ПРЕЗИДЕНТ ВРУЧИЛ ПОСЛАМ ГРАМОТЫ

18 июля, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 29, 18 июля-25 июля 1997г.
Отправить
Отправить

Весьма недоверительные - Мы должны поблагодарить Президента за выступление и уничтожающую критику в наш адрес...

Весьма недоверительные

- Мы должны поблагодарить Президента за выступление и уничтожающую критику в наш адрес.

- Но критику - дружественную. Дружественную…

по словам очевидцев, таким диалогом между министром иностранных дел Украины Геннадием Удовенко и Президентом Леонидом Кучмой закончилось выступление главы государства в стенах здания на Михайловской площади, куда собрались 64 руководителя диппредставительств нашей страны за рубежом. Подобный форум послов традиционно проходит раз в два года и каждый раз начинается с выступления Президента Украины, который подводит итоги и ставит новые стратегические задачи.

17 июля, открывая совещание, Президент Украины выступил с достаточно критической речью, в которой проанализировал деятельность МИДа за последнее время. Надо полагать, делая это, Президент преследовал несколько целей. Первая - указание новых приоритетов во внешней политике, вторая - диагностика нездоровых мест в системе внешнеполитического ведомства (как в центральном аппарате, так и в зарубежных филиалах) и, наконец, третья цель - намекнуть как дипломатам, так и главе МИДа, что в сентябре Министерство иностранных дел может возглавить новый человек. А теперь обо всем этом без Президента и подробнее.

Вряд ли кто-нибудь будет спорить с тем, что основные достижения украинской независимости находятся не в сфере идеологии или перелома гражданского согласия, не в экономическом поле и не во внутриполитическом оцивилизовывании отношений между ветвями власти. Основные достижения - на внешнеполитическом фронте. От первых сводок МИДа о количестве стран, признавших Украину в мире, до подписания Хартии между НАТО и Украиной - дипломатическая пропасть. Но тем не менее всего за шесть лет официальный Киев преодолел ее, причем это было сделано не скачком, а поступательно и логично. За это время украинская дипломатия возглавлялась всего двумя министрами: первым, и пережившим несколько правительств, - Анатолием Зленко и вторым, также пережившим несколько правительств, - Геннадием Удовенко. Между обоими министрами было много сходного, например то, что оба были опытными дипломатами и оба умели не вступать в конфликты с непосредственным начальством, а именно - Президентом. Кроме того, оба министра существенно опасались молодой поросли, которая окружала их в виде замов - в смысле посягательства на занятое кресло.

Но между Анатолием Зленко и Геннадием Удовенко как министрами были и существенные различия. Если Анатолий Максимович все годы нахождения на посту главы внешнеполитического ведомства выступал за границей от имени Украины, то Геннадий Иосифович всегда ссылался на украинского Президента. Если Анатолий Зленко исколесил весь мир, символизируя локомотив внешней политики МИДа, то Геннадий Удовенко первые два с половиной года нахождения на этом посту ездил исключительно с Президентом, тем самым, очевидно, пытаясь застраховать себя от малейшей ошибки либо ответственности за внешнеполитический курс. Если первый министр ревниво относился к успехам своих замов, но в то же время требовал от небольшого кадрового состава молодого министерства полнейшей отдачи и генерации идей, то второй министр генерации идей особенно не требовал, замов с глаз Президента убирал долой, а сам аппарат МИДа расширил впечатляюще, но также впечатляюще не углубил.

Пассивность Геннадия Удовенко и нежелание сохранить МИД как сгусток, как носитель, как локомотив внешней политики Украины, конечно, можно объяснить рядом не зависящих от него факторов, например длительным давлением над министром фигуры бывшего главы администрации Дмитрия Табачника. Среди журналистов даже ходила шутка: «Как, это был Удовенко? Я его без Табачника не узнал». Но вот Дмитрия Владимировича не стало в окружении Президента, а картина осталась все той же. Конечно, можно предположить, что инициативу Геннадия Удовенко в дальнейшем на корню подрубил секретарь СНБОУ Владимир Горбулин. По поводу Владимира Павловича журналисты шутили иначе: «Если Лазаренко пытается подобрать под себя все в экономике, то Горбулин - все во внешней политике». Эта шутка недалека от истины. Владимир Павлович действительно замыкал и замыкает на себе слишком много вопросов, даже больше, чем в состоянии решить. Для этого у него просто нет времени и соответствующего штата. Но такое поведение во многом объективно, поскольку честолюбие Горбулина стало фактором, компенсирующим безынициативность главы МИДа. По сути, все это время именно В.Горбулин был третьим теневым министром иностранных дел.

Таким образом МИД Украины превратился в информационно-сырьевой придаток СНБОУ и внешнеполитического управления администрации Президента, который после достаточно бесцветного Владимира Фуркало возглавил молодой, амбициозный и компетентный Владимир Огрызко.

Как следствие, все внешнеполитические завоевания в мае-июне 1997 года, как то: договор с Румынией, договор с Россией, декларация с Польшей и Хартия с НАТО, нельзя расценивать как исключительные завоевания Министерства иностранных дел. Более того - МИД, по большому счету, не вправе как организация претендовать на то, чтобы зачислить эти завоевания в свой актив. Ряд замминистров и компетентных дипломатов из таких управлений, как УКОР, двухсторонних отношений, политического анализа и прогноза, безусловно, сыграли на многих этапах переговоров решающие роли. Нельзя не отдать должное блестящей работе посла в Румынии Александра Чалого, посла в Бенилюксе Бориса Тарасюка. В последнее время выровнялась и улучшилась работа нашего посольства в Варшаве. Но, вместе с тем, весь многосложный переговорный процесс шел через телефоны спецсвязи Горбулина и Огрызко.

Спустя шесть лет независимости костяк Министерства иностранных дел по-прежнему составляют те люди, которых набирал в министерство еще Анатолий Зленко и лишь немногие примкнувшие потом специалисты смогли найти свое место в опухшем мидовском аппарате. Кадровая проблема, несмотря на разросшийся до полутысячи единиц штат, по-прежнему остается самой актуальной для министерства. И виной тому не столько та кадровая политика, которую проводил Геннадий Удовенко, сколько объективные обстоятельства, сложившиеся в нашей стране. Многие дипломаты, находящиеся на работе за рубежом, не стремятся возвращаться в систему МИДа в первую очередь по причине смехотворных ставок, которые выплачивают носителям секретной информации, людям, по идее, обязанным вырабатывать внешнюю политику страны. Примечательно, что в зарубежных представительствах Украины считается за счастье при возвращении в Киев попасть не в МИД, а в администрацию Президента или Совет безопасности, поскольку ставки там значительно выше. Можно спорить о том, насколько это оправданно, но факт такой имеется.

Есть основания полагать, что кадровому вопросу в своем выступлении перед послами Президент Украины уделил немалое значение. Неизвестно, назывались ли им конкретные фамилии, однако доподлинно известно о том, что Президент четко определил срок работы за рубежом рядовых сотрудников посольства и посла: соответственно три и четыре года. Исключения, сказал Леонид Кучма, могут быть, но их будет определять Президент. При этом глава государства очень выразительно посмотрел на министра иностранных дел….

Складывается впечатление, что ротация дипсостава за рубежом - это неразрешимая проблема для МИДа. Четкого ротационного списка Президент не может добиться от министерства уже продолжительное время. Похоже, на совещании вопрос был поставлен ребром. В ближайшее время должны быть утверждены кандидатуры на замену послов в Германии, Китае, России, Турции, Великобритании и многих других важнейших для Украины странах. И не нужно говорить, что нам некого посылать на работу за границу и именно поэтому ротация не проводится. Действительно, громык у нас на каждом углу не понатыкано, но иногда, может быть, лучше послать молодого дипломата с незамыленным глазом, нежели держать за рубежом представителя, который расценивает посольство как общественную нагрузку и излишнюю тягость, являющую собой необходимое приложение к резиденции, светским раутам и достаточно успешному ведению личного бизнеса. А уж если при нынешнем кадровом голоде Украина смогла изыскать новую кандидатуру на пост премьер-министра, то посла в США, Швейцарию или Израиль она найдет, затрачивая меньше усилий...

Понимая болотистые условия, сложившиеся как в центральном аппарате, так и в подавляющем большинстве посольств, руководство страны отдает себе отчет, что МИДу нужна сейчас крепкая рука. По всей видимости, с переходом Геннадия Удовенко в ООН на почетную должность председателя Генассамблеи, в министерстве появится новый хозяин. Очень высок процент вероятности того, что человеком, на долю которого выпадет мелиоративная работа, станет бывший первый заместитель министра иностранных дел, а ныне посол в странах Бенилюкса Борис Иванович Тарасюк. С первого дня своего пребывания в Брюсселе он является мини-министром иностранных дел. И не только потому, что Брюссель - это столица европейских организаций, штаб-квартира НАТО, ЗЕС и т.д. и т.п. Из Брюсселя Тарасюк умудрялся действовать в мировом масштабе, например, устраивая программу пребывания Президента в Америке, договариваясь о двусторонних президентских встречах в Мадриде. Тарасюк - очень опытный дипломат и не менее жесткий руководитель. Но именно он является оптимальной кандидатурой на должность человека, чьими основными задачами будут - возвращение МИДу роли разработчика внешней политики, а также селекция внутримидовской кадровой политики.

Вместе с тем на место Геннадия Удовенко, по некоторым данным, рассматривается еще одна кандидатура, а именно - еще одного бывшего первого заместителя министра иностранных дел, а ныне посла в Вене, Николая Макаревича. По непроверенным данным, по этому поводу с ним также велись консультации.

Будем рассчитывать на то, что упоминание этих имен в статье не повредит дипломатам, вернее, не успеет повредить до 16 сентября, что, в принципе, было бы в духе не только этого конкретно, но и просто МИДа вообще, поскольку дипломатическое ведомство не без оснований во многих странах называют серпентарием «друзей»...

От возможных кандидатур вернемся к реальным проблемам. Основной целью работы внешнеполитического ведомства Леонид Кучма еще в Мадриде назвал экономику. Отныне деятельность всех посольств и дипломатических представительств Украины за рубежом будет оцениваться, ростом товарооборота, количеством контрактов, заключенных с данной страной, и инвестиций, поступивших в экономику Украины от нее. Экономизация внешней политики призвана заставить не только торгпредов, но и практически весь дипломатический состав посольства работать над решением проблем расширения рынка сбыта украинских товаров, привлечения инвестиций в Украину, лоббирования украинского участия в международных проектах.

Перед послами поставлена задача добиться такого же уровня прилива инвестиций в Украину, как, например, в Польшу, где за последний год они составили более 5 млрд. долларов. Задача эта, конечно, очень правильная и для страны нашей - чрезвычайно важная. Но тут необходимо сказать, что дипломаты, работающие за рубежом, какими бы красноречивыми они ни были, какими бы агитаторскими материалами их не вооружили и какие бы деньги (что смешно!) на переговорный процесс не выделили - не смогут решить поставленную задачу без коренных экономических реформ в нашей стране. Стабильное законодательство, четкая работа бюрократического аппарата, оперативное реагирование на предложения, поступающие в центр из посольств, стабильная банковская система - все эти инвестиционные приманки не во власти дипломатов. Однако в их власти проводить куда более серьезную работу по улучшению имиджа Украины, по информированию о ее промышленных возможностях и научном потенциале. От них зависит - узнают ли в стране пребывания о том, что в Украине ходят на двух ногах и запускают в космос ракеты; о том, что в Украине - лучшие в мире земли, но почти доисторические технологии их использования и обрабатывания.

Но для того чтобы справиться с поставленной задачей, мало понимать нужды страны, иметь директивы Президента и желание их воплотить в жизнь. Необходимо иметь наработанные механизмы по доведению информации до людей, принимающих решения, а порой - и до глав государств или правительств. Далеко не каждый посол может похвастаться тем, что он имеет возможность в стране прибывания попасть на прием день в день, например, к начальнику какого-либо мидовского департамента. Зачастую наши дипломаты не доходят даже до такого уровня, а с главами государств встречаются лишь во время вручения верительных грамот, приезда в эту страну Президента Украины и прощальной аудиенции перед возвращением в Киев. Немногие украинские послы ведут активное общение с властной элитой той страны, где им родина поручила отстаивать ее интересы.

Но даже те, кому не сидится на месте, не всегда могут реализовать полученные ими полезные сведения. причем, сведения эти можно разделить на две группы и КПД от обеих будет смотреться блеклым. Первая группа - это некоторые секретные сведения, которые могли бы быть полезны центру при принятии определенных внутриполитических, а иногда и внешнеполитических решений. В одном из очень важных для Украины посольств один дипломат еще в 1995 году сказал мне: «Мы все здесь ходим беременные информацией, но мы ничего не можем передать в Киев, поскольку у нас нет для этого технических условий». Проблема установления надежной быстродействующей линии секретной связи между посольствами и центром по-прежнему остается актуальной не только для упомянутого посольства, но и за редким исключением, для всех остальных.

Но не всегда информация бывает такого рода. Зачастую открытая, но очень полезная информация, даже добравшись до центра, остается без внимания. Поэтому, как советуют опытные дипломаты, для которых важен не процесс, а результат, каждый посол, направляющий в МИД или администрацию Президента какое-либо предложение, должен сопроводить его не только пожеланием получить письмо от официального Киева на такой-то адрес ведомства или фирмы, но и написать текст этого письма. В противном случае дельные предложения, поступающие от посольств, могут остаться без ответа.

Правда, тема информации, приходящей из посольств в центр, достойна отдельного абзаца. По идее, каждое из диппредставительств обязано предоставлять центру аналитические материалы на ту или иную тему, которая имеет значение для двусторонних отношений. По большому счету, аналитика и те сообщения, которые приходят от филиалов МИДа, как правило, ничего не имеют общего друг с другом. 90% из информационного потока являются холостой породой, состоящей из обзоров прессы, сообщений информационных агентств, выдержек из брошюр и заявлений. Зачастую дипломаты не утруждают себя даже переводом. Некоторые посольства считают нецелесообразным перевести даже список вопросов местной газеты Президенту Украины. Где уж тут говорить об аналитике.

Безынициативность, неорганизованность, отсутствие квалифицированных кадров, недостаточное финансирование, непрезентабельность посольских зданий - это неполный список тех проблем, с которыми приходится сталкиваться центру, разбирая деятельность своих представительств за рубежом. Нельзя сказать, что эти проблемы присущи всем посольствам, но подавляющему большинству - да. Некоторые диппредставительства умудрились отличиться по иным моментам: нашумевшие случаи с невозвращенцами, хулиганские выходки отечественных дипломатов, шокирующие западную общественность, да и случаи с мелким воровством таких же мелких сотрудников одного из украинских посольств за океаном - также был зафиксирован на видеокассету, которая была передана спецслужбами страны пребывания в Киев для разбирательства. Всем без исключения посольствам приходится сталкиваться с конфликтами внутри небольшого и поэтому варящегося в собственном соку штата. Это порождает нездоровую атмосферу в диппредставительстве, что несомненно сказывается на качестве работы. Ко всему этому можно добавить традиционную для советской дипломатии моду на противостояние между «чистыми» дипломатами и представителями иных государственных ведомств.

Одним словом, МИД Украины в настоящее время переживает не лучшие свои времена. Огромное количество накопившихся проблем в кадровой сфере усугубляется отсутствием четко определенной стратегической линии, значительными тактическими просчетами. Скандально-взрывоопасный потенциал представляет собой система производимых назначений, консульское управление МИДа, более пристальное внимание к коммерческой деятельности отдельных послов и дипломатов центра. Украине необходима радикальная реформа структуры МИДа с четким обозначением приоритетов как внутри центрального аппарата, так и за его пределами. Возможно, больше, чем реформа, МИДу сейчас необходимо оздоровление экономического и психологического климата в этом некогда ведущем и блестящем министерстве Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК