КЛИНТОН II

22 ноября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 47, 22 ноября-29 ноября 1996г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

«Кто бы мог подумать еще несколько месяцев назад, что этот президент вернется?» - сопредседатель н...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

«Кто бы мог подумать еще несколько месяцев назад, что этот президент вернется?» - сопредседатель национального комитета Демократической партии Кристофер Додд на торжественном обеде в Национальном пресс-клубе 6 ноября 1996 года, похоже, выразил общее мнение по поводу недавней победы Билла Клинтона на президентских выборах.

Особенно неправдоподобным казалось переизбрание президента-демократа на второй срок два года назад, когда, осыпаемый насмешками и оскорблениями, он стоял, пригвожденный республиканским Конгрессом и злобно подвывающей прессой к позорному столбу за то, что пытался воплотить в жизнь свои демократические идеи. Теперь же Билл Клинтон, хоть и был выдвинут кандидатом в президенты Демократической партией, победил на выборах в качестве умеренного республиканца. Парадокс? Несомненно. И если бы только один. Предчувствуя нетривиальность и зигзагообразность грядущей избирательной кампании, американский журнал Newsweek еще год назад дал задание группе журналистов пристально следить за ее перипетиями. И теперь целый номер журнала, специальное издание, посвященное президентским выборам, читается как увлекательный детектив, умело разбавленный сексом и шпионскими страстями. Его не портит даже то, что развязка читателям известна заранее. Жаль только, что вряд ли многие американцы прочтут этот эпический труд - уж слишком устали они от бесконечных политических баталий.

Итак, Клинтон стал первым за последние 60 лет и третьим в этом столетии президентом-демократом, переизбранным на второй срок. Однако Клинтону удалось установить и еще один рекорд: активность избирателей была самой низкой со времен второй мировой войны и составила всего лишь 49% от общего числа избирателей. Победу президенту удалось одержать благодаря голосам женщин (54% их проголосовало за Клинтона) и чернокожего населения Америки (83% их голосов было отдано ему). Белые мужчины, к тому же верующие, голосовали в основном за Доула. За него же преимущественно голосовали жители Нового Юга и Старого Запада. Однако более важным фактором, по всей видимости, стала победа Клинтона в каждой возрастной группе страны. В частности, он одержал решительную победу среди молодежи от 18 до 29 лет, причем отрыв от соперника вырос с 10% в 1992 году до более чем 20% на момент выборов. Голоса коллегии выборщиков также распределились весьма недвусмысленным образом: Клинтон получил 379 голосов, а Доул - всего 159. Однако результаты выборов в Конгресс показали, что обе его палаты остаются под контролем республиканцев, то есть американцы еще раз продемонстрировали, что предпочитают двухпартийное управление страной монополии одной политической партии.

И все же не так-то просто понять, почему американцы предпочли замаскированного под республиканца демократа, к тому же по уши погрязшего в скандалах, добропорядочному убежденному республиканцу-джентльмену старой закалки, коим по праву считается Боб Доул? Тем более, что в ходе опроса общественного мнения 54% американцев на вопрос, считают ли они Клинтона честным, ответили «нет».

Возможно, все дело в том, что Клинтон, первые два года казавшийся чужеродным и неуместным элементом в Белом доме, прошел за вторую половину своего президентского срока серьезную школу и по крайней мере два раза проявил себя способным на истинно президентские поступки. Первый такой случай ему представился в момент противостояния с Конгрессом по поводу урегулирования бюджетного дефицита, когда он продемонстрировал завидную выдержку и решительность, представ перед всей страной в роли защитника пожилых и обездоленных.

Второй момент, гораздо более эффектный, возник в связи с ситуацией в Боснии. Мирные переговоры потерпели крах. Ричард Холбрук, ответственный за их проведение, в отчаянии позвонил Клинтону из Дейтона: если президент немедленно не созвонится с хорватским президентом Франьо Туджманом, военные действия возобновятся. «Я должен признать, - вспоминает советник Клинтона Джордж Стефанопулес, - что все мы, политики, находившиеся в тот момент в комнате, были против того, чтобы он (Клинтон - О.П.) звонил. Мы не хотели, чтобы американские войска оказались в Боснии на Рождество. Однако нам не удалось поколебать его и он оказался прав. Это, а также его противостояние республиканцам по поводу бюджета дало ему возможность обрести хребет. Так что вы можете видеть, как он дорастает до своей должности».

Действительно ли он вырос? Вне всякого сомнения. Он стал более дисциплинированным, более ответственным, более президентским, в конце концов. В 1992 году, устав от обвинений в несоответствии своего поведения занимаемой должности, он спросил: «Да что же значит, в конце концов, вести себя по-президентски?» «Быть меньше, чем папой, но больше, чем губернатором», - ответил ему Пол Бегала, консультант по политическим вопросам. И тот факт, что Клинтон действительно научился вести себя по-президентски, говорит о многом.

Прежде всего, он хотел учиться. Период относительного благополучия он посвятил исправлению своих многочисленных недостатков. Он всегда прислушивался к мнению своих советников, так что его иногда даже упрекали в бесхарактерности. Устав от однообразности пожеланий вашингтонской братии, он обратился за помощью к тому, кто, казалось бы, находился вне закона - к Дику Моррису.

Политические консультанты известны своим цинизмом, и все же в основном они работают на одну какую-либо партию. Моррис же работал и на демократов, и на республиканцев, причем иногда в одно и то же время. Он был классическим наемником - безудержным, талантливым, свободным от каких-либо принципов. С Клинтоном они сотрудничали с времен их общей юности, когда Дик Моррис, молодой консультант по политическим вопросам, познакомил Билла Клинтона, своего первого клиента, с непобедимой мощью результатов опросов общественного мнения. Он продемонстрировал Клинтону, как эти результаты влияют на вопросы, поднимаемые политиками, и даже на их убеждения. С помощью Морриса Клинтон стал самым молодым в истории Соединенных Штатов губернатором, но на следующих выборах решил, что может обойтись своими собственными силами, и провалился. «Когда Клинтон проиграл выборы 1980 года, - утверждает консультант демократов Пат Каддел, - он продал свою душу дьяволу, а дьявол послал его к Дику Моррису». Именно Моррис посоветовал Клинтону взять на вооружение самые популярные лозунги республиканцев, такие, как урегулирование бюджета и реформа вэлфера, оставив им запрещение абортов и введение уроков Божьего слова в школах. Моррис советовал Клинтону построить своеобразную пирамиду, в основании которой будут находиться дерущиеся между собой республиканцы и демократы, а над ними возвысится неприступный президент.

Опасаясь конфронтации с официальными советниками Клинтона, Моррис в течение долгого времени предпочитал оставаться за кулисами политической борьбы. Советники Клинтона никак не могли понять, откуда у президента эти явно республиканские интонации. «Все это очень напоминало открытие гравитации, - говорит Брюс Рид. - Мы отчетливо ощущали мощные силы притяжения, но никак не могли понять, чем они вызываются». Они даже придумали неведомой силе ласковое имя «Чарли», которым обозначали все необъяснимые с обычной позиции влияния на Клинтона.

Моррис шутя справлялся с постоянно возникающими скандальными ситуациями, сводя любые обвинения Клинтона в участии в спекуляции земельными участками, использовании архивов ФБР в корыстных целях, сексуальных посягательствах к проискам врагов-республиканцев. Однако когда предприимчивая особа легкого поведения обвинила его самого в аморальности, Дику Моррису пришлось покинуть президентский корабль, а Клинтону - срочно подыскивать более подходящую кандидатуру на должность художественного руководителя президентского шоу.

Боб Доул, в отличие от Клинтона, старался обходиться без посторонней помощи. Возможно, это вошло у него в привычку еще с тех пор, когда он, беспомощный, неспособный держать в руках ложку или застегнуть пуговицу, лежал, израненный, в военном госпитале. С тех пор он возненавидел слабость и бледность и пользовался любой возможностью подставить свое лицо солнечным лучам. Благодаря этой его привычке его офис лидера сенатского большинства назывался не иначе как «пляжем».

И все же добровольных советников хватало и у Доула. Другое дело, что он обычно не прислушивался к их советам. Он не умел владеть аудиторией, он никогда не придерживался текста написанных для него речей, он не терпел уловок и ужимок, предпочитая оставаться таким, какой он есть на самом деле. Впрочем, достоинств у него действительно немало, но он так и не научился показывать свой товар лицом. Отчасти этот пробел пыталась восполнить его жена Элизабет, которую в свое время даже прочили в кандидаты на пост его вице-президента, но потом отказались от этой идеи, испугавшись обвинений в попытках установить абсолютную монархию. Тем не менее этика взаимоотношений супругов, похоже, была самым надежным гарантом против этой опасности.

Именно Элизабет вдохновила Доула на решение принять участие в президентских выборах. Причем воспользовалась для этого не подушкой, как поступило бы большинство обычных жен, а официально записалась на прием к своему мужу в офис. Если учесть, что рейтинг Доула на тот момент достигал 62 пунктов против 45 Клинтона, то аргументация Элизабет, можно себе представить, была достаточно убедительной.

А вот попытка Элизабет заставить своего мужа прислушиваться к советам профессиональных консультантов цели своей не достигла. Уговорить Доула прорепетировать свою речь перед ответственным выступлением было практически невозможно, но даже если это удавалось, то все советы и наставления обычно оставались без внимания. С обаятельной улыбкой выслушав замечания профессионального оратора, указывавшего, что слово «я» в речи Доула встретилось 49 раз, а выражение «что угодно» - 160 раз, Доул принимал это к сведению, но и не пытался исправить. Если же он и принимал чью-то помощь в подготовке своей речи, то ему ничего не стоило поручить писать ее начало одному человеку, а конец - другому.

Доул имел большие трудности не только с работой над улучшением своего имиджа, но прежде всего с выдвижением своей предвыборной программы. Естественно, центральное место в ней должен был занимать вопрос о снижении налогов. Однако, будучи искушенным в прикладной политике, Доул хорошо понимал, что сокращение поступлений в бюджет должно быть чем-то компенсировано. Желательно, конечно, снижением расходных статей. Но как добиться снижения расходов, оставив неприкосновенными две священные коровы: Медикер и вэлфер?

И все же основные лозунги программы были, наконец, сформулированы. После бесконечных дискуссий было решено создать специальную Web-страничку, содержащую основные пункты программы Доула: «Лучший человек - лучшей Америке! Гарантированная занятость. Сокращение правительства. Укрепление семьи». Однако когда советники Доула заглянули в Web-страничку Клинтона, они увидели там те же самые лозунги, выраженные практически теми же самыми словами. А если учесть, что общественное мнение давно уже отдавало предпочтение Клинтону, то становилась очевидной необходимость активных и решительных действий.

И тогда Доул решился на крайнюю меру: обвиняемый в принадлежности к развращенной властью вашингтонской политической элите, а также в бездеятельности, он решился покинуть Сенат и стать рядовым гражданином Доулом, показав тем самым серьезность своей борьбы за президентское кресло. Ответный удар демократов был очень болезненным для Доула: в политическом рекламном ролике все было представлено таким образом, что переход Доула от слов к делу стал выглядеть переходом от слов к ничего неделанию, к умыванию рук, в то время как верный Клинтон продолжал неустанно трудиться на благо отечества, очищая улицы от преступников, заботясь о детях и престарелых, укрепляя семьи.

В руках у Доула оставалось последнее оружие, которым он очень не хотел пользоваться: выпячивание негативных качеств характера Клинтона, копание во всех этих грязных скандалах, навешиваемых на президента, от которых все уже давно устали. Причем Доул старался избежать агрессивной тактики из чисто психологических соображений, опасаясь, что она может отпугнуть как раз тех избирателей, за голоса которых он так упорно боролся: женщин среднего класса, которых если что и привлекало в образе Доула, так это его повадки джентльмена. Однако оказалось, что такая тактика могла стать для Доула плачевной и по другой причине: в августе он узнал о том, что два ведущих американских издания, «The Washington Post» и «Time», взяли интервью у женщины, которая рассказывала о своей внебрачной любовной связи с Бобом Доулом в конце 60-х годов во времена его первого брака.

Это известие просто парализовало избирательную кампанию республиканцев. Ведь советники Доула как раз настаивали на подчеркивании того, что Доул, чей моральный облик до сих пор оставался незапятнанным, заслуживает гораздо больше доверия, чем прославившийся своими аморальными похождениями Клинтон.

Советник Доула отправился на встречу с главным редактором «The Washington Post» с целью убедить его не публиковать эту «никому не нужную ветхую историю». Главный редактор выслушал советника с пониманием, но никаких гарантий давать не стал. В страшном напряжении республиканцы ожидали со дня на день выхода смертоносного материала. Элизабет Доул и Робин, дочери Доула от первого брака, пришлось отказаться от запланированных поездок, чтобы быть рядом с Бобом Доулом, когда тому придется отвечать на крайне неприятные вопросы.

В таком состоянии Доулу пришлось принимать участие в первом туре публичных дебатов со своим соперником. Несмотря на все опасения, он провел его отлично, что вселило в республиканцев надежду на изменение общественного мнения в его пользу. Однако, к их глубокому разочарованию, сдвига в результатах опросов не произошло. Поэтому второй тур дебатов Доул провел без малейшего воодушевления, предоставив блистать на нем Клинтону, и уже не удивлялся, что разрыв в рейтинге достиг рекордной величины - 20 пунктов. «Лучше было бы играть против этого парня в 1994 году, - печально заключил Доул. - Видимо, я упустил момент».

20 октября Доул и его советники уже не сомневались, что кампанию они проиграли. Как раз в этот момент журнал «National Enquirer» таки опубликовал материал о давней внебрачной связи Доула, которую он, кстати сказать, никогда не признавал и не отрицал. Однако, к удивлению республиканцев, никто особого внимания на эту публикацию не обратил: лишь «The New York Daily News» слегка коснулась этой темы в короткой заметке да «The Washington Post» вскользь упомянула о ней. Зато в лагере противника разразился еще один скандал, на этот раз о незаконном использовании $1,2 млн., принадлежащих индонезийскому магнату. Причем этот скандал наконец-то оказал влияние на падение популярности Клинтона, но так как до выборов времени уже практически не оставалось, то победил все же Клинтон, хотя и с меньшим преимуществом, чем ожидалось.

Итак, как же объясняет «Newsweek» переизбрание Билла Клинтона, так и не ставшего признанным политическим лидером и не заслужившего доверия своими чисто человеческими качествами?

Прежде всего экономическими причинами. Профессор политологии Американского университета Аллан Лихтман считает, что Клинтон добился успеха в первую очередь благодаря тому, что страна процветает с экономической точки зрения. В течение президентства Клинтона, и особенно в нынешнем году, дела в экономике шли очень неплохо. По словам Лихтмана, Клинтону удалось избежать вовлечения США в какие-либо крупные катаклизмы за границей, и, несмотря на отдельные трагические инциденты, такие, как взрыв в Оклахома-Сити, в стране не наблюдалось социальных волнений. Так что «избиратели в принципе были довольны тем, как идут дела в Соединенных Штатах и у них просто не было причин отстранять от власти правящую политическую партию, поскольку Боб Доул не дал им повода для этого». Поэтому, хотя американцы и не испытывают особых симпатий к Клинтону, все же предпочли его Бобу Доулу.

Причина же поражения Доула также никак не связана с его личными качествами или же с его политической или экономической платформой. Когда избирателей просили охарактеризовать Доула одним словом, они чаще всего говорили «старый». И хотя Доулу действительно 73 года, речь шла вовсе не о его физическом возрасте. Он производит впечатление дедушки, сидящего на скамейке рядом с детской площадкой. Когда во время телевизионного шоу кандидатам задали вопрос, какой фильм они больше всего любили в детстве, Клинтон ответил «Бонанза», а Доулу пришлось напоминать, что тогда телевидения еще не было. Доул для молодой, энергичной Америки является чужестранцем, пришедшим из далекой страны под названием «прошлое». По словам Симона Розенберга, «Доул навсегда останется черно-белой пленкой в альбоме цветных фотографий».

Доул так и остался устремленным в прошлое, тогда как Клинтон «строит мост в XXI век». Самому Клинтону очень нравится проводить аналогию между собой и Теодором Рузвельтом, одним из немногих президентов, которым удалось вписать в историю Америки яркие страницы в мирные годы правления. Рузвельт способствовал превращению страны из аграрной в индустриальную, тогда как Клинтон ставит перед собой задачу трансформации общества, основанного на индустрии, в общество, основанное на информации.

(Хиллари Клинтон, которая вызывает у американцев еще меньше симпатий, чем сам Клинтон, тоже тяготеет к чете Рузвельтов. В частности, журналисту Бобу Вудворту удалось выяснить, что Хиллари обращалась к гуру с просьбой помочь ей войти в контакт с Элеонорой Рузвельт для того, чтобы спросить у мудрой жены мудрого президента совета.)

Все это резко противоречит трезвости и здравомыслию четы Доулов. Ни политологи, ни избиратели, ни даже сам Билл Клинтон не отрицают достоинств Боба Доула. В частности, президент говорил своим советникам по предвыборной кампании, что в случае поражения он предпочитает проиграть Доулу, чем любому другому кандидату, потому что «из Доула мог бы получиться лучший президент, чем из любого из этих джокеров». Конечно, такое великодушие Клинтона по отношению к Доулу не является альтруизмом чистой воды. Клинтон симпатизировал Доулу прежде всего потому, что был уверен, что сможет его победить.

И все же как к пустому звуку к подобным утверждениям Клинтона относиться не стоит. 69% избирателей считают, что Клинтон должен назначить на ключевые посты ведущих республиканцев. Учитывая, что Доул также не отвергает идею сотрудничества с Клинтоном, вполне возможно, что встреча недавних соперников «за чашкой кофе», о которой Клинтон говорил на пресс-конференции, таки состоится. Тем более, что покинувший Сенат Доул впервые в своей жизни остался безработным.

А пока перед Клинтоном стоит очень серьезная задача: завоевав голоса избирателей, ему предстоит завоевать (или окончательно потерять) их уважение. Ведь специальный прокурор Крис Старр все еще продолжает расследовать старую аферу Уайтуотера, да и обвинения в сексуальных домогательствах не кажутся ему такими уж надуманными, а тут еще нужно выяснить происхождение индонезийских и южнокорейских миллионов, случайно завалявшихся в кошельке Демократической партии. Правда, теперь помощники Клинтона вооружены мощным иммунитетом против судебных исполнителей - нет-нет, имеется в виду вовсе не депутатская неприкосновенность: Джордж Стефанопулес, получивший очередную судебную повестку, недрогнувшей рукой отправил ее в корзину. «Получив первую повестку, я схватился за сердце. А эта, наверное, двадцатая по счету, никого уже не волнует».

И действительно, гораздо больше, чем все эти скандалы, глобальные программы, принципиальные вопросы, американцев волнуют их повседневные мелкие заботы - работа и семья, школы и доктора, безопасные улицы и чистая вода.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК