ИНДОНЕЗИЯ: КОНЕЦ ЭПОХИ СУХАРТО

22 мая, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 21, 22 мая-29 мая 1998г.
Отправить
Отправить

Все народные бунты независимо от того, где и когда они вспыхивали, похожи как близнецы. По одинаковым сценариям события развивались и в 1905 году в Москве, и в 1993-м в Лос-Анджелесе, и в 1998-м в Джакарте...

Все народные бунты независимо от того, где и когда они вспыхивали, похожи как близнецы. По одинаковым сценариям события развивались и в 1905 году в Москве, и в 1993-м в Лос-Анджелесе, и в 1998-м в Джакарте. Для названия происходящего в это время мы используем казенное словосочетание «массовые беспорядки», а американцы - короткое и острое как бритва слово «анрэст» (кстати уже вошедшее в сленг современных русскоязычных политологов). Как правило, начало таких беспорядков провоцируют одни, страдают от них другие (чаще всего - абсолютно невиновные), ну а получают политические и материальные дивиденды третьи, во многих случаях те, против кого и был направлен гнев взбунтовавшихся масс.

Во время таких беспорядков обычно громят крупные магазины, содержимое которых растаскивается по домам бунтарей, поджигают или переворачивают оставленные непредусмотрительными хозяевами у обочин автомобили и сооружают баррикады. Обычно зло сгоняют на какой-то одной группе людей, чаще всего инородцев, объявленных виновными в причинах бунта.

Все это наблюдается уже вторую неделю на улицах Джакарты, а среди журналистов наиболее популярным стало сравнение происходящего в индонезийской столице с последним днем Помпеи. Взбунтовавшиеся первыми студенты уже сделали все возможное для того, чтобы иностранцы заполонили международный аэропорт Джакарты, военные - улицы города, а китайцы, бросив свои дома, спасались в гостиницах или зарубежных посольствах. Кстати, именно они стали главной мишенью бунтарей, и немудрено - составляя чуть более трех процента населения страны, они владеют восьмьюдесятью процентами материальных средств Индонезии. Больше них вышедший на улицы народ ненавидел, похоже, только президента страны Сухарто.

Свидетели нынешних беспорядков в Джакарте вряд ли поверят в то, что еще совсем недавно индонезийцы называли Сухарто «творцом индонезийского экономического чуда» за то, что за три десятилетия он сумел превратить отсталую и забытую Богом страну в «азиатского тигра» и увеличить средний доход на душу населения с $ 50 в 1966 году до

$ 1000 - в минувшем. Однако под этот экономический рывок индонезийским лидером изначально была заложена «мина» в виде тоталитарного способа правления и безграничного обогащения за государственный счет как его самого, так и членов его семьи.

Именно поэтому все достижения, достигнутые за 32 года правления Сухарто, испарились как дым, когда страну полгода назад накрыл великий экономический кризис, охвативший все без исключения государства Юго-Восточной Азии. Миллионы индонезийцев, включая даже представителей начавшего формироваться среднего класса, были одним махом ввергнуты в нищету. Пытаясь каким-то образом справиться с 80-процентным падением национальной валюты страны - рупии, президент был вынужден искать поддержки у Запада и Международного валютного фонда. Для того, чтобы получить кредит в 43 миллиарда долларов, ему ничего не оставалось, как согласиться на условия кредиторов и пойти на новые непопулярные меры для обуздания экономического кризиса. Высокие процентные ставки, введения которых потребовал МВФ для стабилизации местной валюты и снижения инфляции до 45 процентов в год, стали причиной новых экономических трудностей, серии банкротств предприятий и роста безработицы.

Условие МВФ о ликвидации практики субсидий на топливо хотя и устранило одну из многочисленных привилегий семьи Сухарто на монополию в этой области, стало в то же время последней каплей, приведшей к вспышке насилия и беспорядков в Джакарте.

Сегодня большинство аналитиков не верит, что Индонезия сможет восстановить успехи недавнего прошлого и снова стать на путь экономического развития без серьезных политических изменений. Все обещания Сухарто перед МВФ о преданности его программе реформ, данные им около месяца назад, были перечеркнуты событиями в Джакарте, и помощь Запада в очередной раз была отложена.

Думается, представители МВФ с особым вниманием изучили факты о том, что президент Индонезии создал для предприятий, находящихся в собственности его сыновей, дочерей и даже партнеров по гольфу, систему дотаций и исключительных привилегий. Шестеро детей Сухарто владеют основными отраслями промышленности и являются одними из богатейших людей страны. Семейный капитал президентской семьи оценивают в 40 миллиардов долларов США - половину национального дохода страны. Так, младший сын Сухарто, Томми, имеет исключительные права на заключение сделок с государственными нефтяной и газовой компаниями, второй его сын владеет такими компаниями-монополистами, как телевизионная, международная телефонная и строительная. Входящая в Кабинет отца старшая дочь президента пожертвовала частью своего золота на сумму в 15 тысяч долларов для поддержки национальной денежной единицы. Свой же капитал она создала, возглавляя фирму, которая была генеральным подрядчиком строительства магистралей на всей территории Индонезии.

Создавалось впечатление, что сам президент просто не отдавал себе отчета в масштабах происходящего. Он отверг требования об отставке, заявив, что она не решит проблем страны. По мнению Сухарто, подобный шаг был бы безответственным поступком по отношению к нации. Индонезийский лидер отметил необходимость строгого соблюдения конституции, в противном случае он не исключил «кровопролития и начала гражданской войны». А согласно основному закону страны, президент избирается (и, разумеется, лишается своих полномочий) Народной Ассамблеей, в состав которой входят 1000 членов, представляющих парламент, правительство и местные власти.

Президент заявил, что готов возглавить процесс реформ в стране, а также пообещал скорейшее проведение новых президентских выборов и кадровых изменений в правительстве, превратив его в «кабинет реформ». При этом Сухарто сообщил, что не намерен выставлять свою кандидатуру на новых выборах главы государства. Он также подчеркнул, что сделает все необходимое для стабилизации ситуации в Индонезии.

Индонезийский лидер сообщил, что провел ряд встреч с общественными деятелями, военным руководством и принял решение ускорить проведение реформ. С этой целью будет создан Совет по реформам для выработки новых законов о политических организациях, о выборах, в том числе президента и вице-президента, а также по подготовке антимонопольного и антикоррупционного законодательства.

Такое заявление президента вызвало бурную реакцию студентов, выступления которых неделю назад и спровоцировали массовые беспорядки в стране. Более 8 тысяч учащихся индонезийских вузов пикетировали здание парламента, требуя немедленного ухода Сухарто в отставку. Около сотни разгневанных студентов забрались на крышу здания парламента с национальными флагами и антипрезидентскими лозунгами. Ясно, что обещания провести президентские выборы зачинщиками беспорядков в Джакарте были расценены как уловка опытного политика, примененная для того, чтобы подольше остаться у власти.

Дело шло к новым демонстрациям протеста. Однако на этот раз все должно было сложиться гораздо серьезнее. Порядок собиралась наводить армия. По местному радио сообщили, что командующий Джакартским военным округом генерал Самсудин, командующий стратегическим резервом генерал Прабово (зять президента) и командующие видами вооруженных сил провели смотры-инструктажи подчиненных войск по обеспечению безопасности в столице. Стало ясно, что без крови дело не обойдется.

И только тогда парламент Индонезии принял все-таки решение рассмотреть вопрос об отставке Сухарто с поста президента. Тем более, что такое же мнение выразила и госсекретарь США Мэдлин Олбрайт. Было решено, что если в течение двух последующих дней сам Сухарто не примет решение о своем уходе, ему это поможет сделать Народная Ассамблея.

Нужно отметить, что такое решение парламентариям далось нелегко. Ведь судьба парламента, как и всех структур власти в Индонезии, целиком и полностью зависит от президента, поэтому члены Народной Ассамблеи с огромными предосторожностями принимали решение о судьбе индонезийского лидера. Здесь было очень легко ошибиться - можно проголосовать за отставку президента, а решение это может и не получить большинства голосов. Не трудно тогда предсказать, что было бы с теми, кто голосовал «за».

Однако сам Сухарто все же решил не испытывать на прочность парламент страны. Поздно вечером в среду он объявил о своей отставке с поста президента. Эпоха правления Сухарто в Индонезии завершилась, но проблемы страны остались. Начинается период неопределенности, который может окончиться торжеством демократии или легко перерасти в новую диктатуру.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК