Фонд без коалиции

16 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 23, 16 июня-23 июня 2006г.
Отправить
Отправить

Окончание первого полугодия 2006-го запомнится в основном непрекращающейся возней вокруг парламентской коалиции...

Окончание первого полугодия 2006-го запомнится в основном непрекращающейся возней вокруг парламентской коалиции. Экономика вообще и бюджет в частности невольно оказались в тени политики. О них вспоминают разве что в связи с повышением цен на газ или транспорт. Вскоре это изменится. Ведь проблемы никуда не делись и надолго забыть о себе не дадут.

Правительству понадобятся ресурсы на их решение, однако найти их будет, мягко говоря, непросто. В прошлом году палочкой-выручалочкой стала «Криворожсталь», в этом году объекта подобного масштаба пока не видно…

Более того, похоже, вообще замерла всякая приватизация. К маю стало понятно, что поступлений от нее практически нет. За первые четыре месяца текущего года ФГИ наторговал госсобственностью аж на 64,8 млн. грн., что составляет 3,1% от плановых показателей на год. Премьер-министр Украины Юрий Ехануров на состоявшемся в конце апреля расширенном заседании Кабмина отметил, что произошло существенное снижение количества приватизируемых объектов. По его данным, государственную форму собственности на частную сменили только 174 предприятия, и то небольших. Эта цифра значительно меньше, чем та, что может обеспечить поступления в бюджет.

Премьер потребовал дать правительству объяснения, почему в Украине хронически не выполняются приватизационные планы: «Получается так, что в Фонде госимущества нет четкой стратегии по приватизации. Я хотел бы попросить Валентину Семенюк в своем выступлении внести ясность в этот вопрос».

Чуть позже появились слухи о том, что Семенюк вообще предложат покинуть пост, сосредоточившись на работе в парламенте. Сама она эти сведения опровергла, заявив, что претензии объясняются «принципиальной позицией Фонда в вопросах управления государственной собственностью, возвращения пакетов акций в государственную собственность, создания Единого реестра объектов государственной собственности. Это мешает разворовывать государство олигархическим группам и приближенным к ним чиновникам, которые это разворовывание за годы старой власти сформировали в целую систему».

Наверняка все это имеет место быть. Однако проблема заключается в том, что, кроме «принципиальной позиции», бюджету нужны еще и деньги.

За прошедшие с тех пор полтора месяца ничего принципиально не изменилось. Уровень поступлений первого года будет совершенно гарантированно провален.

Причин тут много. Приватизация является остроконфликтным процессом во всем мире. Вокруг любого крупного предприятия возникает целый клубок интересов, распутать который более чем сложно. А в Украине, с ее противоречивым законодательством, особенно. Должность руководителя Фонда государственного имущества Украины, хотя и была привлекательной для различных политических сил, но никогда не была легкой. Ее занимали самые разные люди. Но нынешний руководитель ФГИ Валентина Семенюк, пожалуй, наиболее колоритная фигура. Впервые в истории не только Украины, но и всей Восточной Европы пост «главного приватизатора» занял политик, заработавший себе имидж своим скептическим и критическим отношением к приватизации как таковой.

Валентина Семенюк возглавила ФГИУ по квоте Соцпартии именно как политический деятель. Конечно, ее назначение было компромиссом первой (и не исключено, что последней) оранжевой коалиции.

Лично у Валентины Петровны много реальных достоинств. Как отмечает советник президента и частый критик ее действий Александр Пасхавер, она «редкий для Украины политик, последовательно и строго соблюдающий законодательство. На посту главы ФГИУ, в связи с этим своим свойством, она постоянно вступала в конфликты с обоими премьер-министрами (Ю. Тимошенко и Ю. Ехануровым). Последовательно реализует свои убеждения на должности главы ФГИУ. Главным приоритетом для Валентины Семенюк и, соответственно, для ФГИУ в 2005 году являлись вопросы управления государственной собственностью и контроль над инвестиционными обязательствами владельцев приватизированных предприятий. По обоим направлениям она добилась убедительных успехов. Завершено создание реестра государственного имущества, резко выросли доходы бюджета (дивиденды и арендная плата). Ужесточились контроль и претензионная деятельность в связи с выполнением инвестиционных обязательств».

Но и как член Социалистической партии, и просто как человек, Валентина Петровна не любит приватизацию. Не делая, кстати, из этого особого секрета.

Как отмечалось в одном экспертном исследовании, «она убеждена, что главное назначение приватизации — это очистить государственный сектор от убыточных, неликвидных предприятий, при обязательном отягощении таких приватизационных сделок жесткими социальными обязательствами».

Подобная концепция приватизации называется «мусорной». Забавно, но при этом молчаливо предполагается, что именно частный капитал способен наладить эффективную работу неликвидных объектов, которые государство довело до такого состояния.

Если с неликвидами «социалистическое» руководство ФГИ еще готово расстаться, то относительно крупных объектов его позиция неизменна. Благо, что занимаемая Валентиной Петровной должность позволяет эту нелюбовь к «большой приватизации» воплощать в жизнь. Как отмечает Пасхавер, «в рамках своих полномочий главы ФГИУ она активно и изобретательно препятствует большой приватизации. Пользуясь несовершенством и противоречивостью украинского законодательства, использует букву Закона в стиле «итальянской забастовки», то есть работы строго по закону, парализуя подготовку и приватизацию стратегических объектов. Активно взаимодействует с протестующими профсоюзами и другими представителями трудовых коллективов».

Однако, по иронии судьбы, именно продажа «Криворожстали» спасла в прошлом году руководство ФГИ от отставки по причине невыполнения плана.

Начатая ревизия существующего и подготовка нового перечня объектов приватизации забрали много времени, и процесс приватизации в 2005 году фактически оказался замороженным.

В основном продавались мелкие пакеты акций и небольшие объекты. Часть объектов группы А (небольшие предприятия) по итогам года составила 61,7%. Но даже их продали на 30% меньше, чем в 2004 году.

Перевыполнение плана поступлений средств от приватизации в государственный бюджет было обеспечено только повторной продажей 24 октября 2005 года 93,02% акций ОАО «Криворожсталь», за который государство получило неожиданно высокую цену — 24,2 млрд. грн.

Однако если вычесть средства от продажи «Криворожстали», сумма годовых поступлений от приватизации составила лишь 11% годового плана.

Между тем к продаже «Криворожстали» Валентина Семенюк имеет весьма косвенное отношение. Она как раз была категорическим противником сделки и после конкурса даже подала в демонстративную отставку. Которая, правда, столь же демонстративно не была принята президентом.

Приватизационный портфель 2006 года был сформирован по предложениям отраслевых министерств и ФГИ и первоначально включал 475 объектов, значительную часть которых составляли мелкие пакеты акций и малопривлекательные предприятия. На часть пакетов акций размером до 25% приходилось 55,8%.

В феврале список дополнили (под давлением правительства) еще 43 объектами, в том числе 12 крупными предприятиями.

По оценкам ФГИ, рыночная стоимость этих 12 предприятий может составить около 6 млрд. грн., что почти втрое превышает плановый объем поступлений в бюджет от приватизации (2,1 млрд. грн.).

Но, по мнению экспертов, реально продать их будет сложно. Особенно при отсутствии энтузиазма у руководства ФГИУ.

Например, как показывает опыт, для продажи крупного объекта необходимо не менее года — это довольно сложный процесс. Его подробно описывает Александр Пасхавер: «Сначала надо решить его продать и потом продать. Это технология. Если вы делаете это быстрее, то вы делаете неряшливо. В нынешней ситуации Фонд занимается чем угодно — очень полезными делами, но не подготовкой к приватизации крупных предприятий. Если он даже вдруг займется этим сегодня, то в этом году такие крупные предприятия все равно не будут проданы….».

Такой вывод, мягко говоря, расходится с позицией того же премьера Еханурова, заявившего, что, в конечном итоге, «все должно быть приватизировано». «Я выступаю за частную собственность — открыто и без всяких оговорок», — говорил по этому поводу Юрий Иванович.

Конечно, существуют разнообразные варианты наполнения госбюджета. Например, можно достаточно быстро продать небольшие пакеты крупных предприятий на бирже и получить деньги, при этом не меняя главного собственника — государство. Но, как справедливо отметил Пасхавер, для этого нужен энтузиазм. Если же поручить приватизацию человеку, который против нее, то очень трудно что-либо получить.

Впрочем, за нестандартными методами не заржавело. В частности, правительство приняло решение об организации выкупа земли под предприятиями. Однако появившиеся в мае предварительные разработки привели экспертов в шок. По правительственным кабинетам стал ходить проект соответствующего постановления, разработанный Минфином и ФГИУ, последствия которого могут оказаться едва ли не хуже славных планов тотальной реприватизации 2005 года. Тогда ее так и не провели, но зато нанесли колоссальный удар по инвестиционной активности предприятий.

Судя по всему, сейчас наступят на те же грабли.

Посудите сами: предполагается, что участки земли будут продавать с аукционов, а землю получит тот, кто заплатит больше. Собственникам приватизированных предприятий могут пойти лишь на одну уступку — в случае победы на аукционе можно выплатить причитающуюся сумму в рассрочку. При этом ФГИ требует для себя возможности лишать права на рассрочку тех, кто не выполняет своих инвестиционных обязательств.

Что произойдет с предприятием, если участок под ним выкупят конкуренты, вопрос риторический. Не говоря уж о том, что правительству придется долго утрясать юридические формальности.

При этом в первоначальной идее Кабмина предполагалось нечто иное. А именно, что госсобственность будет продаваться вместе с землей. Однако сегодня Минфин считает, что новые правила должны распространяться и на уже проданные предприятия, в уставном фонде которых есть государственная доля любого размера. ФГИУ заговорил о контроле над инвестобязательствами. Не исключено, что к списку тех, кто желает «жаловать и миловать», добавятся местные власти, налоговые и т.д. В общем, занимайтесь, ребята, долгосрочными вложениями — мы потом все продадим. А все это вместе снова создает обстановку полной неопределенности для собственников.

Директор Международного института приватизации, управления собственностью и инвестиций Александр Рябченко уже заявил прессе, что «это маразм, такое решение может привести к массовому переделу собственности в государстве и обвалу экономики. Собственник предприятия, проигравший земельный аукцион, обречен на поражение в вероятном конфликте с новым владельцем участка».

В принципе, ФГИ таким методом может заставить предприятия с мелкими пакетами государственной собственности выкупать государственные акции по высокой цене. Например, Лакшми Миттала простимулируют быстрее выкупить у государства оставшиеся 1,74% «Криворожстали» по цене 93%. Но «валить» ради этого всю экономику страны… Не слишком ли дорогой окажется такая стимуляция?

Более того, не слишком понятные заявления относительно возможной перепродажи (в третий раз) «Криворожстали» отнюдь не добавляют оптимизма потенциальным покупателям.

В отношениях Фонда со стратегическими инвесторами известны также затяжные конфликты в Калуше, Николаеве и Северодонецке. Некоторые из них, кажется, решились — например, представитель северодонецкого «Азота» Алексей Кунченко баллотировался в парламент по списку СПУ.

В последнее время фактически затих самый громкий после «Криворожстали» конфликт ФГИУ — «Никопольский завод ферросплавов». В прошлом году Юлия Тимошенко хотела получить от его реприватизации и повторной продажи 5 млрд. грн. Группа «Приват» предлагала до 1,5 миллиарда гривен. Немного, но все равно больше 60% годового плана. Но и в прошлом, и в этом году ФГИ фактически устранился от конфликта. Проигнорировав, например, январское распоряжение правительства о подготовке конкурсных условий по повторной продаже контрольного пакета. Более того, именно социалисты предложили закон о включении пакета акций НЗФ в перечень объектов государственной собственности, не подлежащих приватизации. С учетом того, что ФГИ так и не получил назад госпакет акций, контроль над предприятием де-факто сохранился у «Интерпайпа».

Может быть, перед выборами бороться за приватизацию такого предприятия, как НЗФ, было не слишком выгодно. Однако Фонд даже не озаботился вернуть акции государству. По неофициальным данным, сейчас проводятся консультации между акционерами «Привата» и акционерами «Интерпайпа». Если они завершатся успешно, перспективы получения средств от повторной продажи этого объекта для государства станут совсем призрачными.

Лично для самой Валентины Петровны любое развитие событий вокруг НЗФ не слишком угрожающе. ФГИ для нее — пост, на который ее назначила партия. В апреле она говорила, что напишет заявление об освобождении от должности председателя Фонда государственного имущества Украины, если будущая парламентская коалиция примет соответствующее политическое решение. К июню, правда, она передумала и заявила, что ее пост уже «вне переговоров».

И оставлять его Валентина Петровна не сильно рвется. За последний год президент Украины трижды накладывал вето на Закон «О Фонде государственного имущества Украины». Согласно ему, в Фонде сосредоточивались полномочия собственника государственного имущества и решения вопросов управления ним (что вообще-то противоречит Конституции Украины, Гражданскому и Хозяйственному кодексам Украины). Им же предусматривался пятилетний срок пребывания на посту председателя ФГИУ, внедрение исключительного перечня оснований для его увольнения и проч. В обстановке второй половины прошлого года этот закон почти автоматически становился законом «под Семенюк». Сейчас все сложнее.

В любом случае, без места она точно не останется. Валентина Петровна —действительно грамотный специалист по приватизации (пусть даже по ее торможению). С умственными и волевыми качествами тоже все в порядке, и до пенсии далеко. Например, в вопросах коммунальной собственности она могла бы разобраться очень хорошо. Во всяком случае, с поста мэра, как один ее однопартиец, точно не сбежит.

Проблема в другом. В общем и целом приватизация проводилась не ради процесса наполнения бюджета, а для передачи управления предприятиями в руки эффективных собственников. Даже сейчас, при всех причудах украинской приватизации частные компании работают лучше государственных.

Классический пример — за тот короткий период, пока «Криворожсталь» вновь побывала в руках у государства, ее тут же снова облепила целая свора фирм-прилипал. Часть из которых была с «правильными», социалистическими партбилетами.

Поэтому торможение приватизации бьет по экономике в плане далеко идущих последствий. В начале 2005 года ожидалось привлечение в страну порядка 5—7 миллиардов долларов инвестиций в течение года. Реального роста прямых иностранных инвестиций практически не было. Более того, произошло резкое замедление национальных вложений в экономику. В этом году инвестиционного бума тоже, очевидно, не будет. Иными словами, два года для инвесторов уже потеряно.

Когда-то Бисмарк сказал о том, что социализм вполне можно внедрить в какой-то стране, только страну жалко…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК