ПОСТ СДАЛ. ПОСТ ПРИНЯЛ?

27 февраля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 8, 27 февраля-5 марта 2004г.
Отправить
Отправить

То, что с таким нетерпением ожидали одни, а вторые надеялись отсрочить, все же произошло: обнародованной генерал-майором СБУ Валерием Кравченко информации дают законный ход...

То, что с таким нетерпением ожидали одни, а вторые надеялись отсрочить, все же произошло: обнародованной генерал-майором СБУ Валерием Кравченко информации дают законный ход. В минувший четверг в помещении Берлинского дома радио в присутствии представителей масс-медиа офицер разведки передал часть документов Николаю Томенко. В пятницу утром народный депутат передал их в Генпрокуратуру. На следующей неделе Томенко намерен предоставить документы в распоряжение парламентского комитета по правам человека. Именно этого как раз и добивался генерал СБУ. Но Томенко готов пойти дальше и обнародовать полученные документы. Поскольку существующее законодательство (в частности, статья 30 закона Украины «Об информации») позволяет ему это сделать.

Сам же генерал не спешит воспользоваться карт-бланшем, данным ему Президентом: на пресс-конференции Леонид Кучма сказал, что он «разрешает г-ну Кравченко публиковать где угодно все, что у него есть». «Эти документы с грифом «ДСП». Президент может позволить себе такую вольность — публиковать их или не публиковать. Я, как законопослушный человек, этого не могу сделать. Поэтому я их отдам г-ну Томенко с тем, чтобы он их направил в Генпрокуратуру Украины. Дело в том, что я ожидал приезда представителя этого ведомства, но поскольку его нет, то я через депутата передал документы в Генпрокуратуру. Это тоже неплохой вариант», — так прокомментировал «ЗН» слова Леонида Кучмы Валерий Кравченко.

В любом случае возможность обнародования даже толики инструкций, которые руководители спецслужбы посылали своему офицеру в Берлин, вызвала в Киеве нешуточный переполох. Хотя бы по причине того, что скандал медленно, но верно приобретает международный резонанс. Напомним об озвученной Кравченко в недавнем интервью немецкой компании ZDF информации об «указаниях следить за немецкой журналисткой и членом Европарламента от ФРГ». В частности, речь идет о расследовании в связи с торговлей человеческими органами и детьми в Харькове.

Как утверждает Кравченко, его руководство требовало, чтобы он предотвратил выход сюжета об этом в программе «Мона Лиза» телеканала ZDF. Кроме того, украинский генерал, по его словам, должен был следить за Габриэллой Штаунер, депутатом Европарламента от баварского Христианско-социального союза (ХСС). Дело в том, что после демонстрации сюжета о торговле органами она подключила к этому вопросу Европейскую комиссию по правам человека, а также добивалась от Украины официального расследования этого дела. Как заявила Габриэлла Штаунер в интервью Deutsche Welle, она будет требовать детального исследования информации, которую предоставил Валерий Кравченко…

После того как копии документов оказались у Томенко, теперь слово за Верховной Радой и Генпрокуратурой. Депутат Юрий Кармазин еще на минувшей неделе предложил создать временную следственную комиссию в количестве двенадцати человек для того, чтобы проверить, а был ли действительно нарушен закон «О разведывательных органах Украины». Примечательно, что в предложенный Кармазиным состав комиссии вошли как известные своей оппозиционной бескомпромиссностью депутаты Андрей Шкиль и Юрий Луценко, так и депутаты от большинства, в прошлом — сотрудники спецслужб и силовых структур: Владимир Сивкович, Леонид Деркач, Михаил Потебенько. Вполне возможно, что эта комиссия будет создана уже на следующей неделе, когда в Верховной Раде начнутся пленарные заседания.

Что же касается Генпрокуратуры, то ее представители еще ранее заявили, что ожидают официального поступления к ним документов, чтобы начать их изучение (по некоторым данным, СБУ свой вариант документов, о которых говорит Кравченко, передала в ГПУ еще на этой неделе). По словам пресс-секретаря Генпрокуратуры Оксаны Соколовой, Николай Томенко в пятницу побывал в ГПУ и передал имеющиеся у него материалы, которые «были приняты и взяты к рассмотрению». Депутат передал восемь документов, распечатанных на девяти страницах, начальнику главного управления Генпрокуратуры Владимиру Багинскому.

Между тем представители исполнительной власти, стараясь особо не афишировать скандал, пытаются по мере возможности дискредитировать генерала Кравченко в глазах общественности. В этом широкомасштабном процессе бичевания исполнительная власть не задействовала разве что сына и брата офицера. Не согласных с официальной трактовкой событий просто увольняют, как это, например, произошло с украинским дипломатом Богданом Соколовским, позволившим себе вольность дать позитивную характеристику генералу Валерию Кравченко и имевшим смелость сказать, что не доверять заявлениям разведчика нет оснований.

Сначала на информационной ленте агентства «Интерфакс-Украина» с резким публичным заявлением выступил секретарь СНБО Владимир Радченко. Он назвал поступок Валерия Кравченко неприемлемым для офицера СБУ, отказавшегося подчиниться приказу и вернуться в Киев из загранкомандировки. По словам Радченко, примерно за две недели до своего заявления Кравченко позвонил ему из Германии и рассказал о своем конфликте с начальником президентской охраны. При этом он жаловался, что не сделал ремонт в своей киевской квартире, которую он как «афганец» получил накануне отъезда в загранкомандировку, для этого, мол, не хватает средств, и он хотел бы, чтобы ему дали возможность еще год поработать в Берлине. В своем комментарии Владимир Радченко отметил, что «никаких разговоров о том, что у него есть какие-либо политические претензии, что его кто-то заставляет за кем-то следить, не было — только бытовые мотивы».

После секретаря СНБО с заявлением выступил и украинский МИД. Его официальный представитель Маркиян Лубкивский сказал, что Кравченко (уволенный из посольства за нарушения законодательства о труде и правил внутреннего распорядка) имеет финансовые и материальные обязательства перед украинским посольством в Германии — у него мобильный телефон и автомобиль представительства. По словам дипломата, внешнеполитическое ведомство обратилось к МИД ФРГ с просьбой предоставить информацию о местонахождении Кравченко в Германии.

Последним слово взял Президент. На пресс-конференции Леонид Кучма объяснил поступок генерала Кравченко (который он не считает подготовленной провокацией) подписанием указа о «декэгэбизации» страны, а также пояснил, чем был вызван конфликт офицера разведки с представителями президентской охраны. Дескать, в адрес посольства пришло письмо относительно возможности покушения на Президента, когда тот находился на лечении в Баден-Бадене. «СБУ занялась этой проблемой, связалась с немецкой стороной, получил задание и Кравченко. А Кравченко — он связной между СБУ и немецкой службой безопасности. Он понял что-то другое и сказал, что это не его дело… Ну, не его дело — пожалуйста», — сказал Леонид Кучма и добавил, что по этому письму возбуждено уголовное дело.

Правда, в пятницу СБУ заявила, что информация о готовившемся покушении на Леонида Кучму была неправдива: по словам пресс-секретаря главы СБУ Марины Остапенко, в результате оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что реальной угрозы жизни Президента не было и что уголовное дело возбуждено по факту «заведомо неправдивого сообщения об угрозе жизни». Но главное, были взяты под сомнение профессионализм Кравченко, равно как и его психологическая вменяемость: ну разве это нормально, когда офицер безопасности посольства не бросился выполнять свои прямые обязанности?

Между тем, по нашей информации, события развивались следующим образом. Когда было получено письмо, его продемонстрировали Валерию Кравченко. Тот, ознакомившись с его содержанием, сказал, что это несерьезно, потом развернулся и уехал. Сам же Валерий Кравченко говорит, что информация о покушении была оперативно проверена с привлечением немецкой стороны и не нашла своего подтверждения…

Во всей этой ситуации больше всего впечатлил Владимир Радченко: его заявление весьма удивило тех, кто знал о его дружбе с Кравченко. Возможно, что прозвучавшие слова — это только лишь часть ведомой Радченко игры. Но это вряд ли, скорее всего его поставили в условия, когда он не захотел делать выбор, и оказалось, что друг из него такой же, как и офицер. Сам же Валерий Кравченко был нейтрален в своей оценке: «Я слышал, что он назвал мой поступок дурацкой выходкой. Но зная прямолинейность Владимира Ивановича… Ну что ж, у него такое мнение, у меня другое».

* * *

Со стороны Службы безопасности ситуацию для «ЗН» прокомментировал бывший первый заместитель главы СБУ Александр Скибинецкий. В настоящий момент генерал является советником председателя Службы и привлечен в качестве эксперта создаваемой временной следственной парламентской комиссией, занимающейся делом Кравченко.

— Александр Матвеевич, оригиналы, точнее исходники документов, о которых говорит Валерий Кравченко, находятся в Украине. Вам удалось с ними ознакомиться?

— Да, у меня была такая возможность. Я ознакомился с документами, которые Кравченко интерпретирует как противоправные указания, предусматривающие исполнение политического заказа. Могу сказать, что в этих документах не содержится ничего, что могло бы указывать на политический заказ. Ничего такого, что могло бы интерпретироваться как постановка задачи, выходящей за рамки его полномочий как офицера безопасности, призванного следить за обеспечением интересов Украины за рубежом и обеспечивать защиту наших граждан, в первую очередь членов официальных и правительственных делегаций во время их пребывания за границей. Более того, я видел один из ответов генерала Кравченко на один из документов, которые он называет «заданием по слежке за оппозиционными представителями во время их пребывания за границей».

— И что в ответе?

— Это обычная переписка. Она вполне могла быть МИДовской. Там даже нет ничего оперативного, что составляло бы большой секрет спецслужб. Эти документы вполне могли бы выглядеть как МИДовские задачи. В них нет ничего особенного.

— Вы уверены в том, что вы и Кравченко говорите об одних и тех же документах? Не исключаете, что вам здесь показали одни экземпляры, а расшифровки, полученные в Германии, имели несколько иное содержание?

— Я этого не допускаю, поскольку документы, изученные мной, соответствуют намекам, которые делает Кравченко. В частности, что это циркуляры, что речь в них идет о руководителях «от министра и выше», о форуме с участием «Нашей Украины», т.е. темы совпадают с теми, о которых говорил Кравченко.

— Какие же ценные указания содержались в тех документах, с которыми вы ознакомились?

— К сожалению, до того как они будут официально проанализированы Генпрокуратурой, я не вправе раскрывать их содержание. Могу говорить лишь о мнении, которое у меня сложилось при ознакомлении с этими документами: это обычное информационное сопровождение событий международного плана, которые имеют отношение к Украине. Такое же сопровождение осуществлялось бы не только в случае поездки представителей «Нашей Украины» на форум, а, например, при поездке делегации Совета национальной безопасности на какую-нибудь конференцию.

— А Валерия Максимовича Кравченко вы давно знаете? Вы ведь одно время курировали разведку?

— Наглядно я знаю его давно. Близко я его никогда не знал. Раза два мы встречались во время моих поездок в Бонн, где он тогда работал. Это достаточно умный и опытный профессионал. И в то же время мое впечатление о нем, как о несколько замкнутом и достаточно амбициозном человеке.

— Вы ушли в отставку пять лет назад, но контакт со Службой не теряете. При этом вы не допускаете мысли, что Служба безопасности может выполнять полицейские функции внутри государства либо вне его?

— Конечно же, у любой власти есть великий соблазн использовать спецслужбы в своих политических целях. Это не только у нас. Мы помним и «Уотергейт», и многие другие истории. Я могу сказать, что за время моей работы в Службе я таких указаний не получал и не выполнял.

— Сейчас по инициативе Президента в СМИ много рассуждений об указе о так называемой деКГБизации? Как вы относитесь к этому термину и к этой инициативе?

— Я могу сказать, что это решение, увидевшее свет в виде указа, мало что изменит в работе контрразведки. Контрразведка, как система мер по защите интересов страны, буде работать, используя другие возможности, и для этого ей не обязательно замыкаться на присутствии ее сотрудников в министерствах и ведомствах. Что касается деКГБизации, то мне кажется, что с ней опоздали лет на 15. На самом деле она уже давно закончилась, потому что в нашей Службе от того КГБ, который покойный академик Сахаров когда-то назвал «самым не коррумпированным и эффективно работающим органом в нашей стране» — не осталось практически ничего. Поэтому можно только посочувствовать нынешнему председателю СБУ, который пришел с намерением сделать из этой Службы цивилизованную и европейскую. Он по крохам пытается поднять и спасти то, что удалось еще сохранить.

Кстати, во времена КГБ людей, направленных на работу в государственные и другие учреждения, было очень мало. Их количество значительно возросло за годы независимости. Это рабочий вопрос, и в его урегулировании не нужно видеть что-то политическое.

— Согласно данному указу, отзываются люди из государственных организаций. Известно ли вам что-либо о том, намерены ли на Владимирской отозвать своих сотрудников из коммерческих организаций? Ведь в свое время по рыночному призыву многие офицеры КГБ были направлены для работы в банки, нефте- и газотрейдерские организации. Там дембеля не предвидится?

— Боюсь, что с ними вопрос еще не созрел, хотя он зреет.

В свою очередь на вопросы «ЗН» ответил и Николай Томенко:

— Николай Владимирович, вы ознакомились с содержанием документов, переданных вам Валерием Кравченко. Насколько серьезную информацию они содержат?

— Там содержится прямое нарушение по крайней мере двух законодательных актов Украины — Закона «О разведывательных органах» и Закона «Об основах национальной безопасности Украины». В обоих законах четко разъясняется, что такое разведывательная деятельность и что такое национальные интересы. Оперативный сбор информации, т.е. слежка за представителями правительства и оппозиции не подпадает ни под первый, ни под второй документ. В компетенцию разведчика не входит сбор информации оперативным путем не только о Викторе Ющенко, но и о министрах: о том, какие документы они подписали, какие были встречи, в том числе и с представителями бизнеса, какие были договоренности… Это политическая слежка, не предусмотренная действующим законодательством.

— В документах действительно речь идет о слежке за представителями оппозиции и членами правительства?

— Там нет слова «слежка», есть — «сбор информации оперативным путем». Сотрудники СБУ однозначно говорят, что «оперативным путем» означает слежку, подслушивание, использование агентуры и т.д. Это недопустимо. Возможно, что это нормально для Ирана и Ирака, но не для Украины.

— Собираетесь ли вы обнародовать содержание инструкций? И при каких обстоятельствах?

— Если Генпрокуратура определит, что в этих документах ничего нет и они ненастоящие, то остается одно — обнародовать их, убрав, естественно, все исходные данные.

— Когда вы собираетесь передать эти материалы в комитет по правам человека?

— Мы с Кравченко договорились, что ключевой момент — это передача документов в прокуратуру, а также парламентский контроль. Если какие-то комитеты Верховной Рады захотят параллельно работать, я готов им предоставить эти материалы.

— Каким образом будет осуществляться парламентский контроль?

— Есть два варианта. Первый, несколько дискуссионный, — создание следственной комиссии. Второй: если Генпрокуратура затянет расследование этого вопроса, я буду требовать закрытого заседания Верховной Рады, чтобы проинформировать депутатов о том, как работает Служба безопасности Украины и Генпрокуратура в отношении должностных лиц и народных депутатов.

— Насколько реально создание парламентской следственной комиссии?

— Вероятность небольшая, поскольку необходимо будет собрать 226 голосов. Поэтому надо искать нечто другое. Во всяком случае, на согласительном совете я предложу эти два варианта. Посмотрим, как отреагирует парламент.

* * *

Сейчас генерал Кравченко находится в Германии и ожидает, когда Генпрокуратура откроет дело по предоставленным им документам. Только в этом случае он готов вернуться в Украину. Если же дело не будет открыто в течение месяца, то разведчик попросит политического убежища в Германии. Но, по словам офицеров спецслужбы, Кравченко уже «нарыл» на себя уголовное дело. Оно может быть открыто на основании как невыполнения приказа вернуться домой, так и в связи с неуставным обхождением с секретными документами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК