ЭХ, ПЕТРОВИЧ

30 августа, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 35, 30 августа-6 сентября 1996г.
Отправить
Отправить

Петрович в нашей компании мужик нестандартный, оригинальный мужик. Не то чтобы умный больно, просто не разучился думать...

Петрович в нашей компании мужик нестандартный, оригинальный мужик. Не то чтобы умный больно, просто не разучился думать. И мы все как-то привыкли, что Петрович дело говорит. Придумал он однажды праздники праздновать раньше, недели за две до самого события. Оказалось, что это практично и удобно. Народ в канун праздника рыщет по базарам и по «шопам», очереди строит, движение перекрыто везде, а мы уже отпразднованные и поздравленные, ходим спокойно и свысока на все и всех посматриваем.

Только вот намедни я опростоволосился, прошляпил, значит. А ведь заранее высчитал, когда у моей любимой газеты сотый номер выходит, за два месяца знал. Но не торопился Петровича оповестить, думал успею. Потом закрутился, да и он занят был - на товарищеском суде председательствовал. Судили они там одного держателя траста, деньги этот парень собрал с людей и не вернул. Присудили наказать его больно и строго. Когда вернется. Нынче уехал трастовик то ли на Иссык-Куль, то ли на Мертвое море в отпуск.

Так вот, собрались мы праздновать энную годовщину подписания договора с Византией, как всегда заблаговременно. Мой черед пришел здравицу провозгласить. Я и захожу издалека. Мол, выпьем за здоровье князя Олега, потому как завтра опять пить будем за любимую мою и вашу газету.

Все замерли, а Петрович - мужик обстоятельный - рюмочку опрокинул, крякнул и спрашивает:

- Чтой-то не пойму, праздник неплановый, какая-такая газета?

- «Зеркало недели», Петрович, сотый номер выходит...

- А почто ж ты поздно сообщаешь, не успеем, - хмурится Петрович. - Газета известная. Ее «Правда Украины» рекламировала, и «Вечерний Киев», и «Независимость», и «Всеукраинские ведомости».

- Ну, если подсобраться, - тяну я, - ведь успели же к выходу юбилейного номера газеты прилегающий к зданию редакции Дворец культуры «Украина» отремонтировать. И окружающую территорию убрали. Рынок Владимирский близехонько, там тоже подсуетились, порядочек навели...

- Знаешь, - говорит Петрович, - во дворце «Украина» после ремонта не был, но концерт, посвященный празднику Независимости, по телеку смотрел. Правда, сначала подумал, что это по ошибке выдали в эфир концерт по случаю XXV съезда партии коммунистической, из фондов телевидения. На сцене все те же - ну это Бог с ним, главное - на сцене все то же. И пионеры между рядами...

- Петрович, пионеры откуда? Просто детки.

- Вот я и говорю: пионер - это значит первый. Эти детки первыми в отремонтированном дворце между рядами стояли. А сколько их еще там перебывает, скольких Борис Георгиевич построит...

- Кто такой Борис Георгиевич?

- Режиссер бессменный, Шарварко его фамилия. Он во все времена всем партиям концерты режиссирует. Много лет назад написали ему сценарий, вот он и ставит концерты по этому сценарию. Я все ждал, что в финале концерта на сцене техника боевая появится, или хотя бы кавалерия. Но, видно, денег не хватило... Вообще, по телеку трудно было понять, что ремонт был во дворце, картинка на экране была такая же темная, как и до ремонта. Может свет не весь включился, а может в это время электроэнергию экономили...

- Петрович, как же мы с юбилеем газеты? - Я решаю немножко ослабить напор. - Может просто возьмем букетик полевых цветов - и к редактору?

- Во дает, - кивает на меня Петрович, - провокатором никогда не был и не буду!

- Причем тут...

- Как же! Приходим мы с поздравлениями, значит провоцируем человека, чтобы он стол накрывал, угощал, привечал. А, может, он тоже свою жизнь планирует, может, он тоже праздники отмечает раньше? Нет, это самая, что ни есть провокация!

- Петрович! - Я решил включить последний аргумент. - Даже правительство к юбилейному номеру газеты гривну вводит, чтобы люди богаче стали...

- Ну-ну! Ты думай, что говоришь. Может, власть предержащие и решили почтить юбилей газеты гривной, но денежная реформа - это дело глобальное.

Тут я вам по этому поводу решил передать одну семейную тайну. Мне ее дед сообщил, а ему прадед на смертном одре открылся. Тайна эта раскрывает суть любой денежной реформы.

Петрович наклонился над столом и сообщил громким шепотом:

- У кого были старые деньги - у того будут и новые; у кого были деньги до реформы - у того они будут и после...

Выждав минуту молчания, Петрович повысил голос:

- Потому денежная реформа не есть праздничное событие, даже если ее приурочили к выходу юбилейного номера «Зеркала недели». Это - суровые будни...

Все! Если из уст Петровича прозвучали «суровые будни», значит, он принял окончательное решение и я уже никак не смогу его убедить отпраздновать выход сотого номера. Ну и пусть! Петрович как себе хочет, а я пойду с букетиком полевых к главному редактору...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК