ЯДОВИТОЕ ЖАЛО СЛУХОВ

06 сентября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 36, 6 сентября-13 сентября 1996г.
Отправить
Отправить

У мифологической богини Фамы - персонифицированного воплощения молвы - плохая слава. Ее осуждали уже в Древнем Риме...

У мифологической богини Фамы - персонифицированного воплощения молвы - плохая слава. Ее осуждали уже в Древнем Риме. Вергилий посвятил ей гневные строки: Фама, писал он, порождает «пасти, извергающие звуки, и настороженные уши». Но каждому хочется, чтобы лично к нему Фама была благосклонна...

В наш информационный век отвращение к Фаме не уменьшилось. Художник Пауль Вебер изобразил слух в виде бесконечной змеи, которая, извиваясь, пробирается от дома к дому. У чудовища человекоподобная голова, острые настороженные уши, глаза оно скрывает за большими очками. Этой змее свойственно неукротимое любопытство и лицемерное участие в чужих делах.

Хотя отвращение к слухам существовало и в античные времена, наука держалась от Фамы в стороне, но почему возникают слухи, какова механика их появления? Каковы их последствия? Как, наконец, бороться с ними? Ответы на эти вопросы решил найти известный парижский ученый-психолог Жан Ноель Капферер. Он создал даже единственный в своем роде «Фонд изучения и разъяснения слухов». По телефону каждый может сообщить в этот фонд о новых или возродившихся слухах. А их поток велик...

В своей работе Капферер не анализирует слухи, которые, предшествуя истинной информации, позже подтверждаются. Он сконцентрировал свое внимание на болтовне, в основе которой лежат неверные сообщения, клевета, всякого рода заблуждения, вымыслы. «Слухи, - утверждает Капферер, - вовсе не являются чем-то мистическим. Они, как правило, подчиняются определенной логике. Следовательно, возможна профилактика - и весьма действенная». Капферер уже и сегодня консультирует ряд компаний и фирм, которые становятся жертвой недоброй молвы.

Среди тех, кто обращался за советом к Капфереру, известная актриса Изабель Аджани. В 1987 году, когда она на много недель исчезла из поля зрения общественности, на «черном рынке информации» появилась сплетня о том, будто она больна СПИДом. Аджани растерялась. Капферер посоветовал ей не опровергать порочащую ее болтовню немедленно: это лишь послужило бы дальнейшему распространению сплетни. Когда же разговоры о болезни актрисы породили слух о том, будто она умерла, Капферер стал действовать. Он организовал выступление Аджани в самой большой во Франции передаче новостей. И сплетня, сочиненная неведомо кем, сразу же заглохла.

Но почему порочащий слух коснулся безупречной Изабель Аджани? Актриса не открыла для обозрения публики свою личную жизнь - проступок, который, по мнению Капферера, если не всегда, то часто наказывается распространением выдумок. Позволять знакомиться с интимными сторонами своей жизни - такова цена, которую «звезда» должна платить за то, что является знаменитостью.

В наш век вездесущего телевидения, газет, информационных агентств не столь уж трудно опровергнуть любое неверное, лживое сообщение. Но иногда с подобным опровержением не следует торопиться - и это правило относится не только к «звездам» экрана и сцены, но и к политикам. Вот лишь один из примеров. 19 декабря 1981 года французское телеграфное агентство АФП сообщило, что один из советников Леха Валенсы, популярный в Польше Тадеуш Мазовецкий, якобы умер в тюрьме. Сообщение быстро облетело мир, и польские власти не пытались этому помешать, хотя, казалось бы, данное сообщение наносило ущерб авторитету тогдашнего польского премьер-министра генерала Ярузельского. Лишь в конце года представитель правительства опроверг слух о смерти Мазовецкого и одновременно уличил в дезинформации ту часть прессы, которая особенно усердно муссировала ни на чем не основанную выдумку. Такая стратегия оказалась куда более эффективной, чем если бы Варшава отвечала на отдельные

газетные статьи.

По мнению Капферера, распространение слухов во многом зависит от того, в каком обществе они рождаются и распространяются, кто и с какой целью их порождает. Так, в условиях демократии рабочие и служащие той или иной компании, фирмы подчас используют слухи, пытаясь узнать, какие решения принимает или намерено принять руководство. При диктатурах же жертвами слухов, нередко распространяемых самой государственной властью, становятся отдельные лица, которых власть имущие хотели бы объявить «бунтовщиками», «нарушителями спокойствия». Множество таких примеров дала, в частности, служба государственной безопасности бывшей ГДР - «Штази». Но она же подтвердила тезис Капферера о том, что доверие к слухам исчезает, если к ним прибегают слишком часто.

Опровержение молвы - щекотливое дело: борьба против слуха часто похожа на безуспешную попытку загнать обратно в тюбик зубную пасту. Если, например, слух, опирающийся на иррациональные страхи, разоблачается с излишней серьезностью, то, по мнению Капферера, может возникнуть «эффект бумеранга»: число поверивших в выдумку не уменьшится, а возрастет.

Именно так произошло, например, с владельцем пивоваренного завода в Варштайне А.Крамером. Среди любителей пива неожиданно пошли разговоры о том, что Крамер - член секты, занимающейся весьма неблаговидными делами. Письмо, разосланное всем хозяевам пивных, в котором «категорически и со всей последовательностью» опровергались какие-либо контакты с сектой, только способствовало распространению слухов, наносивших немалый ущерб бизнесу. В конце концов пивовару пришлось развернуть дорогостоящую кампанию, публикуя объявления в ежедневных северогерманских газетах и в журналах по всей стране, которые позволили бы положить конец клевете.

Есть немало примеров, когда недоброжелатели или конкуренты пытаются с помощью слухов вызывать у постоянных потребителей недоверие к привычной для них марке товара. Ее репутацию подрывают, либо обращаясь к совести (тогда производителя представляют как политически неприемлемого), либо заставляя опасаться за свое здоровье (тогда объявляется, что производитель-де не соблюдает санитарно-гигиенических правил). Так, производителю сигарет марки «Мальборо» пришлось защищаться от упрека в том, что его фирма якобы финансирует ку-клукс-клан. А о сигаретах «Кэмел» в свое время говорилось, что они, дескать, содержат опиум. Нелепость? Да, но обороняться от подобных вымыслов весьма и весьма нелегко: Капферер напоминает в этой связи, что в отношении слухов, сплетен и т. п. часто сохраняет силу положение, касающееся новостей вообще: хорошие новости - это не новости. Как установил Капферер, жажда негативных известий у многих явно сильнее, нежели их готовность воспринять «обычные», не сенсационные факты.

Тому, кого однажды протащили через кухню слухов, трудно очистить жилетку от жирных пятен, даже если она и была безупречно белой, отмечает Капферер. Но это, разумеется, не означает, что со слухами не следует бороться, что ложь и выдумки не надо опровергать. Только делать это следует взвешенно, спокойно, не горячась. Тогда истина легче побеждает сплетню и ложь.

Журнал «ШПИГЕЛЬ»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК