Украина перед выбором — каким он будет?

02 июля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 26, 2 июля-9 июля 2004г.
Отправить
Отправить

Сегодня стартует президентская предвыборная кампания. От ее результатов, без преувеличения, зависит будущее Украины...

Сегодня стартует президентская предвыборная кампания. От ее результатов, без преувеличения, зависит будущее Украины. Менее чем через полгода гражданам придется сделать выбор между кандидатами, с которыми связывают различное видение направления развития страны, ее экономических и политических приоритетов, внешнеполитических ориентиров. Объективное значение президентских выборов 2004 г., вес, придаваемый им украинским обществом и международным сообществом, заставляют задуматься над обстоятельствами, в которых они будут происходить, а также над их кратко- и долгосрочными последствиями.

На стр. 5—8 анализируются общая ситуация в государстве и обществе, ожидания граждан, связанные с выборами, делаются попытки прогноза хода избирательной кампании и результатов выборов.

Это не первый проект по предвыборной тематике, реализованный Центром Разумкова. Она нашла отражение в материалах круглого стола «Украина за год до президентских выборов» (декабрь
2003 г.), международного экспертного семинара «Приоритетные направления реформирования невоенного сектора безопасности Украины в современных условиях» (апрель 2004 г.), круглого стола «Внешний фактор на президентских виборах-2004» (май 2004 г.).

Круглый стол «Президентские выборы-2004: ожидания и прогнозы» был проведен Центром Разумкова совместно с представительством Фонда Конрада Аденауэра в Украине 24 июня 2004 г.

Украина приближается к президентским выборам. С ними граждане Украины связывают надежды на лучшее — они уже не верят в правильность и неизбежность пути, по которому десять лет ведет страну нынешняя власть. Они не считают экономические, социальные и нравственные проблемы, которые каждый день ставит перед ним жизнь, временными трудностями переходного периода. Они отчуждены от власти и не доверяют ей, но готовы принять участие в выборах, чтобы реализовать свое конституционное право на управление страной и добиться радикальных изменений.

Игорь Жданов
Игорь Жданов
Игорь Жданов

Потребность в изменениях приобрела системный характер; промедление может навсегда оставить Украину в серой зоне «полудемократических» стран.

Выборы-2004 будут отличаться от предыдущих президентских кампаний в Украине. В 1994 г. речь шла о коррекции политического курса, заданного предыдущим руководством, в направлении радикальных экономических реформ; в 1999 г. — об обеспечении неизменности и последовательности курса. Сегодня речь идет об избрании новой перспективы развития страны, нового качества как государства, так и общества. Речь идет о выборе между консервацией нынешнего состояния и его радикальным изменением.

Александр Литвиненко
Александр Литвиненко
Александр Литвиненко

В этом значение выборов для общества: оно получит ответ на вопрос, в каком государстве будет жить — правовом и демократическом или авторитарном. В этом же состоит значение выборов и для политической элиты: она получит ответы на вопросы — по каким правилам она будет жить, кто и как будет их устанавливать.

Сегодня предвыборная ситуация характеризуется высокой степенью неопределенности — в отношении как числа и персоналий кандидатов, так и электоральных настроений. Это обуславливается прежде всего нерешенностью вопросов баллотирования (или небаллотирования) действующего главы государства Л.Кучмы и проведения (или непроведения) политической реформы.

От решения этих вопросов в значительной мере зависит круг претендентов на пост президента, характер избирательного процесса, наличие и содержание четких, реалистических программ действий вероятных кандидатов.

Характер избирательной кампании будет определять состояние послевыборной Украины. Прежде всего — уровень легитимности новоизбранного президента как в стране, так и за ее пределами, а следовательно, уровень общественной поддержки его политики, отношение к ней со стороны международного сообщества, успех внешнеполитического курса страны.

В этой статье мы пытались найти ответы на главные вопросы, стоящие перед Украиной, — чего хотят избиратели от кандидатов, в состоянии ли кандидаты ответить на требования избирателей, каким будет характер кампании и кто имеет на сегодня наибольшие шансы на победу? И наконец последний, но один из главных вопросов — какой будет Украина после выборов?

Все оценки, утверждения и предположения, касающиеся электоральных настроений, построены на анализе результатов социологического мониторинга общественного мнения по состоянию на начало июня 2004 г.; не претендуют на абсолютную степень достоверности; предполагают, что избирательная кампания не будет разворачиваться по экстремальному сценарию.

Время утраченных возможностей: отдельные итоги десятилетия

Несмотря на мощную пропагандистскую риторику об экономических успехах и общей стабильности, украинское общество довольно скептически оценивает происходящие в стране процессы. Согласно результатам социологических опросов, большинство граждан считают: ситуация в стране развивается в неправильном направлении.

Одна из главных причин такой оценки — колоссальное несоответствие между намерениями, провозглашенными властью 10 лет назад, и реальными результатами ее деятельности. Сегодня никто не помнит, что обещала власть на прошлых президентских выборах, но большинство граждан убеждены — улучшения произошли не благодаря, а скорее вопреки ее действиям. Граждане ничем власти не обязаны и на нее не рассчитывают, поскольку она не способна (или не хочет) создать нормальные условия жизни людей.

Из года в год острейшими проблемами украинского общества остаются бедность и безработица. Именно в такой последовательности, поскольку в Украине наличие работы от бедности не спасает. Официальный минимальный размер заработной платы — почти вдвое меньше прожиточного минимума трудоспособного человека. Задолженность по зарплате уже длительное время неизменно составляет свыше 2 млрд. грн. Трудовая миграция достигла семи миллионов человек — почти трети трудоспособного населения.

Ситуация не изменилась, несмотря на оживление экономики и рост ВВП в течение нескольких лет. Незначительное повышение зарплат и пенсий немедленно поглощается ростом так называемых монопольных цен — на коммунальные и транспортные услуги, энергоносители, товары первой необходимости; сохраняется пропасть между сверхбогатыми, настоящего количества которых не знает никто, и нищими, которых даже по официальной статистике — более четверти населения.

Иными словами, успехи украинской экономики дают минимальный социальный эффект. Между тем, на экономические реформы в свое время возлагались большие надежды. Конечная их цель усматривалась в создании социально ориентированной рыночной экономики — фундамента демократического общества. Однако реальные рыночные изменения выглядят чрезвычайно уродливо.

Приватизация, призванная создать мощный класс собственников, дать толчок развитию малого и среднего предпринимательства, превратилась фактически в распределение национального достояния среди небольшого круга групп и лиц. Самое активное участие в этом разделе приняла бывшая партийно-хозяйственная номенклатура в тандеме с лидерами криминального бизнеса. Многие стратегически важные предприятия были проданы за бесценок; над оставшимися в государственной собственности — установлен контроль лояльных к власти финансово-промышленных групп, не предусматривающий никакой ответственности, но позволяющий, не инвестируя ни копейки, эксплуатировать производственные ресурсы и прятать прибыли в тень.

Созданная таким образом экономика получила название кланово-олигархической. Это название в определенной мере характеризует и состояние украинского общества. Оно все больше напоминает общества полуколониальных стран с бедным деградирующим населением, компрадорской буржуазией и коррумпированной политической верхушкой. На этом фоне разговоры об общечеловеческих ценностях, правовом государстве, гражданском обществе, демократии выглядят или кощунством, или наивными и неуместными. Олигархия по определению несовместима с демократией и не руководствуется потребностями общества. Смысл ее существования — обогащение благодаря власти и власть благодаря обогащению.

Главным результатом изменений в общественно-политической сфере стало почти полное отчуждение общества от власти. Власть отвела гражданам роль статистов и получила в ответ мизерный уровень уважения и доверия.

В сфере внешней политики не оправдались надежды на субрегиональное лидерство Украины, ее способность вести себя на международной арене самостоятельно и последовательно, исходя из национальных интересов. Зато так называемая многовекторность позволяет власти из года в год подменять ответственные стратегические решения декларациями и заявлениями, шатаясь, в зависимости от конъюнктуры, то на Восток, то на Запад. Как следствие, вместо интеграции в объединенную Европу Украина получила частичное невосприятие западного мира и перспективу Единого экономического пространства с надгосударственными структурами в будущем.

Остались нерешенными многочисленные проблемы в межнациональной и этнокультурной сферах. Провозгласив формирование украинской политической нации, власть не удосужилась элементарно разъяснить, ради чего, на какой основе и какими средствами это должно происходить, ограничившись положениями о гражданском мире и общественном согласии. Реально, на тринадцатом году независимости и десятом году правления нынешнего режима Украина имеет не политическую нацию, а неопределенное сообщество, объединенное фактически только государственными границами. Власти это удобно — поскольку население легко поддается манипулированию с ее стороны, но тяжело — мобилизации со стороны оппозиции.

Трудности до сих пор относят на счет «переходного периода». Между тем трансформационные процессы в Украине в основном завершились — отношения власти и собственности приобрели четко очерченные формы. Наивно надеяться, что кланово-олигархическая власть захочет ограничить себя правовыми рамками, и еще большей наивностью было бы считать, что ее господство является переходным этапом на пути к демократическому правовому государству.

Было бы несправедливо возлагать ответственность за нынешнее состояние страны лишь на властную политическую элиту. Она делает только то, что позволяет ей делать народ из-за своей пассивности. Значительная часть вины лежит и на оппозиционном крыле украинской политической элиты. И в борьбе за независимость, и в критике власти она постоянно ссылалась на волю и интересы народа, но выяснилось, что она плохо знает свой народ и ей не хватает доверия к нему. Она проявила неспособность к реальному сотрудничеству с обществом, за исключением отдельных региональных сегментов, где, в принципе, в особенной работе и не было необходимости. Большая же часть граждан Украины осталась за пределами влияния демократов.

Такое положение сохраняется и сейчас. Оппозиция проявляет неспособность рационально использовать протестные общественные настроения. В большинстве регионов кропотливая ежедневная политическая работа подменяется организацией разовых мероприятий, часто подготовленных на скорую руку. Так, после событий в Донецке много говорилось о злонамеренности местной власти, администрации Президента, о незаконной деятельности правоохранительных структур. Но мало кто обратил внимание на то, что киевские политики прибыли на практически неподготовленную почву, не обеспечив минимальную поддержку акции местной общественностью, в достаточной мере не учтя специфику региона. Между тем — причина проигрыша была именно в этом.

Мы хотим перемен?

От своих кандидатов мы не ждем ничего хорошего, но надеемся на лучшее.

Неизвестный избиратель

Подавляющее большинство (77%) граждан считают, что стране нужны радикальные изменения фактически на всех направлениях социально-экономической политики нынешней власти.

Неизменными, по мнению подавляющего большинства граждан, должны оставаться упрочение независимости Украины (77%) и развитие в ней демократии (75%). С этими убеждениями должен считаться каждый кандидат на пост президента Украины, и это опровергает прогнозы о решающем значении внешних влияний на ход и результаты выборов в Украине. Эти влияния, безусловно, существуют, но поле их маневра будет ограничено рамками определенных константных убеждений украинских избирателей.

Большинство (62%) граждан страны твердо намерены принять участие в выборах; почти
16% — близки к такому решению. Для каждого десятого участие в выборах будет зависеть от обстоятельств. Примерно столько же — настроены не голосовать (половина из них — не категорически); не определились — лишь 3% опрошенных. Следовательно, можно прогнозировать высокую явку граждан на президентские выборы.

Вместе с тем большинство желательные изменения с последствиями выборов не связывают. Только около четверти (24%) опрошенных считают, что после выборов жизнь обычных людей изменится в лучшую сторону; 36% — так не думают, 40% — не смогли определиться. Уже в этих ответах — недоверие к политикам и разочарование властью.

Среди факторов, которые в значительной степени повлияют на участие в выборах, 51% опрошенных отметили надежду на улучшение экономической ситуации, 48% — на уменьшение коррупции, 31% — на демократизацию общества. Вместе с тем, лишь 30% опрошенных убеждены: выборы действительно будут содействовать улучшению экономической ситуации, 17% — уменьшению коррупции; 27% — они будут содействовать демократизации общества.

Еще более выразительно различие между желательными действиями нового президента и уверенностью в том, что он к ним прибегнет. Так, желательными действиями является повышение пенсий и зарплат — этого хотят 97% граждан; однако уверены, что новый президент сделает это — 38%. Возврат сбережений: хотят — 96%, уверены — 22%. Решительная борьба с преступностью и коррупцией: хотят — 96%, уверены — 28%. Снижение тарифов на коммунальные услуги: 95 и 18%, соответственно; снижение цен на основные товары массового потребления: 95 и 19%. Борьба с олигархами: хотят — 80%, уверены в том, что она будет вестись, — 18%.

Вообще менее четверти (24%) граждан разделяют мнение, что в результате выборов ситуация в стране улучшится; 37% — убеждены, что она останется без изменений. На фоне этих данных довольно красноречиво мнение главы администрации Президента Украины В.Медведчука, недавно заявившего: «Я высоко ценю внутреннюю и внешнюю политику Президента Леонида Кучмы. Я работаю на эту политику. Естественно, я уверен, что Янукович продолжит дело Леонида Кучмы. Иного ни ему, ни кому-либо другому, уже не позволит страна».

Хотя важнейшим мотивом участия в выборах является наличие кандидата, с которым граждане связывают надежды, противоречия здесь нет, скорее — осознание устойчивости системы власти, властных отношений, сложившихся в конце
1990-х годов. Характерная черта этой системы — безответственность. Лишь небольшая часть опрошенных убеждена, что новоизбранный президент инициирует судебные расследования деятельности своего предшественника (12%) и/или лиц, занимавших при нем высшие государственные должности (15%), хотя хотели бы этого 45% и 49%, соответственно.

При этом люди устали от беспорядка. Довольно тревожным симптомом являются латентные авторитарные настроения в обществе, тоска по «сильной руке»: 42% опрошенных хотели бы, чтобы новый президент сконцентрировал максимальную власть для противодействия противникам его программы; 42% — ожидают от него таких действий. 49% хотели бы, чтобы он повел решительную борьбу с политическими силами и отдельными политиками, препятствующими реализации его программы; 41% — ждут от него таких действий. Эти настроения не имеют определенного социального носителя — они «разлиты» в обществе, во всех его социально-демографических группах. Чуть менее заметны они на Западе страны, чуть более заметны — на Юге.

Предвыборные настроения граждан, за исключением выразительной приверженности к независимости Украины и развитию в ней демократии, противоречивы. Большинство опрошенных осознают бесперспективность курса, которым двигалась страна на протяжении последних 10 лет, и признают необходимость радикальных изменений. Вместе с тем только меньшинство связывает улучшение ситуации с результатами президентских выборов. Граждане ожидают от следующего президента решительных действий в социально-экономической сфере — но не верят, что он их предпримет. По-видимому, такая противоречивость объясняется тем, что ни один из возможных кандидатов еще не предложил избирателям четкую, реалистичную программу действий после прихода к власти.

Как найти в Украине лидера народного доверия?

По данным социологических исследований (по состоянию на конец апреля 2004 г.) ни у одного из возможных кандидатов на пост президента Украины нет шансов выиграть выборы в первом туре. Самым высоким остается рейтинг лидера «Нашей Украины» В.Ющенко — за него, «если бы выборы состоялись в следующее воскресенье», проголосовала бы четверть избирателей. За нынешнего премьера В.Януковича — почти 18%; за лидера КПУ П.Симоненко — 10%. Среди других возможных кандидатов: А.Мороз — около 6% голосов; Ю.Тимошенко — свыше 3%; остальные — менее 3%.

Эти показатели полностью соотносятся с результатами парламентских выборов 2002 г., достигнутыми политическими партиями и блоками, которые могут быть идентифицированы с В.Ющенко и В.Януковичем. Так, блок «Наша Украина» (который можно ассоциировать с В.Ющенко) набрал около 23% голосов; Блок «За Единую Украину!» вместе с СДПУ(о) — которые можно ассоциировать с властью, а следовательно, и с В.Януковичем как «единым» ее кандидатом — 18%.

Результаты «Нашей Украины» фактически отражали уровень поддержки ее лидера — поскольку определенной идеологии у этого политического конгломерата не было (как нет и сейчас). Трудности избирательной кампании В.Ющенко состоят в том, что фактически несколько лет до президентских выборов против него ведется целенаправленная информационная кампания в центральных СМИ, основными чертами которой являются замалчивание или дискредитация его деятельности, акценты на непоследовательности его действий и неопределенности тактических намерений — что, в частности, проявилось в отношениях с властью и партнерами по оппозиции. Тем не менее даже такая информационная кампания, хоть и приостановила количественный рост его электората, но и не уменьшила числа его приверженцев, что свидетельствует, очевидно, об их непоколебимой вере в лидера «Нашей Украины».

Рейтинг В.Януковича, известного в 2002 г. только как губернатора Донетчины, за это время существенно вырос и давно превысил 6—8%, которые сама по себе дает должность премьера. В президентском рейтинге В.Янукович второй, что гарантирует ему выход во второй тур. Его имидж формируется как имидж твердого, волевого политика, крепкого хозяйственника, решительного человека. Эти черты не могут не импонировать тем, кто тяготеет к «сильной руке». Вместе с тем именно таких черт в глазах граждан в определенной мере не хватает главному оппоненту В.Януковича.

Премьер имеет практически неограниченный доступ к электронным и печатным СМИ как на центральном, так и на местном уровнях. На формирование его положительного имиджа работают и будут работать (если он останется «единым» кандидатом от власти) соответствующие подразделения областных и районных государственных администраций.

Однако не следует забывать и об уязвимости имиджа В.Януковича — непривлекательные черты его стиля руководства, проявившиеся во время избирательной кампании 2002 г. в Донецкой области, информация о его судимостях (свыше 60% граждан Украины считают, что человек, имевший судимость, не может быть президентом, даже если эта судимость погашена).

В общем гипотетические результаты первого тура голосования на выборах-2004 свидетельствуют, что в Украине фактически нет лидера народного доверия, способного выражать интересы и олицетворять надежды большинства граждан. С этой точки зрения, Украина находится в определенном заколдованном круге: выразительные различия разных групп украинского общества не содействуют формированию объединительной идеи, а отсутствие такой идеи — все больше углубляет различия. Однако лидер и определяется прежде всего способностью выдвинуть такие идеи, которые бы объединили население в политическую нацию.

Второй тур: кто будет определять победителя?

Итак, судьба выборов-2004 будет решаться во втором туре — именно на него придется пик кампании и именно три недели — между 31 октября и 21 ноября, возможно, решат судьбу Украины по крайней мере на ближайшие пять лет.

Результаты социологического мониторинга общественного мнения (ноябрь 2003 г. — июнь 2004 г.) свидетельствуют, что сегодня, во-первых, самые высокие шансы на выход во второй тур выборов имеют В.Ющенко и В.Янукович; во-вторых, у В.Ющенко самые высокие шансы на победу — в случае выхода во второй тур как В.Януковича, так и какого-либо другого кандидата.

По состоянию на начало июня 2004 г., за лидера «Нашей Украины» готовы проголосовать 37% граждан, за В.Януковича — 27%. При этом, во втором туре за В.Ющенко готовы проголосовать 64% избирателей Ю.Тимошенко (то есть тех, кто голосовал бы за нее в первом туре), 37% — А.Мороза и 12% — П.Симоненко. За В.Януковича — около 26% избирателей П.Симоненко, 13% — А.Мороза, 9% — Ю.Тимошенко.

П.Симоненко мог бы выйти во второй тур только в случае снятия кандидатуры В.Ющенко или В.Януковича. Формальных поводов для исключения В.Ющенко из списка кандидатов на пост президента Украины немного — кроме связанных с состоянием здоровья, это может быть его отказ от участия в выборах или вступление относительно него в законную силу обвинительного приговора суда за совершение умышленного преступления.

В отношении В.Януковича таких поводов еще меньше, поскольку вряд ли можно предположить возбуждение против него судебного дела во время выборов. Тем не менее вероятны ситуации, делающие невозможным выход премьера во второй тур: выбросы компромата, социально резонансные недостатки в работе правительства (по типу «бензинового» кризиса); достижение договоренности между действующим Президентом и В.Ющенко.

Если во второй тур выходят П.Симоненко и В.Ющенко — побеждает В.Ющенко. За него проголосуют около 40% избирателей; за П.Симоненко — 18%. В этом случае за В.Ющенко проголосуют 68% избирателей Ю.Тимошенко, 34% — А.Мороза, 18% — В.Януковича. За П.Симоненко — около 25% избирателей А.Мороза, 15% — В.Януковича.

Если во второй тур выходят П.Симоненко и В.Янукович — побеждает В.Янукович. За него готовы отдать голоса 30% граждан, за П.Симоненко — 18%. При этом В.Янукович получит 13% голосов избирателей А.Мороза, 14% — Ю.Тимошенко, 17% — В.Ющенко. За П.Симоненко отдадут голоса почти 28% избирателей А.Мороза, 17% — Ю.Тимошенко, почти 9% — В.Ющенко.

А.Мороз имеет шансы выйти во второй тур, если его выдвинет единым кандидатом коалиция «Нашей Украины», БЮТ и СПУ. Тогда его соперником будет В.Янукович, который и выиграет выборы, получив 31% голосов против 22%, отданных за А.Мороза. Премьер получит 25% голосов избирателей П.Симоненко, 16% — Ю.Тимошенко, 13% — В.Ющенко. Лидер СПУ — 35% голосов избирателей П.Симоненко, 36% — Ю.Тимошенко, 29% — В.Ющенко.

Выйти во второй тур вместе с В.Ющенко А.Мороз мог бы только в том случае, если бы его выдвинули единым кандидатом СПУ и КПУ, а кандидатура В.Януковича была бы снята накануне голосования. В такой маловероятной ситуации победил бы В.Ющенко, получив 37% голосов против почти 18%, отданных за А.Мороза. За лидера «Нашей Украины» проголосовали бы 64% избирателей Ю.Тимошенко, 16% — В.Януковича, 12% — П.Симоненко. За лидера СПУ — около 8% избирателей Ю.Тимошенко, 19% — В.Януковича, 38% — П.Симоненко.

Приведенные данные свидетельствуют о близости электората, с одной стороны, В.Януковича и П.Симоненко, с другой — В.Ющенко, Ю.Тимошенко и А.Мороза. Примечательно, что в случае выхода во второй тур П.Симоненко может рассчитывать на 28% голосов сторонников СПУ, а А.Мороз — на 38% голосов сторонников КПУ.

Результаты мониторинга, по состоянию на начало июня 2004 г., довольно отрадны для В.Ющенко. Однако, несмотря на такие оптимистические для него прогнозы, стоит обратить внимание на тех граждан, которые сегодня не определились в выборе между двумя главными претендентами на участие во втором туре, намерены голосовать против обоих или не принимать участие в голосовании второго тура — таких 36%. Именно их позиция в конечном итоге может определить победителя. А какую позицию они займут — зависит от того, что и как будут предлагать им кандидаты во время избирательной кампании.

Лидеры: особенности народной любви

Существует четкое региональное распределение симпатий избирателей к нынешним лидерам президентского рейтинга. На Западе и в Центре страны доминирует В.Ющенко: за него готовы проголосовать 71% и 44% жителей регионов, соответственно (за В.Януковича — 12% и 17%). На Востоке и Юге — премьер (43% и 32% против 17% и 24% лидера «Нашей Украины»).

С ноября 2003 г. по апрель 2004 г. наблюдалось уменьшение количества сторонников В.Ющенко во всех регионах. В июне оно снова выросло, но превысило ноябрьскую отметку только на Юге. В других регионах (в т.ч. Западном) нынешнее число тех, кто готов проголосовать за В.Ющенко во втором туре, меньше, чем было в ноябре 2003 г. Вместе с тем количество тех, кто во втором туре проголосовал бы за В.Януковича, выросло за это время во всех регионах.

Восточные и южные области вместе с АР Крым значительно превосходят западные и центральные по числу избирателей. Вместе с тем электоральные резервы В.Ющенко на Западе практически исчерпаны. Там общее количество тех, кто собирается голосовать против всех, не прийти на выборы или колеблется, составляет около 16%. В других регионах этот показатель значительно выше: 39% в центральных областях, 45% — в южных, свыше 40% — в восточных.

Можно предположить, что, в частности, на Востоке, значительная часть таких избирателей является сторонниками левых сил, о доминировании которых в регионе свидетельствовали результаты парламентских выборов 2002 года. В таком случае можно с высокой степенью вероятности прогнозировать, что второй тур эти избиратели не проигнорируют, а проголосуют за земляка-премьера — дабы не допустить победы «западника» В.Ющенко.

Избиратели всех возрастных категорий отдают предпочтение В.Ющенко, но среди людей молодого и среднего возраста это преимущество более заметно. За лидера «Нашей Украины» во втором туре готовы голосовать 39% граждан в возрасте 18—34 лет (против 24% тех, кто голосовал бы за В.Януковича); 40% тех, кому 34—54 года (против 25%); треть граждан в возрасте 55 лет и старше (против 31%).

При этом число тех, кто голосовал бы за В.Ющенко, возросло за последние полгода только среди граждан в возрасте 34—54 лет; среди других возрастных категорий — уменьшилось. У В.Януковича — наоборот. Следовательно, В.Ющенко пользуется большей поддержкой у граждан молодого и среднего возраста, причем отношение к нему последних является более стабильным.

По типу поселения значительную часть электората В.Ющенко составляют жители сел, поселков городского типа, городов с населением до 100 тыс. и до 1 млн. жителей. В этих населенных пунктах за него во втором туре готово проголосовать относительное большинство граждан. Среди сельского электората он пользуется вдвое большей поддержкой, чем В.Янукович. Вместе с тем население миллионных городов в относительном большинстве отдает симпатии премьеру.

Объясняется это, возможно, более высоким уровнем жизни в городах-миллионерах и тем, что жители таких городов в меньшей мере могут идентифицировать себя с В.Ющенко, значительным элементом имиджа которого является некая патриархальность и приверженность народным традициям.

Но и среди сельского электората число тех, кто во втором туре проголосовал бы за лидера «Нашей Украины», за последние полгода уменьшилось, а тех, кто проголосовал бы за В.Януковича, — возросло. Подобная картина наблюдается и в поселениях других типов, кроме городов с населением от 100 тыс. до 1 млн. жителей, где поддержка В.Ющенко несколько возросла.

Таким образом, В.Ющенко пользуется наибольшей популярностью у людей среднего и молодого возраста, жителей западных и центральных областей — аграрных и преимущественно украиноязычных. В индустриальных русскоязычных восточных и южных областях среди людей старшего возраста заметно более высокой популярностью пользуется В.Янукович.

Обобщая сегодняшние характеристики электоральных настроений, можно отметить следующее. Лидер «Нашей Украины» В.Ющенко имеет относительное большинство сторонников, что позволит ему пройти во второй тур и выиграть с преимуществом примерно в 10%.

Вместе с тем наблюдается тенденция постепенного уменьшения количества его сторонников и роста их количества у основного соперника лидера «Нашей Украины» — В.Януковича. Электоральные ресурсы В.Ющенко на Западе исчерпываются; в свою очередь, В.Янукович обладает довольно значительным электоральным резервом в восточных и южных областях.

Показатели электоральной поддержки основных претендентов постепенно сближаются. Это позволяет оценивать шансы В.Януковича на победу как равные с шансами В.Ющенко. При этом у действующего премьера значительно большие возможности для использования админресурса, что, в свою очередь, увеличивает его избирательные возможности.

Кубик Рубика: призрак единого кандидата

В начале избирательной кампании как в провластном, так и в оппозиционном политических лагерях остается неопределенной ситуация с выдвижением кандидатов, что в значительной мере обуславливается «фактором Кучмы-3», общей атмосферой взаимного недоверия среди провластной элиты и возможностью пересмотра конституционных полномочий Президента Украины, сохраняющейся до сих пор.

Формально номинация «единого» кандидата от так называемой широкой коалиции демократических сил состоялась, и им является ныне действующий премьер. Но вслед за этим событием начались «маневры» ряда политических партий, которые являются членами коалиции, но к решению о «едином кандидате» отнеслись сдержанно.

О возможности выдвижения партиями своих кандидатур заявили бывшие премьер-министры — лидер НДП В.Пустовойтенко и лидер Партии промышленников и предпринимателей Украины (ПППУ) А.Кинах. «Трудовая Украина», возглавляемая председателем НБУ С.Тигипко, на последнем съезде решила отложить решение о выдвижении кандидата до июля (при том, что сам С.Тигипко неоднократно поддерживал выдвижение В.Януковича единым кандидатом и, по свидетельству отдельных народных депутатов, выражал желание возглавить его избирательный штаб).

Аграрная партия Украины в лице руководителя ее Донецкой областной парторганизации, министра аграрной политики С.Слауты также заявила о полной поддержке кандидатуры В.Януковича. Однако недавно партию (уже под названием «Народная аграрная партия Украины») возглавил председатель Верховной Рады В.Литвин. Пока что этот политик не высказывал президентских амбиций, но, став партийным лидером, может принять решение о баллотировании — исходя из интересов партии.

Итак, в состав пропрезидентского «большинства» в парламенте входят шесть политических партий — из них на это время однозначно поддержала выдвижение премьера кандидатом на пост президента лишь его собственная Партия регионов. СДПУ(о) декларирует поддержку и начало сотрудничество на региональном уровне и в информационном пространстве — однако у нее есть интересы, которые далеко не всегда и во всем согласуются с интересами премьера.

Причин подобной ситуации несколько. Но первая и главная — то, что самый сильный политический игрок провластного лагеря — Президент Л.Кучма, с участием в выборах фактически не определился. Он не раз уверял и Украину, и зарубежных лидеров в том, что не намерен выдвигать свою кандидатуру на выборах-2004. Но Конституционный суд признал законным его баллотирование на третий срок, поэтому вероятной остается ситуация: действующий Президент, не видя ни в одном из возможных кандидатов лидера, которому можно доверить государство и/или собственную безопасность и неприкосновенность, предпочтет остаться у государственного руля еще на один срок. Тем самым обеспечив «преемственность власти», «гражданский мир и общественную стабильность», «отсутствие перераспределения собственности» — в ответ на «обращения трудовых коллективов, органов местного самоуправления, общественных организаций, профсоюзов, отдельных граждан» (технология подобных обращений отработана, и первое из них — от Луганского областного совета — уже есть).

Народный депутат А.Волков, длительное время являвшийся помощником Л.Кучмы, отмечает, что имеются «внешние факторы» для разговоров о возможном снятии В.Януковича «с дистанции», и в этом случае единым кандидатом может стать сам Л.Кучма. Ввиду того, что парламент на год обезопасил правительство В.Януковича от отставки, подобное решение может принять только Президент.

Отставка правительства до выборов будет означать: или Л.Кучма сделал ставку на другого кандидата, или сам готов баллотироваться в роли единого кандидата. Тем не менее, среди известных потенциальных кандидатов от власти конкурентоспособного, кроме В.Януковича, нет, а на «раскрутку» неизвестного кандидата может не хватить времени. Поэтому в первом случае вполне возможными представляются договоренности Президента с наиболее рейтинговым кандидатом от оппозиции — В.Ющенко.

Ситуация во втором случае значительно сложнее — обеспечить победу действующего Президента на выборах без грубых нарушений практически невозможно. О его нынешних шансах на победу можно судить по данным социологических исследований: лишь менее 3% опрошенных считают, что после его победы ситуация в стране улучшится, по мнению 34% — ухудшится, 49% — существенно не изменится. Это при том, что 77% опрошенных считают необходимым кардинальное изменение нынешнего курса. Принимая во внимание концентрацию власти в руках Президента, можно констатировать, что жажда радикальных изменений является оценкой его деятельности.

Выдвижение Л.Кучмы выгодно для тех финансово-политических группировок, лидеры которых сегодня имеют влияние на Президента, — поскольку возможная победа В.Януковича кардинально изменит их положение. Сейчас финансово-политические группировки «равноудалены» от Президента и имеют примерно одинаковый статус. После выборов ситуация может принципиально измениться — президентом (к тому же, скорее всего, с почти неограниченными полномочиями) может стать представитель одной из этих групп. Зная методы политической и бизнесовой деятельности друг друга, другие группы не могут питать иллюзий по поводу собственного будущего.

Вместе с тем для некоторых финансово-политических группировок, лидеры которых принадлежат к окружению Президента, его баллотирование на выборах 2004 г. было бы отрицательным фактором, поскольку могло бы вызывать ухудшение отношений Украины с США и ЕС, где находятся основные рынки сбыта их продукции. Осознание того, что действующий Президент может лучшим образом гарантировать свое будущее и будущее своего окружения, если выступит в глазах западного сообщества гарантом проведения честных и демократических выборов (а по логике на таких выборах должен был бы победить В.Ющенко), побуждает руководителей соответствующих групп активно налаживать формальные и неформальные контакты с известными западными политиками, давать больше свободы собственным СМИ и даже устанавливать контакты с оппозиционными кандидатами. С этими факторами связана и довольно неоднозначная позиция в отношении кандидатуры В.Януковича среди лидеров партии «Трудовая Украина».

Взаимная подозрительность и недоверие участников правительственной коалиции удерживает ситуацию в напряжении и заставляет их определять приоритетом в отношениях не столько консолидацию усилий ради достижения общей цели, сколько достижение договоренностей об условиях поддержки, гарантиях и распределении дивидендов в случае победы. Некоторые представители пропрезидентского лагеря ищут гарантии будущего, не связанные с личностью провластного кандидата.

Для различных групп гарантии отличаются. Так, заявления о выдвижении лидеров НДП и ПППУ В.Пустовойтенко и А.Кинаха воспринимаются преимущественно с точки зрения перспектив участия этих партий в парламентских выборах-2006. Хотя не исключены и такие мотивы, как «просто поторговаться» за должности после победы, напомнив о своей нужности, или поучаствовать в игре, предложенной другими, более мощными субъектами (той же СДПУ(о)).

Для СДПУ(о) эти выборы важны прежде всего под углом зрения сохранения во власти лидера — В.Медведчука, которому, в случае смены Президента, угрожает существенное снижение политического статуса. Именно это сохранение должно обеспечить политическое будущее партии и положительные для нее результаты выборов-2006. Поэтому В.Медведчук должен доказать свою необходимость В.Януковичу как кандидату на пост президента, внеся ощутимый вклад в его победу — например, в качестве руководителя избирательного штаба В.Януковича.

Однако на эту должность, по оценкам депутатов, претендуют, кроме самих «донецких», и представители других политических сил (например, «Трудовой Украины»). В ситуации неопределенности руководство СДПУ(о) использует и другие механизмы обеспечения собственных интересов: реанимацию политической реформы, создание левоцентристской коалиции — шагом к чему является выдвижение А.Мороза в качестве альтернативного В.Ющенко кандидата и пр.

Неопределенность ситуации обуславливает ту особенность выборов, что конфигурация кандидатов от пропрезидентских сил окончательно сформируется лишь после формального начала избирательной кампании. Это, соответственно, будет сдерживать разворачивание избирательных штабов. Ни один из провластных политиков не желает рисковать — «фальстарт» может обойтись слишком дорого. Поэтому наиболее вероятной выглядит ситуация, когда В.Янукович будет «формально единым» кандидатом, но вместе с ним будут баллотироваться еще два-три представителя пропрезидентских партий.

Украинские пазлы —
как сложить единого кандидата от оппозиции

Ситуация среди оппозиционных сил несколько проще, хотя, по сути, не очень отличается от ситуации оппонентов. Существует несколько линий конфликта интересов, не позволяющих оппозиционным партиям и блокам выдвигать единых кандидатов хотя бы от определенных сегментов оппозиции.

Первая и наиболее очевидная — идеологические противоречия между блоком «Наша Украина» и КПУ, которые были и остаются достаточными для того, чтобы П.Симоненко не только не признал В.Ющенко «единым кандидатом от оппозиции», но и определил его, а не представителя власти, «врагом №1 коммунистов на выборах».

Противоречия между оппозиционными силами усилились и из-за поднятия вопроса об упомянутой выше политической реформе, авторство которой приписывают СДПУ(о). Самого названия «законопроект Медведчука — Мороза — Симоненко» хватило для того, чтобы расколоть оппозицию пополам — с одной стороны, КПУ и СПУ, с другой — «Наша Украина» и БЮТ. Раскол удачно и не случайно совпал с идеей СДПУ(о) о создании «левоцентристской коалиции». Этого было достаточно, чтобы идея единого кандидата от «тройки» (которая, кстати, успешно работала как в парламенте, так и за его пределами), была фактически похоронена. Причинами такого развития событий были и кадровые амбиции лидеров «тройки» и их окружения, и ориентации на продвижение собственных партий в выборах 2006 г.

Между тем, если бы В.Ющенко был выдвинут единым кандидатом коалицией «Нашей Украины», БЮТ и СПУ, и в первом туре его соперниками были бы П.Симоненко и В.Янукович, то голоса избирателей распределились бы следующим образом: за В.Ющенко — почти 35%, за В.Януковича — 22%, П.Симоненко — 14%. В случае выдвижения единым кандидатом от упомянутой коалиции А.Мороза он заполучит в соперники В.Януковича и П.Симоненко и получит около 16% голосов, тогда как В.Янукович — 25%, а П.Симоненко — 14%. Следовательно, в отличие от В.Ющенко, А.Мороз набирает почти вдвое меньше голосов избирателей, выходит во второй тур не лидером, а вторым — и, если принимать во внимание сегодняшнюю электоральную ситуацию, — проиграет В.Януковичу.

Остается открытой перспектива объединения усилий «Нашей Украины» и БЮТ и выдвижения единого кандидата от «двойки». Но в этом случае главным источником разногласий могут стать большие кадровые амбиции сторон в случае победы. Вполне возможно также, что на Ю.Тимошенко будет оказываться давление с целью вынудить ее к самостоятельному участию в выборах (к такому предположению побуждает, по крайней мере, последнее уголовное дело, возбужденное Генпрокуратурой против лидера БЮТ).

Ведутся консультации (пока безрезультатные) и о выдвижении единого кандидата от левого сегмента оппозиции — КПУ и СПУ. Обе политические силы видят единым кандидатом собственных лидеров. Социалисты даже предложили некий компромисс — определить единым кандидатом от левых нейтральную фигуру, которая бы не представляла ни коммунистов, ни социалистов. В случае выдвижения единым кандидатом от СПУ и КПУ А.Мороза, при условии, что в первом туре ему будут противостоять В.Ющенко и В.Янукович, лидер социалистов может получить 13% голосов — и не выйти во второй тур, поскольку В.Ющенко в таком случае набирает 31% голосов; В.Янукович — 24%.

Итак, можно предположить, что на выборах-2004 от оппозиции будут баллотироваться три кандидата — В.Ющенко, П.Симоненко и, возможно, А.Мороз. Участие Ю.Тимошенко еще не определено. Между этими политиками — как максимум — возможна договоренность о координации усилий по противодействию админресурсу. Между лидерами «Нашей Украины», СПУ и БЮТ — о взаимном непротиводействии и координации усилий представителей в избирательных комиссиях и наблюдателей. Между В.Ющенко и Ю.Тимошенко —
о небаллотировании Ю.Тимошенко (или снятии кандидатуры лидера БЮТ накануне дня голосования в пользу В.Ющенко), а также активной работе по поддержке лидера «Нашей Украины» в период между первым и вторым турами выборов.

Формулы борьбы
за голоса избирателей

Как свидетельствует ход политических событий в течение последнего года и особенно — характер их освещения в провластных СМИ, президентская кампания кандидата (кандидатов) от власти будет разворачиваться под лозунгом: «Сохранение достижений экономического роста — против дестабилизации, разрушения и неопределенности». В свою очередь, оппозиция будет использовать классический набор характеристик «преступного режима», обвиняя его в проблемах общества и используя гиперболизированные мифологемы типа «хлебомор-2003» и т.п. Это значительно усложнит ситуацию выбора для граждан, поскольку обе стороны будут рисовать неадекватные картины как настоящего, так и будущего.

Вместе с тем для избирателей наиболее важны личные качества кандидата, восприятие его в координатах «свой»/«чужой». Такие факторы выбора, как предвыборная программа или принадлежность к определенной политической силе, не являются первостепенными (так, оппозиционность или принадлежность к власти не имеет особого значения, хотя оппозиционность оценивается выше). Поэтому в более выигрышном положении окажутся кандидаты, которые могут вызывать доверие у избирателей за счет личных качеств и не будут восприниматься как «угроза» их жизненному положению, интересам и ценностям.

Главными требованиями к предвыборным программам кандидатов со стороны избирателей будет их реалистичность (без излишнего популизма), доступность и правдоподобие. Учитывая то, что наиболее актуальными для граждан проблемами являются уровень заработной платы и пенсий, тарифы на коммунальные услуги, возвращение сбережений, а среди общественно-политических тем — борьба с коррупцией и преступностью, не сложно предположить, что эти темы будут отражены в программах всех кандидатов.

В этих условиях позиции В.Ющенко выглядят, на первый взгляд, более уязвимыми, нежели позиции В.Януковича. Средств доказать людям на практике, что именно он наилучшим образом будет выражать их интересы, у него сейчас фактически нет. В практическом «подтверждении» декларированных предвыборных намерений значительные преимущества имеет власть, поскольку в ее руках находятся рычаги влияния на ситуацию и ресурсы. Именно постоянное педалирование темы «экономического роста» является одним из факторов повышения рейтинга В.Януковича. Тем не менее эта тема постепенно исчерпывается, поскольку «рост» имеет ограниченный социальный эффект.

Вместе с тем в массовом сознании премьерство В.Януковича постоянно сравнивается с премьерством В.Ющенко — успешного главы правительства, которое смогло выплатить задолженности по пенсиям и зарплатам, положить конец бартерным расчетам и т.п. И сейчас треть граждан считают, что В.Ющенко лучше всего справлялся с обязанностями премьер-министра. Это значительно превосходит число тех, кто отдает предпочтение его предшественникам и преемникам, в т.ч. В.Януковичу. Действующего премьера оценивают как лучшего около 20%.

В этом контексте в значительной степени может повлиять на электорат погашение задолженностей по пенсиям и зарплатам, их повышение осенью, заявления о возврате сбережений. На фоне роста ВВП это выглядело бы не как разовая акция «под выборы», а как закономерное следствие эффективной экономической политики правительства, которая будет иметь продолжение, если его глава будет избран президентом.

Однако выполнить подобную задачу правительству будет сложно. Перед ним возникли новые проблемы — рост тарифов на коммунальные услуги; почти «обвал» цен на бензин; «ползучий» рост цен на основные продукты питания. Существует риск очередного продовольственного кризиса осенью. Снова начала накапливаться задолженность по заработной плате.

Поэтому вполне возможна концентрация общественного внимания на темах, которые могут «выгодно отличить» кандидата от власти перед кандидатом от оппозиции без значительных усилий и даже на фоне очевидного ухудшения ситуации в экономике. Для этого имеются такие «лозунги длительного использования», как внешнеполитические приоритеты Украины («вступление в ЕЭП против неудачной евроинтеграции»), угроза «натовского сапога», вопрос статуса русского языка, канонической церкви и т.д.

Если кандидат от власти даже воздержится от использования этих «лозунгов поляризации», за него это сделает кандидат от «ведущей левой силы» или кто-либо из «технологичных кандидатов».

Предвыборная борьба будет разворачиваться не только вокруг содержательных проблем, которые волнуют избирателей, но и за возможность донести до них позиции кандидатов через средства массовой информации. К сожалению, ситуация в информационном пространстве с точки зрения демократичности не является благоприятной.

В стране существуют незаангажированные или оппозиционные печатные и интернет-издания, радиостанции. Однако к наиболее популярным из них («Сільські вісті», «Украинская правда») предъявляют иски о закрытии или их удаляют из эфира вследствие «изменений в редакционной политике» (радио «Свобода» и Громадське радіо). К тому же, они охватывают незначительную часть населения Украины, а избиратели не воспринимают их в качестве главного источника получения информации.

Главным источником получения информации для украинских избирателей является телевидение. Однако центральные украинские телеканалы фактически распределены между финансово-политическими группами, лояльными к власти. Поэтому основные телеканалы, пользующиеся наибольшей популярностью среди граждан («Интер», «1+1», УТ-1), или замалчивают, или дискредитируют деятельность лидера «Нашей Украины» и, вместе с тем, — пропагандируют деятельность единого на сегодня кандидата от власти.

Другие телеканалы, среди которых есть более или менее объективные, доступны незначительной аудитории. Оппозиция имеет практически единственную возможность транслировать свои мысли к избирателям через незаангажированный «5-й канал». Но его вещание охватывает лишь 40% территории Украины, а по уровню популярности он не может сравниться с «Интером» и «1+1».

В последнее время наблюдаются определенные изменения в редакционной политике СТБ, ICTV и Нового канала. Общественно-политические события, действия кандидатов от оппозиции начали освещаться более взвешенно и объективно. Эксперты считают, что такие изменения обусловлены стремлением отдельных провластных политиков обеспечить свое будущее при любых вариантах развития событий, в т.ч. в случае победы оппозиционного кандидата.

Организация оппозицией массовых акций является проблематичной. Опыт Донецка, Харькова, Сум может быть перенесен на значительно меньшие населенные пункты. Для общения оппозиционных кандидатов с избирателями может быть создан настолько негативный эмоциональный фон, насколько это возможно. Вместе с тем для провластных кандидатов будут создаваться все возможные информационные поводы и условия.

В предвыборной кампании кандидаты будут использовать и партийный потенциал. Так, коммунисты будут опираться на региональные структуры и проводить кампанию с минимумом финансовых ресурсов по принципу «от двери к дверям».

Известно, что для успешной кампании у В.Медведчука есть все партийные ресурсы, которых нет у В.Януковича. У СДПУ(о) — разветвленная структура и наибольшее количество представителей в руководстве областных и районных госадминистраций. Правый сегмент оппозиции может проводить избирательную агитацию через отдельные областные партийные ячейки, особенно в западных областях.

Однако расчет только на партии может сыграть и злую шутку с кандидатами. Во-первых, лидеры партий, принимая во внимание их высокие амбиции, могут предъявлять явно неадекватные требования к кандидату. Во-вторых, даже среди партий — участниц избирательных блоков наблюдается довольно высокий уровень противоречий, что не может не сказаться на эффективности агитационной кампании. И последнее — часть членов партий на региональном уровне являются маргиналами, и проведенная ими работа может иметь скорее обратный — негативный эффект.

Союзниками кандидатов являются общественные организации, заинтересованные в представлении своих интересов во власти. Кандидаты, в свою очередь, заинтересованы в расширении круга своих сторонников. Поэтому вполне логичным и предсказуемым шагом является создание общественных коалиций для поддержки того или иного кандидата. Такую работу будут проводить как провластные, так и оппозиционные политики. Иное дело, что формы построения таких коалиций, будут, по-видимому, диаметрально противоположными.

Власть, как это было и раньше, будет организовывать гигантские общественные форумы наподобие «Злагоди». Кандидатов от оппозиции ожидают долгий путь переговоров и предоставления конкретных гарантий выполнения требований общественных организаций в случае победы. Уже есть положительные примеры совместных действий оппозиционных сил и общественных объединений. На парламентских выборах 2002 г. Блок Юлии Тимошенко получил довольно большое количество голосов атомщиков, с которыми договорилась Ю.Тимошенко. Но есть и отрицательные. На тех же парламентских выборах 2002 г. в списке «Нашей Украины» под №2 был зарегистрирован лидер украинских профсоюзов А.Стоян. Понятно, что члены профсоюза голосовали не за своего лидера в списке, а по собственным политическим убеждениям; а А.Стоян вскоре вышел из фракции «Наша Украина».

Внимание кандидатов к религиозным организациям будет определяться их относительной массовостью и авторитетностью этих организаций, наличием в них разветвленных организационных структур и довольно мощного информационного ресурса.

Однако степень влияния религиозных организаций на политические процессы (избирательные кампании) не стоит переоценивать. Во-первых, сами эти организации, как правило, избегают непосредственного участия в политических процессах и персонифицированной поддержки тех или иных кандидатов. Во-вторых, влияние религиозных организаций на политические позиции и убеждения граждан (даже тех, кто признает себя верующим и принадлежит к определенной религиозной организации) довольно низкое.

Вместе с тем в случае разворачивания избирательной кампании по сценарию противостояния регионов можно предположить усиление внимания к проблемам канонического православия, создание единой поместной православной церкви и пр.

На фоне изложенной выше мотивации и ресурсов вполне логично предположить, что предвыборная борьба будет разворачиваться вокруг социально-экономической деятельности правительства и сравнения премьерств В.Януковича и В.Ющенко. С одной стороны, любая ошибка действующего Кабинета министров — это существенные потери электорального ресурса провластного кандидата. С другой — оппозиции будет сложнее донести свои взгляды до избирателей, поскольку доступ их кандидатов к СМИ ограничен. Поэтому их главный ресурс, по-видимому, состоит в налаживании сотрудничества с общественными организациями, перенесении фокуса предвыборной кампании в регионы и непосредственном общении с избирателями.

Правила
борьбы без правил?

Ни у граждан, ни у экспертов нет иллюзий относительно того, что на выборах 2004 г. будут применяться админресурс и «грязные» политические технологии. Дело сводится к масштабам, а следовательно — цене победы.

Использование админресурса и «грязных» политических технологий не только во время голосования и на этапе определения результатов, а на всех без исключения этапах избирательного процесса и до официального его начала стало главной отличительной чертой последних избирательных кампаний различного уровня в Украине. Это касается и нынешней президентской кампании. В сущности, уже сейчас происходит «моделирование ситуации выбора»: одного из оппозиционных кандидатов заранее загоняют в электоральный тупик, а в отношении провластного кандидата у избирателей целенаправленно формируется «образ победителя».

Отдельная тема — использование в ходе кампании силовых структур и судебных органов. В последнее время было слишком много примеров того, что эти структуры не будут стоять на страже законности, а четко будут отрабатывать «политический приказ». Донецк, Сумы, Мукачево «прославили» Украину на весь демократический мир и не прибавили ей авторитета. Заявления ответственных должностных лиц о том, что охрана избирательных бюллетеней не является задачей милиции, является просто издевательством над здравым смыслом. В среде правохранителей постепенно, но настойчиво укореняется идеология «вооруженного отряда власти»; распространяется практика откровенно «заказных» решений судов по вопросам нарушений избирательного законодательства.

Наблюдаются попытки ограничить влияние на выборы со стороны как украинских общественных организаций, так и международных и зарубежных структур. В провластных СМИ проводится кампания по дискредитации практики оказания помощи украинскому «третьему сектору» со стороны зарубежных и международных фондов. Временная следственная комиссия Верховной Рады расследовала «факты внешнего влияния на президентскую кампанию», причем в фокусе ее внимания оказались общественные организации, получающие иностранные гранты на проведение исследований. Органы налоговой администрации начали «плановую» проверку общественных организаций, относящихся к коалиции «Новый выбор-2004». Наконец, в новой редакции Закона «О выборах Президента Украины» не предусмотрено участие в наблюдении за избирательным процессом представителей украинских общественных организаций.

Это наводит на мысль о четко спланированной кампании против общественных организаций, занимающихся проблемами обеспечения честных и прозрачных выборов. Хотя есть определенные положительные сдвиги. Так, упомянутая коалиция «Новый выбор-2004» договорилась с председателем ЦИК С.Киваловым о создании общественного совета при ЦИК и подписала с ней протокол о сотрудничестве.

К «серым» политическим технологиям можно отнести и использование так называемых технологических кандидатов — политиков, принадлежащих к «третьему эшелону», не представляющих влиятельных политических партий и не имеющих реальных шансов на победу. Участие в выборах будет стоить довольно дорого — примерно 750 тыс. грн., из которых 500 тыс. грн. — залог, остальные — расходы на сбор подписей. Возвратить залог сможет лишь кандидат, набравший более 7% голосов избирателей, что по плечу только лидерам. Следовательно, участие кандидатов «третьего эшелона» будет, очевидно, финансироваться «спонсорами», интересы которых состоят в обеспечении дополнительных возможностей влияния на избирательный процесс.

Во-первых, это квоты на представительство в составе избирательных комиссий и официальных наблюдателей. Такие квоты могут быть «переуступлены» другим кандидатам, которые таким способом могут повысить уровень представительства своих интересов. Во-вторых, использование «технологичных» кандидатов как легальных рупоров для «сливания компромата», агитации по принципу не «за», а «против». В-третьих, статус кандидата может быть использован для юридического противодействия другим кандидатам (в зависимости от желания «спонсора») — путем подачи судебных исков, жалоб и пр. Такая технология апробирована во время довыборов в Верховную Раду в Черкассах, когда один из кандидатов (кстати, кандидат в президенты на виборах-1999) вел кампанию исключительно путем обжалования действий других кандидатов, преимущественно — реальных соперников победителя. Не исключено, что некоторые из этих кандидатов одновременно будут играть и роль «клонов» того кандидата, против которого будут направляться основные усилия «спонсора».

К сожалению, приходится признать, что внутренние (общественные) ресурсы противодействия админресурсу, грязным и серым технологиям явно недостаточны. Граждане не готовы к активным действиям в случае фальсификации выборов. Выразительными симптомами является убежденность почти 40% опрошенных в том, что победу на выборах одержит представитель власти; 68% — что выборы будут в той или иной степени сфальсифицированы, а более половины избирателей считают, что грязные политические технологии будет использовать на выборах как власть, так и оппозиция.

Опыт новейшей политической истории доказывает, что украинцы могут выражать протест против власти на выборах, но едва ли прибегнут к массовым протестным акциям: Украина в этом аспекте не Беларусь, но и не Грузия. Достаточно вспомнить, как постепенно сошла на нет акция «Украина без Кучмы», как ничего не случилось, когда власть после выборов-2002 «прессовала» народных избранников и меняла формат большинства на меньшинство.

Граждане психологически готовы к нечестной избирательной кампании и не очень-то будут реагировать на разоблачительные выступления оппозиции, а тем более — на ее призывы к участию в акциях протеста против фальсификаций и грязных технологий. Последний выразительный пример — в мукачевском деле нет ни одного заявления от граждан о нарушении их избирательных прав.

Поэтому так много зависит от доброй воли действующего Президента и власти в целом; способности оппозиционных кандидатов договориться о сотрудничестве хотя бы по вопросам обеспечения законности избирательной кампании и противодействия админресурсу; «ростков» гражданского общества — неправительственных организаций и немногочисленных независимых СМИ.

Демократия стоит дорого,
но намного дороже
стоит ее отсутствие

Характер выборов-2004 будет определять и «формальная» готовность к проведению кампании. Наиважнейших составляющих такой готовности две — законодательная и институционная.

С точки зрения законодательства, готовность к выборам в общем обеспечена. Верховная Рада приняла постановление, определяющее срок выборов — 31 октября 2004 г., и новую редакцию Закона «О выборах Президента Украины» (далее — Закон).

Закон в общем-то учитывает негативный опыт как президентских выборов 1999 г., так и парламентских в 2002—2004 гг. Он более детализирован, что следует признать положительным моментом, учитывая недостаточный уровень правового сознания и демократической культуры участников избирательного процесса. К позитивам Закона эксперты относят также четкую регламентацию предвыборной агитации (в частности, проведение теледебатов между кандидатами), усовершенствование порядка голосования (например, введение прозрачных урн для голосования), четкое определение прав официальных наблюдателей, детализацию судебных процедур.

Вместе с тем Закон не лишен и многочисленных пробелов, нечетких формулировок, что может непосредственно повлиять на результат выборов. Прежде всего это касается норм, регулирующих составление списков избирателей, а также — проведение предвыборной агитации.

Ответственными за составление списков избирателей Закон определяет органы местного самоуправления, которые должны использовать сведения, предоставленные МВД, Минюстом и ГНА, — но руководители этих структур не несут ответственности за точность и полноту предоставленных сведений. Следовательно, выборы-2004 не застрахованы от тиражирования ситуации, сложившейся, например, на выборах в парламент по округу №136 в Одессе. Во время голосования выяснилось, что жители целых домов в списках избирателей отсутствуют, в то время как некоторые граждане внесены в списки несколько раз; не обошлось и без «мертвых душ».

По словам лидера «Нашей Украины» В.Ющенко, в бюджете 2004 г. было предусмотрено 60 млн. грн. для формирования единого реестра избирателей и компьютеризации участков. Тем не менее ЦИК не планирует реализовать эти проекты в ближайшее время.

Между тем хаос со списками избирателей позволяет произвольно регулировать их количество на каждом участке, в зависимости от желательного результата. Азербайджанские коллеги рассказывали, что подобный «опыт» применялся у них во время последних президентских выборов, когда победил в прямом смысле «преемник» предыдущего президента. Накануне выборов псевдосоциологи просили избирателей определить свое отношение к тому или иному кандидату. А в день выборов на избирательном участке граждане, выразившие поддержку оппозиционному кандидату, выясняли, что их фамилий в списках нет.

Серьезной проблемой является голосование за границей. Как известно, за пределами страны работают примерно 7 млн. украинских граждан — это 10—20% от общего количества избирателей. Большинство из трудовых мигрантов не находятся на консульском учете, на основе которого составляют списки избирателей (на учете — лишь 330 тыс. украинских граждан). Соответственно, эти избиратели не будут иметь возможности или просто будут бояться голосовать за границей, а возвращаться для этого в Украину — слишком дорого и рискованно. Их бюллетени вполне могут быть использованы и без них.

Существует и другой вариант злоупотреблений, вызванных несовершенством Закона в этом аспекте. Например, жители пограничных областей, проголосовав у себя на участках, могут быть вывезены в организованном порядке за границу, чтобы вторично там проголосовать с открепительными удостоверениями (количество которых, кстати, Закон вообще не устанавливает). Возможно, такая технология кажется слишком затратной с точки зрения ресурсов, но на парламентских выборах 2002 г. для достижения «нужного» результата массово использовались такие «мобильные группы избирателей».

Что касается предвыборной агитации, то следует отметить три момента. Во-первых, в соответствии с Законом, у кандидатов, зарегистрировавшихся раньше, по сравнению с другими есть больше времени на проведение агитации. Если учесть, что «провластным» кандидатам при регистрации будет дан «зеленый свет», то ясно, что у них будут лучшие условия.

Во-вторых, Закон не создает реальных преград для участия в предвыборной агитации всех категорий должностных и служебных лиц с использованием их служебного положения. Не предусмотрена четкая ответственность за такие распространенные во время предыдущих избирательных кампаний нарушения, как изготовление агитационных материалов без выходных реквизитов, предвыборная агитация в зарубежных СМИ, действующих на территории Украины.

В-третьих, согласно Закону не относятся к предвыборной агитации официальные сообщения во время избирательного процесса о действиях кандидатов, связанные с исполнением ими должностных полномочий. Следовательно, не будет расцениваться как агитация ежедневное появление на экранах премьера или главы НБУ. А информационных поводов можно создать великое множество — как это было во время кампании 1999 г., когда буквально через день проходили торжественные открытия тех или иных объектов, отмечались юбилеи, исторические события локального значения и тому подобное — с участием действующего Президента, который вместе с тем был и кандидатом.

С точки зрения институционной готовности к выборам, существуют проблемы. Как засвидетельствовали последние выборы в Мукачево, в Украине главное не то, как голосуют, и даже не то, как подсчитывают голоса, а то, как устанавливают результаты выборов и кого объявляют победителем. В этом главная роль отведена избирательным комиссиям.

Оппозиционные и провластные силы представлены в ЦИК непропорционально. Только четыре из 15 членов ЦИК выдвинуты оппозиционными фракциями парламента; новоизбранного председателя комиссии связывают с СДПУ(о), других новых членов — с фракциями парламентского большинства.

В таких условиях, при всем уважении к профессионализму и объективности членов ЦИК, говорить о балансе сил и их одинаковом отношение ко всем кандидатам в президенты не приходится, тем более — учитывая возможности влияния на комиссию со стороны Президента и правительства.

Серьезной является проблема квалификации членов избирательных комиссий. По данным бывшего члена ЦИК В.Спивака, в обеспечении организации подготовки выборов президента Украины в 1999 г. участвовали 411 тыс. чел., парламентских выборов 2002 г. — около 400 тысяч членов избирательных комиссий. Опытных (тех, кто раньше уже работал в комиссиях) среди членов окружных избирательных комиссий — около 60%; на участках — 40%.

Еще в 2000 г. указом Президента была утверждена Концепция повышения правовой культуры участников избирательного процесса и референдумов в Украине, а постановлением правительства — меры по ее выполнению. Тем не менее меры принимаются, а проблемы остаются. Докладчики от мониторингового комитета ПАСЕ, наблюдавшие за выборами в Одессе, отметили низкий уровень их проведения, и во время встреч с премьером и членами ЦИК подчеркнули необходимость обучения работников комиссий.

Острота проблемы усугубляется тем, что многие квалифицированные, опытные члены избирательных комиссий просто боятся в них работать, поскольку существует реальная угроза «тисков»: за нарушение избирательного закона, к чему их чаще всего подталкивает власть или провластные политические силы, предусмотрена уголовная ответственность, а за отказ нарушать закон — угрожают санкции со стороны той же власти или даже расправа со стороны преступных группировок. На выборах-2004 кандидатуры в комиссии будут подавать сами кандидаты, однако ситуация принципиально может не измениться, поскольку этим гражданам необходимо обеспечить реальную безопасность.

В целом, проблемы с обеспечением выборов достаточно остры. Тем не менее время, оставшееся до их начала, можно использовать для того, чтобы усовершенствовать избирательное законодательство, подготовить членов избирательных комиссий, обеспечить участие украинских общественных организаций в наблюдении за избирательным процессом.

Какой будет Украина после выборов-2004?

Выборы являются мощным импульсом для гражданского сознания. Несмотря на все предыдущие фальсификации, граждане Украины не утратили веру в прямую демократию и стремятся к тому, чтобы с их голосами считались. Выборы побуждают каждого подняться на какое-то время над собственным, личным положением и подумать о том, каким путем идет и каким должна идти Украина, почувствовать, что бюллетень в руках — это возможность что-то изменить. Какой будет Украина послевыборная — зависит в равной степени как от характера, степени демократичности и прозрачности выборов, так и от их результата.

Что же касается избирательного процесса, то он может разворачиваться по двум вариантам: недемократическому, построенному на основе масштабного применения админресурса, «грязных» политических технологий, факторов разъединения нации, или относительно демократическому, с соответствующей консолидацией общества вокруг провозглашенной национальной идеи.

Знаковыми элементами первого варианта могут быть: противопоставление Востока и Запада Украины; спекуляции на внешне- и внутриполитических, имущественных, языковых, национальных, этнокультурных, религиозных проблемах; в худшем случае — масштабные провокации на национально-этнической почве с привлечением уголовных и экстремистских элементов.

Возможность реализации этого варианта обуславливают: приобретенный властью и общественностью негативный опыт предыдущих избирательных кампаний; наличие настоящих, в т.ч. чувствительных отличий между различными группами украинского общества, его аморфность; расхождение интересов и большие нереализованные амбиции украинской элиты (особенно — политических лидеров и их окружения); перспективы и высокая цена президентских и будущих парламентских выборов по партийным спискам (суть которых, в принципе, состоит в разделении электората по идеологическим признакам). Такой сценарий является неконструктивным, поскольку ведет страну и общество в тупик.

Втягивание украинской элиты в политические игры ведет к построению виртуальной политической реальности, постепенному распространению ее на все общество, может превратить выборы (и политическую конкуренцию вообще) в «бои без правил», а принципиальную предвыборную дискуссию по действительно важным социально-политическим проблемам — в выброс компромата и разъединение электората. В этом случае ответственность за такое развитие событий и их последствия целиком и полностью будет возложена на украинскую элиту.

В случае реализации первого варианта надолго затормозится процесс формирования в Украине политической нации, правового государства, гражданского общества; одновременно — законсервировано нынешнее состояние общества, ведь кланово-олигархическая экономика, коррупция, бесправность держатся именно на его неконсолидированности и разъединении.

Избранный «грязным» способом президент унаследует низкий уровень доверия к власти со стороны граждан, апатичное, разъединенное общество, которое трудно мобилизовать на достижение масштабных целей. И хотя такие последствия не расцениваются как фатальные, время будет потеряно — реализовывать прорывную стратегию развития можно, лишь заручившись поддержкой подавляющего большинства населения Украины.

Второй вариант предполагает проведение относительно демократических, честных и прозрачных президентских выборов. Для его реализации сегодня также существуют определенные предпосылки. Его характерными особенностями должны были быть равная политическая конкуренция, повышение качества общественного спроса на интеллектуальный продукт деятельности политических сил, укрепление институтов гражданского общества, появление консолидирующей национальной идеи и постепенное достижение согласия — сначала внутри политических, бизнесовых кругов, а со временем — во всем обществе.

Привлекательность такого варианта обуславливается потребностями граждан (напомним, что подавляющее их большинство ожидает изменений и действий от новоизбранного президента, направленных на развитие демократии) и значительной, если не преобладающей части политической и деловой элит. Такой сценарий дает шанс для плодотворной общественной дискуссии во время выборов, а в дальнейшем — конструктивных действий после их проведения.

Общая для большинства граждан потребность в изменениях является вполне закономерной в условиях, когда высокие уровни бедности, безработицы, коррупции, преступности и низкая эффективность государственного управления признаются наиболее актуальными общественными проблемами. Граждане недовольны политикой действующей власти и считают, что страна уже десять лет под руководством нынешнего Президента идет в неправильном направлении. Они не готовы считать временными те экономические, социальные и моральные проблемы, которые каждый день ставит перед ними жизнь. Наконец, граждане хотят обеспечивать собственным трудом достойную жизнь, не страдать от своеволия чиновников и правоохранителей.

Заинтересованность в переменах определенной части политической элиты проявляется, по крайней мере, на словах, в готовности ее представителей переступить через личные краткосрочные интересы. Они устали от постоянного страха, угроз и изменений правил игры. Им надоело терпеть унизительную зависимость от одного человека. Они хотели бы иметь четкие, прозрачные и стабильные правила ведения бизнеса и политики, следовательно, заинтересованы в том, чтобы сделать ставку на кандидата, гарантирующего развитие демократии и господства верховенства права после своей победы.

На случай развития событий по второму варианту существуют предпосылки консолидации украинского общества. Как следствие — у новоизбранного президента будет достаточный кредит общественного доверия и он сможет основное внимание сосредоточить на конструктивной деятельности, обеспечении развития Украины как демократического, социального, правового государства с рыночной экономикой.

Что касается ожиданий результатов выборов — по любому из них страна не будет обновлена одномоментно. Но она или будет вынуждена оставаться в стагнационном положении, или получит шанс на определенные изменения к лучшему. Ни для кого не секрет, что главными силами сопротивления кардинальным изменениям является определенная часть номенклатуры (но, к сожалению, именно та часть, которая оставляет за собой право на принятие принципиальных решений) и соответствующие (деструктивные) политические и финансово-экономические группы, совместно с номенклатурой составляющие основу кланово-олигархической системы, существующего политического режима. Поэтому перелом в тенденции социально-политического развития Украины во многом зависит от качеств новоизбранного президента, его команды, наличия у них политической воли и способности пойти (в условиях номенклатурного саботажа) на кардинальные изменения кадров и всей кадровой политики, на реформирование политической системы.

От новоизбранного президента будет зависеть, сможет ли он уже с первых дней каденции определить основные векторы общественного реформирования, а затем — обеспечить их реализацию. В большой степени успех этих действий будет зависеть от того, какими будут движущие силы реализации программы новоизбранного президента — будет ли ими консолидировано общество, или же их численность и качество будут ограничиваться, как это было всегда, «небескорыстным партнерством» с финансово-политическими группами.

Сегодня возможности развития событий по упомянутым двум вариантам (в смысле как характера, так и результатов избирательной кампании) являются равноценными. Можно утверждать, что выборы-2004 станут «моментом истины» для всех составляющих украинского общества — граждан, политической, деловой, творческой элит, журналистов — от которых, кстати, особенно зависит прозрачность проведения избирательной кампании, качество ее информационного сопровождения.

Какой из этих вариантов изберет Украина — зависит от нас.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК