ВОПРОС ПРИНЦИПА

23 апреля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 16, 23 апреля-29 апреля 2004г.
Отправить
Отправить

Господи, сколько того Мукачево, что оно в масштабах немалой страны? И сколько, прости Господи, нам надо Мукачев, чтобы мы наконец-то уразумели, в какой стране живем?..

Господи, сколько того Мукачево, что оно в масштабах немалой страны? И сколько, прости Господи, нам надо Мукачев, чтобы мы наконец-то уразумели, в какой стране живем? Вопрос, казалось бы, риторический — всяк, живущий в этом государстве давно и следящий за этой политикой пристально, должен был бы навсегда разучиться удивляться. Что ж, остается только отдать должное Виктору Медведчуку, в очередной раз восхитившись его умением изумлять.

«Я бы мог написатьсебе новую роль.
Но для этого мне слишком мил мой король…»

Может, клевещут злые языки — и вовсе не Виктор Владимирович, невидимый и неумолимый, стоял за черными куртками и черными воронками в черное воскресенье? Признаем, сомневающиеся были: слишком неожиданным даже для искушенных оказался откровенный разбой, учиненный в уютном (но, увы, далеко не мирном) закарпатском городке. Слишком уж не вязалось происшедшее с воспетым прессой имиджем тонкого интригана, изысканного комбинатора, искусного технолога. Как же так: пришли играть сложную шахматную партию — и получили битой по физиономии.

Немудрено, что многие лица, не питающие ни особых симпатий к лидеру СДПУ(о), ни особых иллюзий по поводу применяемых им методов, поначалу искали в случившемся подвох. А вдруг вдохновитель политического погрома — Виктор Янукович? Разве не в интересах премьера стравить Медведчука и Ющенко, спровоцировать жесткий контакт между «Нашей Украиной» и СДПУ(о)? Разве бесконечные мукачевские выборы — не лучший повод втянуть дорогих тезок в драку, оставшись при этом в стороне?

И почему, собственно говоря, организатором праздника мракобесия не мог оказаться Леонид Данилович? По силам ли было гаранту перманентной политической нестабильности в государстве спровоцировать подобный шабаш? Безусловно. Резоны? Давайте прикинем.

Хочет ли Кучма остаться Президентом еще на один срок? Что бы он заученно ни повторял в телекамеры, хочет. Слишком очевидно хочет. Может ли он победить на выборах? Вопрос. Слишком серьезный, чтобы даже такой самоуверенный человек, как Леонид Данилович, его себе не задавал. Известен ли ему эффективный способ быстрой подгонки уровня возможностей до уровня желаний? Скажем так, нам известны люди, убеждавшие действующего главу государства, что таковой способ имеется.

Одна из предлагавшихся технологических конструкций выглядела слегка громоздко, зато ее реализация позволяла бы Кучме одним залпом грохнуть трех жирных вальдшнепов. Во-первых, подмочить репутацию Виктора Ющенко — главного фаворита осеннего титульного боя. Во-вторых, серьезно поумерить аппетиты Виктора Медведчука, сохранив его при этом в своей команде. В-третьих, существенно улучшить собственный имидж, заодно переформатировав образ гаранта в образ арбитра, куда более выигрышный с точки зрения грядущей кампании.

Выглядеть это могло следующим образом. Леонид Кучма никоим образом не афиширует своего интереса к мукачевским выборам, однако дает региональным властям и руководству местных силовых структур установку — быть готовым к крайним мерам. При этом негласно Президент подыгрывает обеим сторонам — не мешает эсдекам взять под абсолютный контроль процесс формирования избирательных комиссий и одновременно мешает им (путем прямого воздействия на суд) убрать с дистанции Виктора Балогу. Президент заинтересован в наличии как можно большего количества нарушений на участках, а также в скоплении вокруг участков как можно большего количества людей. Людей, кровно заинтересованных в конечном результате и готовых к решительным действиям. Людей, разгоряченных борьбой, подогреваемых взаимной ненавистью и упоенных близостью такой долгожданной, такой принципиальной победы. Президент заинтересован в присутствии максимально возможного числа наблюдателей, журналистов и дипломатов — будущих свидетелей будущей бойни, свидетелей пристрастных и авторитетных.

При этом было бы совершенно безразлично, кто именно брал верх — Балога или Нусер. Перевес ставленника эсдеков или же лидерство выдвиженца «Нашей Украины» могли повлиять лишь на методику достижения цели — открытого столкновения сторонников «НУ» и ландскнехтов СДПУ(о). Очень желательно — с непосредственным массовым участием узнаваемых представителей двух названных политических сил. Необходимо было заставить противников, утомленных бесконечным и бесплодным состязанием, вылить друг на друга весь свой гнев, выплеснуть всю свою ненависть. Необходимо было спровоцировать драку и всячески способствовать ее превращению в побоище, бессмысленное и беспощадное.

Чего этим можно было добиться? Множества полезных для Президента последствий. Во-первых, появилась уникальная возможность продемонстрировать общественности, что в стране нет противостояния власти и оппозиции, а есть лишь противостояние двух кланов, возглавляемых Виктором Ющенко и Виктором Медведчуком. Кланов, рвущихся к власти и не брезгующих никакими средствами для достижения желанной цели.

Всем заинтересованным лицам предоставили бы неопровержимые доказательства. По центральным каналам прокрутили бы оперативно снятое кино, в котором главные роли сыграли бы известные политические актеры, представляющие соответствующие парламентские «труппы». А в центральные информационные агентства экстренно заслали бы основанный на оперативных данных комментарий главы СБУ, из которого следовало бы, что на стороне и тех, и других в уличных схватках принимали участие наемники из криминальной среды.

Второе. Ряд политтехнологов, играющих на стороне Кучмы, небезосновательно боялись массовых акций в исполнении «Нашей Украины». Кое-кто полагал их неизбежными и считал, что лучший способ уберечь власть от последствий — спровоцировать «улицу» самостоятельно, тщательно подготовить все необходимые организационные мероприятия и заставить радикальных противников режима выпустить пар раньше времени, до осени. Мукачево для этой цели подходило как нельзя лучше. С одной стороны, для «Нашей Украины» эта политическая схватка носила исключительно принципиальный характер, и высокая концентрация горячих оппозиционных голов была легко прогнозируемой. С другой — этот регион полностью находится под полным контролем власти, а потому (имея под рукой специально обученную милицию, а также хорошо подготовленные и неплохо прикормленные «бригады») не представляло сверхъестественного труда организовать уличные беспорядки в любом месте и в любом масштабе. Страна увидела бы «звериный лик» оппозиции, а сама оппозиция с некоторым опозданием увидела бы перед собой призрак 9 марта. Вдохновители описываемого плана уповали на повторение пройденного, надеясь, что, как и три года назад, открытый конфликт повергнет население в состояние шока, а оппонентов власти — в состояние комы. Тем более что далеко не все в команде Кучмы придерживаются высокого мнения об организации работы в «Нашей Украине» и не все верят в способность Ющенко мужественно, хладнокровно, четко реагировать на применение силы.

Третье. Концентрация внимания на персонах Ющенко и Медведчука (автоматически превращающихся в главных идеологов запланированной мукачевской бойни) давала Леониду Даниловичу уникальный шанс освежить свой изрядно подпорченный образ. Он вмешивался в конфликт на правах рефери. Он мог бы прошерстить ряды руководства МВД, демонстрируя отечественной и мировой общественности «искреннее» стремление разорвать тесную связь правоохранительных органов с криминалитетом. Он мог бы позволить себе снять Медведчука и несколько отмыть свою репутацию, «вылив» часть накопленного негатива на лидера эсдеков. Он становился бы борцом за нарушаемые права избирателей и попираемую законность. Он получил бы право говорить: «Смотрите, я еще не ушел, а уже что творится! Поглядите, чего они стоят. И представьте себе, что будет, когда кто-то из них придет к власти…»

Итог: перепуганный народ, парализованная оппозиция, обескрыленный Медведчук и обезображенный Ющенко. И Президент — весь в белом, по случаю торжественного восхождения на третий срок.

Кстати, о третьем сроке. Создатели рассматриваемой нами схемы подразумевали, что куратором данного политического проекта будет… Виктор Медведчук, отставленный, но не изгнанный. Предполагалось, что крутая «замазка» в мукачевских событиях лишит его не только некоторых амбиций, но и иллюзий, лишит свободы маневра, возможности раскладывать яйца в разные лотки и корзины. Окончательно превратившись в глазах абсолютно всех в воплощение абсолютного зла, он вынужденно убедится, что «без Кучмы для него жизни нет». И станет, безропотный и безопасный, работать на его очередное избрание, незаметно и неутомимо.

Не имеет смысла спорить о реалистичности этого плана, потому что, к счастью, он не был воплощен в жизнь. Или, если быть точным, воплощен лишь частично. И столь подробно остановились мы на нем только для того, дабы наш уважаемый читатель прочувствовал, что безусловно страшная действительность мукачевских выборов могла оказаться еще страшнее. Почему не оказалась? Президент в очередной раз не послушался своих советчиков? Не знаю, скорее прислушался к голосу разума. Ощутил всю меру будущей ответственности? Не совсем.

С одной стороны, четкое следование плану предполагало глубокое политическое утопление Медведчука. С другой стороны, четкое следование плану предполагало обязательное участие в его реализации Медведчука. Никому другому поручить такое Леонид Данилович не мог. Ну и поскольку Виктор Владимирович не относится к породе потенциальных самоубийц, речь шла о взаимоисключающих вещах.

Был и другой план. Более простой — плюнуть на все условности и сделать победителем того, кого хочется. Того, кого хочется Виктору Медведчуку. Чтобы Кучма убедился в необходимости применения подобной нехитрой модели, он должен был услышать примерно такие слова: «Леонид Данилович, вы сможете увидеть, как именно вас сделают президентом осенью 2004-го. Вас или того, на кого укажете, хоть Януковича. Но лучше вас…». И, судя по всему, Леонид Данилович эти слова услышал.

«Я выбежал за угол купить вина. Вернулся, а вместо дома — стена…»

Кому было выгодно то, что случилось? Да почти всем. Но лишь понемногу. Янукович после всего, что случилось, мог бы потирать руки. Но он этого не делает. По крайней мере публично. Наоборот, делает все от него зависящее, чтобы представители близкой ему фракции, не дай Бог, не внесли посильную лепту в одобрение антимедведчуковского постановления. Страх перед Президентом берет свое? Возможно, но столь же возможно и усиление страха перед Медведчуком. Во всяком случае, если судить по последним действиям премьера, не он заказчик мукачевского беспредела. Леонид Данилович тоже доволен. И тоже отчасти. С одной стороны, вся страна (во многом благодаря телеканалам, в том числе и тем, которые как-то внезапно осмелели) воочию увидела лицо власти. С другой стороны, кажется, не вся страна поняла, чье же это лицо. Имя Медведчука неделю полощут, министра внутренних дел размазывают тонким слоем по стенам Рады, а Леонида Даниловича (заметили?) особо-то и не поминают — есть раздражители посерьезнее. Отставки Президента не требуют, наоборот — к нему идет лидер возмущенной оппозиции требовать отставки руководителей МВД и АП.

А между тем все прекрасно понимают, что без непосредственного участия гаранта не обошлось. И сейчас, и раньше. Не забыли, по чьей милости Василий Петьовка лишился законной победы, кто расформировал Мукачевский городской и районный суды? Из-под чьего пера 26 декабря прошлого года вышел знаменитый указ «О мероприятиях по обеспечению конституционных прав граждан и нормализации жизнедеятельности г.Мукачево»? Тот самый указ, после которого объединенный эсдек Мирослав Опачко стал и.о. мэра и сделал все от него зависящее, чтобы в гортеризбирком не попал ни один представитель «Нашей Украины», а возглавил комиссию еще один представитель СДПУ(о) Юрий Переста.

Леонид Кучма был, если можно так выразиться, оператором, снимавшим сериал-триллер «Мукачевские выборы». Режиссером был Виктор Медведчук. Трудно подтвердить слух, что в ночь с 18 на 19 апреля руководитель президентской администрации экстренно вылетал в Ужгород, чтобы лично отдать все необходимые распоряжения главе Закарпатской ОГА Ивану Ризаку. Но легко поверить, что именно Виктор Владимирович той же ночью убедил своего шефа дать отмашку на силовой вариант. Без соответствующей санкции Президента Медведчук на такое бы не решился. И без соответствующих аргументов Медведчука Президент такое не разрешил бы.

Но раз Леонид Данилович дал «добро», невзирая на предупреждения авторитетных западных институций, невзирая на наличие представителей дипкорпуса и зарубежных журналистов, значит, Президент действительно готов сохранить свою власть любой ценой. Значит, мы вправе рассматривать мукачевское действо как микромодель президентских выборов. Мы вправе возлагать ответственность на власть в целом, а не только на отдельных, особо злобных персонажей. И вправе удивляться избирательной позиции некоторых особо добрых персонажей.

И все же, что собой представляет это самое Мукачево, чтобы там ломали свои копья столь заслуженные копьеметатели? С точки зрения черного бизнеса, довольно лакомый кусок — перевалочный пункт рядом с границей, через который туда-сюда снуют лес и наркотики, нелегальные мигранты и проститутки, грузы и деньги. Но, согласитесь, есть в Украине места и попритягательнее. Однако едва ли найдется другой такой регион, в котором столь жестко столкнулись интересы двух, пожалуй, самых влиятельных политических сил и двух самых непримиримых политических противников.

Эсдеки всегда считали Закарпатье своей вотчиной. Уход Виктора Балоги из ордена Алой розы в стан смертельного врага — случай экстраординарный, это будет даже покруче бегства Владислава Ващука из киевского «Динамо» в московский «Спартак». А Балога не просто ушел, он увел за собой (и, соответственно, из СДПУ(о)) группу глав районных администраций, он написал открытое письмо Президенту, в котором обвинил закарпатскую (читай, эсдековскую) власть в связях с криминалитетом. Он не просто слегка нарушил прочность социал-демократической политико-бизнесовой пирамиды и навредил имиджу всесильной организации. Он, как считают, эсдеки, плюнул им в душу. А это не прощают.

В том, что происходило, происходит и еще, наверное, долго будет происходить в Закарпатье, можно искать и находить политическую подоплеку. Но есть вещи, не поддающиеся законам формальной логики и политической целесообразности. В мире политического бизнеса не все покупается, но почти все продается. Все дело, как говорят сами политики, в «цене вопроса». Мукачево, как для эсдеков, так и для ющенковцев, — вопрос принципа. А принцип цены не имеет.

Медведчук убежден, что не имеет права уступать на «своем поле». Ющенко убежден, что имеет все права на «выездную победу». Тем более что проведенный четырьмя социологическими службами экзит-пол показал: большинство местных болеют за его команду. В таких матчах не бывает «договорок». В таких играх, как говорят футболисты, бывает только «заруба». Здесь не церемонятся с соперниками.

Есть основания считать, что СДПУ(о) рассчитывала выиграть на «классе». Разве не находились избиркомы под их контролем? Разве не готовились они к неоднократно откладывавшейся схватке как к самой последней? Разве не были свезены со всех концов «группы поддержки», представители которых отчего-то отчетливо смахивали на бандитов?

Но к «матчу смерти» готовилась и «Наша Украина». Технология, применяемая ею, оказалась на редкость эффективной — депутаты из «НУ», разбившись на пары, аккуратно «накрыли» все избирательные комиссии, пытаясь воспрепятствовать хотя бы серьезным нарушениям. И, как ни странно, этого оказалось достаточно. По предварительным прикидкам, Балога побеждал с огромным отрывом.

По словам представителей «Нашей Украины», близость желанной победы расслабила. Еще больше расслабила откровенная растерянность оппонентов из СДПУ(о), которые поспешили поздравлять противников с будущей пирровой победой. Вы хотите сделать Балогу мэром — на здоровье! Только пусть после победы сдаст депутатский мандат. Сдаст — станет фигурантом уголовного дела, со всеми вытекающими последствиями. А не сдаст — лишим статуса члена парламента через суд.

О возможности возбуждения дела против Балоги в случае его выигрыша в «НУ» знали. Почему шли на подобный риск? По тем же принципиальным соображениям. «Наша Украина» нуждается в победе, оглушительной и безоговорочной. А победителей, как известно, не судят.

Пораженческие настроения в стане врага заставили ющенковцев слишком рано уверовать в легкую викторию. Лукавили ли эсдеки, фактически признававшие свой неминуемый проигрыш вечером 18-го? Не думаю. Подозреваю, что они не были посвящены во все детали и многие из них не были готовы к тому, что началось позже. Но к этому наверняка был готов Виктор Медведчук. Для него исход мукачевских выборов был слишком принципиальным вопросом, чтобы информировать о запасном варианте слишком большое количество людей. Когда после полуночи поступила команда перейти к силовым упражнениям и в городе воцарилось самое настоящее бесправие, многочисленные соратники Виктора Владимировича по партии, по словам их коллег-депутатов из «Нашей Украины», были откровенно растеряны.

Именно эта растерянность поначалу сбила с толку нардепов из ющенковской команды. Она усилила их собственную растерянность. Так что штабные с Банковой были отчасти правы. Применение силы на какой-то момент дезорганизовало представителей «НУ», многие из которых уже отправились отдыхать после тяжелого дня, а некоторые, возможно, и праздновать победу. Находившиеся на руках дубликаты протоколов свидетельствовали об уверенной победе Балоги. Ее оставалось только зафиксировать. Ночные события снова подняли их на ноги и вернули на передовую, где начиналась политическая Варфоломеевская ночь и пировали бойцы невидимого фронта.

Отдадим должное — паника в рядах мукачевского десанта «НУ» длилась недолго. И к призывам отдельных горячих голов ответить ударом на удар трезвые головы «Нашей Украины» остались глухи. Мелкие стычки не переросли в побоище. А потому Ющенко и его команда, несмотря на официальный (хотя и нелегитимный) проигрыш, скорее в выигрыше. Она все-таки одержала победу по-своему не менее принципиальную. Хотя подкрепить ее парламентским постановлением, содержащим рекомендации об увольнении Виктора Медведчука и Николая Билоконя, не смогла.

«А потом я устал быть скотом…»

Прошла неделя — вопросы остались. Причем вопрос о том, кто именно будет окончательно и безоговорочно признан мэром многострадального Мукачево, как по мне, не самый принципиальный.

Вопросы о том, когда «Наша Украина» наконец-то вырастит квалифицированных кризисных менеджеров и научится (опять обратимся к футбольной терминологии) воплощать в голы собственное территориальное и игровое преимущество, в том числе и в Раде, — из разряда риторических.

А вот вопрос об отношении власти и оппозиции — из категории принципиальных. Предложить Билоконю занять место возле параши — не великий подвиг. Предложить подобное Кравченко года три назад было пострашнее. Дождемся ли мы того, что «Наша Украина» потребует от Президента взять на себя часть ответственности за происшедшее в Мукачево? Или нас ожидает очередной указ Президента, которым Балогу водрузят на мэрский трон не волей избирателей, а высочайшей милостью?

Непраздные вопросы — чего нам ждать от осенней кампании и хватит ли на всю страну бритых людей в черных куртках. В поисках ответа на них зададимся еще одним вопросом: «Люди, есть ли предел вашему терпению?»

Персонажи, похожие на бандитов, — лишь деталь, часть игры. В которой кто-то волен бесконечно изменять правила, если знает, что именно он сдает карты. И никогда не получает по рукам за неприкрытое шулерство.

Страшно осознавать, что на тринадцатом году независимости в стране, лидеры которой называют ее демократической и европейской, так делают политику — избивая народных избранников, громя избирательные участки, растаптывая народную волю и в глаза лицемеря. Но еще страшнее осознавать, что мы все это терпим.

Мукачевская история, в силу множества объективных и субъективных причин, описанных нами выше, стала последним тестом на демократию. Если народ и элита простят, итоги будущих президентских выборов можно оглашать хоть завтра. Если нет — страна имеет шанс. Выборы мэра небольшого населенного пункта стали моделью будущего всенародного выбора. Даже не так — стали экзаменом на право называться народом. Мукачевский народ этот экзамен пока выдерживает.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК