ВОЗМОЖЕН ЛИ ВТОРОЙ ЧЕРНОБЫЛЬ

18 октября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 42, 18 октября-25 октября 1996г.
Отправить
Отправить

Нынешней осенью призрак чернобыльской трагедии вновь обрел свои устрашающие очертания, всколыхнув убаюканное сознание как наших сограждан, так и мирового сообщества...

Нынешней осенью призрак чернобыльской трагедии вновь обрел свои устрашающие очертания, всколыхнув убаюканное сознание как наших сограждан, так и мирового сообщества. Чернобыль не дает забыть о себе, возвести глухую стену забвения, напоминая о таящейся во чреве «саркофага» опасности и высокой степени риска.

Несколько дней назад на встрече экспертов Украины и стран «большой семерки» по вопросу закрытия ЧАЭС в Париже после длительного переговорного марафона наконец-то был достигнут определенный результат. Стороны, в частности, пришли к мнению о нецелесообразности строительства над бывшим четвертым реактором ЧАЭС второго укрытия в том виде, в котором предлагал международный консорциум «Альянс». Большинство экспертов согласились с тем, что главным заданием при преобразовании объекта «Укрытие» в экологически безопасное состояние должно быть извлечение из него ядерного топлива. Понятно, это требует иных подходов и технических решений, а также иного финансирования.

С тем фактом, что объект «Укрытие», согласно заключению ученых, представляет потенциальную ядерную опасность, приходится считаться. Зафиксированное не единожды в сентябре «увеличение плотности потока нейтронов» заставляет бить тревогу. То, что похоронили под «саркофагом» десять лет назад (и благодушно умыли руки - пусть там себе под толщей бетона потихоньку распадается хоть тысячу лет!), оказалось, ведет себя очень подозрительно, оно продолжает существовать и, как кто-то тонко заметил, даже начало размножаться.

Что там происходит и к чему это может привести? Многочисленные объяснения, в т.ч. наших академических авторитетов, не дают исчерпывающих ответов (см. «ЗН», №39). Резко изменившееся состояние топливосодержащих масс (поначалу очень твердая стекловидная лава заметно «постарела» - растрескалась, размягчилась) не находит объяснения ученых. Вообще трудно понять: как может не представлять какой-либо угрозы для населения потенциально ядерноопасный объект? Да разве не убеждали нас в свое время, в частности, научные светила, что ядерная энергетика абсолютно безопасна?

По мнению специалиста в области термодиффузионных процессов, кандидата технических наук А.Ковалевского, существующий «саркофаг» угрожает новой, еще более страшной катастрофой. Термоядерный взрыв огромной разрушительной силы на четвертом блоке ЧАЭС неизбежен, считает Анатолий Федорович. И нужно предпринимать срочные меры, поскольку времени осталось мало. Столь мрачный прогноз он базирует на конкретных доказательствах.

Итак, предоставим слово А.Ковалевскому:

- Начну с того, что, исследуя состояние радиоактивной массы разрушенного блока ЧАЭС и прогнозируя его состояние на будущее, современная наука в лице Национальной академии наук Украины и Академии наук бывшего Союза предполагала постепенное снижение ее радиоактивности за счет радиоактивного распада находящихся там трансурановых элементов и постепенное выравнивание плотностей всех веществ этой неоднородной массы, основываясь при этом на представлении явления диффузии как на «процессе выравнивания плотностей соприкасающихся веществ, при котором перенос массы происходит в сторону уменьшения ее плотности при самостоятельном перемешивании молекул, обусловленном тепловым движением этих молекул и градиентом концентрации примеси» (согласно первому уравнению Фика).

При этом радиоактивность в наиболее активных зонах этой массы должна была бы также снижаться за счет диффузионного перемешивания элементов и понижения концентрации ура-

на-235 и плутония в них, с одновременным понижением температуры в этих зонах за счет уменьшения количества активных атомов, выделяющих вместе с радиоактивным излучением тепловую энергию.

Одновременно в менее активных зонах этот же процесс должен был бы протекать в обратном направлении до тех пор, пока концентрация всех элементов, в т.ч. и активных, не выравняется по всей массе вещества четвертого блока при одновременном выравнивании и температуры этой массы. В дальнейшем по всей массе блока должно было бы происходить постепенное и равномерное снижение радиоактивности и температуры за счет радиоактивного распада радиоактивных элементов массы.

Именно эта модель развития процессов в радиоактивной массе четвертого блока ЧАЭС и принималась за основу при разработке в 1991 г. технического задания на проект «Укрытие-2». На основе вышеизложенного предполагалось, что радиоактивная масса четвертого блока будет вести себя тихо и спокойно в течение столетий.

Но в действительности поведение этой радиоактивной массы оказалось далеко не таким спокойным. На самом деле - в блоке наблюдаются процессы, в корне отличающиеся от описанных выше. Несмотря на усиленное охлаждение всей массы четвертого блока жидким азотом в некоторых активных ее зонах наблюдается постепенное повышение температуры и радиоактивности. Это непосредственно указывает на то, что в этих активных зонах происходит постепенное увеличение концентрации активных элементов урана-235 и плутония. То есть процесс перераспределения элементов в массе вещества четвертого блока происходит в противоположном предполагаемому наукой направлении.

И причиной такого грубого несоответствия расчетов и реальности в четвертом блоке ЧАЭС явилось пренебрежение исследователями вторым слагаемым во II уравнении Фика при наличии градиента температуры, то есть пренебрежением вклада в диффузионный процесс градиента температуры, который в активных зонах массы достигает очень больших величин. Исследователи также не приняли во внимание такой очень важный для диффузионных процессов фактор, как очень малая диффузионная подвижность тяжелых трансурановых элементов по сравнению с диффузионной подвижностью остальных, более легких, элементов таблицы Менделеева, которые более активно диффундируют под воздействием тепла радиоактивного распада из более горячей активной зоны в более холодную зону, то есть на периферию активных зон, тем самым очищая эти зоны для чисто трансурановых элементов. При этом трансурановые элементы также диффундируют относительно друг друга и располагаются слоями вокруг центров с наиболее активным тепловым излучением (см. рисунок).

Очень важно, что наряду с этим диффузионным процессом, под воздействием радиоактивного облучения урана-238, происходит наработка нового урана-235, плутония, а также и других элементов группы актиноидов в количествах, значительно превышающих количество распадающихся атомов этих элементов. То есть количество боевого урана-235 и плутония в активных зонах массы четвертого блока постоянно увеличивается.

Достаточно одного взгляда на приведенный выше рисунок, чтобы заметить его полнейшую аналогию с обыкновенной атомной бомбой, детонатором для которой могут быть какие-либо из элементов группы актиноидов, самовзрывающихся при достижении ими критической массы.

Теперь я хочу обратить внимание ученых-ядерщиков на проблему поведения при ядерном взрыве различных изотопов (а это порядка 3-5 тысяч тонн), наработанных в четвертом блоке из поглотителей за 10 лет непрерывного радиационного облучения. На основании последних разработок у меня есть все основания утверждать, что при ядерном взрыве эти изотопы будут самым непосредственным образом участвовать в цепной реакции, что, естественно, многократно увеличит мощность ядерного взрыва тех 165 тонн урана и плутония радиоактивной массы четвертого блока. А это значит, что сила ядерного взрыва будет колоссальной, даже без ядерного топлива 1, 2, 3-го блоков и запаса ядерного топлива, хранящегося на складе ЧАЭС.

С учетом огромного количества плутония и урана-235, имеющихся на ЧАЭС, этот взрыв (упаси, Бог, такому случиться) может вызвать цепную реакцию взрывов реакторов на расположенных очень близко друг от друга вдоль Днепровско-Бугского разлома других атомных электростанциях. Катастрофа такого масштаба неминуемо приведет практически к полному уничтожению Украины и всей Европы, после чего на Земле на долгие годы наступит так называемая «ядерная зима», которая полностью уничтожит всю нашу цивилизацию. Модель такой «ядерной зимы» уже давно обоснована наукой.

К выводу о неизбежности ядерного взрыва в «саркофаге» я пришел еще 30 декабря 1992 года. 11 декабря 1993 года сообщил о грозящей нам опасности в газете «Вечерний Киев». Но, поскольку мое сообщение не вкладывалось в рамки политики официальной «большой» науки, на него просто никто не обратил внимания. Хотя нет. Это не совсем так. Все-таки кое-что за прошедшие три года было сделано.

Мое открытие полностью и безоговорочно подтвердили не только физики-термодиффузионщики Японии, на которых я ссылался в докладной записке Президенту, но также и ученые-физики США, Англии, Франции, Германии и МАГАТЭ, о чем они после тщательного анализа состояния четвертого блока ЧАЭС в марте-июне 1994 года доложили своим правительствам, и уже 8 июля 1994 года высшие руководители стран «большой семерки» в Неаполе принимают решение о немедленном закрытии ЧАЭС. Но поскольку Украина последние несколько лет находится в глубочайшем экономическом кризисе, она оказалась не в состоянии выполнить это решение, в основном по материальным причинам. Итак, за два с половиной года со дня принятия неапольского решения закрытие ЧАЭС так и не состоялось и сам вопрос увяз в бесконечных правительственных переговорах между Украиной, с одной стороны, и странами «большой семерки» с Европейским сообществом, с другой стороны. И это при том, что любое промедление с решением этого вопроса грозит смертью сотням миллионов жителей Европы.

Вторым очень важным результатом по моей докладной записке была генеральная ревизия и расчистка свалок и могильников радиоактивных отходов, устроенная минобороны России в октябре-декабре 1993 года. Это и выброс в октябре 1993 года радиоактивных отходов в Японское море, и многие другие мероприятия, предпринятые Россией и другими ядерными державами в этом направлении после получения, наконец (более чем через 30 лет), объяснения причины термоядерного взрыва под Челябинском. Сведения об этом открытии Россия получила через Курчатовский институт, курирующий четвертый блок ЧАЭС. Другие же ядерные страны получили эту информацию после опубликования моей статьи.

Третьим очень важным результатом была отмена строительства нового могильника «Укрытие-2», рассчитанного на хранение радиоактивной массы четвертого блока ЧАЭС в течение сотен и даже тысяч лет. И это при том, что работы в этом направлении велись в Украине полным ходом и к моменту подачи Президенту мной докладной записки на международный конкурс «Укрытие-2», проводимый правительством Украины, было уже представлено 394 проекта могильника.

Четвертым, и как я представляю, важнейшим результатом является то, что за прошедший период (в 1994 году) мне удалось разработать технологию полной нейтрализации радиоактивных отходов, а также продуктов радиоактивного распада, которая позволяет решить проблему полной нейтрализации всей радиоактивной массы четвертого блока ЧАЭС в очень сжатые сроки и со сравнительно небольшими затратами.

Теперь хотел бы обрисовать свое видение тех процессов, которые сейчас происходят в радиоактивной массе четвертого блока.

Полагаю, что рост концентрации урана в воде, который наблюдается за последние полтора года, однозначно указывает на рост концентрации урана в одной из точек твердой фазы радиоактивной массы блока (именно о таком ходе событий я и предупреждал всех еще в 1993 году) и на то, что эта точка находится на границе твердой массы и воды, и уран, частично растворяясь в воде, уменьшает свою концентрацию в этой точке. Это говорит о том, что нейтронное излучение идет не из этой точки.

Скорее всего, и даже наверное, ?-распад и связанное с ним нейтронное излучение, вызванные диффузионным повышением концентрации урана-238, урана-235 и плутония, идут из совершенно другой точки твердой массы блока, которая не омывается водой. Именно эта точка и представляет собой главную опасность, поскольку здесь в результате нейтронного облучения происходит ускоренный распад урана-238 с образованием новых урана-235, плутония и америция, что в свою очередь увеличивает нейтронный поток и так далее, с нарастающей скоростью. (Разрыхление твердой массы блока убедительно подтверждает именно эту модель процесса.)

При этом необходимо учитывать, что нейтронный поток также означает наработку в этой точке и америция, который может быть детонатором для плутония и урана-235 при достижении ими критической массы, что крайне опасно!!!

Таким образом, вода в четвертом блоке ни в коей степени не является причиной ухудшения радиационной обстановки и даже наоборот - несколько улучшает ее в одной из точек концентрации урана.

Далее необходимо также учитывать, что для начала цепной реакции не обязательно наличие давления в каком-то замкнутом объеме, что имеет место в атомной бомбе. Так что успокаивать нам себя и других в этом плане явно не следует. И атомный взрыв под Челябинском на свалке радиоактивных отходов это подтвердил. Хотя и такие условия в твердой стекловидной массе четвертого блока имеются.

Времени у нас остается очень мало, и поэтому необходимо действовать немедленно. Не обсуждать проекты сооружения еще одного укрытия или глубинного захоронения четвертого блока ЧАЭС (это ж надо до такого додуматься - добровольно копать себе взрывоопасную могилу!), а, следуя здравому смыслу, срочно осуществлять вариант «Зеленая лужайка», предусматривающий полную разгрузку этого блока от радиоактивной массы, с последующей его нейтрализацией.

Я убежден, что никакой консорциум «Альянс» с его мощнейшими международными корпорациями не решит эту проблему. Наша поговорка, что «гуртом і батька добре бити», здесь явно не подходит.

Необходимо помнить, что в 1986 году проблему Чернобыля решил, по существу, один человек - академик Легасов.

Как ни плохи дела сейчас на четвертом блоке ЧАЭС, выход из этой ситуации все-таки есть. Мною разработана предельно рациональная технология полной разборки и полной нейтрализации всей радиоактивной массы (а это около 30 тысяч тонн) четвертого блока ЧАЭС с максимальной в этих условиях безопасностью для обслуживающего персонала и с предельной дешевизной самого проекта.

И если до декабря 1996 года будет открыто финансирование проекта, то уже не позднее декабря 1997-го основные работы по нейтрализации этой массы могут быть закончены. (При этом мой проект предусматривает дальнейшую эксплуатацию ЧАЭС после ее соответствующей мировому уровню модернизации.)

По очень многим причинам, не личного порядка, о деталях технологии и всего проекта разборки в целом я хотел бы сообщить на заседании Шведской Королевской академии наук как наиболее объективной и не зашоренной никакими меркантильными интересами научной организации мирового сообщества, выработавшей свой объективизм в течение столетия в ежегодных решениях по присуждению Нобелевских премий в области физики и химии. На это заседание мне представляется возможным и необходимым приглашение для самого серьезного обсуждения и экспертизы проекта ведущих ученых - физиков, атомщиков и диффузионщиков из других стран мирового сообщества.

Полагаю, уместно добавить, что к жуткому открытию о неизбежности термоядерного взрыва на четвертом блоке ЧАЭС я пришел более трех лет назад. До этого у меня уже было разработано два десятка новейших диффузионных технологий. На одну из этих двадцати технологий (в области металлургии) у меня имеется авторское свидетельство на изобретение с годовым экономическим эффектом порядка пяти миллиардов рублей (в тогдашних ценах). За это изобретение я получил аж 50 рублей. В результате желание заниматься оформлением патентов на остальные технологии у меня исчезло.

По моим подсчетам, на ликвидацию и нейтрализацию собственно самого четвертого блока ЧАЭС, а также на модернизацию (переоборудование) первого, второго и третьего блоков ЧАЭС для обеспечения ее надежной и безопасной работы в будущем, необходимо будет порядка 30 млрд. долларов США.

В целом для «большой семерки» это не такие уж большие деньги. И я считаю, что в связи с указанной мною выше страшной ядерной опасностью Чернобыля для всего человечества любой торг в этом вопросе и затяжка во времени не только неуместны, а преступны.

А теперь несколько слов о том, почему А.Ковалевский обратился с этой научной проблемой в прессу, а именно - в «Зеркало недели». Не только потому, что он уважает наш еженедельник за объективность и непредвзятость, но и потому, что обращения в высшие государственные и научные инстанции остались фактически без ответа. Обстоятельного научного рассмотрения его заявления не удостоились. Содержание лаконичного ответа из НАНУ за подписью ее вице-президента В.Барьяхтара сводится к тому, что гипотеза Ковалевского не представляет серьезного научного интереса. Но, допустим, даже если ученый прав лишь на тысячную долю процента, проблема заслуживает самого что ни на есть серьезного рассмотрения, с привлечением ученых мирового класса в области физики. Поэтому страшно не только от обрисованных А.Ковалевским перспектив, но и от самонадеянности авторитетов, беспечности политиков и руководства страны.

Неужто и в самом деле близок «страшный суд»?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК