«СИМУЛЯЦИЯ ОЛИГАРХИИ»

11 сентября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 37, 11 сентября-18 сентября 1998г.
Отправить
Отправить

«Быть олигархом - одно удовольствие, не быть олигархом - удовольствие другое» Скоро, очень скоро, в ...

«Быть олигархом - одно удовольствие, не быть олигархом - удовольствие другое»

Скоро, очень скоро, в 1999 году атеисты из «прогрессивного человечества» отметят 40-летний юбилей творения Чарльза Дарвина - книги с достаточно длинным, по современным меркам, названием «Происхождение видов или сохранение избранных пород в борьбе за жизнь». Я не считаю, что теория Дарвина когда-нибудь станет аксиомой, но применимость ее к политике для меня есть аксиома. Причем к политике не только в ее украинском варианте, но к политике как таковой.

Следуя теории Дарвина, сохранившиеся ныне «политические породы» - результат их борьбы за выживание и, как следствие этого, эволюционный отбор. Дарвинизм в украинской политике так или иначе меняет ее политбиоценоз - исторически сложившуюся совокупность организмов, населяющих территорию с более или менее однотипными условиями существования. Является фактом то, что в нашей стране качественный скачок, определивший, какие из политиков оказались, скажем, «доминантной» породы, а какие - «рецессивной», реализовался не революционным образом, через кровь с очередным перераспределением перераспределенного, а нормальным, эволюционным путем - через выборы, хотя, по сути, виртуального во всех этих выборах было больше, чем реального. И, опять же по сути, это был отбор, а не выбор.

Кто-то с начала 1994-го проигрывал и в 1998-м окончательно проиграл «в борьбе за жизнь», а кто-то боролся и смог выжить. Специфичность этого естественного отбора в том, что выжить он смог за счет других. И это опять же происходило по правилам, вернее канонам Дарвина - ведь и другие стремились выжить за счет него.

Напомню, что в дарвиновской теории сохранение избранных пород в борьбе рассматривается через половой отбор как форму естественного отбора, в результате которого совершенствуются и закрепляются наследственные приспособления пород к меняющимся условиям среды. Проще говоря - менее приспособленные погибают, уступая (не без сопротивления, конечно) место сильнейшим. В политбиоценозе формой гибели является остановка в развитии. Возможно и пожирание, политический «межвидовой трайбализм» - исчезновение из политической арены.

Все современные украинские финансово-промышленные политические группы идут по этому пути, за исключением, которых «уж нет» и тех, которые «уже далече». Те, которые прошли естественный отбор, научились приспосабливаться к «условиям среды», они не абсорбировались, но адаптировались. Отсюда и гибкость, и понимание необходимости быть открытым, и усиливаться за счет партнерства. Самый известный, пока удачный пример - это совместный холдинг Г.Суркиса и В.Рабиновича. Первый обозначил этот процесс «поступательностью», второй его назвал «не выживанием, а развитием», хотя реально и Г.Суркис, и В.Рабинович «поступательно выживали».

Структура каждой финансово-промышленной политической группы складывалась в процессе ее роста, ее естественного отбора. Умелое использование несовершенного законодательства позволило этим группам накопить первоначальный капитал, использование политических связей позволило им расширять свое присутствие в различных секторах рынка, что в свою очередь вызвало потребность в создании своеобразных «замкнутых циклов», в который входили и бизнесы, и их юридические, и банковские составные. Затем у групп возникла необходимость политической репрезентации своих интересов в парламенте, что привело к объединению интересов бизнесменов и политиков.

«БиАйЭм» В.Медведчука, «Славутич» и «ФК «Динамо-Киев» Г.Суркиса, «РИКО» В.Рабиновича, «Интерпайп» В.Пинчука, «Интергаз» И.Шарова и О.Бакая, «Реал-групп» В.Хмельницкого, «Итера» А.Волковского, «Укртелеком» О.Швеца, Укринбанк С.Кривошеи, «Шелтон» С.Рыся, ЕЭСУ Ю.Тимошенко, «Меркс» В.Хорошковского, «Оболонь» А.Слободяна, «Топ-сервис» В.Фиалковского, «Артемида» А.Антоньевой, «Киев-Донбасс» М.Гриншпона. Это - не мартиролог главным образом потому, что все эти люди и их бизнесы знают, зачем им политика, что такое постепенность. Знают это и государственные и, скажем так, негосударственные структуры, активные в политике - «Орлан» Е.Червоненко, «Укравиапром» В.Шмарова, «Укрнефть» В.Кононенко, «Киевгорстрой» В.Поляченко, «Укрречфлот» М.Славова, «Украгротехсервис» В.Бортника.

Эти финансово-промышленные политические группы Украины сегодня обозначают как олигархии. Если у нас реально существовала «клановость», то почему бы не быть - как следующей стадии эволюции - олигархиям? В России ведь они есть (как они есть там - об этом чуть ниже).

Распространяемая в украинских политкругах версия о некоей «украинской олигархии» - того же происхождения, что и психологическая зависимость от российского финансового кризиса, об опасности которой устал говорить В.Ющенко. Адепты этой как бы следующей стадии эволюции, находя у нас просто богатых людей, призывают их: становитесь олигархами. Хотя очереди записаться в олигархи и не видно, но призывы есть: «Государство должно вскормить свою олигархию, если не хочет кормить чужую». Когда-то, помнится, переживали о «наших родных кланах», и ничего, «кланы» и выжили, и трансформировались.

Большинство из тех, кого прочат кандидатами в олигархи, как раньше в члены ЦК, воспринимают слово «олигарх» как синоним состоятельного человека и не более того. Но это не более чем «квазиолигархи». В России, по автору «Нового российского корпоративизма» С.Перегудову, «взаимодействие государственной и финансовой олигархии реализуется... на основе согласования, в ходе которого и осуществляется выработка и принятие устраивающих обе стороны решений. Принятые решения реализуются опять-таки ко взаимной выгоде обеих сторон. Причем материализация этой выгоды происходит не по линии компромисса между групповыми и общественными интересами, а преимущественно путем извлечения обеими сторонами максимальной политической ренты. Согласно определениям и отечественных, и западных политологов политическая рента связана прежде всего с деятельностью «по выбиванию из государства монопольных прав или каких-либо привилегий» и по пересмотру «существующих отношений собственности». В России олигархи уже диктуют свою политику. Есть ли что-либо подобное в Украине? Есть ли у нас равноценные по политическому диктату-влиянию структуры, как РАО «Газпром», ЕЭС России, МПС, «Онэксим», «Мост», «Менатеп», «СБС-Агро» и т.д. и т.п.? При большом желании, конечно, можно поискать и кое-что нащупать, но это совсем не будет означать, что «нащупанное» находится в состоянии, извините, эрекции.

То, что в Украине олигархии, скажем так, неэрективны - объективно. Финансовая олигархия возникает в условиях, где определенная финансово-промышленная политическая группа начинает контролировать целый сектор промышленности через политику. У нас так же, но с точностью наоборот. И даже если какая-либо украинская финансово-промышленная политическая группа в будущем «захватит» какую-либо естественную монополию, реально существующую в Украине (банковская система, транспортировка газа, транспортные магистрали и т.д. и т.п.), это само по себе не будет означать возникновение какой-либо финансовой олигархии. Как олигарх может существовать в стране, если ему: а) запретят въезд в страну; б) создадут такие условия, когда ему не то что о своей «олигархии» некогда будет думать, а лишь о том, как уцелеть? Тогда, извините, это «недоолигарх», а точнее - «квазиолигарх», а кому же хочется называться «квазиолигархом»?

Мы уже «проскочили» стадию развития олигархии, если кто-то хочет ее так называть. Я имею в виду деятельность одного из экс-премьеров. Развитие его финансово-промышленной политической группы значительно отличалось от других. Был политик, являвшийся лидером группы, контролировавший выполнение основной админфункции в своем регионе. Этот политик смог получить поддержку ведущих финансово-промышленных групп региона в обмен на содействие им в выходе на национальный уровень, становление их в качестве отраслевых монополий, одновременно постепенно размещая в структурах власти представителей собственной команды, налаживая «взаимодействие» с органами правопорядка, банковскими структурами и средствами массовой информации. Таким образом и сам этот политик вышел на национальный уровень. Те же, кто не желал оказывать ему «поддержку» или, тем более, сопротивлялся ей, просто исчезли. То есть эта стадия все равно не нашла бы своего развития, потому что в таком случае не было бы других «олигархов», а один олигарх у нас называется хозяином.

Институт олигархии в Украине «де факто» не состоялся и был пресечен, поскольку он претендовал стать выше института президентства, существовавшего «де юре».

В России же «де факто» существующий институт олигархии в настоящее время выше института исполнительной власти - президентства, но не выше института власти законодательной - Госдумы. Российские политологи Лилия Шевцова и Игорь Клямкин в связи с этим указывают: «Самим же российским олигархам может казаться, что их притязания вполне оправданны, ведь любой претендент на президентскую должность зависит от их денег. Ведь даже у действующего главы государства нет средств, чтобы контролировать СМИ и обеспечивать их лояльность. Именно потому в их руках и оказались ведущие телекомпании и газеты. Однако при сложившейся в России политической моносубъектности власть нуждается в них только на стадии формирования, т.е. во время выборов. Стать их заложником она себе позволить не может, а легитимность, которую она получает с помощью их же денег, и монархические полномочия, которыми она наделена Конституцией, позволяют ей от них дистанциироваться, о чем и свидетельствует история политического взлета и падения «семибанкирщины».

Российская власть находилась в плену подобных иллюзий, которые были созданы иллюзионистами-олигархами. Нынешний кризис показал, «кто кого и по какой цене имеет».

Более изысканно по схожему поводу высказался Уильям Шекспир: «Если друзья такие, как эти, - кому нужны враги?» А врагов в России усиленно ищут. И Б.Березовский уже не «олигарх», даже не БАБ, а «Распутин». Именно он выразил желание российского бизнеса посадить в Кремль своего президента, заявив, что России нужен «дешевый» президент, т.е. такой, который бы мог эффективно выполнять волю истеблишмента. То есть олигархам нужен управляемый президент. Тем более подконтрольным они хотят видеть правительство и будут бороться с любым правительством до тех пор, пока оно зависит от Кремля больше, чем от корпораций. Но это извечная российская «палка о двух концах». И посему один из умнейших российских «технологов по выборам» Игорь Малашенко призывает к сочувствию по отношению к олигархам: «Я бы не преувеличивал значение нашей олигархии. Этот миф формировался и поддерживался, в частности, потому, что он льстил самолюбию некоторых олигархов... Все рассказы про чудовищную власть олигархии есть чистое вранье. Государство сегодня может расправиться с любым олигархом совершенно элементарно, что время от времени и происходит». Трехнедельные консультации с т.н. олигархами Б.Ельцина и С.Кириенко в июле 1998-го стали возможными после того, как министр финансов М.Задорнов публично заявил о предпочтительности внешних заимствований внутренним, чем, по мнению российского Центра оценок политических рисков, «указал олигархам на их истинное место в соотношении политической и финансовой власти в России».

Вслед за господством сырьевых монополий и олигархий обычно следуют либо упадок, либо приход к власти авторитарных лидеров. В России происходит и то, и другое. Более того, «на шестисотых «Мерседесах» стоят в очередях за мукой» (по М.Жванецкому). Спрашивается, зачем нашей небольшой Украине такое «большое российское счастье»?

В России есть головы, хоть и единичные, которые приходят к пониманию того, что ей не стоит цепляться за статус «великой страны», какой ее хотят видеть следующие заветам П.Столыпина некоторые из олигархов. В тезисах Совета по внешней и оборонной политике С.Караганова, опубликованных в июне 1998-го, сказано: «...Влияние страны, общества, их возможности по формированию внешней среды для развития все более определяются их привлекательностью...» Утверждение, применимое и к Украине. Отметим, что в этих тезисах наряду с правильной характеристикой влияния, определяющегося привлекательностью, содержится формулировка «обеспечение развития и удержания статуса влиятельной или даже «великой» державы», свидетельствующая, что некоторые круги в России так и не избавились от мании величия.

Украине не нужно стремиться быть и казаться «великой державой». Не делают привлекательной страну шаманские заклинания о «великой европейской державе», если в ее столице целое лето не было горячей воды. Украине нужны не олигархии, а, скорее всего, элита - стратегическая элита страны (СЭС).

Стратегическая элита страны - это не результат некоего формального обобщения по признакам политического успеха или неудачи, поскольку сам этот успех или неудача зачастую являются временными, непостоянными, их корни со временем усыхают, она определяется по реальному политическому, экономическому и, если хотите, культурному влиянию, по тому, как с ней соизмеряют свои намерения граждане страны. К примеру, относительный успех коммунистов в парламентских выборах еще ничего существенного не означает, поскольку их корни - в прошлом. Они понятны и потому скучны, непривлекательны для людей, тем более для тех, кто за них не голосовал, а вот реально влияющие на людей политики - у всех на слуху. Мы уже прошли этапы становления СЭС. Олигархия не состоялась, «кланы» уже закончились, существуют политические партии. Быть богатым и членом влиятельной политической элиты - прагматично, богатым и к тому же олигархом - опасно и бесперспективно. Уже сегодня олигарх - это что-то негативное, почти как «аллигатор». «Аллигаторами» невозможно гордиться, за исключением тех, кто «с гордостью» носит одежду «Лякост». А влиятельной элитой влиятельной страны гордиться вполне можно.

По теории Дарвина гомо сапиенс тоже является результатом естественного отбора. Те, которые выжили, оказались достаточно умными, чтобы пройти естественный отбор. Это топ-политики: В.Ющенко, А.Разумков, С.Тигипко, В.Медведчук, А.Лавринович, В.Пинзеник, Д.Табачник и т.д. Более полный список можно найти в списке 50 ведущих политиков Украины Киевского центра политических исследований и конфликтологии М.Погребинского, хотя это не список топ-политиков СЭС.

Стратегическая элита страны адаптируется к условиям среды, абсорбируя региональные (тактические) элиты и новых, «примкнувших к ней», членов, ассимилируя кланы. Она уже состоялась - проведение в 1994 году выборов Президента Украины, мирный переход власти от Л.Кравчука к Л.Кучме доказали, что СЭС приняла европейские правила политической игры. СЭС не отстраняется от власти независимо от того, кто является главой государства. Она перегруппировалась и запустила новые механизмы власти. И она знает, как это сделать. Ее сила - в устойчивости и корпоративности. Ее членов объединяет не только стремление к власти, но и единое, в целом, понимание того, как должна развиваться страна. Такой выбор является гораздо более существенным доказательством стремления Украины быть частью Европы, а не Азии, чем формальное членство в Совете Европы («олигархическая» Россия - тоже там, что не мешает ей оставаться «олигархической»), продекларированное намерение нашего правительства получить статус ассоциированного членства Украины в Евросоюзе.

Сказав «А», допустив нормальность перехода власти от одного всенародно избранного главы государства к другому, продемонстрировав этим собственную «европейскость», а не «азиатчину», СЭС должна сказать «Б» - не оглядываясь на опыт олигархического соседа, решить следующие проблемы: запрет смертной казни, реальную, а не бумажную свободу прессы, реально независимые профсоюзы, достойную европейцев социальную защиту. Без стремления разрешить эти хронические проблемы СЭС не имеет шансов состояться.

Влияние СЭС проявляется через ее собственный опыт, центральное место в котором занимает ее плюралистический, «антимонопольный» характер. В отличие от олигархического такой подход («живи и давай жить другим») удобен, поскольку не отягощен ни политической индифферентностью народа, ни абсолютистскими символами и эмоциями, мобилизирующими поддержку экономических авантюр и сохранения иерархических политико-экономических пирамид. СЭС уверена в том, что может полагаться на полное использование собственного влияния, одновременно извлекая значительную выгоду из привлекательности собственных идей и принципов. Все вышеупомянутое подкрепляется широким, но неосязаемым влиянием господства стратегической элиты страны в области глобальных коммуникаций (телевидение, пресса, спорт), массовой культуры. Таким образом, посредством подключения к единой политической игре новых национальных кумиров, этих «визитных карточек» независимой Украины - киевского «Динамо», «Южмаша», Лилии Подкопаевой и Александра Багача, артистов и эстрадных исполнителей, продукции новых, достаточно популярных телерадиокомпаний СЭС сама является активным началом развития гражданского общества страны.

Кроме того, следует считать частью системы стратегической элиты страны то, что находится лишь в зародышевом состоянии, - сеть специализированных финансовых структур, целью которых является поддержка некоммерческих организаций. Формируя и оформляя стиль, «почерк» стратегической элиты страны, эти организации сами становятся ее частью, решающей вопрос оптимального публичного представительства всех составляющих СЭС.

Обобщая вышеупомянутые характеристики, суть стратегической элиты страны в том, что она - гегемонична в том смысле, что концентрируется вокруг определенного круга людей и отражает политические механизмы, экономические принципы и культурные ценности собственного образца. Она исповедует либеральный порядок в том, что он законен и характеризуется обоюдным взаимодействием. Время от времени между членами СЭС возникают напряженные конфликты, но все они вмещаются в рамки относительно незыблемого, стабильного политического порядка. СЭС, зная «конфликты», не знает «войн». Наконец, устойчивый успех, достигнутый СЭС в построении именно такого порядка, надлежащим образом узаконит роль СЭС как интегратора общества, способного нести груз ответственности за стабильность в стране и ее развитие.

Конечно же, можно было «уйти» в генезис украинской элиты, обосновать, «как», «зачем» и «почему», но в данный момент это не столь важно. Время для этого всегда найдется.

В общем, название чего-либо само по себе является самообразующим и самоорганизующим фактором. В ироническом смысле применима формула капитана Врунгеля: «Как вы лодку назовете, так она и поплывет». Обозначили «лодку» в России «олигархией», она и «приплыла» к тому, что они имеют. Вряд ли следует нам плыть туда, к чему они «приплыли».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК