ВОСТОЧНЫЕ «СЛАДОСТИ» ДЛЯ ПРЕЗИДЕНТА УКРАИНЫ

07 мая, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 18, 7 мая-16 мая 1997г.
Отправить
Отправить

«Знаете, есть такой подход: золотые яйца в одну корзину не кладут...» Из телеинтервью госминистра Анатолия Минченко В апреле - начале мая в горах Туркменистана разгар охоты на архаров...

«Знаете, есть такой подход:

золотые яйца в одну корзину не кладут...»

Из телеинтервью госминистра Анатолия Минченко

В апреле - начале мая в горах Туркменистана разгар охоты на архаров. По свидетельству очевидцев, зрелище это незабываемое. Правда, есть один нюанс. У ловких и выносливых до невероятности горных козлов есть особенность: практически всегда они почему-то мчатся в сторону выстрела. Мчатся лавиной. Неопытного охотника на бегу могут растоптать даже раненые животные...

Одна из резиденций президента Туркменистана - пожалуй, самый живописный оазис - расположена в Ферюзе, совсем рядом с охотничьими тропами. А вот новая роскошная резиденция Туркменбаши, строительство которой обошлось туркменской казне в несколько сотен миллионов долларов, находится в центре столицы Туркменистана.

Но, вероятно, побаловать взор восточной роскошью, как и испытать острые ощущения охотничьего азарта Леониду Даниловичу Кучме, официальный визит которого в Ашгабат перенесен туркменской стороной с 5-6 мая на неопределенный срок, в ближайшее время не придется. Тем самым создан диппрецедент. Конечно, в новом дворце Сапармурата Ниязова Леонид Кучма со временем может быть желанным гостем. Но, сами знаете, дорога ложка к обеду...

Обед: званый

и незваный

Помните высказывание о том, что завтрак стоит съесть самому, обед - разделить с друзьями, а ужин - отдать врагу? О «газовом» завтраке Украины и Туркменистана «Зеркало недели» писало неоднократно. С 1992 года, как оказалось, каждый «давился» на свой лад. Украина искала пути диверсификации источников импортных энергоресурсов; Туркменистан (практически с тем же успехом) - пути диверсификации экспорта своего газа. Словом, «газовый завтрак» у обоих был крайне скуп.

По многим причинам Украина и Туркменистан с конца 1993 до начала 1996 годов пытались, образно говоря, вместе пообедать. Украина стремилась импортировать туркменский газ наряду с российским, а Туркменистан пытался этот газ наконец-то продать, то есть получить за свой экспортный товар (который, между прочим, обеспечивает до 60% доходов бюджета страны) если не реальные деньги, то хотя бы украинские товары и услуги на сумму стоимости поставляемого в Украину газа. При этом Ашгабат был максимально лоялен к прежним украинским долгам за газ и даже реструктуризировал их часть, поднакопившуюся за 1993 год - 723.44 млн. долларов (кстати, льготный период этого кредитного соглашения закончился и в 1997 году Киев должен начать реальные выплаты основной суммы долга по этому документу). Была также отсрочена выплата задолженности за туркменский газ, поставленный в Украину в 1994 году.

По информации министра финансов Игоря Митюкова, на 1 января 1997 года внешний государственный долг Украины составлял 8.839 млрд. долларов США. Из них «газовые» долги российскому «Газпрому» и Туркменистану - 4.205 млрд. долларов.

Государственные предприятия и комитеты, как, например, «Укрресурсы», благополучно брали обязательства погашать задолженность (товарами и услугами, в частности по разведке и обустройству газовых месторождений Туркменистана) за туркменский газ. И так же благополучно их не выполняли или выполняли едва ли на 50%. Потом, если помните, в 1994 году была эпопея с корпорацией «Республика», которую под свои гарантии уполномочило правительство Украины заниматься оплатой туркменского газа. Так до сих пор и остается непонятно, чем закончилась эта история. Затем появлялись и исчезали еще несколько газотрейдеров и те же «Укрресурсы». Но с погашением долгов легче не становилось. И Ашгабат аккурат раза два-три в год перекрывал поставки своего газа в Украину. Затем снова договаривались, и снова не выполняли обязательств. Словом, хоть и была Украина для Туркменистана званым гостем к «газовому» обеду на двоих, взаимоприятно оттрапезничать обеим так до сих пор и не удавалось.

Отчаявшись, так сказать, сварить кашу с Украиной и ее представителями, Ашгабат принял предложение российского «Газпрома» и корпорации Itera отобедать втроем. Кстати, когда было подписано соглашение о создании туркмено-российского АОЗТ «ТуркменРосгаз», и в 1996 году экспортом туркменского газа (в том числе и для нас) занялась Itera, у Украины еще был вполне реальный шанс поучаствовать почти что на равных в освоении нефтегазовых промыслов Туркмении. Но у Киева снова не сложилось с коллективной трапезой. А о своих газовых проектах Туркменбаши в октябре 1996 года ездил договариваться к Борису Ельцину в Барвиху, а не в Киев к Леониду Кучме (см. «ЗН» от 19 октября 1996 года - «Почему Турменбаши едет в Барвиху, а не в Киев»).

Впрочем, и после всего этого министр ресурсов и торговли Туркменистана Халназар Агаханов в интервью «ЗН» (см. номер от 2 ноября 1996 года) сказал: «Вообще в развитии нефтегазовой отрасли Туркменистана, в освоении углеводородных ресурсов для всех дверь открыта... Место для наших украинских друзей тоже здесь есть. Просто нужно активнее к этому вопросу подключаться и быть более настойчивыми».

И «украинские друзья» не заставили себя долго ждать. Серия различных визитов в Ашгабат увенчалась подписанием 14 апреля 1997 года протокола о прямых поставках туркменского газа в Украину (о предыстории этого исторического документа «ЗН» рассказывало в трех последних номерах).

Откровения украинского министра

(желаемое)

Если есть намерение бесповоротно сломать карьеру высокого правительственного чиновника, достаточно, наверное, предложить ему заняться диверсификацией источников импорта энергоносителей. И тогда его не спасут ни личные связи, ни деловая сметка, ни дипломатия. Такой вывод напрашивается после всего, что проделал за последние несколько месяцев госминистр Анатолий Минченко, пытаясь договориться о прямых закупках туркменского газа.

«Ну вот вы напомнили мою поездку в Ашгабат, я вам скажу, мы подписали протокол, по которому уже к концу 1997-го и в 1998 году и на все оставшиеся периоды мы будем работать вместе с Туркменией, так, будем говорить, в одной упряжке по разведке, добыче, обустройству, прокладке газопроводов, реконструкции НПЗ и газоперекачивающих станций - это все в комплексе будет выполняться вместе с Туркменией, и газовые ресурсы будут поставляться в Украину».

Так обозначил договоренности с Туркменистаном в своем телевизионном интервью неделю спустя после подписания украинско-туркменского протокола государственный министр Анатолий Минченко. Договоренности, которые должны были превратиться в совместные проекты и программы в ходе визита президента Леонида Кучмы в Ашгабат. Визит планировался на 5 и 6 мая. Но за несколько дней до этого в Киев пожаловали два самых влиятельных министра туркменского правительства, ведающие газовым комплексом, ресурсами и торговлей (в частности уже знакомый нам Халназар Агаханов). А вслед за ними - нота МИД Туркменистана, в которой Украине якобы предлагалось - перед подписанием каких бы то ни было украинско-туркменских соглашений в ходе визита Л.Кучмы - выплатить «газовые» долги в несколько сот миллионов долларов...

В итоге вместо визита президента Украины, гласности предано интервью опять же Анатолия Минченко. Только на этот раз «Интерфаксу». (Ну и работенка у госминистра: не столько сделал, сколько приходится объясняться...) А.Минченко совершенно резонно заявил, что: «Расчет по поставкам туркменского газа - это вопрос субъектов хозяйствования, и никакого отношения к правительству Украины не имеет». По его словам, правительство могло бы оказать организационную помощь в решении проблемы выплаты долгов предприятий за поставки туркменского газа.

Как сообщает «Интерфакс-Украина», А.Минченко отметил, что долг по поставкам туркменского газа в Украину в 1996 году составил 205 млн. долларов. «Долг корпорации Itera», - уточнил госминистр, которого поддержал и премьер.

Чей должок-с?

(ближе к действительности)

Не уверена, что нижеследующее есть абсолютной причиной, из-за которой разгорелся украинско-туркменский газовый сыр-бор и фактически сорван визит Леонида Кучмы в Ашгабат, но даже очень может быть, что эта версия близка к истине.

Но сначала вспомним: в чем собственно состоял смысл протокола, подписанного А.Минченко в Туркменистане. Кроме того, о чем он сам рассказал в интервью, в том же документе есть четко оговоренный момент: прежде чем пойдет речь о прямых поставках туркменского газа (т.е. без посредничества корпорации Itera и компании «Итера-Украина»), «правительство Украины согласилось в течение второго квартала, начиная с 1 мая 1997 года, обеспечить расчеты за недопоставку продовольственной пшеницы, предусмотренных постановлением Кабинета министров Украины от 25 мая 1996 года...»

Вот мы обнаружили часть долга Туркменистану, который, как неоднократно писали, числится за той же корпорацией Itera. Формально в самом деле это не государственный долг Украины. И, наверное, у правительства были какие-то основания прежде не отгружать пшеницу трейдерской корпорации, несмотря на свое же постановление. А тут, оказывается, и зерно найдется... Согласилось правительство. Впрочем, оно согласилось это сделать еще год назад. Но потом выяснилось, что это проблемы газотрейдера... Сумма этой части долга составляет на сегодня(в зависимости от сорта пшеницы) приблизительно от 40 до 60 млн. долларов - по информации газотрейдерской корпорации.

Теперь второй, наверное, самый интересный момент. В том же протоколе от 14 апреля говорится, что в течение 10 дней ТРАО «ТуркменРосгаз» (как поставщик и владелец туркменского газа в 1996 году) и холдинговой компании «Укргаз» поручено «провести сверку объемов поставленного, но неоплаченного газа. При выявлении неоплаченных объемов газа украинская сторона окажет содействие расчетам по ним».

Заметим, что десятидневный срок (если вести отсчет со дня подписания протокола) истек 24 апреля. В это период и вплоть до 4 мая в Киеве находилась туркменская делегация, дабы согласовать в частности неоплаченный объем туркменского газа, использованного в 1996 году.

В этот же период готовился визит Л.Кучмы в Ашгабат...

Прямо скажем, выявить поставленный, но неоплаченный объем газа - затея интересная. И, представьте, таки выявили - 2 млрд. 100 млн. кубометров. Украинская сторона (в лице газотранспортных предприятий и двух обладминистраций) фактически признала, что этот газ, направленный в адрес корпорации Itera и компании «Итера-Украина», использован - без контрактных договоренностей - предприятиями Донецкой и Харьковской областей. Все, кто участвовал в поиске «утерянного» в Украине газа, подписали соответствующий документ и согласились, что надо вернуть если не корпорации Itera (как продавцу газа, принадлежащего ТРАО), то вообще Туркменистану стоимость тех самых 2,1 млрд. кубометров газа.

Согласиться-то согласились, но...когда госминистр А.Минченко увидел эту цифру в документе, он по каким-то причинам не стал его подписывать. Так что, выходит, никакой это не документ о «найденном» туркменском газе. И, значит, стороны не договорились?

Когда представители Туркменистана «нашли» свой газ, они, понятно, попросили его оплатить. И когда не договорились, то в Киев была направлена нота МИД Туркменистана, где якобы напоминалось о гарантиях оплаты этого газа. И требовалось это не от корпорации Itera (она его никому, выходит, не продавала), а от украинской стороны вообще. Требовалось на том основании, что, как цитировалось выше, г-н Минченко подписал 14 апреля протокол, согласно которому украинская сторона «окажет содействие расчетам». Если предположить, что при подсчете стоимости «найденного» газа исходили из того, что 1000 кубометров газа стоит 80 долларов, то получается, что сумма этого долга немногим менее 170 млн. долларов.

Теперь вспомним, что госминистр подчеркивал, что долг за туркменский газ - 205 млн. долларов. Подсчитаем (конечно, приблизительно) стоимость неотправленного в Ашгабат зерна и стоимость «найденных» 2,1 млрд. кубометров туркменского газа. Сумма не совпадает точно с названной А.Минченко, но порядок, в принципе, тот.

И теперь зададимся вопросом: так чей это долг? Может быть, именно его выплату просили гарантировать туркмены? Может быть, с учетом вышеописанного они поступили логично?

На фоне этого несколько странно звучат заявления А.Минченко о том, что ни о каких гарантиях речь не идет. Ведь Туркменистан, вероятно, просил выполнить украинскую сторону свои обещания. Хотя, конечно, газ числился за газотрейдерской корпорацией, которой в самом деле никто никаких правительственных или иных гарантий не давал. Поди тут разберись: кто что имел в виду и о каких именно гарантиях идет речь?

В связи с тем же протоколом от 14 апреля вспоминаются и иные гарантии - по оплате газа, который собирался покупать «Укргаз». Это тоже забавный сюжет, о котором стоит рассказать подробнее, но в следующий раз. Смысл в том, что и там с гарантиями пока что как-то не сложилось.

Газовики говорят, что на сегодня украинская и туркменская стороны теоретически почти разобрались во всем этом. Осталось только снова уточнить кое-какие детали. Вроде бы до конца года с туркменским газом в Украине все будет по-старому. А новая схема работы, мол, будет планироваться на будущий год. Заодно заговорили и о визите Леонида Кучмы в Ашгабат. Мол, возможно после 20 мая…

А до тех пор Президенту Украины ехать в гости к Туркменбаши как-то даже неудобно было. Все равно что бежать на звук выстрела…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК