Однажды год спустя

20 января, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 2, 20 января-27 января 2006г.
Отправить
Отправить

Всякое событие имеет дурную привычку дважды являться миру. В первый раз — в образе трагедии, во второй — в виде фарса...

Всякое событие имеет дурную привычку дважды являться миру. В первый раз — в образе трагедии, во второй — в виде фарса. Изречение сие старо как человеческая глупость, но от того — не менее мудро.

Созерцая последний политический спектакль, искушенный зритель не мог не поймать себя на мысли: все это уже видено и слышано. Репертуар прежний. Труппа, в массе своей, та же. Впрочем, заметно: часть массовки заполучила главные роли, не пройдя необходимого кастинга. Но самым печальным обстоятельством является откровенно скверная режиссура.

Всего лишь год назад в отечественном политическом театре случилась смена декораций. Всего лишь год назад с главных подмостков был изгнан режиссер-ретроград, уступивший пульт потенциальному режиссеру-новатору. Всего лишь год понадобился амбициозному сменщику, дабы ввергнуть в печаль истинных ценителей искусства возможного.

Его постановки выглядят неловким перепевом старых работ одиозного предшественника. К растерянности критиков он пытается работать в том же жанре, используя те же приемы, что и свергнутый главреж. Вот только вместо мрачной драмы выходит пошлый водевиль.

Ярмарка тщеславия

В течение недели президент и спикер вели долгий спор по поводу легитимности парламентского решения об отставке правительства. Неизвестно, о чем Виктор Андреевич и Владимир Михайлович общались между собой (а факт подобных контактов не отрицали ни тот, ни другой). Однако интенсивный заочный обмен «любезностями» давал основания полагать: стороны едва ли смогут договориться.

Стоит отметить, что председатель ВР вел себя несколько гибче и корректнее главы государства. Он был жестким, но (в отличие от визави) старался избегать оскорбительных выпадов. На минувшей неделе спикер неоднократно подчеркивал, что у него «крепкая нервная система». Тем не менее, одна его фраза свидетельствовала об обратном. В ходе одного из заседаний Литвин неожиданно болезненно отреагировал на реплику кого-то из «нашеукраинцев», резко бросив в ответ: «Перестаньте скулить!»

В начале недели Литвин категорически отвергал возможность отмены злополучного парламентского постановления, однако к ее исходу он уже намекал на то, что депутатский корпус может включить «задний ход». Представители оппозиционных президенту фракций также выражали готовность пойти на попятную. И даже называли цену компромисса: за отмену постановления они требовали «головы» министра юстиции Сергея Головатого, главы Минтопэнерго Ивана Плачкова и руководителя НАК «Нефтегаз Украины» Алексея Ивченко.

Подобное условие вызывало вящее удивление. Формально и Плачков, и Головатый уже отставлены. Если парламент собирался отменить соответствующее решение, если он уверен в своем конституционном праве снимать министров, то никто не мешал ему принять новое постановление, касающееся непосредственно двух конкретных членов Кабинета. Но при чем здесь президент? Можно спорить о том, имеет или не имеет нынешний состав Рады право лишать правительственных мужей работы. Но то, что таким правом уже не обладает президент, — бесспорно.

Еще забавнее выглядит история с Ивченко. Его-то уж точно не могут снимать с занимаемой должности ни глава государства, ни законодательный орган. Это отныне — прерогатива Кабмина. Но требование об изгнании главного «газовика» страны парламентарии выдвигали отнюдь не правительству, а главе государстве. Зачем? На каком основании?

Подобное условие Ющенко выполнять не только не мог, но и не хотел. Игнорируя то обстоятельство, что вмешиваться в кадровую политику исполнительной власти он не может как минимум до середины весны, Виктор Андреевич категорически отвергал любые требования. Зато ставил свои. Он настаивал на немедленной отмене постановления об отмене решения об отставке, а также скорейшем приведении к присяге судей Конституционного суда, назначенных по квоте главы государства и Съезда судей.

С вашего позволения, на этой теме мы остановимся более детально. То, что руководство парламента не дает возможности членам Конституционного суда приступить к работе, — очевидно. То, что значительная часть депутатского корпуса откровенно игнорирует выборы судей КС, назначаемых по квоте Верховной Рады, — еще более очевидно. Выходит — гнев президента справедлив? Однако не все так просто. На днях спикер приоткрыл завесу неких закулисных договоренностей. Он напомнил, что в свое время процедура принятия присяги членами Конституционного суда была сорвана после того, как в сессионный зал не пустили президента Кучму. Если верить словам Литвина, дабы подобное не повторилось с новым главой государства, было заключено неформальное соглашение о разработке процедуры приведения членов КС к присяге. Это же соглашение (насколько можно судить) предусматривало: судьи, назначаемые по разным квотам, обретают полномочия одновременно. Подобная мера должна была выполнять роль своеобразного предохранителя. Дабы ни один из центров политического влияния не смог попытаться манипулировать «усеченным» Конституционным судом.

Под этим «кем-то», надо думать, понимался, в первую очередь, президент, который не скрывал своего желания отменить итоги политреформы именно при помощи КС.

Действительно ли существовала подобная договоренность? И правильно ли мы поняли слова спикера, намекающего, что президент ее нарушил? Точных ответов пока нет. Как бы там ни было, а процедура приведения членов Конституционного суда к присяге так и не была формализована.

Между тем:

— президент ужесточил свои нападки на политреформу;

— подконтрольные ему фракции периодически игнорируют голосование за членов Конституционного суда, назначаемых по парламентской квоте;

— Ющенко настаивает на скорейшем приведении к присяге судей КС, назначенных по его квоте, а также по квоте судейского корпуса.

Сопоставьте эти три обстоятельства и попробуйте сделать выводы сами. Если требование Виктора Андреевича будет исполнено, а Рада так и не сподобится сформировать свою треть КС, то

— Конституционный суд сможет приступить к работе;

— политические интересы президента будут соблюдены;

— политические интересы парламента соблюдены не будут.

Однако вернемся к условиям, выдвинутым президентом. Список его требований мы озвучили выше. А что взамен? Обещание абстрактного «диалога». Если парламентские противники Ющенко изобразили хотя бы жалкое подобие некоего политического бартера («мы вам это — вы нам то»), то Виктор Андреевич не сподобился даже на это. Одна сторона предлагала Брестский мир, другая — безоговорочную капитуляцию у стен рейхстага.

Было абсолютно очевидно, что ни одна из сторон на подобные условия не согласится. В эти дни только ленивый не говорил о поиске компромисса. Но при этом никто его не искал. Уровень тщеславия, степень амбициозности всех действующих лиц конфликта слишком высоки, чтобы соглашаться на ультиматумы.

Особенно преуспел в этом президент. Было понятно, насколько уязвлено его самолюбие, но ведь он считает себя политиком… Абсолютно очевидно, что «Наша Украина» не в состоянии весной 2006-го сформировать правящую силу. Не секрет, что в списке гипотетических союзников партии Ющенко до недавнего времени значились и БЮТ, и «Регионы», и Блок Литвина. Постановление от 10 января серьезно осложнило возможности политического партнерства «НУ» со всеми указанными политическими силами. Но не ставило на этом партнерстве крест. А потому, оценивая действия этих фракций, можно было избежать выражений вроде «Этим политическим силам нужен шум. Других политических ценностей у них нет…» или «они хотят сформировать нестабильную ситуацию в стране». И еще — «такая позиция двухсот пятидесяти народных депутатов демонстрирует их безответственность, игнорирование интересов людей, является стремлением получить власть любой ценой…»

Как же соратники Виктора Андреевича собираются блокироваться с безответственной политической силой, у которой отсутствуют политические ценности и которой нужна власть любой ценой? Или степень доверия «НУ» уже преодолела отметку 50%? Или г-н Ющенко заранее настроен на то, что никакая коалиция весной сформирована не будет и он распустит парламент сразу после избрания?

Таким образом, единственным возможным союзником «Нашей Украины» пока остается СПУ Мороза, но президент сделал все от него зависящее, чтобы испортить отношения и с ним. Наговорив грубостей о политреформе и пообещав отменить ее на референдуме, гарант нарвался на жесткую отповедь лидера социалистов. Крестный отец конституционных изменений пообещал лечь костьми, чтобы обещанное Виктором Андреевичем не сбылось.

Не добавило очков Ющенко и заявление, в котором он объяснял, почему «Наша Украина» обязана победить на выборах. Иначе как вмешательством в избирательный процесс назвать это трудно. Но президент себе голову подобными мелочами не забивает.

Венцом «переговорного процесса» стала инициатива Совета национальной безопасности, о которой проинформировал общественность его секретарь Анатолий Кинах. Он сообщил, что СНБОУ намерен сформировать специальную комиссию, которая будет анализировать положения политреформы на предмет ее соответствия правам граждан и принципам безопасности государства.

Специально для главы Совбеза (который в последние дни так много говорил об уважении к Основному Закону) сообщаем: внесение изменений в Конституцию невозможно без специального вывода КС. Который должен дать ответ, не нарушают ли новшества права и свободы человека, не угрожают ли они суверенитету и целостности государства. Конституционный суд уже вынес свой вердикт: не нарушает, не угрожает. И этот вывод не вправе оспорить никто. Тем более какая-то малопонятная и абсолютно нелегитимная комиссия. Не имеющая ни статуса, ни полномочий, ни даже морального права рассматривать положения Конституции, часть из которых уже обрела законную силу.

Не станем спорить, парламентские противники президента были не слишком расположены к диалогу. Но Ющенко не сделал ни одного движения, чтобы хотя бы попытаться этот диалог наладить.

После всего, что он наговорил, слабо верилось, что запланированное и разрекламированное заседание Рады с участием президента и правительства состоится. Так оно и случилось. Виктор Андреевич напоминал обиженного ребенка, а не гаранта Конституции и главу государства. А дети, как известно, развлечения любят больше, чем нудные протокольные мероприятия. Вот Ющенко и предпочел купание в проруби и созерцание картин общению с депутатами.

«Меч поднятый такой же меч встречает». Осерчав на президента за демонстрацию неуважения, Рада нанесла очередной удар. Насколько можно судить, депутатский корпус сотворил очередную глупость. Доподлинно установить, что именно приняли парламентарии вечером 19 января, не удалось. К моменту сдачи очередного номера «ЗН» в печать текст соответствующего постановления на официальном сайте ВР отсутствовал. Информационные агентства о сути принятого законодателями решения сообщали по-разному. Судя по всему, речь идет не об отставке Головатого и Плачкова (они, согласно предыдущему постановлению Рады, уже и так были отставлены), а о прекращении их полномочий. Т.е. теперь они даже не и.о., и их обязанности должны исполнять первые заместители.

Кроме того, некоторые СМИ сообщили о выражении недоверия Ивченко. Другие подали иную версию: Рада рекомендовала Кабмину уволить главу НАК. Если точны первые, то мы имеем дело с незаконным решением — парламент не вправе совершать подобные действия. Если вторые, то речь идет о бессмыслице: правовых последствий такая рекомендация повлечь за собой не может.

Есть основания полагать, что решение от 19 января выглядит еще более спорным, чем решение от 10-го. Механизма, регламентирующего подобные шаги, нет. Конституционного суда, способного дать разъяснение — тоже.

Не надо ходить к гадалке, чтобы предположить, что правительство решение парламента будет игнорировать, а президент выдаст на-гора очередную порцию обвинений в отсутствии «державницької позиції». Не надо быть Кассандрой, чтобы спрогнозировать, что подобная реакция повлечет за собой очередное необдуманное решение депутатского корпуса.

И что дальше?

Возвращаясь к напечатанному

Сложно найти оправдания действиям депутатов, затеявших опасную для страны игру в новые полномочия. Отыскать объяснения их поступкам куда проще. Очень хочется ошибиться, но истинная забота об интересах народа движет очень немногими. Главные побудительные мотивы — близость выборов и амбиции. А потому их решения подчиняются законам логики, пускай, и весьма специфической.

Сыскать логику в словах и деяниях президента куда сложнее. Его-то полномочия заканчиваются отнюдь не в марте. И в разрешении политического конфликта он как глава государства должен быть заинтересован куда сильнее.

Но самое печальное, что за какой-то год Виктор Андреевич быстро и неотвратимо превратился в почти абсолютную копию своего предшественника. То же нежелание искать компромисс, то же хамство в отношениях с парламентом: «Здесь нет ничего рационального, это не пример высокой политики — это халявная, дубовая антигосударственная политика…»

То же упорное игнорирование ошибок и упоение мифическими успехами: «Разочарование? Где разочарование, скажите?.. Нет никакого разочарования…Если вы объедините рейтинги всех партий, которые принимали участие в оранжевой революции, то их совокупный рейтинг увеличился… У нас экономические успехи…»

То же игнорирование функций законодателя. На днях Ющенко объявил, что политреформа как таковая его не пугает, у него и так полномочий достаточно. От себя добавим — даже чересчур. В условиях парламентаризма редкий президент имеет законодательные функции. А зачем они человеку, который вручение всевозможных премий и посещение всевозможных выставок предпочитает работе над законодательной базой? Который гарантирование прав граждан понимает как возможность сделать личный «втык» губернатору за не построенную лестницу для инвалида или невозведенный детский дом семейного типа.

Половина проблем, существующих сегодня, отпала бы, если бы в стране наконец-то появились законы о Кабинете министров, о президенте, о центральных органах исполнительной власти, о референдуме (список можно продолжать до бесконечности). Президент обещал заполнить эти пробелы. Почему не сдержал обещание? Президент обвиняет Раду в бездействии. Но кто мешает действовать ему?

То же правовое невежество. Президенту не до законов. Он отменяет реформу. И обещает вынести этот вопрос на референдум. Но он не вправе этого сделать, ни по старой Конституции, ни по новой.

Тот же политический склероз. Как и Леонид Данилович, Виктор Андреевич меняет свою точку зрения с удивительной легкостью. «Провели так называемую политическую реформу…», «Никто эти изменения не предлагал на всенародное обсуждение, никто не обсуждал эти изменения в парламенте. Все делалось под ковром…» «Изменения, внесенные в Конституцию, были противозаконным деянием, скрытым от людей. Эти изменения были внесены без проведения общенационального референдума, как того требует Конституция…»

Это немногое из того, что наговорил Виктор Андреевич за последнюю неделю. Если суммировать сказанное, получается:

— реформа противозаконна;

— реформа антинародна;

— она не обсуждалась в парламенте;

— она не прошла обкатку референдумом, хотя это — обязательное условие;

— Ющенко к утверждению реформы не имеет никакого отношения;

— Ющенко всегда выступал за ее пересмотр.

Виктор Андреевич забыл о том, что:

— реформа обсуждалось бесконечное количество раз;

— она принималась в парламенте;

— за нее голосовала фракция «Наша Украина»;

— текст политреформы категорически запрещалось выносить на референдум в соответствии с требованиями Основного закона (подкрепленными решением КС).

А еще он забыл о том, что говорил сам.

«Мы против референдумов, в частности референдумов прямого действия, когда «обращаясь к народу», кто-то собирается вносить прямые изменения в Конституцию!» (февраль 2003-го года).

«С тем, что политическая реформа назрела, согласны все. Следующий президент должен уступить часть своих полномочий правительству…» (август 2003 года).

«Я даю слово, что голосовал за политреформу, но не знаю, почему распечатке показано, что я не голосовал…Это решение в полной гармонии с позицией фракции… Всем понятно, что большинство в парламенте должно формировать правительство… «(декабрь 2004-го).

«Я вам даю слово: пересмотра политреформы, референдума или еще там чего я инициировать не буду…» (апрель 2005-го).

Президент Кучма умел от неправедных слов переходить к незаконным действиям. Хочется верить, что хотя бы в этом Виктор Андреевич не уподобится Леониду Даниловичу. И не станет копировать его и словом, и делом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК