Чадо нежеланное

19 августа, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 32, 19 августа-26 августа 2005г.
Отправить
Отправить

Трудно сказать, на кого отечественная Конституция сегодня похожа больше: то ли на не рожденного младенца, то ли на не отпетого покойника...

Трудно сказать, на кого отечественная Конституция сегодня похожа больше: то ли на не рожденного младенца, то ли на не отпетого покойника. Восьмого декабря прошлого года более четырех сотен народных избранников одобрили внесение изменений в устав государственной жизни. Что не помешало доброй трети из них буквально на следующий день обрушиться на ими же принятые правки с уничтожающей критикой.

Вот уже девять месяцев президент и его ближайшие соратники с завидным упорством критикуют свежую редакцию Основного Закона. Конституция еще только беременна новшествами — они обретут юридическую силу в 2006-м. Но некоторые законные отцы (входящие в новую властную команду) уже не скрывают, насколько не мило их сердцу еще не открывшее глаза детище законотворчества. Отзываются они о нем исключительно как о побочном продукте противоестественной любви по принуждению.

О действующей редакции Конституции небожители, напротив, предпочитают говорить как об усопшей — подчеркнуто уважительно. И всеми силами стараются отложить торжественные похороны, запланированные на первый день нового года.

Мы не станем утомлять вас подробным анализом достоинств и недостатков принятых конституционных изменений. Мы просто напомним, что так называемая политическая реформа несколько сужает президентские полномочия. А также выскажем предположение, что главу государства и его наперсников такой поворот событий не вполне устраивает. Каким образом можно отменить одобренный парламентом, подписанный президентом и обнародованный в официальной прессе закон? Легитимный способ только один — оспорить легитимность в Конституционном суде. О желании подготовить соответствующее представление в КС неоднократно высказывались многие известные политики, в том числе премьер Юлия Тимошенко. Однако шаг этот так до сих и не был сделан.

Почему? Попробуем разъяснить. В состав монопольного органа конституционной юрисдикции входит 18 человек, назначаемых (в равной пропорции) президентом, парламентом и съездом судей. Срок полномочий каждого судьи — 9 лет. И еще одна важная цифра — для принятия любого решения требуются голоса не менее чем 12 членов Конституционного суда.

Теперь поясним, к чему вся эта арифметика. На сегодняшний день в КС только 15 судей. Одного предстоит назначить съезду судей, с кандидатурами еще двоих предстоит определиться парламентариям. Заметим, что в ближайшее время депутатам будет весьма затруднительно сделать это, учитывая характер и остроту внутренних конфликтов в высшем законодательном органе.

Между тем недоукомплектованность Конституционного суда серьезно затрудняет реализацию планов противников политической реформы. Насколько нам известно, они зондировали настроения в КС и с огорчением для себя выяснили: требуемых две дюжины голосов не находится. Для того чтобы отменить декабрьские решения Рады требуется согласие 4/5 от нынешнего состава суда. На столь массовую поддержку судей оппоненты реформы пока опереться не могут, но надежды не теряют. Хотя она тает с каждым днем. Отчего?

Дело в том, что восемь из 15 членов судей стали членами КС в сентябре 1996-го. (Заметим, кстати, что в это число входят председатель суда Николай Селивон, а также оба его заместителя — Владимир Вознюк и Владимир Шаповал.) Еще двое трудятся на поприще толкования законодательства с октября того же 96-го. Из этого следует, что срок полномочий первых восьми истекает через несколько недель, а пары остальных — через месяц с небольшим. Важная деталь — пролонгировать их полномочия нельзя, поскольку нет соответствующей нормативной процедуры. Зато есть строгий запрет: Конституция лишает членов КС «права быть назначенными на второй срок».

Сомнительно, что образовавшиеся вакансии будут быстро заполнены. А значит, завтра отыскать 12 голосов, необходимых для отмены реформы, будет еще сложнее, чем сегодня.

По некоторым сведениям, некоторые представители новой власти приняли решение действовать немедленно. Якобы избранный ими план действий не лишен недостатков. Но если полученная нами информация соответствует действительности, мы можем констатировать: авторы плана не лишены чувства юмора.

Итак, до сегодняшнего дня эксперты рассматривали только два сценария развития событий. Сценарий первый: политическая реформа не отменяется. Это возможно в двух случаях:

— если представление в Конституционный суд не будет подано;

— если представление в КС будет подано, но его члены необходимым большинством голосов признают Закон «О внесении изменений в Конституцию» легитимным.

Сценарий второй: политическая реформа отменяется. Это возможно только в одном случае. Если КС (после получения соответствующего представления и проведения необходимого разбирательства) сделает вывод о неконституционности декабрьского закона.

Но есть и третий сценарий. Нам он кажется маловероятным, но его составители, кажется, думают иначе.

Прежде чем описать их выдумку, напомним, почему вообще возник вопрос о неконституционности пресловутого закона. Критики политической реформы много говорили о правовых недостатках решения, принятого в канун нового года. Главное обвинение сводилось к тому, что парламент нарушил строгий порядок внесения конституционных изменений. В соответствии с процедурой, закон, корректирующий Конституцию, должен пройти экспертизу КС. Если после этого в документ вносятся какие-либо изменения, требуется новая экспертиза.

Необходимые выводы в отношении проекта №4180 Конституционный суд в cвое время сделал. Однако текст изменений после этого был отредактирован и с КС не согласован. Насколько серьезными были эти изменения и нуждались ли они в новом вердикте конституционных судей — вопрос спорный. Однако формальный повод для возмущения у противников реформы был: текст, рассмотренный КС, и текст, поддержанный депутатами 8 декабря, не являются абсолютно идентичными.

Одно из главных действующих лиц конституционного процесса, спикер Владимир Литвин в июле нынешнего года в интервью «ЗН» так высказался о перспективах пересмотра итогов политреформы: «Поставить под сомнение легитимность Закона «О внесении изменений в Конституцию» может только один орган — Конституционный суд. Но при этом я не вижу ни правовых, ни регламентных оснований для этого... Не исключаю, что в Конституционный суд все-таки будет направлено представление, касающееся отмены результатов голосования 8 декабря. Если это случится, в парламенте, скорее всего, будут блокироваться любые попытки заменить членов КС. Верховной Раде не дадут избрать новых судей по своей квоте. А тех, кого назначит своим указом президент или определит съезд судей, помешают привести к присяге...

Основная масса конституционных изменений корректировке не подверглась и полностью соответствуют замечаниям и рекомендациям Конституционного суда. Некоторые нормы не изменялись, а изымались. Таким образом, сохранялись нормы действующей Конституции. Какие могут быть претензии?

Остается только одна возможность: подвергнуть ревизии заключительные и переходные положения. Именно эта часть корректировалась после достижения известных политических договоренностей. Смысл их, как известно, сводился к указанию определенных сроков введения закона в действие…»

Остается только гадать, либо Владимир Михайлович (вольно или невольно) выдал уже тогда известный ему секрет. Либо сам (опять-таки вольно или невольно) подал кое-кому идею.

В самом деле, почему все рассматривают только два варианта — либо закон признается конституционным, либо нет? Кто мешает КС признать неконституционной только одну часть — переходные положения? То есть тот раздел, который в самом деле претерпел наибольшие изменения.

В чем фокус? В переходных положениях, в частности, описано, что конституционные положения вступают в силу с 1 января 2006 года. Но не все. Введение в действие некоторых норм отложено на более поздний срок. Речь идет об обязанности парламентариев сформировать коалицию, а также о праве этой коалиции внести президенту предложения относительно кандидатур премьера и других членов Кабинета. Эти новеллы станут буквой Конституции (как следует и: переходных положений) «с дня обретения полномочий Верховной Радой, избранной в 2006 году».

А теперь представьте, что КС, изучив все обстоятельства дела, признает неконституционными переходные положения, но объявит конституционными все прочие положения закона. Что сие будет означать? Временные оговорки будут сняты, и принятые конституционные изменения обретут юридическую силу не январе или марте 2006-го, а сейчас. Причем все изменения. В том числе и то, что касается права парламентской коалиции формировать правительство. «Крестные отцы» описанной нами идеи считают, что:

— у судей КС есть все основания признать неконституционными именно переходные положения;

— подобное решение Конституционный суд сможет принять без всякой дополнительной обработки, и для его принятия на Жилянской отыщутся необходимые 12 голосов;

— после этого можно будет наконец-то сформировать и формализовать большинство в Раде, а также безболезненно избавиться от нынешнего правительства.

Авторы планы (насколько мы можем судить) верят в осуществление задуманного вполне серьезно. Но (как нам кажется) абсолютно безосновательно.

Остается только гадать, кто эти изобретательные люди. И какие цели ими движут. В частности, остается тайной, хотят ли данные лица (насколько можно судить, не так чтобы совсем чужие президенту) подсобить Виктору Андреевичу. Либо, наоборот, «развести» его «втемную». Теоретически возможно и то, и другое.

С одной стороны, ожидаемое решение теоретически способно лишить Ющенко части его полномочий не в следующем, а уже в нынешнем году. И это может оказаться неожиданностью для лидера страны, который надеется на признание неконституционным закона в целом.

С другой стороны (если предположить, что Ющенко посвящен в этот план), подобное развитие событий предоставляет ему возможность:

— красиво избавиться от Тимошенко (если он в этом еще заинтересован);

— ослабить влияние Литвина (если он для этого уже созрел);

— попытаться создать реальное пропрезидентское большинство уже в этом составе Рады;

— укрепить в парламенте позиции своей команды в канун не самых простых для власти парламентских выборов.

Осуществить подобное, в принципе, можно. Хотя и сложно, ибо это требует исполнения массы условий и соблюдения массы условностей. Но развивать данную тему мы, честно говоря, не видим смысла. Поелику реализовать подобный план будет непросто. Практически невозможно. В нем масса слабых мест. На деталях наиболее уязвимых мы остановимся чуть подробнее.

Во-первых, переходные положения, в отличие от всех остальных разделов, не изменяют Конституцию. А потому, в принципе, их корректировка не дает правовых оснований признавать неконституционным не только целый закон, но даже отдельный раздел. Так это либо нет — решать Конституционному суду. Но в любом случае у творцов интриги не может быть абсолютной уверенности в том, что КС вот так, за здорово живешь, забракует целый раздел.

Тем более что (и это во-вторых) судьи совершенно необязательно должны подвергать сомнению переходные положения целиком. Допустим, судьи обнаружили существенные несоответствия между тем текстом, который они уже разбирали, и тем, что был одобрен 8 декабря. В этом случае (насколько известно) они имеют право настаивать на формулировке, прошедшей экспертизу КС. А в старом тексте, между прочим, тоже есть упоминание о том, что право формировать коалицию у парламента появится только после выборов-2006.

Наконец, третье, и главное. Даже если КС и признает неконституционными переходные положения, у парламента до окончания кампании-2006 все равно не появится дополнительных возможностей влиять на кадровую политику исполнительной власти. Почему? Да потому, что ссылка на 2006 год содержится не только в переходных положениях, но и в тексте самих изменений. 83-я статья принятого закона гласит: «Коалиция депутатских фракций в Верховной Раде формируется в течение одного месяца с дня открытия первого заседания Верховной Рады, которое проводится после очередных или внеочередных выборов…»

Насколько нам удалось узнать, сановные интриганы отчего-то убеждены, что эта формулировка появилась в тексте конституционных изменений уже после экспертизы Конституционного суда. Но это не так: данная норма была в том проекте №4180, который направлялся в КС, и она не встретила у судей никаких возражений. С чего бы сейчас им ее отменять?

Возможно, авторы плана попросту плохо подготовились к операции. Возможно, нам не известны какие-то детали. Но не верить источнику полученной информации мы не можем. Как не можем верить в то, что Конституционный суд пойдет на поводу у кого-то. Какими бы формально благими намерениями этот кто-то ни руководствовался.

Пока же можно сделать только один вывод: точка в «деле о политреформе» будет поставлена еще не скоро. Отечественная Конституция все еще только беременна конституционными изменениями. Потому что отечественная власть все еще только беременна демократией.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК