КИНА НЕ БУДЕТ

21 марта, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 12, 21 марта-28 марта 1997г.
Отправить
Отправить

Отставка премьера: уже поздно или еще рано? Президента покинули. Сначала вредные парламентарии, а ...

Отставка премьера: уже поздно или еще рано?

Президента покинули. Сначала вредные парламентарии, а потом и безразличное к собственной судьбе население оставили главу государства один на один с главой исполнительной власти, свалив на Президента всю ответственность за принимаемое им решение относительно премьерства Павла Лазаренко. Надо полагать, в планы Леонида Кучмы это не входило.

Народные депутаты, полгода назад рьяно взявшиеся за расследование ситуации злоупотреблений на энергетическом рынке Украины, закончили громкое дело пшиком. Как ни пытались натолкать в готовящуюся бомбу пороха депутаты-газовики Игорь Бакай и Олег Ищенко, выстрел получился холостым. Любопытно, что после публикации в прошлом номере «ЗН» статьи по материалам, собранным депутатской комиссией, некоторые члены этой комиссии позвонили в редакцию и выразили признательность за то, что газета опубликовала те факты, которые депутаты не смогли огласить с трибуны ВР. По правде говоря, слушать подобное было неловко. Первый этап операции «Чистые руки», по нашему мнению, завершился нравственной дисквалификацией самой «сантройки»... Парламент спустил на тормозах доклад, не обнаружил кровожадности в День правительства, Александр Мороз не подал на Павла Лазаренко в суд за совместительство постов в законодательной и исполнительной власти. Одним словом, народные избранники дали четко понять, что не желают ссориться с премьером и их руками жар загребать никто не будет.

Народ тоже спрятал руки за спину. Крупномасштабной всеукраинской акции протеста с политическими требованиями не получилось. Более того, восемьдесят пять тысяч, вышедших на митинг, - это весь сохранившийся электорат нынешней власти. Только восемьдесят пять тысяч еще чего-то ждут от нее. Остальные миллионы махнули рукой и выживают самостоятельно, не связывая свое будущее ни с нынешней верхушкой страны, ни с кем другим, за чье пришествие к власти можно было бы побороться 18 марта.

Таким образом Павлу Лазаренко удалось провести свой крейсер через хитрые рифы. Но, несмотря на это, разговоры о возможной отставке премьер-министра не утихали. Ее ждали на этой неделе многие.

Об этом говорили телевизионщики и писали газетчики. «Вот-вот», - компетентно сообщали депутаты в коридорах парламента. «На днях выйдет указ», - по секрету делились чиновники администрации. «На волоске», - ставили диагноз министры. «Вот, ожидаем», - признавались дипломаты. «Сейчас-сейчас», - утверждали расплодившиеся вездесущие специалисты по организации предвыборных кампаний. «Ситуация плоха, как никогда», - сознавались приближенные премьера...

После парламентского выступления Президента шансы Павла Лазаренко устоять в глазах присутствующих упали практически до нуля. Кто-то подсчитал: премьеру от Президента досталось даже больше, чем парламенту, поскольку «негативные знаки внимания» возглавляемое им ведомство получило из уст Президента 18 раз, а Верховная Рада - только 14. После выступления главы государства в парламентском буфете никто даже не предпринял попытки сыграть в традиционный в таких случаях тотализатор, считая, что после заседания по вопросам энергообеспечения Совета безопасности и обороны Украины указ будет подписан.

И все же есть незначительное меньшинство, которое считает, что Президент не воспользуется данным ему Конституцией правом и не отправит премьера в отставку. И не потому, что не хочет или не может. А потому, что... поздно.

Средства решают все

Не располагая решениями суда, вооружимся эвфемизмами, в связи с чем и напомним, что у любой государственной власти, даже в цивилизованных странах, существуют фирмы и структуры, чье благосостояние их заботит потому, что весьма влияет на экономическую ситуацию в стране. Мы все хорошо помним фразу «Что хорошо для «Дженерал моторс», то хорошо для Америки». Не забыта и производная от нее: «Что хорошо для «Южмаша», то хорошо для Украины». Но «Южмашу» сейчас плохо. Впрочем, как и всей стране. Хорошо сейчас другим структурам и в первую очередь тем «хорошо», которых поддерживает премьер-министр. Почти за десять месяцев премьерства Павел Лазаренко смог взять под покровительство гигантскую пирамиду фирмочек, фирм, концернов и картелей. По мнению некоторых экспертов, доводивших свое мнение и до Президента страны, зарабатываемые на украинском рынке деньги распределились как 8:1 в пользу того, что принято называть «днепропетровским кланом». В любом случае, даже если эти результаты и преувеличены, разрыв между вставшими на ноги структурами и всем остальным украинским бизнесом на сегодняшний день непреодолим. И вот почему: приход Павла Лазаренко на пост третьего лица в стране совпал с завершением в Украине этапа первичного дикого накопления капиталов. Огромные деньги, которые можно было заработать на разнице внутренних и мировых цен (на металл, химию, энергоносители и даже калоши, которыми расплачивались за газ), уже были заработаны. Производство в состоянии коллапса. Из доходных отраслей остались энергообеспечение и энергоэкспорт. Ну еще, пожалуй, связь. Основные позиции в этом бизнесе заняли известные структуры. В остальном же амебные бизнес-операции: купил дешево - продал дорого, а разницу положил в карман, себя почти изжили. Настало время тонкого интеллектуального бизнеса, прибыль от которого в подавляющем большинстве сфер составляет пять, а в лучшем случае - 30%. Для ведения такого бизнеса необходимо иметь головы. Головы стоят денег. Деньги есть у тех, кто их заработал раньше и не обанкротился за последние десять месяцев. Следовательно, львиная доля нового украинского бизнеса - более цивилизованного - все равно останется за представителями упомянутой пирамиды.

А теперь возникает вопрос: сохранит ли Павел Лазаренко после возможной отставки свое влияние и контроль над днепропетровским кланом? Истории известны случаи, когда бизнес-структуры, сориентированные на определенного премьер-министра, не сохраняли ему верность после ухода с поста, а переходили под покровительство либо нового премьера, либо людей из окружения Президента. Надо полагать, что от таких измен Павел Иванович не застрахован. Однако, скорее всего, они будут единичными, поскольку отношения в стане его соратников более монолитные и коренные. Фавориты могут грызться между собой за расположение вождя, но на адюльтер мало кто решится.

Безусловно, Президент, в случае отставки Лазаренко, поставит во главе правительства более лояльную, и уж точно - более управляемую личность. Это частично смягчит внутреннее напряжение в исполнительной власти, но одновременно расширит возможности влияния на правительство не только Президента, но и его окружения, которое представляет интересы ущемленной активностью Лазаренко части украинских бизнесменов. Нет сомнений в том, что в случае отставки премьера будет предпринята попытка реванша. Бизнес-структуры, на десять месяцев обреченные питаться подножным кормом, попытаются наверстать упущенное и тогда все будет зависеть от того, какая форма «компенсации» изберется. Проблема в том, что до прихода Павла Лазаренко на пост премьера никто не знал, что хозяйничать в стране можно ТАК МАСШТАБНО. Теперь не исключено, что кто-то захочет последовать его примеру и тогда не будет предпринята попытка разрушить созданную пирамиду. Ее попытаются возглавить, в случае сопротивления - сменить вывески и руководителей. Если же известные структуры сохранят верность идейному руководителю, то на их место постараются поставить аналогичные, находящиеся под контролем других влиятельных политических групп, что не изменит к лучшему ни ситуацию, ни сложившееся представление об Украине.

А представление, надо сказать, сложилось нелицеприятное. После того, как в мировом восприятии Украина побывала «ядерным монстром» и «сознательным рассадником радиации», за нашим государством прочно закрепился имидж самого коррумпированного, если не в мире, то уж в Европе - точно. Многие средства массовой информации, такие как «Нью-Йорк таймс», «Вашингтон пост», «Файненшл таймс», «Уолд-стрит джорнэл» подобное положение в Украине связывали непосредственно с именем нынешнего премьер-министра. Отечественные эксперты, занимающиеся исследованием в области политики и экономики, склонны считать, что освобождение от должности Павла Лазаренко поначалу создаст впечатление у западной и национальной общественности о реальных действиях по очищению высших эшелонов власти от злоупотреблений и коррупции. Однако в условиях отсутствия как кристаллической решетки законов, так и уважения к имеющимся, можно предположить, что размах коррупции не уменьшится.

Как уже было сказано, налаженную схему принятия решений попытаются использовать другие. В итоге, представление о коррумпированности Украины еще более укрепится. При этом, скорее всего, ответственность за криминализацию страны будут уже связывать непосредственно с главой государства (даже если это не будет отвечать реальному положению дел) или как минимум усилится представление о Леониде Кучме как о лидере, неспособном остановить криминальное перерождение власти. От Президента ждут более комплексного подхода к этому вопросу, и не просто ждут, а требуют.

Есть основания полагать, что во время первого раунда переговоров в Брюсселе, которые вели секретарь СНБО Владимир Горбулин и глава МИДа Геннадий Удовенко, прозвучал намек на обеспокоенность как действиями премьера, так и нечистоплотностью украинских властей в целом. А это, знаете ли, - уже не внутреннее дело. От того, какими нас видит Запад, зависит скорость и степень интеграции Украины в европейские структуры, доверие частных инвесторов, которое в последнее время всерьез пошатнулось и, наконец, поддержка кандидатуры нынешнего Президента на будущих выборах...

«У нас такие куртки

не выбрасывают...»

Кстати, о выборах. Пожалуй, именно это слово является ключевым к разгадке большинства политических и экономических комбинаций, свидетелями которых мы станем в ближайшие год-два. И в этой связи отставка Лазаренко может оказаться весьма существенным фактором, меняющим, по крайне мере, ныне существующую картину. Нет сомнений в том, что если бы президентские выборы состоялись через три месяца, то независимо от того, кто станет Президентом - Кучма, Мороз или Марчук, - Лазаренко, без сомнения, займет пост премьер-министра. Но это так, - лирическое отступление, поскольку выборы у нас планируются не сейчас, а через год и два с половиной, и поэтому за этот срок многое может измениться.

Многое, но не главное. Выборы выиграет тот, у кого будет больше денег, на кого поставят бизнесмены или их координаторы. Премьер Лазаренко в этом плане накопил настолько существенный потенциал, что действительно мог бы потягаться с Президентом во влиянии как на денежные потоки, так и на средства массовой информации. Конечно же, подобно Виктору Черномырдину, чей «Газпром» в России помогал во время президентских выборов и Ельцину, и Зюганову, Павел Лазаренко, будучи премьером, не станет «класть яйца в одну корзину». Надо полагать, не делает он этого и сейчас... Однако нет сомнений в том, что при обещании сохранения за ним премьерского поста до президентских выборов Павел Лазаренко львиную долю усилий положил бы на избирательную программу Кучмы. До сегодняшнего дня Павел Иванович сидел тихо, отрицал свои претензии на президентское кресло и клялся Леониду Даниловичу в верности, любви и взаимопомощи. Как поведет себя Лазаренко-непремьер, но депутат? Даже если он растеряет половину команды (читай пирамиды), оставшаяся часть не позволит перестать с ним считаться. Возможно, в окружении Президента убеждены, что вялотекущее, контролируемо развивающееся уголовное дело, заведенное на премьера либо на одну из приближенных к нему структур сразу после отставки, сможет держать Павла Лазаренко в рамках «неприсоединения» ни к Марчуку, ни к Морозу. Есть на этот счет некоторые сомнения. Причем как насчет контролируемости такого уголовного дела в условиях депутатской предвыборной кампании, так и в отношении отсутствия метастаз расследуемого процесса в иных властных зданиях...

В случае отставки Павел Лазаренко не сойдет с арены, поскольку, как он любит повторять, ему всего 44. Он энергичен, решителен, компетентен и обучаем. Он вкусил, что значит быть хозяином, и его будет тянуть «на место преступления». Кто ему поможет в этом - Александр Мороз или Евгений Марчук - для Президента Кучмы не столь принципиально. Но в том, что кто-то поможет, - нет сомнений. Для того, чтобы добровольно не уходить из большой политики, у Лазаренко есть слишком много: около сотни многим обязанных ему депутатов, масса его кадровых назначенцев как в регионах (в основном в среднем административном звене), так и в силовых центральных структурах. У него есть четко закрепленные за ним (и надолго) целые области Украины, средства массовой информации, верные бизнес-структуры и деньги. Имея за собой хвост прегрешений, известных не только ему, Павел Иванович, скорее всего, не будет баллотироваться на этот раз в президенты. Являясь человеком стопроцентно готовым для власти, но не то что неограненным, а неотесанным для политики, он уверенно пойдет вторым номером для того, чтобы занять место не политика, а хозяина, предоставив номеру первому право ходить по ковровым дорожкам, обниматься с Клинтоном и подписывать договоры с НАТО. Такая возможность у Лазаренко есть как в случае отставки, так и в случае сохранения за собой и в дальнейшем должности премьер-министра.

Иными словами, статус Лазаренко - премьер он или депутат - уже не имеет принципиального значения. Именно поэтому, даже подписанный Президентом, указ о его отставке уже запоздал. Ходы уже сделаны, корма заготовлены, тюфяки, на которых в случае «войны» придется отлеживаться, расстелены. Решать зревшие годами проблемы одним махом - слишком поздно. Да и вообще, невозможно.

За «коррупцию

с человеческим лицом»

По всей видимости, Президент оказался в очень сложной ситуации. Мы попытались подробно описать, что произойдет в случае отставки Лазаренко. В случае невыхода указа (а именно это, скорее всего, и произойдет) сохранение статус-кво будет означать консервирование всех проблем, которые ослабят исполнительную власть, углубят существующие внутри нее серьезные противоречия, сохранят почву для формирования в зарубежных политических и деловых кругах представлений об Украине, как о нечистоплотном государстве. Таким образом Президент теряет в обоих случаях. И в данной ситуации обоснованно оптимальным с точки зрения государственного подхода к проблеме мог бы быть вариант активного наращивания политического, интеллектуального и экономического потенциала самого Президента и его окружения, в том числе - и за счет перераспределения возможностей лидеров исполнительной власти, очищения деятельности премьера от элементов, дискредитирующих его и наносящих ущерб государственным интересам. В любом другом случае Президент ослабит свои позиции и усилит позиции конкурентов. Но это, так сказать, - стратегия. А тактические маневры, скорее всего, будут проходить под публичным лозунгом «Обновление Кабинета министров и его структурно-кадровой перестройки».

На самом же деле все предпринимаемые кадровые изменения будут служить одному - созданию в стране плюрализма кланов. В этой ситуации Лазаренко потрет ушибленные места и отправится в свой кабинет премьерствовать дальше, но уже не безраздельно, как это было до сегодняшнего дня (в правительстве Лазаренко непринципиально, кто является вице-премьером, кто - министром, а кто - начуправления. Солдаты и генерал - вот его структура), а подконтрольно.

Надо полагать, что одним из главных результатов заседания Совета по безопасности и обороне станет смена всех газовых, нефтяных, атомно-электроэнергетических министров. Еще несколько министерских замен ознаменует приход к рычагам власти людей, представляющих альтернативные пирамидным бизнес-структуры. Они не обязательно будут представлять региональные интересы: одесские, винницкие или харьковские. Они будут просто не днепропетровскими, не лазаренковскими. Их покровители - не в здании на Грушевского, а - в здании на Банковой. В этой ситуации вынужденная полигамность исполнительной власти в вопросах предоставления государственных программ и заказов позволит укрепить ослабевшие за время премьерства Лазаренко кланы, создать условия для конкуренции на внутреннем рынке и улучшить ситуацию с соблюдением законодательства, ибо теперь за действиями бизнесменов будут следить не только призванные это делать государственные структуры, но и конкуренты. В этих условиях существующая пирамида ослабеет, а рядом с ней будет выстроена другая. И Павел Иванович уже не будет казаться таким большим, и разговаривать с ним уже не будет так страшно...

Что же в результате получим мы с вами? Ответ прост: мы получим плюрализм кланов, а значит - плюрализм базисов. Соответственно, в стране появится и плюрализм надстроек, идеологий, партийных программ и средств массовой информации. Иными словами - более четкая видимость демократии и законности. В этой ситуации, не исключено, зарубежные капиталисты сменят гнев на милость и придут в Украину со своими деньгами, вложат их в производство и создадут дополнительные рабочие места, где уж точно будет платиться зарплата. И тогда жить мы будем еще много-много лет при светлом строе, который будет называться не просто «коррупционизм», а «коррупционизм с человеческим лицом».

А вы рассчитывали на большее? Не стоит. Давайте будем реалистами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК