«ДЕЙСТВЕННЫЙ ОРГАН ГАРАНТА». «Собирание»: Файл «Владимир Горбулин — консильери»

03 октября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 40, 3 октября-10 октября 1997г.
Отправить
Отправить

Кто сказал, что в политике враги гораздо полезнее друзей? Кто сказал, что они не лгут? Кто сказал, что они меньше обманывают?..

Кто сказал, что в политике враги гораздо полезнее друзей? Кто сказал, что они не лгут? Кто сказал, что они меньше обманывают? Кто сказал, что они не усыпляют? Выходит, друзья занимаются только тем, что лгут, обманывают и усыпляют? Кому нужен друг, который повторяет все твои телодвижения? С этим может справиться и тень. Не каждый, желающий иметь друга, сам готов стать таковым. Следовательно, целесообразно определить другу роль - роль кардинала, роль консильери. И что важно, ни в коем случае не путать эти роли с должностью просто советника…

18 июня 1996 года Президент Украины сказал, что Совет нацбезопасности и обороны должен быть «действенным органом», который «принимает решения, исходя из сложившейся ситуации, когда одному человеку решение принять трудно».

Алаверды В.Горбулина, секретаря того самого СНБО, 22 августа 1996 года: «...самая главная задача - обеспечить Президента Украины как гаранта ее национальной безопасности максимально точной информацией,.. обеспечить ее компетентное обсуждение с Президентом, помочь ему определить собственную позицию по этому поводу».

У гаранта Конституции Президента Леонида Кучмы есть друг, консильери, секретарь целого СНБО, т.е. действенный орган гаранта - Владимир Павлович Горбулин. По зачем-то опубликованному, но не подлежащему опубликованию указу Л.Кучмы номер 773/96 от 30 августа 1996 года секретарь Совета национальной безопасности и обороны приравнен «по условиям оплаты труда, материально-бытового обеспечения, медицинского и транспортного обслуживания к первому вице-премьер-министру Украины».

Условия игры

У всякой игры одна цель - выиграть. Средства Владимира Горбулина - информация и безопасность. В понятие безопасности, по В.Горбулину, входит и информационная безопасность, и безопасность государственная, и безопасность партийная. В формуле «партии - категории временные, национальная безопасность - постоянная, тем более, что без ее обеспечения не будет никаких партий вообще» - весь Владимир Павлович, хотя он позднее и отредактировал себя: мол, он имел в виду мелкопартийность. Документы, с которыми работает В.Горбулин, исчерпывающе точно определяют понятие национальной безопасности: это все, чем занимается Владимир Павлович. Если кому-то это не понравится, то консильери Президента готов занести их в категорию временных. Накануне новых выборов Владимир Горбулин как вечная категория будет сражаться с теми, кого он считает, скажем так, временными. Сражаться за что-то (по его мнению) вечное.

Не первый год Владимир Павлович играет на своем поле против трех команд. Все они испытали на себе модус операнди, т.е. способ действия, В.Горбулина.

Первый фронт - против Верховной Рады и А.Мороза. Владимир Горбулин называет свой интерес к деятельности оппозиции «чисто служебным», но, судя по почерку Владимира Павловича, он воспринимает как оппозицию значительную часть парламента, в качестве «здоровых сил» в 1995-м выделяя А.Лавриновича и О.Таранова. Со временем А.Лавринович перестал быть для него «здоровой силой». Свой «чисто служебный интерес» к оппозиции Владимир Павлович формулирует как: «насколько протест или любая другая деятельность против действующего государственного или общественного порядка законны и оправданы с точки зрения национальной безопасности». Такой вот острый угол зрения на оппозицию.

«Чисто служебный» почерк В.Горбулина - давление на парламент в целом, характеристики А.Мороза («эквилибрист высшего класса», считаю «полезным замену Мороза на должности спикера») и отдельных парламентариев, озвучивание наиболее радикальных моментов президентской линии. Владимир Павлович смог добиться принятия Верховной Радой Концепции основ политики национальной безопасности Украины в январе 1997-го. При этом депутат О.Чорноусенко поблагодарил его в своем выступлении «за активное и плодотворное сотрудничество... на высоком организационном и профессиональном уровне». Но уже в сентябре 1997-го парламент прокатил закон «О СНБО», при традиционных претензиях коммунистов и куновцев. Сам В.Горбулин отверг претензии в том, что «Совет национальной безопасности и обороны превратится в неограниченного диктатора и будет представлять угрозу... демократии», заметив, что «громче всех о свободе кричат надзиратели рабов». Парламентарии в долгу не оставались - Г.Омельченко и СОУ требовали от Президента отставки Владимира Горбулина, а С.Хмара называл его «резидентом России». После сказанного Владимиром Павловичем в адрес парламента а-ля «между законодательной и исполнительной властями Украины может возникнуть окончательный раскол из-за противоречий при обсуждении Закона о власти в парламенте страны» (по поводу Конституционного договора), «при определенных условиях глава государства будет вынужден вынести... проект на референдум» (по поводу Конституции), он достаточно реалистично оценивал свои шансы на премьера: «...я не сумасшедший, Верховная Рада не пропустит мою кандидатуру». Если консильери Президента извлек урок из боевых действий на парламентском фронте, то следует ожидать его непосредственного активного влияния на парламентские выборы-98. При этом метить в «сумасшедшие» он, вероятно, не будет.

Второй фронт - против «госбезопасности». Почерк В.Горбулина по отношению к Е.Марчуку, который не только стал депутатом, но и «активно работал над своим имиджем». В схватке «Днепропетровск против госбезопасности» первой жертвой стал Валерий Маликов, затем Андрей Хомич. А вот и датированная февралем 96-го оценка модус операнди консильери Президента Александром Разумковым: «...команда Президента... очищает кадровое поле от людей, которые способны руководствоваться не только соображениями личной преданности... Для реализации этой задачи просто воспользовались удобным случаем». Собственно Владимир Горбулин по-иному смотрел на этот «удобный случай»: СБУ - «...не последняя инстанция в Украине, существует политическое руководство страны...». СБУ почувствовала политическое руководство страны, ассоциировав его именно с В.Горбулиным. Сделал это председатель СБУ В.Радченко: «...спецслужба при принятии решений, которые могут вызывать серьезные политические последствия для государства, должна согласовывать свои действия с политическим руководством страны. Что мы и делаем. И я сочувствую Владимиру Павловичу Горбулину, к которому мы часто обращаемся за политическими консультациями: «Будем ли мы это делать или нет?». Такое сочувствие больше напоминает желание В.Радченко не попадать под жернова В.Горбулина.

Консильери Президента, отслеживая политические телодвижения Е.Марчука и его структур, после заявления Л.Кучмы о желании баллотироваться на второй президентский срок, тут же фиксирует себя: «сразу же среагировали все потенциальные претенденты... даже такой осторожный человек, как Евгений Марчук более четко обозначил свою позицию относительно своих планов на 99 год». В то время позиции Е.Марчука были все же менее четкими, чем ныне.

В начале 97-го В.Горбулин состыковал позиции Е.Марчука и А.Мороза: «социал-демократизация» произошла одновременно у А.Мороза и у Е.Марчука.., создание единой «противопрезидентской» коалиции почти неминуемо приведет к соревнованию за право лидерства в ней». Слова Владимира Павловича о единой «противопрезидентской» коалиции, вопрос наличия которой господин Горбулин уже для себя решил, показали, что он начал работу по окраске коалиции А.Мороз-Е.Марчук в один чекистско-красный цвет. При этом не в счет, что чекистско-красный цвет абсолютно не свойственен социал-демократии. Интересен подход В.Горбулина в выборе термина - «противопрезидентская», а не «антипрезидентская». Консильери Президента правильно решил, что «противопрезидентская» - более мягкая характеристика, как-бы уравнивающая «президентский» и «противопрезидентский» блоки. «Антипрезидентское» - это почти как «антигосударственное», т.е. что-то незаконное. В.Горбулину объективно мешает обозначить возможную коалицию как «антипрезидентскую» отсутствие «третьего элемента» - П.Лазаренко. К «красному» А.Морозу, «чекисту» Е.Марчуку приплюсовать «хозяина» П.Лазаренко, которому Кучма уже послал «черную метку»: тот будет «отвечать с точки зрения права». После этого консильери не будет искать критерии оценок идеологии, морали и правовых мотивов запланированной им коалиции конкурентов Президента. Впрочем, свой худший прогноз на выборы 99-го года Владимир Павлович уже предрек: «теневой капитал сам себе выберет партию, и, следовательно, - Президента».

Третий фронт, в тылу - «Днепропетровск против Днепропетровска». Подключение Владимира Павловича к атакам на П.Лазаренко в ноябре 1996-го не было неожиданным, ибо Президент к тому времени уже несколько раз прошелся по Павлу Ивановичу. Такое действие Владимира Горбулина зафиксировало отделение «единственных» днепропетровцев от днепропетровцев «сильнейших»: говоря о несогласованности действий налоговых служб, Владимир Павлович сказал, что между Л.Кучмой и П.Лазаренко «нет достаточного взаимопонимания», и что «к сожалению, П.Лазаренко не согласовывает с главой государства свои действия». Что было неожиданным в этой истории, так то, что консильери Президента... «профильтровали» как в прессе, так и на ТВ. Полный текст его заявления привела лишь «Комсомольская правда», рядом же был текст заявления П.Лазаренко, в котором «кое-кто» обвинялся в «поиске несуществующих проблем, создании нестабильной ситуации, отвлечении правительства от решения неотложных дел». В приснопамятной статье «Конец чернобородой демократии» от 12 декабря 1996 года В.Горбулин по-братски разделил «доставшееся» Д.Табачнику. Реакция консильери последовала незамедлительно: П.Лазаренко был принужден к публичному осуждению статьи.

Памятливый В.Горбулин после этого случая поступал как консильери - и только как консильери Президента - в отношении П.Лазаренко. Июнь 1997 года: «...у меня есть личное мнение по премьер-министру, но я считаю возможным высказывать его только Президенту.., ибо любое мое высказывание может восприниматься как какое-то давление». Лукавил консильери - именно он настаивал на «моральной отставке правительства», именно он провел решение СНБО по энергоносителям, которым «работа правительства по решению проблем энергообеспечения Украины была признана неудовлетворительной». При этом он был в достаточной мере осторожен, хотя то, что он помнит из полезного во взаимоотношениях с П.Лазаренко, может быть использовано против самого экс-премьера.

Владимир Павлович никогда не был равнодушен к коллегам. Вслед «ушедшим погулять» он с некоторым раздражением бросил: «работа секретариата СНБ и моя лично как секретаря налажена таким образом, что замыкает на себе практически все необходимые для Президента вопросы...». Критику со стороны А.Разумкова Владимир Павлович оценивал как то, что «исследования его Центра зачастую проводились без учета всей необходимой информации, к которой негосударственная организация просто не имеет доступа». К отставке Д.Табачника он отнесся как к «неполитической акции», и вообще, как к «делу и праву Президента». Ушедший на «холод» Дмитрий Табачник В.Горбулину сочувствовал, ему, дескать, «...после моей отставки стало работать не комфортнее, намного сложнее... теперь в доме на Банковой ему нужно охватить полный круг вопросов и получать полную порцию замечаний и недовольства Президента, которую он ранее по-братски делил со мной».

Неравнодушный к афоризмам, Владимир Павлович предпочитает прогуляться с девятью известными дьяволами, чем с одним неизвестным. А посему не особо сопротивлялся репатриации «возвратившихся с холода» А.Разумкова и Д.Табачника: «не могу сказать, что каждая кандидатура, которая приходит в администрацию Президента, обсуждается только со мной». Консильери Президента поделит по-братски замечания, работу, неудовольствие и обязанности. Играть в «моцартов и сальери» между собой они не станут - могут проиграть главную игру. Если и проиграют, то только по той причине, что против них играют люди со своим пониманием вечного и временного, и по своим правилам.

«Досье» - «плюсы»

и «минусы»

Объем работы Владимира Горбулина является и его «плюсом», и его «минусом». Анализ открытой информации показывает, что Владимир Горбулин занимается всем. Если взять два месяца его работы, к примеру май-июнь 1996 года, то скорее всего он помнит то, чем не занимался. А я ему напомню, чем он занимался: Конституцией; отставкой Е.Марчука; назначением П.Лазаренко; переговорами с Ежи Милевским; подготовкой визита А.Квасьневского; международной конференцией в Бонне; переговорами с Х.Соланой; общими мероприятиями по программе «Партнерство ради мира»; межведомственной рабочей группой по сотрудничеству с НАТО; переговорами с представителем Великобритании в Северо-Западном совете и ЕС Д.Голденом; наблюдал за выборами в России; предложениями П.Лазаренко по кадрам; попыткой законодателей установить контроль над телевидением и создать свое; вопросом размещения на территории Украины иностранных военных баз; конференцией фонда Карнеги в Москве; переговорами с Д.Рюриковым; визитом В.Черномырдина. Среди того, чем занимался Владимир Горбулин в мае-июне 1996 года, в открытой печати не зафиксированы проблемы Чернобыля, торговли оружием, патронирование украино-американских отношений, которые также входят в сферу компетенции секретаря СНБО. «Плюсом» такой нагрузки является то, что Владимир Горбулин действительно замыкает на себя все реально важные аспекты внутренней и внешней политики. Следующий из «плюса» «минус» - то, что не всегда правило «хочешь сделать хорошо - сделай сам» срабатывает.

«Плюс» Владимира Павловича - в умении находить общий язык с равнопорядковыми ему чиновниками за рубежом. Осознанно или нет, Владимир Горбулин следует трем правилам британской дипломатической службы. Два из них - стараться не врать и при этом стараться не сказать всей правды. Этот же «плюс» поворачивается «минусом» при неизбежной накладке решений во внутренней политике на внешнеполитические последствия. Указом Л.Кучмы «О неотложных мерах по упорядочиванию государственного регулирования деятельности авиации в Украине» после заседания СНБО был уволен ряд должностных лиц. Владимир Горбулин стал наводить порядок, но этого не поняли канадцы, которые были удивлены назначением в их страну генеральным представителем «Авиалиний Украины» человека, в адрес которого собственно и была направлена критика Президента и самого Владимира Павловича на том же заседании СНБО.

«Плюсом» является умение признавать свои ошибки. 12 мая 1995 года Владимир Павлович признал, что «допустил политическую ошибку, назвав территориальные претензии со стороны отдельных праворадикальных организаций... Румынии официальными претензиями Бухареста». Разновидностью негласно признанной ошибки является существенное изменение функций СНБО в нормативных документах этой организации 1994 и 1996 года. Напомню, что некоторые пункты «Положения о СНБ Украины» 1994 года были, мягко говоря двусмысленными. Пункт 5 Положения указывал, что «...решения Совета и его Президиума являются обязательными для исполнения органами государственной исполнительной власти». Формулировка породила вопрос: зачем указывать на эту «обязательность», если решения Президента, согласно статьи 114-6 действовавшей тогда Конституции и так были «обязательными для исполнения по всей территории Украины»? Согласно положению, «решения... принимаются членами Совета или Президиума «простым большинством голосов», и лишь в случае, если голоса разделились 50 на 50 - «голос Президента является решающим». Таким образом был заложен механизм ситуации, когда принималось решение против Президента, принятое неизбранными чиновниками, обязательное для всех, в том числе и для Л.Кучмы. Если учесть ситуацию смерти Президента, что обязательно для каждой демократической страны, то вполне возможно, что власть на неопределенный срок могла оказаться в руках людей, которые не были избраны. Концептуальный «прокол» был исправлен без лишнего шума уже в

1996-м - в Конституции, где статус СНБО был прописан отдельной статьей и в утвержденном Президентом «Временном положении о Совете национальной безопасности и обороны Украины» - формулировкой «...решения Совета вводятся в действие указами Президента...».

Другие «плюсы» и «минусы». Ситуация с возможным академическим статусом Владимира Горбулина только на первый взгляд является его «минусом». НАН практикует тайное голосование, и возможность повлиять на позитивное решение академического круга ограничена даже для секретаря СНБО. Если В.Горбулин способен влиять на академиков, то в той же степени критики достоин и НАН. Гораздо больше оснований упрекать В.Горбулина в личной нескромности тем, кто связывает получение им премии АН УССР в 1988-м, Госпремии СССР в 1990 году. Он работал в это время в ЦК КПУ и в первую очередь занимался партийным руководством. Первый орден Трудового Красного Знамени Владимир Павлович получил в 1976-м, как зам. секретаря парткома КБ «Южное», второй - уже в ЦК, в 1982 году. Орден князя Ярослава Мудрого V степени В.Горбулин получил указом от 10 апреля 1997 года.

И, наконец, явный «минус», идея контроля информационного пространства Украины в июне 1997-го. Вопрос, почему надо контролировать эфир, решается в контексте избирательной гонки. Меня заинтересовала аргументация Владимира Павловича: «...при всем уважении к частной собственности, нам не должно быть все равно, на какие деньги они изданы и какие политические цели предусматривают их владельцы». Замечу, что то, что государству на самом деле небезразлично, должно проверяться методами, зарезервированными только за ним: проверкой «чистоты денег» накануне регистрации печатного средства массовой информации, выдачи лицензии. Свои изменения должен внести законодатель. Дальше - вопрос компетенции суда. Политические цели владельцев, редакторов, журналистов - это их дело, а не дело государства. Таковы европейские правила.

Слова Владимира Павловича - признак более глубокого заблуждения, чем это может показаться. Украина стала членом Совета Европы. Это означает не только престиж, это означает принятие правил Европы, а не Азиопы. Это неудобные правила для нынешней власти, но их нужно внедрять. Иначе незачем было идти в Совет Европы, оставались бы в Совете Азии.

Владимир Горбулин не одинок в своем отделении европейских правил игры от внутриукраинских. Слова Президента Л.Кучмы 20 сентября 1996 года в выступлении на съезде судей: «...раньше я считал, что от смертной казни необходимо немедленно отказаться… но... стал склоняться к мысли: теперь, когда еще не стабилизировалась ситуация в стране,.. этот вопрос требует дополнительной доработки». Это противоречит тому, что Президент заявил в Страсбурге 23 апреля 1996 года: «... не все они (обязательства. - В.П.) однозначно воспринимаются и частью общества, и частью политических сил... Прежде всего это касается проблемы запрещения смертной казни. Но... мы понимаем, что международно-правовые обязательства - это те обязательства, которые надо выполнять». А раз «надо», то и вне дополнительной доработки вопроса.

Обстоятельства, отягощающие ответственность

Слова Владимира Горбулина в феврале 1997-го - «будучи партийно незаангажированным надпартийным политиком, Л.Кучма одновременно выступает как либерал-реформатор (в экономике), социал-демократ (в социальной сфере), национальный демократ (в отстаивании и развитии государственности Украины». Таких обвинений в политической «бесполости» со стороны своего консильери Президент явно не заслужил.

В марте 1997-го Владимир Горбулин сказал: «...сейчас нужна «революция» в управлении экономическими преобразованиями и поиск людей, которые могли бы взять на себя ответственность за проведение реформ». А я-то думал, что Л.Кучма был избран Президентом, а В.Горбулин был им назначен, чтобы брать ответственность на себя и тащить ее до октября 1999 года, а если повезет - и дальше.

К отягощающим отнесу июльское, 1996 года заявление Владимира Павловича об элементах чрезвычайного положения, «которые должны противостоять угрозе захвата власти коррумпированными элементами». Владимир Горбулин добавил, что «...Коммунистическая и Социалистическая партии активизировали работу в шахтерском движении… а правые, прежде всего УНА-УНСО, развивают деятельность в Вооруженных Силах Украины...».

Конституция не предусматривает возможности введения чрезвычайного положения. Закон «О чрезвычайном положении» (ЧП) квалифицирует ЧП как особый правовой режим деятельности госорганов со временными ограничениями в осуществлении конституционных прав и свобод граждан, а также прав юридических лиц. Статья 4 закона предусматривает, что ЧП «может быть введено в условиях стихийного бедствия, аварий и катастроф, эпидемий, эпизоотий… массовых нарушений общественного порядка, которые сопровождаются насилием над гражданами… блокирование или захват отдельных особо важных объектов или местностей… попытки захвата государственной власти или изменения конституционного строя Украины путем насилия, посягания на территориальную целостность государства… необходимость восстановления конституционного правопорядка и деятельности органов государственной власти». В законе зафиксировано, что перечень обстоятельств для введения ЧП «...является исчерпывающим и расширенному истолкованию не подлежит». И само ЧП - это, вообще-то, не более чем на 60 суток.

Блокирование шахтерами железной дороги при желании может считаться условием ЧП. Деятельность партий, коррупция - нет. В первом случае, если есть основания - запрет по суду, во втором - политические решения, справедливое следствие и «мытье рук» через суд тех, кто не успеет смыться. Владимир Павлович не прав еще в одном: закон не предусматривает никаких «элементов чрезвычайного положения».

Окончательный анализ

22 мая 1997 года Владимир Горбулин комментировал то, что некоторые российские СМИ связали проблемы российской космической ракеты с директорством Л.Кучмы на «Южмаше»: «...это нельзя комментировать, можно взять пистолет и застрелиться. У меня сейчас нет пистолета». Может выстроиться длинная очередь «доброжелателей», готовых с радостью предоставить Владимиру Павловичу любое, на выбор, оружие для этой цели. Комментировать не думая - все равно, что стрелять не целясь.

Владимир Горбулин обычно комментирует целясь. С должности консильери Президента он будет попадать по нескольким основным целям: во-первых, недопущение красной метастазы; во-вторых, Рух должен глубже понять, что крючок в виде западноукраинских губернаторов был выкован не просто так; в-третьих, пополнение рядов баскетбольных болельщиков;

в-четвертых, определение оппозиционности «Громады»; в-пятых, НДП должна надежней осознать неразрывность связи; в-шестых и дальше - удивляться неконструктивным шагам будущих кандидатов в ретивые; в-седьмых, знать, что и почему напишут газеты и покажет телевидение. Целями также являются «элементы», из которых должна получиться коалиция. Еще есть Запад, который должен опять перепугаться реванша левых, МВФ, который обязан поставить на Л.Кучму, Россия, отношения с которой нужно выровнять, для чего опять нужен, но здоровый, Степан Хмара. И опять же, не играть с «возвратившимися с холода» в «моцарта и сальери». Все это - проблемы Президента, а пока эти проблемы не решены - есть работа и у его консильери. Хотя и они заменимы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК