сделал. Хочу как-то искупить вину. Ничего не умею делать, только стрелять. Я — охотник". Сначала его никто не хотел брать. Потом один из командиров все же рискнул. Через три-четыре выхода этот человек стал лучшим разведчиком батальона и бросил пить. Герой он или не герой? В Минобороны такого человека никто никогда не наградит. Его априори нельзя награждать.

— Я слышала, что Порошенко сейчас награждает часами Януковича. Это правда?

— Правда. Порошенко никогда не заказывал часы. Это то, что осталось от предыдущего президента. Гравировка легко снимается, сверху делается новая. Я это хорошо знаю, поскольку мое основное дело — часы. Я их коллекционирую, делаю, выпускаю специализированные журналы и каталоги. 

Знаю, что, например, Ющенко заказывал часы у пяти-шести компаний. А основным поставщиком АП Януковича была одна компания — "Клейнод" (еще в позапрошлом году производила в Украине часов на 80 млн грн). Что, к слову, являлось еще одной лазейкой для любого звена государственных коррупционеров, поскольку заявляемая в официальных документах цена на эти часы была значительно выше реальной.

Так или иначе, но использовать для награждений часы Януковича, по-моему, — то же самое, что на оставшихся от него визитках, перечеркнув фамилию, сверху написать свою. Зачем тратиться?

Янукович тоже использовал часы Ющенко. Часы, как и одежда, имеют свою моду — диаметр, функции, толщина механизма, ремня... По всему этому можно определить, когда они были смакетированы и сделаны. И я уверен, что часы, которые Порошенко вручал перед Новым годом, были датированы 2006–2007 годами, то есть гравировка на них была затерта дважды.

Но так нельзя. Янукович расстрелял Майдан и привел страну к войне. Я понимаю, что нет денег. Но можно, например, продать часы Януковича на аукционе, как часы диктатора. А за вырученные деньги заказать новые у любой компании.

— Вы упомянули о книге. Кто ее будет писать? И кто будет читать, если вы просто придете в школу и подарите ее?

— Мы создали группу на ФБ, чтобы каждый, кто может, писал о людях, с которыми имел возможность общаться. Писал не в документальном, а в художественном стиле, который воспринимался бы школьниками. 

Кто будет читать? Да, я понимаю — опять статус. Кто должен книгу утвердить — Минкультуры или Минобразования? Я передал эту идею Сергею Квиту. Мы дадим вычитать книгу заранее. Но не АП или Минобороны, а Минобразования, не имеющему предвзятого отношения к героям войны.

Уже в прошлом году, по моему мнению, 1 сентября в школах должны были открывать не 90-летние ветераны Второй мировой, а нынешние герои — Революции достоинства, например. Мы уже успели забыть историю Майдана. Вот назовите мне пять героев Небесной сотни.

— Надо думать… Голоднюк, Нигоян, Кульчицкий, Жизневский, Вербицкий… 

— А что каждый из них сделал — вспомните? А что сделал Александр Матросов? Зоя Космодемьянская?

— Ну два последних — это десятилетия "вдалбливания" в советских школах…

— Да. А тут мы успели забыть. Есть Небесная Сотня, но мы не помним всех имен и того, что эти люди сделали. Мы нивелируем звания героев. Кроме того, мы понимаем, что это не звания. И все это нужно менять. Я, например, считаю, что с 1 мая нужно прекратить присуждать награды, бывшие в ходу до революции. У нас уже по-другому развивается история, совершенно другие символы, люди. Старые награды в нашей памяти последних десятилетий тесно связаны со взяточничеством и должностями. О них нужно просто забыть. Тем более что физически их нет — никто не делает уже год. И это хороший повод, чтобы начать делать новые. 

Я уверен, что нашу награду государство признает через год. Поскольку, если никто и никогда не сможет заявить, что эту награду кто-то купил, что ее получил кто-то недостойный, то ее признает народ. Поэтому я и прошу всех: помогите проверить списки. Спрашивают, как можно определять героев через фейсбук? Но если с фейсбука началась революция на Майдане, то почему таким же образом нельзя определить героев?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно