ИГРЫ БЕЗ ПАТРИОТОВ, ИЛИ ЧЕЙ ОФФШОР КРУЧЕ

19 марта, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 11, 19 марта-26 марта 2004г.
Отправить
Отправить

Украинские корпоративные схватки очень напоминают возню бульдогов под ковром. Сдавленное рычани...

Украинские корпоративные схватки очень напоминают возню бульдогов под ковром. Сдавленное рычание периодически сменяется истошным визгом, переходящим затем в напряженное сопение…

На прошлой неделе честь издавать громкие звуки выпала группе «Энергетический стандарт» Константина Григоришина. Ее пнули, и достаточно больно. При этом непонятно, зачем.

В понедельник государственные исполнители Шевченковского районного управления юстиции Киева арестовали счета в ценных бумагах пяти григоришинских оффшорок (в том числе и базовой Energy Standard Group SA) в банке-хранителе «Креди Лионе Украина» (Киев). Пострадали компании Craftex Ltd, Technolux Ltd, Metroimpex Ltd, Trade-Invest Group Ltd. Всего под запрет попали акции примерно полутора десятков фирм.

И хотя внешне происходящее укладывалось в схему борьбы за контроль над промышленно-инвестиционным консорциумом «Металлургия», удар был неожиданно сильным. Фактически он ознаменовал окончание хрупкого затишья между Константином Ивановичем и группой Суркиса—Медведчука.

За два года, прошедших с момента их «развода», дележ собственности так и не был завершен. Летний блицкриг 2002-го, когда Григоришина вышвыривали из всех облэнерго, был все-таки не очень убедительным. С юридической точки зрения, именно григоришинские фирмы остаются крупнейшими акционерами в большинстве энергораспределительных компаний. В результате победителям не удалось провести ни одного юридически чистого собрания акционеров. Даже в «Сумыоблэнерго», где их прошло два, их легитимность сомнительна.

Более того, как раз на этой неделе противники Григоришина фактически дезавуировали результаты минимум одного из них: по заявлению пресс-службы «Металлургии», объем арестованных акций «Сумыоблэнерго» составил 39,96%, так что оппонентам Константина Ивановича будет очень сложно провести собрание акционеров (собрать кворум в 60% при таком раскладе — это почти из области фантастики, ведь 100-процентной явки не бывает). Поэтому при желании — а оно наблюдается — итоги собраний 2002—2003 годов могут быть оспорены.

Несмотря на жесткую и достаточно публичную войну за металлургические и электротехнические активы, в энергетике до конца 2003 года стороны соблюдали подобие соглашения о прекращении огня. После неудачной попытки купить в конце 2002-го два пакета «Сумыоблэнерго» и «Полтаваоблэнерго» экс-партнеры Константина Ивановича публичных конфликтов в этой сфере избегали.

В этот период оформились и противостоящие группировки. После провала своих «яблочных» сторонников на парламентских выборах Григоришин пошел в младшие партнеры к Виктору Пинчуку. Его бывшие компаньоны вступили в оперативный союз с Приватбанком (Игорь Коломойский).

Ирония ситуации состояла в том, что в свое время Приватбанк ввел в игру сам Григоришин, спешно (и недорого) продав ему Запорожский и Стахановский ферросплавные заводы — дабы «не продинамить».

На каком-то этапе предпринималась даже попытка развести активы более- менее мирным путем. Согласительная комиссия Богдана Губского провела своеобразную ревизию, выявив в учете ошеломляющий уровень бардака. Впрочем, ее единственным реальным итогом стало только снятие претензий на 70 млн. долл., которые Константин Иванович якобы задолжал Григорию Михайловичу и товарищам.

После отбытия Григоришина за пределы Украины конфликт перешел в вялотекущую стадию. Попытка забрать у него, кроме энергопредприятий и банка, еще и металлургию, в целом захлебнулась.

Начались позиционные бои в судах. Выглядело это достаточно трагикомически. При рассмотрении дел, где речь идет об активах стоимостью свыше 10 млн. долл., украинскую судебную систему можно смело считать несуществующей: каждая из сторон без труда запасается взаимоисключающими решениями судов, которыми дубасит конкурента, обвиняя его в неуважении к закону. Данный конфликт это правило подтвердил. Количество исков исчисляется десятками, и суды в данном случае не более чем инструмент.

Правда, в последнее время все чаще применяется прием, когда компания подает в суд иск, проигрыш которого ее вполне устраивает. И, как ни странно, действительно проигрывает. Тогда получается вообще полный ажур: суд демонстрирует независимость, а компания получает искомый результат в виде подтверждения нужного ей решения. Представить себе, что украинский суд какого-либо уровня заставит стороны прекратить конфликт, невозможно.

И все же наблюдать за «разводом» Григоришина и его бывших партнеров было интересно. На первом этапе происходило лобовое столкновение за «Днепроспецсталь», контрольный пакет которой Константин Иванович уступил питерской структуре (впрочем, многие считают, что в данном случае реальный собственник завода не поменялся).

Нынче центр тяжести окончательно сместился в сторону борьбы за контроль над консорциумом «Металлургия». Его создавали в апреле 2000 года для участия в большой приватизации. Учредители консорциума — ОАО «Сумское научно-производственное объединение им. Фрунзе» (Владимир Лукьяненко), ОАО «Запорожский завод ферросплавов» и ОАО «Стахановский завод ферросплавов» (сейчас контролируются клиентами Приватбанка), ОАО «Запорожский электрометаллургический завод «Днепроспецсталь» (партнеры Григоришина), банк «БИГ-Энергия» и ОАО «Полтаваоблэнерго» («динамовская» группа). Уставный фонд — 110 млн. грн.

Собственно, вокруг расходования средств этого уставного фонда и началась война. До конца 2002-го контроль над консорциумом был у Григоришина. После того как с громким скандалом его людей оттуда «ушли», новое руководство обвинило предыдущее в растрате: «за средства уставного фонда проводило операции с акциями стратегически значимых для экономики Украины предприятий. Были приобретены пакеты акций предприятий: «Запорожтрансформатор», «Запорожский завод сверхмощных трансформаторов», «Завод малогабаритных трансформаторов», НИПКТИ трансформаторостроения, «Судостроительная верфь «Меридиан», «Черкассыоблэнерго», «Черниговоблэнерго», «Львовоблэнерго», «Запорожьеоблэнерго», «Полтаваоблэнерго», «Сумыоблэнерго» и др.». Затем, согласно заявлению новых менеджеров «Металлургии», пакеты акций передавались зарегистрированным в оффшорных зонах иностранным компаниям путем осуществления сделок мены их на акции «малоизвестных, не котирующихся на фондовом рынке предприятий». Очень похоже, что именно так оно и было — во всяком случае, ни одного опровержения не последовало, а схема совершенно традиционная, и доказать ее незаконность сложно. Другое дело, что у партнеров от таких схем остаются воспоминания — и не всегда приятные.

Конфликт неплохо демонстрировал особенности вторичного передела собственности в начале второго десятилетия строительства «социально ориентированной рыночной экономики». За нее, родимую, насмерть дрались оффшорки нескольких групп. Новое «динамо-приватное» руководство консорциума не без юмора оценило в одном из своих материалов, что «сегодня уже смело можно говорить не об украинском трансформаторостроении, а о трансформаторостроении Британских Виргинских островов. «Запорожтрансформатор» стал флагманом экономики Британских Виргинских островов. «Днепроспецсталь» оказалась гордостью экономики Британских Виргинских островов.»

Правда, по ту сторону баррикад дела обстоят точно так же: пакеты акций облэнерго и заводов принадлежат оффшорам с похожих островов. Да и клуб «Динамо» (Киев), следуя подобной логике, является гордостью британского футбола.

Из особенностей корпоративной борьбы на нынешнем этапе следует выделить применение «прокладочных» регистраторов. «Независимый регистратор акций» в украинских условиях — термин, полный глубокой издевки. Ни одна бизнес-группа такого и близко к своему реестру не подпустит. Регистратор должен четко знать свое место — в кармане группы. В данном конфликте регистраторов, первоначально работавших на самом «проблемном» участке, обе стороны по возможности меняли на других, «очень правильных» и теперь имеющих возможность списать все недочеты на предшественника. Эта технология нынче отточена до совершенства. Причем первого бедолагу, выполнившего роль буфера, в принципе могут и в распыл пустить — отработанный материал…

Весь прошлый год стороны с увлечением оспаривали друг у друга легитимность консорциума. Плюс писали письма, обращения трудящихся — весь джентльменский набор… Иногда, правда, заносило. Так, при включении в консорциум новых членов (чисто случайно их представляли предприятия группы «Приват»), какое-то время уставный фонд оказался равным 100,36%, что, впрочем, мелочи, и их уже поправили.

Ключевые события происходили вокруг «Днепроспецстали» и базового предприятия Григоришина «Запорожтрансформатора». На «Днепроспецстали» в конце концов уже Константину Ивановичу со товарищи удалось провести собрание «по сумскому сценарию», с устранением чужого регистратора. Кстати, в результате в руководстве ОАО появились люди из группы «Интерпайп». На ЗТР, несмотря на три попытки, с собранием так и не сложилось. Кстати говоря, оппоненты Энергостандарта заявили, что именно г-н Григоришин контролирует 89,52% акций предприятия. 21% в этом пакете появился, по мнению конкурентов, «лишь благодаря противоправным действиям бывшего руководства УПИК «Металлургия», осуществившего мену на мелкие пакеты акций менее привлекательных предприятий, нарушив при этом решение высшего органа управления консорциума — совета директоров. Сама мена была осуществлена достаточно сомнительным путем и могла быть использована для отмывания и вывода за границы Украины далеко не маленьких сумм».

Применялись и совсем запрещенные приемы — начинали считать друг у друга прибыль. Понятно, что предприятия работают с официальной двух-трехпроцентной рентабельностью. Но зачем же, господа, о святом?

В целом плавную эскалацию конфликта взорвал декабрьский визит Чубайса с презентацией «слива» акций «Энергостандарта» под властную руку Анатолия Борисовича. Между прочим, тот визит помог оценить и размер потерь Григоришина: замена «крыши» обошлась ему в 200 млн. долларов — именно столько стоит та половина активов, принадлежащих группе «Энергостандарт», которую переуступили Виктору Пинчуку.

История с Анатолием Борисовичем серьезно подставила «Энергостандарт». Покровительственно-либерально-имперский тон, мягко говоря, не понравился украинскому Президенту. В итоге он гораздо более благосклонно отнесся к мнению своей администрации относительно дальнейшей судьбы пакетов акций.

Сохраняющийся на энергопредприятиях государственный пакет действительно имеет важное значение. Самому государству он мало что дает — к оперативному руководству компаниями его не подпускают. Однако сохраняющаяся возможность его продажи нервирует всех потенциальных покупателей.

Во-первых, купить госпакеты по нормальной цене — максимум в два номинала — не получится. Платить же шесть-семь номиналов — как уж сложится в условиях конкуренции — никому не охота. В итоге сейчас акции благополучно «утопят» в создаваемой Олегом Дубиной энергокомпании, где они никому не будут мешать. Как следствие, любой желающий получить контроль над предприятием уже не обойдется без «динамовского» пакета. Что, в общем-то, для ряда акционеров приятно. В том числе и в финансовом отношении.

Кстати говоря, упомянутое в начале статьи судебное решение об аресте акций напрямую касается и госпакетов. Государство теперь не вправе что-либо делать с принадлежащими ему энергоакциями, поскольку хранителю — банку «Креди Лионе Украина» и депозитарию «Межрегиональный фондовый союз» запрещено «совершать любые действия, связанные с переходом прав собственности на пакеты акций восьми облэнерго («Львов-», «Сумы-», «Полтава-», «Прикарпатье-», «Чернигов-», «Тернополь-», «Запорожье-», «Черкассыоблэнерго»).

Очевидно, что это маленький привет создаваемой Энергетической компании Украины и Олегу Дубине лично. При этом в трех облэнерго — запорожском, тернопольском и черкасском — государство имеет даже контрольный пакет.

Между прочим, нынешний «суперарест» акций совершенно законен. Буквально неделю назад Министерство юстиции Украины во исполнение поручения правительства разъяснило, что государственные исполнители, налоговые органы и следователи имеют право накладывать арест на денежные средства и прочие ценности должников и подследственных, которые находятся на счетах и вкладах в учреждениях банков, без согласования с собственниками счета. Дабы обеспечить выполнение судебного решения в дальнейшем. Учитывая наработанную украинскую практику, это значит, что по крайней мере акции может арестовывать кто угодно, как угодно и по любому поводу. В конце концов случаи ареста счетов под лозунгом «у меня ухудшились отношения с женой» уже были.

Судебное решение не могло не ударить и по машиностроительной части «Энергостандарта». Исполнители запретили совершать любые действия, связанные с переходом прав собственности на пакеты акций компаний «Завод малогабаритных трансформаторов», «Запорожский завод сверхмощных трансформаторов», «Запорожтрансформатор» и «Украинский научно-исследовательский проектно-конструкторский технологический институт трансформаторостроения».

При этом совсем недавно за Приватбанком замечалось желание купить МФС. Тогда, может, и арестовывать ничего не пришлось бы? Но не сложилось.

Заодно банку «Креди Лионе Украина» запретили выдавать выписки из реестров, что не позволит григоришинским компаниям принимать участие в собраниях акционеров.

В интервью информагентству «Интерфакс-Украина» Григоришин заявил, что не видит логической связи между «Либерти Маркет», иском консорциума «Металлургия», Межрегиональным фондовым союзом и акциями, переданными номинальному держателю. Он считает, что «новое руководство» консорциума не является руководством: «Когда они подписывают какие-то бумаги, то совершают уголовное преступление, о чем прекрасно знают. И если они думают, что прикроются своими покровителями, которые сидят в администрации Президента, то все может быстро поменяться». Учитывая, что до выборов осталось семь месяцев, намек прозрачный.

По мнению Григоришина, такие решения судов не имеют никакой перспективы: «Если Украина когда-нибудь станет правовым государством, то эти акции никто не отберет, они все равно останутся у нас, и мы все равно никому их не отдадим». И далее: «Если же она будет неправовым государством, то есть ли эти акции, или их нет — они все равно ничего не стоят, и это прекрасно понимают инвесторы».

«Но я патриот Украины и надеюсь, что там будет все хорошо. Чем раньше, тем лучше. Может быть, до выборов ситуация улучшится».

Пока Константин Иванович задерживаться на исторической родине не планирует. А в Белокаменной как раз накануне скандала о нем прошли две новости. Согласно первой, он ведет переговоры о покупке у нефтяной компании «ЮКОС» блокирующих пакетов трех энергокомпаний — «Kубаньэнерго», «Белгородэнерго», «Тамбовэнерго». Цена сделки оценивается 50 млн. долл. («ЮКОСу» они обошлись в 1,4 раза дешевле).

Вторая новость еще интереснее — Григоришин выставил свою кандидатуру в состав совета директоров РАО ЕЭС. В принципе, учитывая, что ему принадлежит более 1% акций РАО (рыночная стоимость — 150 млн. долл.), это возможно — а вот насчет того, нужно ли… Шансы на избрание минимальные, зато многочисленные киевские друзья Константина Ивановича отработают этот факт по полной программе.

Украинскому государству придется определяться со своей ролью на этом празднике жизни. Вечно играть в одни ворота не получится, к тому же нынешний конфликт — не первый и уж точно не последний. Может быть, в правилах отобразить — играть в поддавки запрещается?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК