СМЕШАННАЯ СИСТЕМА: ПРОШЛОГО И БУДУЩЕГО

19 сентября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 38, 19 сентября-26 сентября 1997г.
Отправить
Отправить

На этой неделе народные избранники должны остановить свой выбор на одном из вариантов избирательных систем...

На этой неделе народные избранники должны остановить свой выбор на одном из вариантов избирательных систем. Долгие бои за Закон о выборах измотали парламент, измучили журналистов, обескровили бизнесменов, не знающих, куда им вкладывать деньги - в партии или округа, - издергали исполнительную власть, опять-таки неспособную определить: на кого и на что сделать ставку на предстоящих парламентских выборах?

Эксперты, «съевшие не одну собаку» в кулуарах власти, утверждают, что в случае слаженной работы с депутатами, производимой не в сессионном зале, а за его пределами, смешанная система, считающаяся наиболее прогрессивной, смогла бы получить необходимые 226 голосов. Но те же эксперты сомневаются в возможности консолидации договаривающихся сторон, поскольку убеждены в том, что, несмотря на одинаковые взгляды на избирательный закон, левые и правые, в силу антипатий, договориться не смогут. А центру почти все равно - на что тратить деньги, и он будет инертным.

Вместе с тем, сторонники смешанной системы, на каком бы полюсе они не находились, на будущей неделе получат подкрепление: уже во вторник председатель Верховной Рады Александр Мороз займет свое место в президиуме сессионного зала. Александр Мороз, по уважительной причине покинувший фронт, свое возвращение из политического тыла ознаменует пресс-конференцией, которая состоится до начала сессионных заседаний, в понедельник. «Зеркалу недели» удалось связаться с председателем Верховной Рады вчера, когда он еще находился в больнице. Нельзя сказать, что Александр Александрович выразил стопроцентную уверенность в том, что прогрессивный вариант Закона о выборах будет утвержден, но в одном его уверенность была абсолютной: именно смешанная система является адекватной для Украины на данном этапе. В этом председатель последователен и непоколебим. Впрочем, судите сами.

- Александр Александрович, известно, что вы являетесь сторонником пропорциональной или, в компромиссном случае, смешанной избирательной системы. Поэтому о ваших симпатиях спрашивать неуместно. Любопытна ваша оценка вот по какому поводу. Известно, что у нас в стране более половины экономики находится в тени. Можно предположить, что как следствие, в тени находится и добрая половина политики. Как вы считаете, результаты выборов по какой из систем - смешанной или мажоритарной - позволят наиболее полно проявиться теневой стороне политики и экономики в будущем парламенте?

- Во-первых, я бы не связывал напрямую тенизацию экономики и политики. Дело в том, что субъекты политики - это, прежде всего, избиратели. Ведь мы с вами говорим о выборах в Верховную Раду. Если мы проанализируем состав избирателей, то увидим, что третья часть из них - вне экономики: пенсионеры, студенты, зачастую интеллигенция.

Более того, некоторые предприятия разной формы собственности могут действительно работать в тени, но люди не будут этого знать и ощущать, а будут субъектами политического действия и избирательного права. Поэтому прямой связи я бы не усматривал.

Во-вторых, дискутируются сегодня разные модели Закона о выборах и каждый из аргументов, предъявляемых той или иной стороной, имеет право на жизнь. Они даже кажутся убедительными. Но все это очень относительно, поскольку для разных этапов становления государственной структуры общества необходимо находить наиболее адекватные системы избирательного права. Это предполагает варьирование от мажоритарной до пропорциональной системы.

В нынешней ситуации партии действительно еще не созрели и не структурировались таким образом, чтобы решительно влиять на политические и экономические процессы в государстве. Поэтому, возможно, идти на пропорциональную систему сегодня преждевременно. Но если мы не сделаем шаг в этом направлении (а смешанная система может быть именно таким шагом), то мы никогда не получим необходимого структурирования, партии не станут влиятельными, поскольку люди будут лишены стимула с точки зрения поддержки или неподдержки тех или иных программ и партий. Поэтому однозначно необходимо двигаться в этом направлении.

На мой взгляд, оптимальным вариантом на сегодняшний день является смешанная система с соотношением «пятьдесят на пятьдесят». Сохранить пятьдесят процентов мажоритарных округов необходимо вот по какой причине: сегодня есть достаточное количество известных людей, которые не могут быть представлены в партийных списках, которые сомневаются в целесообразности для себя входить в избирательные списки той или иной партии. На мажоритарных округах они могут заявить о себе и рассчитывать на поддержку избирателей. Необходимо учитывать этот объективный факт.

С другой стороны, если только Верховная Рада примет закон, в котором будет определена смешанная или пропорциональная система выборов, то сразу после этого с ускорением начнут формироваться партийные структуры и блоки. Произойдет своеобразная поляризация, я бы сказал, ориентирование политических сил с последующей работой их на электорат. Это именно то, что необходимо нашему обществу. Если бы это сопровождалось еще и улучшением системы организации государственной власти, укреплением связей между правительством, парламентом и Президентом на политической основе, то мы бы получили очень важный прогрессивный процесс. Но поскольку мы имеем организацию государственной власти, определенную Конституцией, то нам нужно сегодня придерживаться этой системы. В то же время прогрессивный избирательный закон для, подчеркиваю, нынешней ситуации будет способствовать и политическому структурированию общества и структурированию органов власти. Это не вызывает никаких сомнений.

То, что часть депутатов выступает против смешанной системы, - удивительно. Видимо, каждый из оппонентов в этом случае отстаивает либо свой личный интерес, либо мнение несозревшей политической структуры, либо работает просто несамостоятельно. Каждый случай можно анализировать отдельно. Но спекуляции на тему невозможности воплощения принципов народовластия без мажоритарной системы не выдерживают никакой критики. В недавнем прошлом у нас была мажоритарная система, но структура, сформированная по ее результатам, разве была истинным выражением народовластия? Закон о выборах не является единственной определяющей такого широкого понятия, как народовластие. Чрезвычайно важен ряд компонентов: от государственного устройства до вопросов собственности и участия трудящихся в экономических процессах. Поэтому на эту тему я бы даже дискутировать не стал.

- А я бы все-таки хотела вернуться к изначальной теме: теневые деньги и выборы. На самом деле многие утверждают, что при мажоритарном законе обладателям нечистых капиталов легче скупать округа. Иные же утверждают, что и в смешанной системе лазейки сохраняются, например можно купить себе место в начале списка какой-нибудь партии...

- Я не исключаю, что определенные проявления такой опасности могут иметь подтверждения. Но при смешанной системе это могут быть лишь единичные случаи и никак не тенденция. Представьте себе: выборы идут по смешанной системе. Люди, даже каким-то образом зависящие в мажоритарном округе от того или иного кандидата, отдают голоса за него. Но в то же время они отдают голоса той или иной политической силе, отраженной в партийном списке. Я не думаю, что хотя бы одна политическая партия рискнет и вставит в верхушку своего списка какого-нибудь криминального или коррумпированного представителя. Если говорить торговым языком, то «продажа» такого места за определенную сумму может очень дорого обойтись партии, а именно - потерей голосов избирателей, которые в какой-то степени информированы (или будут проинформированы) о деяниях попавшего в список персонажа. А сомнений в том, что оппоненты электорат проинформируют, практически нет. Поэтому я думаю, что это - надуманная ситуация.

Иное дело, если на пропорциональной основе уже были сформированы структуры власти, они работали, проявили себя, на каком-то этапе вошли в контакт с сомнительными структурами и стали осуществлять зависимую политику. Тогда накануне следующих выборов возможно даже изменение избирательной системы. Во имя здоровья государственной системы не надо бояться переходить от пропорциональной к смешанной или даже мажоритарной.

Если у нас образуются несколько блоков партий или политических течений, которые будут иметь сходные или различные программы и возможность отстоять их через формирование правительства, то тогда угроза покупки или перепокупки голосов и мест уже будет пустым разговором и опасности представлять не будет. Давайте посмотрим на ту же Англию. Неужели можно предположить, что лейбористов купили теневые структуры? Вопрос риторический. Ясно одно: чем скорее будет выходить из тени экономика, тем нелепее будет казаться вопрос, который мы с вами обсуждаем. Вообще, чтобы иметь повод делать какие-то заключения, нужна практика, а соответствующей практики, как таковой, мы с вами в этой стране еще не имеем.

- Тогда, Александр Александрович, дайте прогноз: насколько реальна надежда имперически познать плюсы и минусы смешанной избирательной системы в Украине? Примут ли депутаты именно такой закон о выборах на будущей неделе?

- Я думаю, что смешанная система в парламенте пройдет. Весьма характерным было рейтинговое голосование. При всей активности части депутатов, желающих сохранить мажоритарную систему, смешанная и пропорциональная все же набрали большее количество голосов. И всего 134 голоса получила та система, которая казалась незыблемой.

Смешанная система вызывает сомнения еще и потому, что для партии или объединения составить избирательные партийные списки и сохранить при этом целостность организации намного сложнее, чем составить списки при избрании по мажоритарным округам. И, несмотря на это, меньше трети депутатов поддерживают старый избирательный закон. Значит, в парламенте ощущают необходимость перемен.

- Как вы считаете, кто является самым большим тормозом на пути утверждения смешанной системы?

- Я бы ответил так: консерватизм.

- Представители всех серьезных политических сил, с той или иной степенью лояльности, высказались за смешанную избирательную систему. По вашему мнению, совпадала ли искренность заявлений лидеров этих сил и то, как их единомышленники и они сами голосовали в сессионном зале при рассмотрении вариантов Закона о выборах?

- Я думаю, что они были искренни, поскольку каждый из них чувствует за собой какую-то реальную силу, поддержку и возможность влиять на электорат. Каждый имеет средства для пропаганды своих идей и понимание того, что любая политическая сила, партия должны проверить себя на электорате и понять, чего они стоят. А бить себя в грудь и заявлять, что только мы выражаем истинные чаяния людей и печемся о народном благе - это легко. Пусть люди оценят то, как, кто о них печется. Я понимаю, что в разных политических течениях сейчас появились свои «троянские кони». Как говорил Михаил Шевченко, «не под седло», но необходимо внести ясность и расставить все точки над «і». Изменение избирательных принципов в законе о выборах даст возможность получить эту ясность.

- Во время осеннего политического сезона стала весьма заметной перегруппировка, группирование отдельно стоящих политических сил. Есть мнение, что и вы участвовали в этих переговорах. В основном все крутится вокруг трех имен: вашего, Евгения Марчука и Павла Лазаренко. Вокруг лидеров тех сил, ни одна из которых еще не заработала на полную мощность. Эти переговоры, по вашему мнению, являются тактическими или стратегическими?

- Знаете, у нас были предварительные переговоры, например с крестьянами, аграриями, с Партией социальной справедливости и другими политическими организациями и течениями. Я отдаю себе отчет в том, что изменение Закона о выборах обязательно приведет к созданию определенных блоков или, во всяком случае, координации действий политических структур. Иначе и быть не может. Поскольку сегодня есть довольно влиятельные силы, которые не представлены в парламенте, но желающие о себе заявить и имеющие определенные организационные структуры. Поэтому здесь возможно сходство интересов: одни будут заинтересованы заявить о себе, а другие политические силы - использовать существующие организационные структуры.

С другой стороны, консультации по поводу Закона о выборах, о возможных позициях, которые будут занимать те или иные политические силы, проводились, и не только в последнее время. Конечно, они имеют в первую очередь тактический характер, связанный с принятием закона и подготовкой к выборам, но они могут иметь и стратегическую перспективу. Пока об этом говорить преждевременно...

- Вы согласны с теми, насколько я понимаю, для вас светлыми, прогнозами, что в случае смешанной системы левые могут взять в парламенте большинство?

- Я не думаю, что это произойдет. Допустим, я даже хотел бы, чтобы так случилось, хотя бы для большей определенности в политической и экономической жизни государства. Но этого, наверное, еще не случится. Об этом я говорил и раньше, принимая во внимание определенные настроения и поведение электората, ситуацию в экономике и общественной жизни. Но, видимо, говорить о «контрольном пакете» не приходится.

- Многие высказывают мнение, что вы и ваши сторонники заинтересованы в ухудшении в экономике, поскольку падение экономической ситуации в стране это - минус Кучме и плюс Морозу.

- Так говорить могут, простите, только идиоты. Проводя съезд Соцпартии еще до формирования парламента нынешнего состава, мы себе поставили задачу: даже если осуществляется в государстве курс, с которым мы не согласны, мы должны делать все возможное для того, чтобы социальное положение граждан, основанное на экономике, не ухудшалось. И если оно до сих пор ухудшается, то, по крайней мере, не такими катастрофическими темпами, как это могло бы происходить без нашего противодействия. Поэтому все, что делала наша партия и фракция в парламенте, было подчинено именно этой задаче. Мы все вместе, и я в том числе, именно поэтому всегда пытались найти контакт с правительством для того, чтобы совместно решать какие-то конкретные актуальные задачи. Так что все эти разговоры о злонамеренном вредительстве - это выдуманные аргументы. Наверное, просто никаких других не нашлось.

- Как вы считаете, для Украины наиболее судьбоносными и решающими будут парламентские выборы или президентские?

- Думаю, что в 1998 году - парламентские.

- Тогда вопрос в связи с президентскими выборами. Инициирование начала процедуры импичмента комитетом Стретовича происходило в ваше отсутствие: вы находились в больнице. Насколько, по вашему мнению, этот шаг перспективен и может ли он быть включен в более активное обсуждение позже?

- По правде говоря, меня эта тема не очень волнует и оценки я могу давать только очень общие. Но один момент мне все же кажется любопытным. У тех, кто постоянно видит угрозу для безопасности государства и стабильности общества в руководстве Верховной Рады, выбит самый важный аргумент: оказывается, и без руководства Верховной Рады представители разных политических сил вдруг поднимают такой вопрос. Поэтому я не стану давать юридическую оценку этому факту или говорить о его перспективности. Я могу лишь сказать о том, что, к сожалению, есть объективные причины для такого шага. Эти причины хорошо проанализированы представителями комитета. Мне кажется, что нас всех должно беспокоить именно то, что есть основания и мотивы для подобных разговоров. И если посмотреть, в чем заключаются эти мотивы, то может оказаться, что если мы все начнем жить по Конституции, то и поводов для таких разговоров или шагов не будет.

- В истории человечества было написано немало о роли личности в истории общества. Но возьмем частный момент. Есть мнение, что процесс внесения изменений в Конституцию, которым должна была закончиться VII сессия Верховной Рады и начаться VIII, не состоялся именно из-за того, что вы отсутствовали в сессионном зале. Возможно ли, что еще этот состав Верховной Рады вернется к вопросу рассмотрения внесения изменений в Конституцию?

- По регламенту и по Конституции - вполне возможно. Это - не запрещено. Начать можно. Но вопрос в том, удастся ли довести до логического завершения эту процедуру? Сомнительно. Поэтому, если бы 28-29 августа были приняты некоторые необходимые изменения, то, конечно, ни до какого «конституционного переворота» не дошло бы. Это все - публицистические изыски. В течение же этой сессии мы могли бы эти изменения утвердить, и беды большой не было бы поскольку предполагаемые поправки касались бы судебной системы и процедурных моментов, связанных с законодательными процессами.

И самое, пожалуй, главное. Коль мы так решительно настроены на защиту Конституции и боимся, чтобы не было «конституционного переворота», давайте во имя этого просто четко придерживаться существующего Основного закона. Большего ведь никто не требует.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК