«ПЯТЫЙ ЭЛЕМЕНТ»

26 сентября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 39, 26 сентября-3 октября 1997г.
Отправить
Отправить

«Собирание»: файл «Виктор Ющенко» История, которая обещает когда-нибудь быть интересной, определе...

«Собирание»: файл «Виктор Ющенко»

История, которая обещает когда-нибудь быть интересной, определенно напоминает охоту британских спецслужб за «пятым» (вслед за Филби, Берджессом, Маклином и Блейком) членом кембриджской резидентуры советской разведки, не раскрытым МИ-5. Но Джона Кернкросса все-же нашли благодаря О.Гордиевскому, в нашем же случае - «пятый элемент» из устоявшегося в прессе списка Г-4 - конкурентов на выборах 1999 года профессионально «спрятан» на самом видном месте - в прессе.

В ситуации с Виктором Ющенко в роли О.Гордиевского выступил Дмитрий Табачник. Фамилия Виктора Ющенко в списке Г-4 начала активно мелькать по крайней мере с апреля 1997 года именно с подачи Дмитрия Владимировича, который заявил, что под человеком, которого «вполне реально раскрутить» как «нового претендента на президентский пост» он имеет в виду «вполне конкретного, весьма известного политика», которого Табачник «предпочитает не называть, чтобы не подвергать его повышенному вниманию и не создавать повода для его усиленного топтания». Впоследствии Дмитрий Владимирович уточнил, что «он имел в виду целый ряд молодых политиков...» и назвал Виктора Андреевича первым в этом ряду, особо подчеркнув: «каких-либо конкретных разговоров с Ющенко я не вел». Конкретные разговоры могут иметь вид и неконкретных.

Независимо от того, чем было продиктовано желание Дмитрия Владимировича засветить «пятого» - стремлением поторопить Виктора Андреевича, поинтриговать, привлечь внимание других кандидатов, и, наконец, продемонстрировать свою необходимость одному конкретному политику или всеми этими причинами, Дмитрий Табачник как раз и активизировал повышенное внимание к Виктору Ющенко. Это внимание так и осталось бы на уровне зафиксированной вероятности, на уровне уговоров тех, кто настойчиво и безрезультатно уговаривал Виктора Андреевича, если бы сам Виктор Ющенко не начал усиленно заявлять, что у него нет «даже мысли о президентстве» и ничем он, «кроме своих профессиональных и служебных проблем не беспокоился, не беспокоится и не будет беспокоиться». Слова, что даже «нет мысли об этом», уже начинают кое-кого на самом деле беспокоить. Особенно тех, кто уже уверен в наличии таких мыслей у Виктора Андреевича. Перебирающим цветами кардиналам нравится такая реакция.

Условия игры

Сумбурность политического заявления Виктора Ющенко о своих мыслях, обычно исчерпывающе точного в заявлениях экономических, просматривающаяся, например, в странном противопоставлении проблем «профессиональных» и проблем «служебных», служит аргументом в пользу того, что Виктор Андреевич еще не готов определяться, но готов рассматривать вероятности. Следовательно, вопрос лишь в том, как выглядят шансы первого банкира страны в гонке за первое место.

Он необычный «банковский комиссар» - г-н Ющенко. Наряду с тем, что он интересуется только своими служебными и профессиональными проблемами, он утверждал, что «...деньги не пахнут, они не могут и не должны делать политику или служить ей. Они аполитичны. Сильные деньги нужны всем - коммунистам, руховцам, реформаторам... Моя партия - это сильные деньги в сильной и демократической Украине». Вполне политическое заявление. Виктор Ющенко - не коммунист, не руховец, не реформатор. Он представляет партию сильных денег.

Включение В.Ющенко в многократно проанализированный расклад Г-4 (Л.Кучма, П.Лазаренко, Е.Марчук, А.Мороз) выглядит достаточно перспективным ввиду создания момента неопределенности. Виктора Ющенко, представителя финансово-банковских кругов, раскаченного в СМИ, с его харизматичностью, устойчивым реноме на Западе, с «плюсами», зафиксированными в общественном сознании - денежной реформой, стабильностью гривни, без весомых негативов, если таковыми не считать большевистскую медитацию об «агенте МВФ», игнорировать нецелесообразно.

Виктор Андреевич в качестве «пятого элемента» президентской гонки понимает, что на самом деле эти гонки для него - не президентские, а скорее всего - премьерские. В затылок ему будет дышать Сергей Тигипко.

Максимальные очки, набранные Виктором Ющенко на президентских выборах, гарантируют ему предложение на премьерскую должность, причем от любого выигравшего президентский забег. Виктор Андреевич, который хочет стать украинским Вацлавом Клаусом, правильно оценивает свои силы, имея в виду желание любого Президента иметь такого премьера. И опять-таки, имея в виду, что в затылок ему будет дышать Сергей Тигипко.

«Досье» -

плюсы и минусы

«Плюсами», кроме харизматичности, является то, что Виктор Андреевич сравнительно неплохо ладит с различными политическими лидерами, не ссорится с прессой, избегает привлечения к себе внимания через скандалы.

Для каждого варианта существуют свои «плюсы» и «минусы». «Плюсом» для Виктора Ющенко является то, что по Конституции он зависим от Леонида Даниловича, ибо был назначен и может быть освобожден Верховной Радой по представлению Президента. Виктор Андреевич понимает, что слухи и домыслы о возможном инициировании Президентом его отставки вдвойне несостоятельны: и потому, что Президенту не нужен новый конкурент, даже гипотетический, и потому, что Президенту совсем не помешает такой вполне реальный союзник. Виктор Ющенко также понимает, что Президенту нужна его репутация на Западе; ведь даже с учетом заявления Президента о том, что «международная репутация Украины - высока как никогда», сомнительно, чтобы Леонид Кучма не желал возврата репутации по крайней мере периода второй половины 1994 года. В отношениях Л.Кучмы и В.Ющенко существует «минус»-рикошет в виде известного заявления Президента в сентябре 1996 года, что «...мы опоздали с денежной реформой на год... В прошлом году были условия для введения гривни, но не хватило пороха, побоялись». Этот упрек Л.Кучмы был адресован в первую очередь одному из конкурентов Леонида Даниловича на будущих выборах - Е.Марчуку. В 1995 году Евгений Кириллович был председателем комиссии по проведению денежной реформы. А срикошетило это заявление на Виктора Ющенко, который был в этой комиссии замом Е.Марчука.

П.Лазаренко также не был равнодушен к В.Ющенко: «профессионал на своем месте», «правительство Украины четко и конкретно поддерживает В.Ющенко». Виктор Андреевич помнит и «минусы» Павла Ивановича, его замечания, что политика

В.Ющенко, дескать, излишне «самостоятельная», излишне «независимая», он помнит склонность премьера П.Лазаренко к «здоровой эмиссии» и налоготворчеству. По определенным причинам Павлу Лазаренко как хозяину, оставшемуся без страны, Виктор Ющенко не нужен. Причин много, и они разные.

Виктор Ющенко должен помнить свою позицию: собственно он назвал Евгения Марчука «человеком, который может консолидировать профессионалов». Как и то, что Евгений Кириллович не очень отделял задачи Кабмина от задач Нацбанка, полагая, например, что вопрос снижения кредитной банковской ставки НБУ является и задачей правительства, и задачей структуры Виктора Ющенко. Это, возможно, осторожный В.Ющенко не оценивал как вторжение в его банкирскую епархию. Возможно, что это и не было вторжением, но осторожность «банкирского комиссара» - явный плюс.

В ситуации с Александром Морозом существующий «плюс» - заявление спикера в феврале 1997 года, в котором Александр Александрович отметил «высокий профессиональный уровень

В.Ющенко, авторитет, а также стабильность его имиджа в финансовых кругах, как отечественных, так и зарубежных». Обольщаться Виктору Андреевичу не стоит, ибо здесь же кроется и «минус» - стабильность имиджа Виктора Ющенко в финансовых кругах, как отечественных, так и зарубежных - это одно, а вот авторитет в глазах товарищей по партии А.Мороза - нечто иное.

Вышеперечисленное - часть из того, что характеризует взаимоотношения «пятого элемента» с четырьмя другими. Дальше - о собственных «плюсах» и «минусах» Виктора Ющенко.

Вероятно, он лично считает «плюсом» занятую им экономическую нишу, где может не поладить разве что с небольшим кругом таких же, как он, специалистов по цифрам. Но, поскольку экономическая ниша - не более чем ниша в политической жизни страны, здесь же и «минус» Виктора Андреевича, и он в том, что его решения - лишь по форме - экономические. По содержанию - это политические решения.

Насколько уверенно Виктор Андреевич чувствует себя в экономической сфере, настолько же сложно сориентироваться ему в политических хитросплетениях. Кризисные ситуации, когда имя Виктора Ющенко становится предметом пристального анализа прессы, когда желательно и необходимо его личное реагирование на остроту момента, не относятся к лучшим временам Виктора Адреевича. Вероятно, он не уверен, как нужно реагировать, и как-бы хочет, чтобы от него попросту отстали.

В январе 1995 года Виктор Ющенко поддержал позицию В.Масола против позиции В.Горбулина по нулевому варианту. Позиция В.Масола не прошла, а В.Ющенко умолк. Почему умолк? Почему не отстаивал свою позицию? Если осознал, что неправ, почему не признал?

Другой показательный пример. 28 июня 1995 года Президент Л.Кучма в речи, позже названной «ужгородской», призвал к «некоторому ослаблению монетарной политики», добавив, что «в руководящих банковских кругах до сих пор отсутствует понимание того, что реальный выход из кризиса в банковской сфере может быть достигнут за счет соединения банковского и производственного капиталов». Отвечал Президенту 11 июля 1995 года заместитель председателя правления НБУ Виктор Кравец, заявивший, что «международные организации и страны-доноры уже держат на контроле заявление Президента» и что «если по каким-то причинам Украина нарушит условия меморандума с Международным валютным фондом - и не выйдет на уровень инфляции в конце года 1-2% в месяц, то от нас отвернется мир». То, что поразительное по тональности мнение НБУ, международных организаций и стран-доноров озвучил заместитель

В.Ющенко, а не он сам, где бы и в каком состоянии он не находился, кое-что говорит о Викторе Андреевиче.

За Виктором Ющенко - «Украина Молода» с другом детства Михаилом Дорошенко. Важнее друга детства - друг зрелости Виктора Андреевича - Вадим Петрович Гетьман.

О Вадиме Петровиче хватит материала на несколько досье: человек сделал разного и немало. Пока, из написанного Вадимом Петровичем, мы знаем, что во многом благодаря ему (что он и описывает в своей книге) была принята Конституция. А еще Вадим Петрович любит опровергать публикации о своей «финансовой империи» - очень любит.

Скажем, когда «Зеркало недели» в июне 1997 года написало о «финансово мощнейшей империи, основой и стержнем которой является нардеп В.Гетьман», а верхушкой империи - В.Ющенко, какой-то, подчеркнем - публичной - реакции Виктора Ющенко, кроме пересказанного В.Гетьманом «удивления», не последовало. Зато последовательный в своей скромности Вадим Петрович, парламентарий года-96, заявил 26 июня 1997 года: «честно говоря, я удивился, когда ознакомился с этой публикацией. Ни в каких политических раскладах я не участвовал...», а на вопрос о размерах его «финансовой империи» ответил: «...не хочу быть слишком скромным...» и долго, детально описывал ее, опять же подчеркнув, что «...ни одно наше подразделение не создавалось без «благословения» В.Ющенко...».

Вадим Петрович - «не слишком скромный» человек. Благодаря Вадиму Петровичу мы узнали: «...я приложил максимум усилий, чтобы именно В.Ющенко стал главой Нацбанка», ибо «..мы до этого долгое время работали с Виктором Ющенко в банке «Украина», где я и узнал его как обладателя гибкого и аналитического ума». И когда в ноябре 1995-го Виктор Ющенко не смог поехать во Франкфурт-на-Майне, где проходил Европейский банковский конгресс, он, со слов Вадима Петровича, позвонил ему и «с горечью сказал: «...Поезжай сам. Есть мнение, что шахтерские проблемы без Национального банка решить нельзя». Вадим Петрович сам взял и поехал.

Такая активность Вадима Петровича потихоньку превращается в «минус» Виктора Андреевича - самостоятельный Вадим Петрович на фоне несамостоятельного Виктора Ющенко.

Обстоятельства, отягощающие ответственность

Виктор Ющенко существенно приблизился к тем лидерам украинской политики, которых избиратель прямо связывает с хронической невыплатой зарплат. Виктор Андреевич не распространяется на эту тему, но и у него присутствуют выражения типа «если денег на решение проблемы задолженности по зарплатам нет, то их - нет, и значит нужно выплачивать лишь текущую зарплату, оставив задолженность на потом». Меня не удивляет, что профессиональный экономист Виктор Ющенко, как и другие его коллеги, мыслит схемами балансов. Меня удивляет, что политический лидер Виктор Ющенко считает удовлетворительными подобные объяснения. Как и его аргумент о росте реальной зарплаты, странный в условиях ее невыплаты. Как и тезисы о финансовой стабилизации и низком уровне инфляции. Я не думаю, что можно сказать лучше, чем Леонид Кучма - тогда кандидат в Президенты: «сокращение темпов инфляции искусственно, ибо стоят предприятия, не выплачивается зарплата».

Попадание в прессу документов Нацбанка с грифом «не для печати» о задолженности по зарплате, как и само их появление, также является потенциально серьезной проблемой Виктора Ющенко. Как бы ни старался руководитель группы его советников В.Лисицкий объяснить, что данные «документы имеют рабочий, промежуточный характер, потому и не для печати», юристы могут подсказать Виктору Ющенко, что Законом Украины «О государственной тайне» прямо «запрещено отнесение к государственной тайне любых ведомостей, если этим будут нарушаться конституционные права человека и гражданина, будет нанесен вред здоровью и безопасности населения...» Закон регламентирует, что «...не может быть отнесена к государственной тайне информация о... здоровье населения, его жизненном уровне, включая питание, одежду, жилище, мидицинское обеспечение...». Сомнительно, чтобы даже не юрист Виктор Ющенко не понимал, что материал о задолженности по зарплате по минимуму касается вопросов жизненного уровня населения, включая питание, одежду, жилище, медицинское обслуживание и социальное обеспечение. Виктор Андреевич не может сказать, что не видел таких документов, или же что он не распоряжался поставить на них гриф «не для печати», этому препятствуют уже не экономические, а политические ограничения.

Окончательный анализ

Виктор Андреевич Ющенко «вырос из штанишек» председателя правления Нацбанка. Сделанное им и за него делает необходимым его переход в новое качество. Виктор Андреевич вряд ли не использует свой шанс - после участия в качестве самостоятельной фигуры в президентском марафоне, стать премьером, оставить в Нацбанке «наследника» и продолжать делать то, в чем он разбирается. При этом ему, оставаясь экономистом, уже не стоит бояться быть политиком.

Я допускаю, что Виктор Андреевич, возможно, где-то в глубине души, действительно не хочет делать рывок. Но в Виктора Андреевича уже было вложено много, дорого стоит и его репутация, поэтому, наверное, не очень принципиально, захочет ли он играть. Он, вероятно, примет наиболее убедительное предложение. Он как «пятый элемент» сыграет сразу две роли - и свою, и не свою.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК