РАДОСТЬ ПРИШЛА — ОТКРЫВАЙ ВОРОТА

28 марта, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск № 12, 28 марта-4 апреля 2003г.
Отправить
Отправить

Есть две новости: одна из них для части граждан является хорошей, вторая, опять же таки для части граждан, плохой...

Есть две новости: одна из них для части граждан является хорошей, вторая, опять же таки для части граждан, плохой. Начнем с первой. Администрация Президента повернулась лицом к государственным интересам и, пожалуй, впервые, отвлекшись от кадровых, парламентских и цензурных затей вышла с государственно значимой инициативой. Вторая же новость заключается в том, что эта инициатива связана с сокращением (не менее чем в половину) численности Вооруженных сил Украины.

В апреле, согласно поручению, пришедшему в Министерство обороны за подписью Леонида Кучмы, планируется провести заседание СНБОУ, посвященное реформированию ВС. В приложении к этому документу от Министерства обороны требуется подготовить предложение о сокращении около 150 тысяч военнослужащих. Среди прочего, в документах, полученных Министерством обороны в среду, речь идет о необходимости рассмотрения вопроса о замене военнослужащих, где возможно, гражданскими, чье содержание бюджету обходится намного дешевле. Подчеркивается также необходимость разработки предложений о радикальном сокращении количества старших офицеров и генералов. Впрочем, подобные планы у Президента и его администрации существуют не только в отношении армейского генералитета, но и других воинских формирований.

«Зеркало недели» обратилось к министру обороны Владимиру Шкидченко с просьбой прокомментировать последние события. Однако Владимир Петрович, сославшись на недостаточное для внимательного изучения поручения время, отказался от комментария.

Есть некоторые основания полагать, что документ, касающийся самых животрепещущих вопросов военной реформы, родился именно в недрах администрации Президента, а именно в управлении, возглавляемом генералом Белоконем. Мы попытались связаться с Николаем Васильевичем, однако его в столице не оказалось. В государственной комиссии по реформированию Вооруженных сил, возглавляемой премьер-министром, свет на происходящее пролить не смогли. В СНБОУ на сегодняшний день о документе имеют лишь отрывочные сведения, следовательно за дело сокращения взялся Президент и его администрация.

В вопросе сокращения численности есть два неоспоримых момента. Первый — бюджет не может содержать такое количество военнослужащих и при нынешнем финансировании армия не в состоянии на должном уровне решать стоящие перед ней задачи. По средним натовским стандартам для того, чтобы содержать армию, равную украинской по численности, необходимо 5—6 миллиардов долларов в год. Это добрая половина нынешнего украинского бюджета. На подобный уровень финансирования, при ожидаемом росте экономики в 4—5 процентов, Украина не выйдет и через 15 лет. А поскольку, с точки зрения цивилизованных стандартов, армия недофинансируется не на проценты, а в разы, то сокращать ее необходимо.

Второй момент так же ясен, как и первый. Для сокращения необходима политическая воля. Это непопулярный шаг, сопряженный с колоссальной организационной работой и необходимостью задействования существенных средств. Для того, чтобы понять, сколько нам нужно людей в погонах, нужно знать, чего мы хотим от армии. Этого государство не удосужилось четко определить в течение 12 лет. И вот Президент как бы проявил готовность всерьез заняться Вооруженными силами. С точки зрения целесообразности, очередное начинание Леонида Даниловича оправдано, с точки зрения конечного результата — сомнительно, поскольку, опять же таки, требует скоординированной работы по решению государственного вопроса.

Существуют и субъективные причины, осложняющие реформирование ВС. С одной стороны, многие эксперты — и представители Национального института стратегических исследований, и Центра Разумкова, и бывший министр обороны Константин Морозов, и экс-начальник генштаба Анатолий Лопата — говорили о необходимости сокращения армии до 100—120—150 тысяч военнослужащих. Расчет производился исходя из существующего и прогнозируемого анализа задач и угроз. С другой стороны, для сокращения не хватало денег, желания военных и политической воли руководства страны, идущей дальше констатации существующей проблемы.

В настоящий момент Украина совместно с США и НАТО приступила к оборонному анализу, предполагающему проведение совместно с Министерством обороны оценки угроз, их характера, соответствующих сценариев применения вооруженных сил и необходимых для парирования угроз военной техники и людских ресурсов. На первых этапах этого анализа уже стало ясно, что армия должна быть сокращена, и сокращена радикально.

О необходимости перекраивания отечественных Вооруженных сил говорит и существующий в армии дисбаланс: острый дефицит младших офицеров и чрезвычайное перепроизводство полковников и генералов. Однако проблема генеральских ставок и льгот не самая актуальная для армии, которая, как шутят сами военные, «только ест, одевается, иногда стреляет, и нередко по своим». Экономические ресурсы Министерства обороны выглядят весьма печально. Около 70 тысяч военнослужащих не имеют квартир. С почти 70 военными городками, находящимися на балансе, министерство не знает, что делать. Находящаяся на вооружении техника практически не модернизируется, а старая обвально выходит из строя. Кроме того, в утилизации нуждается огромное количество боеприпасов, накопленных еще с Первой мировой войны. Решение всех этих вопросов, включая более-менее удовлетворительное финансирование НИОКР, по мнению экспертов, требует увеличения бюджетных трат на армию в 10—15 раз. Подобный скачок в финансировании армии нереален. Недешевым будет и ее сокращение.

Однако, имея четкую программу действий по реформированию армии, Украина, по мнению экспертов стран—членов НАТО, может рассчитывать на серьезное финансирование Западом программ социальной адаптации сокращенных военнослужащих. Речь может идти о переобучении, создании рабочих мест, пилотных проектах на базе военных городков. Руководству страны, поставившему задачу сокращения армии, придется проинвентаризировать все возможные финансовые источники, способные смягчить процесс перевода более чем сотни тысяч военных на гражданку. В противном случае власть может столкнуться с проявлениями недовольства более чем трехмиллионного отряда избирателей, ведь полтора миллиона военных пенсионеров, сотни тысяч занятых в ВПК, не говоря уже о самих военных и членах их семей, вряд ли останутся равнодушными к механическому сокращению.

Впрочем, таковое вряд ли будет задействовано в Украине. С просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию мы обратились к первому заместителю председателя парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Борису Андресюку.

— В первую очередь, мы должны определить цели и задачи, дать себе ответ на вопрос, чего мы хотим и что строим. А уже после этого можно будет говорить, какая численность армии нам нужна — 50 или 150 тысяч. Я не поддерживаю тех политиков и политологов, которые сегодня говорят о том, что армия должна быть, например, 150 тысяч. Четкого ответа не может быть до того, как мы примем ряд документов. Во-первых, это Концепция национальной безопасности Украины, которая сегодня только проголосована в первом чтении и мы ее готовим ко второму чтению. Сейчас завершена подготовительная работа над Военной доктриной Украины, и через несколько недель, перед тем как вносить ее в Верховную Раду на утверждение, документ рассмотрит Кабинет министров. Необходимо определить главные стратегические задачи страны и, как следствие, ее Вооруженных сил. И уже, осознав задачи, можно будет четко говорить о необходимой численности наших Вооруженных сил.

Механическое сокращение недопустимо. Хотя сегодня в ряде случаев мы с ним имеем дело. Наш комитет завален письмами военнослужащих, командиров частей, в которых приводятся примеры необоснованного сокращения личного состава. Иногда это делается не то что без аргументов, но даже без объяснений людям. Я против такого подхода. В то же время считаю, что армию сокращать необходимо, но с учетом целей, критериев и задач.

— Борис Павлович, как стало известно «ЗН», в среду вечером из администрации Президента в министерство поступило два документа, соответственно, за подписями главы администрации и Президента Украины. В одном документе речь идет о подготовке предложений о замене военнослужащих гражданскими лицами, в другом — о необходимости в рамках подготовки заседаний СНБОУ внести предложения о сокращении Вооруженных сил примерно на 150 тысяч. Всем понятно, что сокращение необходимо. Непонятно другое — верно ли выбрано для этого время и есть ли необходимые ресурсы?

— Безусловно, достаточных ресурсов сегодня у нас нет. По расчетам Минфина, сегодня содержание имеющейся численности обходится дешевле, нежели развернутое полномасштабное сокращение.

— Да, сегодня это действительно выгоднее. Но, если посчитать затраты в течение, например, трех лет, то государству удержание нынешней армии обходится гораздо дороже, нежели сокращение.

— Однозначно. Это многие уже понимают. Вчера прошло расширенное заседание коллегии Министерства обороны. На нем присутствовали и Марчук, и Горбулин, и Пирожков, представители Кабмина, других силовых ведомств. Все пришли к выводу, что необходимо разработать концептуальные документы, о которых я говорил. Возможно, потребуется внесение изменений в указ Президента «О программе реформирования Вооруженных сил Украины на период до 2005 года». Необходимо четко уяснить финансовые возможности казны. Поручение Президента только ускорит эти процессы, но не будет способствовать и поощрять механическое сокращение армии. Ведь сегодня «выбросить» на гражданку, скажем, сотню тысяч военнослужащих, а с ними и членов их семей без четкой программы социальной защиты — это может быть очень проблематично.

— В какой временной период, по вашему мнению, будут проведены сокращения?

— Затягиваться это не будет. Сегодня идет процесс оптимизации финансовых ресурсов по всем военным программам, в том числе по программе реформирования. Указ о программе реформирования есть, но само реформирование, по признанию военных и членов Кабинета министров, тормозится из-за отсутствия средств. Поэтому поручения Президента должны заставить активнее решать существующую проблему не только военных, но и Кабинет министров.

— Верховная Рада утвердила численный состав армии — это 310 тысяч военных и 90 тысяч гражданских. К 2005 году количество военных должно быть сокращено до 275 тысяч. Планируемое сокращение существенно выходит за рамки этой цифры. Поддержит ли парламент накануне выборов столь непопулярный шаг?

— Мне известны настроения в Верховной Раде по вопросу реформирования. Естественно, политическая составляющая будет влиять на этот процесс и на голосование. Однако Верховная Рада может пойти на такой шаг. Правда, без четкой программы социальной защиты сокращенных военнослужащих и членов их семей, которую должен разработать Кабинет министров, парламент может и не проголосовать.

— По некоторым данным, реальное число военнослужащих — 260 тысяч, что на самом деле меньше численности, утвержденной Верховной Радой к 2005 (!) году. Существует проблема сокращения не людей, а простых клеточек, которые и так не заполнены.

— Да, такая информация есть. Военные ее, в общем-то, отрицают, и их можно понять. Ведь если они признают, что существуют свободные клетки, то тогда им сократят финансирование.

— Как сейчас обстоят дела с проведением оборонного анализа?

— Этот вопрос обсуждался на коллегии Министерства обороны. Утверждалась программа оборонного анализа и этапности его проведения. Окончательно это все будет утверждено указом Президента, проект которого подготовлен. Все мероприятия в рамках оборонного анализа должны закончиться в мае—июне 2004 года — согласно плану Министерства обороны и Генерального штаба. Естественно, результаты этой работы, которая начнется с момента подписания Президентом соответствующего указа, повлияют и на процесс реформирования армии и, естественно, на ее численность.

Советник Президента по вопросам национальной безопасности Владимир Горбулин, комментируя инициативу Президента о сокращении армии, также в первую очередь сослался на необходимость принятия Концепции национальной безопасности и Военной доктрины Украины. В интервью «ЗН» Владимир Павлович подчеркнул следующее:

— Вооруженные силы нуждаются в серьезном реформировании. У нас уже была утверждена Программа строительства и развития Вооруженных сил 1997 года. Ее невыполнение привело к тому, что мы вынуждены были принять и начать выполнять новую программу реформирования, рассчитанную до 2005 года. По моему мнению, бывший министр обороны активно тормозил проведение реальной реформы, предлагая разработать все новые и новые документы, требовавшие все более продолжительных сроков. Кроме того, государство долго не могло определиться со своими стратегическими приоритетами, что несомненно, сказывалось и на реформировании армии. Ведь от вектора государственных устремлений и зависят задачи, которые стоят перед армией. Этим очень умело пользовались в Министерстве обороны. Однако темпы выполнения и новой программы по-прежнему крайне неудовлетворительны. Министерство обороны это объясняет крайне низким уровнем финансирования и огромными затратами, которые необходимы для сокращения Вооруженных сил. Затраты на этот процесс — одна из основных его составляющих. Впрочем, за последние годы все же сделаны некоторые шаги не только по сокращению личного состава, но и по сокращению устаревшей техники. Эта техника либо утилизируется, либо продается.

И все же сегодня армия, насчитывающая около 300 тысяч военнослужащих, является непосильным бременем для бюджета Украины. Львиная доля выделяемых средств идет на содержание армии, и только несчастные 5—7 процентов выделяются на закупку вооружений и на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, позволяющих разрабатывать новые образцы техники. Подобная тенденция приведет к тому, что к 2005 году мы будет иметь многочисленную армию, однако ее вооружение и боеготовность не позволят выполнять те задачи, которые перед ней ставит государство. Это и есть главная проблема. Жесткой формулы, позволяющей решить ее — нет.

Анализируя необходимое сокращение, я предлагал цифру 180, а возможно и 200 тысяч. Однако нельзя утверждать, что простое решение заключается в том, чтобы сократить такое количество военнослужащих в течение двух-трех лет. Нельзя утверждать, что, проведя такую реформу мы сразу получим результат. Реформой должно заниматься все государство, в первую очередь Кабмин и Президент как главнокомандующий. Именно они должны выстроить необходимую и эффективную систему координат реформы. С моей точки зрения, в ближайшее время необходимо предметно заняться этим вопросом. И дело не в том, когда пройдет заседание СНБОУ по этому поводу — в апреле или мае. Главная задача — найти оптимальную и четкую формулу реформирования Вооруженных сил. Для этого необходимо определить цели, внести изменения в наши пражские соглашения и, определившись с задачами, стоящими перед Вооруженными силами, четко вычертить структуру вооружений, позволяющих решать эти задачи и довести эту информацию до каждого подразделения Вооруженных сил. Я думаю, что оборонный анализ фактически должен стать программой прямого действия. Надеюсь, что созданная госкомиссия по реформированию Вооруженных сил во главе с премьер-министром активизирует этот процесс и позволит предположить, что он получит правильное ресурсное обеспечение.

— Иными словами, в ближайшее время массовых сокращений в армии ожидать не следует?

— Не следует, поскольку, если не продумать этот ответственный шаг, мы можем получить обратный от задуманного эффект. Однако содержать армию в нынешнем ее количественном состоянии государству не под силу.

— В документе, направленном в Министерство обороны, речь идет о сокращениях в объеме 150 тысяч военнослужащих. Именно этот объем сокращений рассматривается сейчас как ориентир?

— Да.

Как видим, сенсацией необходимость радикального сокращения Вооруженных сил не стала как для консервативных, так и для либеральных экспертов, поскольку такая необходимость назрела давно. Сенсацией стало, пожалуй, то, что высшее руководство страны наконец осознало то, против чего еще три года назад выступало, называя апологетов сокращения чуть ли не врагами народа. Но на сегодняшний день основным вопросом является глубина осознания Президентом актуальности реформирования армии. Если директивы для Министерства обороны лишь завизированная главой государства инициатива чиновника администрации, в данном случае — Николая Билоконя, то конкретных результатов она вряд ли достигнет. Если же необходимость данного шага усвоена Президентом, то шанс имеется. Правда, скоординировать и сконцентрировать необходимые усилия для столь серьезного дела — в Украине проблема. Тут традиционными тусовочными договоренностями не обойдешься.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК