НОВЫЙ ПАРЛАМЕНТ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА: РАССТАНОВКА СИЛ

03 апреля, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 14, 3 апреля-10 апреля 1998г.
Отправить
Отправить

Особенностью парламентских выборов 1998 года, зафиксированной многими аналитиками, является то, чт...

Особенностью парламентских выборов 1998 года, зафиксированной многими аналитиками, является то, что вопросы внешней политики в этой избирательной кампании имели гораздо меньшее значение, чем в избирательной кампании 1994-го. Но, несмотря на это, каждый кандидат и каждая политическая партия считали необходимым определить свою позицию по этим вопросам, а некоторые (СЛОн, «Союз») сделали внешнюю политику своим «коньком».

Вне зависимости от того, кто конкретно избран в Верховную Раду Украины, каждому народному депутату придется работать в конкретном, уже определенном правовом поле. Функции парламента в области внешней политики четко определены в Конституции государства. Обратим внимание на те из них, которые, с нашей точки зрения, являются сегодня определяющими при оценке возможности влияния парламента на внешнюю политику страны, в особенности статью 85 Основного Закона Украины - статью, определяющую полномочия Верховной Рады: «Утверждение Государственного бюджета Украины и внесение в него изменений; контроль за исполнением Государственного бюджета Украины, принятие решения об отчете о его исполнении; определение основ внутренней и внешней политики; утверждение решений о предоставлении Украиной займов и экономической помощи иностранным государствам и международным организациям, а также о получении Украиной от иностранных государств, банков и международных финансовых организаций займов, не предусмотренных Государственным бюджетом Украины, осуществление контроля за их использованием; утверждение общей структуры, численности, определение функций Вооруженных Сил Украины; одобрение решения о предоставлении военной помощи другим государствам, о направлении подразделений Вооруженных Сил Украины в другое государство или о допуске подразделений вооруженных сил других государств на территорию Украины; дача в установленный законом срок согласия на обязательность международных договоров Украины». Объем полномочий значителен, поэтому старый-новый парламент неизбежно скажет веское слово и в сфере внешней политики. Или будет пытаться сказать.

Исходя из состава Верховной Рады следует предположить, что снова будет поставлен вопрос о присоединении Украины к Межпарламентской ассамблее СНГ, который с огромным напряжением сил правым и центристам удалось-таки блокировать в парламенте прошлого созыва. При рассмотрении этого вопроса в ноябре 1995 года фракция «Коммунисты Украины» выступила с заявлением, в котором, в частности, отмечалось: «Сегодня группа народных депутатов Украины из фракции Руха и «Державність» устроили в сессионном зале Верховного Совета очередной националистический шабаш... Целью провокации было сорвать обсуждение и принятие решения по важнейшему вопросу, имеющему историческое значение для будущего Украины и ее народа... Мы предупреждаем народ Украины о реальной угрозе национал-фашизма... Только налаживание связей и сотрудничество со странами СНГ отвечают жизненным интересам Украины, каждой семье и каждому ее гражданину».

Такой подход был поддержан и остальными левыми, что позволяет и сегодня прогнозировать схожую реакцию. Вероятней всего, около 183 левых депутатов будут голосовать за присоединение к МПА. Позиция Президента Украины по данному вопросу на фоне видимого потепления отношений с Россией (подписание Договора об экономическом сотрудничестве), а также на фоне других договоренностей с президентом России вполне может возвратиться к былому положительному расположению (бытовавшему на Банковой до денонсации Думой Беловежских соглашений). Исходя из этого, можно предположить, что фракция НДП («фракция», естественно, условная, поскольку фракции как таковые еще не сформированы), не исключено, также отдаст свои голоса за присоединение к МПА - т.е. плюс 28 голосов, плюс аграрии, поддерживающие пропрезидентский курс, - 9 депутатов, сюда же присоединятся члены партии «Союз» - 2 депутата, итого - 222 - «за». Таким образом, в идеале, при присутствии всех депутатов на заседании, при установлении четкой партийной дисциплины (что в большинстве случаев характерно для левых) мы получим простое большинство и, по всей видимости, решение реально может быть принято. Правые и центристы (КУН, УРП, Рух, ПРП, Партия зеленых, СДПУ(о), ЛПУ и даже партия ВО «Громада», несмотря на декларацию возможности ее блокирования с коммунистами в новом парламенте) скорее всего в этом случае будут голосовать против присоединения к МПА - в сумме 110 голосов, хотя возможная позиция фракции «зеленых», вероятно, будет зависеть от причин ситуационного характера. Естественно, основное давление будет оказываться на 105 беспартийных депутатов, избранных по мажоритарным округам, - именно за их голоса будут бороться противоборствующие силы в парламенте. (По некоторым данным, политическая ориентация только 55 беспартийных депутатов неясна, остальные же, условно «независимые», делятся на разнообразные группы - ярых приверженцев или приближенных к исполнительной власти; тех, кто настроен против исполнительной власти; тех, кто хоть и не является членом определенной партии, но был либо выдвинут в кандидаты от какой-то партии, либо поддерживался партией во время выборов.) Таким образом, единственное «но» в предполагаемую расстановку сил при обсуждении вопроса об МПА может внести Президент Украины в том случае, если он не захочет отдавать козырную карту укрепления сотрудничества в рамках СНГ не контролируемому им парламенту и будет высказываться против участия Верховной Рады Украины в МПА. В таком случае вряд ли НДП или аграрии не поддержат идеи присоединения к Межпарламентской ассамблее СНГ.

Более напряженная атмосфера в сессионном зале может возникнуть при обсуждении вопросов, которые также вполне могут оказаться в повестке дня Верховной Рады, - о присоединении Украины к Таможенному союзу стран-членов СНГ или даже к союзу России и Беларуси, недееспособность которого левые склонны «объяснять» именно отсутствием в этом союзе Украины. Аргументация левых, скорее всего, будет традиционной: это пространство является приоритетной зоной экономических и политических интересов Украины, и поэтому они выступают за присоединение к этим союзам. Итак, 186 голосов (учитывая депутатов партии «Союз» и контроверсионных представителей ПСПУ) - «за». В этом случае прогнозировать позицию всех членов НДП, Аграрной партии, Партии зеленых довольно сложно, но следует иметь в виду подписанный Договор об экономическом сотрудничестве с Россией, где предполагается согласование таможенных политик двух стран, что и может служить сигналом для согласованных действий правых. Голоса беспартийных депутатов в таких ситуациях неизбежно будут определяться и их профессиональностью, и личными убеждениями, и приближенностью к исполнительной власти, и квалифицированным влиянием партийных представителей. Представители КУНа, УРП, Руха, ПРП, СДПУ(о), партии ВО «Громада» будут, вероятно, фигурировать среди тех, кто «против». Таким образом, налицо будет только видимая дезорганизация работы Верховной Рады при обсуждении подобных внешнеполитических вопросов, а реальный результат остается за пределами реального прогнозирования. Следует лишь отметить, что присоединение Украины к Таможенному союзу повлечет за собой нарушение только что (1 марта 1998 года) вошедшего в силу Соглашения о сотрудничестве с Европейским союзом, в результате которого могут быть сорваны предполагающиеся переговоры о режиме свободной торговли со странами ЕС. Далее это может вызвать осложнения при рвении Украины в ЦЕФТА и провал давно обещанного присоединения к Соглашению ГАТТ-СОТ. Ближе к президентским выборам опять может всплыть вопрос о ратификации Соглашения по ЧМФ, но это, в принципе, маловероятно, поскольку этот документ действует и до его одобрения парламентами двух стран.

Можно также предположить, что в Верховной Раде Украины будет инициирован законопроект, к примеру, о присоединении Украины к Ташкентскому военно-политическому блоку, при том, что подписание непосредственно договора в этой области - исключительная прерогатива Президента. Не следует полностью отбрасывать такую возможность - к ней в прошлом близко подходили некоторые, так сказать, «законодательные инициативы» экс-депутата И.Симоненко - например, о «выводе оккупационных украинских войск из Севастополя». Такой документ не имеет сколь-нибудь значительных шансов на успех. Максимум возможных голосов можно ограничить числом левых и представителей партии «Союз» в парламенте - 186 голосов. Подобное решение, по всей видимости, предполагает конституционное большинство для его прохождения, а это как раз утопично.

Среди объективных задач, которые в недалеком будущем придется решать Верховной Раде, - вопрос ратификации Договора об экономическом сотрудничестве с Россией. Этот документ, несмотря на ратификацию широкомасштабного Договора о дружбе и сотрудничестве с Россией предыдущим парламентом, вероятнее всего, вызовет неизбежный в таких случаях эмоциональный всплеск в деятельности парламента, и вполне может стать катализатором обострения противоречий. Аргументы «против» будут, скорее всего, инициированы представителями ПРП, поддержаны членами СДПУ(о), членами ЛПУ, Руха, депутатами, проходившими по спискам «Национального фронта» и ХДПУ, ДемПУ, что в сумме может составить около 80 голосов. Левые и партия «Союз», как представляется, будут поддерживать полную ратификацию договора - 186 голосов. НДП, аграрии, «зеленые», скорее всего, также будут выдвигать аргументы и голосовать «за» - 59 голосов. Такие арифметические подсчеты выводят на сумму 245 голосов «за». Даже если учесть возможные вариации в распределении голосов последних партий, то недостающее число голосов будет восполнено частью беспартийных депутатов, которые поддержат ратификацию либо исходя из бизнес-интересов, либо из-за их приближенности к исполнительной власти. Таким образом, новый Договор об экономическом сотрудничестве с Россией, вероятней всего, получит поддержку в новом парламенте. А это означает, что своими действиями парламент может (и многие новоизбранные депутаты испытывают такое желание) оказывать влияние на восточный вектор украинской внешней политики, славящейся своей многовекторностью (на Западе эту многовекторность часто называют «бисексуальностью»): наибольшее количество текущих вопросов внешней политики сосредоточено именно в этом направлении.

Относительно же Запада, то вопросы, выносимые на обсуждение в ближайшем будущем, будут касаться разве что реализации конституционных полномочий парламента по «утверждению решений о получении Украиной от иностранных государств, банков и международных финансовых организаций займов, не предусмотренных Государственным бюджетом Украины, осуществление контроля за их использованием». Вполне возможно, что левые будут пытаться блокировать решения по получению помощи от Запада. Раскладка сил в этом случае будет зависеть от конкретных условий и источника предоставлений займов, от потребностей государства и дальнейшего развития экономической ситуации.

Еще одна существенная деталь - перед Украиной замаячила широко обсуждаемая угроза потери членства в Совете Европы - смертная казнь законодательно не отменена. Вероятно, и этот вопрос будет вынесен на обсуждение Верховной Рады. Депутаты не могут не учитывать то, что, по различным данным, около 80% электората поддерживают сохранение этой меры наказания. Пожалуй, ее отмена возможна лишь в случае тайного голосования.

Новый парламент, как известно, будет работать на профессиональной основе, и на этот раз парламентарии не будут совмещать государственную службу в исполнительной власти с законодательной деятельностью. Господин Г.Удовенко оперативно определился с решением подать в отставку с поста главы украинского внешнеполитического ведомства в связи с его избранием народным депутатом по партийному списку Руха. Уход господина министра с поста руководителя МИДа Украины предполагает фигуру нового министра. При всей полноте определения «многовекторности» украинской внешней политики, с приходом нового министра можно ожидать и новых веяний: Украина периодически качается то в одну, то в другую сторону (говорят, что так она пытается «достичь баланса») - так что простор для деятельности открыт, - и жаль, что результаты этих «качаний» не те, что у Лобановского на стадионе. Но в этом аспекте у парламента нет особых рычагов влияния. Верховная Рада Украины не имеет полномочий утверждать министра иностранных дел; проводить частые регулярные слушания главы внешнеполитического ведомства либо в соответствующем комитете, либо в самом парламенте; не существует также какой-либо процедуры, подразумевающей влияние украинского парламента на формирование кадровой политики относительно глав дипломатических представительств Украины.

Довольно продуктивно использовав свое конституционное полномочие по «определению основ внешней и внутренней политики Украины», Верховная Рада приняла постановление «Основные направления внешней политики Украины»(от 2.07.93), которым, не конкретизируя детали, предоставила исполнительной власти довольно широкий выбор вариантов реализации внешней политики. (Замечу, что в большинстве стран Центральной Европы и Запада таких документов не существует. Например, в Польше внешнеполитическая деятельность государства определяется Конституцией и программой правительства, а правительство утверждает сейм.)

В последнее время создается впечатление, что Михайловская площадь была в некоторой степени исключена из активного влияния на развитие наших отношений в северо-восточном направлении - основные разработки происходили на Банковой. При принятии каких-либо радикальных решений и активизации влияния МИДа с появлением нового министра у части Верховной Рады может появиться желание «конкретизировать» постановление 1993 года. И в этом случае расстановка парламентских сил при голосовании будет полностью зависеть от направления, избранного новым министром.

Верховная Рада предыдущих созывов еще не полностью овладела искусством влияния на внешнюю политику путем реализации конституционного полномочия - принятия и контроля выполнения бюджета страны, как это делается в большинстве стран мира. Возможно, новоизбранные депутаты и прибегнут к использованию этого рычага влияния, но в этом случае обсуждение бюджета ничего оптимистического МИДу не сулит - ожидать увеличения обсуждаемой части бюджета было бы нереалистично, а декларативные ратования левых за благосостояние народа могут вызвать желание сократить любую статью, которая может показаться завышенной. Остается надеяться, что подобная инициатива не получит поддержки, так как наша внешняя политика и так во многом держится на энтузиазме нескольких профессионалов, работающих в МИДе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК