АНТИГАЗЕТИЗМ ПРОТИВ АНТИСЕМИТИЗМА

30 января, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 4, 30 января-6 февраля 2004г.
Отправить
Отправить

Исторически сложилось: в России тестом на демократию служит украинский вопрос, в Украине таковым является еврейский...

Исторически сложилось: в России тестом на демократию служит украинский вопрос, в Украине таковым является еврейский. И если еще несколько дней назад по поводу этой мысли можно было попытаться подискутировать, то после решения, принятого в минувшую среду Шевченковским районным судом города Киева, вышеприведенное утверждение кажется аксиомой. Поскольку на одну чашу весов положена газета (авторитетное, оппозиционное, самое массовое из всех украинских общественно-политических газет издание — «Сільські вісті»), а на другую — принципиальная позиция по поводу махрового антисемитизма, который эта газета представила в своих публикациях.

Неприятности у «Сільських вістей» начались не вчера. Известную своей оппозиционной настроенностью к властям и близостью к Социалистической партии газету неоднократно пытались уничтожить, накладывая на нее непомерные налоговые штрафы, арестовывая счета и создавая массу других преград на пути к полумиллионному отряду верных читателей. Но ей удалось выстоять. Для того чтобы в начале нынешнего года — года выборов — оказаться закрытой. Закрытой, если разобраться в сути вопроса, по собственной вине. Кому, как не изданию, прошедшему суровую школу выживания в условиях прессинга со стороны властей и верных ее слуг, нужно было соблюдать строгие меры предосторожности. Ведь любая оплошность могла быть использована для очередной атаки против газеты. Это теперь руководство «Сільських вістей» бьет тревогу по поводу того, что сельский электорат, и без того получавший минимум правдивой информации о происходящем в стране, лишился последнего информационного пайка. Но ведь об этом можно и нужно было подумать раньше. До того, как было принято решение предоставить свои страницы автору весьма сомнительных околонаучных изысканий, из-за публикации которых газету обвинили в разжигании межнациональной вражды.

По идее, от явно антисемитских опусов «Сільські вісті» должны были отказаться если не из чистоплотности, то хотя бы из чувства самосохранения. Но почему-то не посчитали нужным сделать это. Больше того, после первого материала, вызвавшего волну возмущения почти у всех представителей отечественной интеллигенции, газета не покаялась и не пошла на попятную, а «зарядила» еще одну поганку. Тем самым поставила в неловкое положение оппозицию, вынужденную защищать приговоренную к закрытию газету, умалчивая о причинах судебного решения и таким образом проявляя солидарность со всеми антиеврейскими выступлениями в «Сільських вістях».

Представители всех трех оппозиционных политических сил — СПУ, БЮТ и «Нашей Украины» — гневно осудили «спланированную провокацию администрации Президента против масс-медиа», расценив решение суда как политический заказ властей. «ЗН» решило задать несколько вопросов по этому поводу непосредственному «исполнителю» «заказа» судье Шевченковского суда Ирине Сапрыкиной.

— Ирина Валентиновна, вы стали судьей, которая впервые в Украине приняла решение о закрытии газеты. Чем вы руководствовались при этом?

— Это действительно происходит впервые. И руководствовалась я исключительно законом. При этом использовала как законодательство Украины, так и международное право: Европейскую конвенцию о защите прав и основных свобод человека, Декларацию о защите прав человека, международные пакты и другие документы. Решение полностью соответствует нормам Конституции Украины, закона о печатных средствах массовой информации, закона об информации, закона о национальных меньшинствах.

— А нельзя ли было применить не столь радикальную меру, как закрытие, обязав издание, скажем, опубликовать противоположную точку зрения, принести извинения или выплатить штраф?

— Нет, нельзя. Дело в том, что законодатель очень жестко подошел к решению именно этого вопроса. Вообще, я удивлена, почему журналисты задают мне этот вопрос. Ведь речь идет о законе, регламентирующем их деятельность, деятельность печатных СМИ. А точнее, о 18-й статье Закона «О печатных средствах массовой информации (прессе) в Украине». В ней нет никакой альтернативы, не предусмотрено никаких «предупредить», «обязать» и тому подобного. Очень строгая статья, очень суровая санкция: «Суд останавливает выход издания в случае нарушения части 1 статьи 3 этого закона». В статье 3 говорится о том, что печатные СМИ не могут быть использованы, кроме прочего, в разжигании расовой, национальной, религиозной вражды. Никаких иных способов воздействия на издание в подобных случаях законом не предусмотрено.

— Вы, конечно же, предполагали, какую реакцию вызовет ваше решение со стороны оппозиционных политиков, поскольку вряд ли не знали о том, какое место занимают «Сільські вісті» на отечественном информационном поле. Теперь вас обвиняют в том, что вы выполняли политический заказ властей. Выходит, вы сознательно вызвали на себя огонь. Было ради чего?

— Я не стану клясться и божиться, но человек я честный. И, положа руку на сердце, глядя вам в глаза, я могу заявить: ни одного звонка сверху с просьбой, требованием или приказом закрыть «Сільські вісті» не было. Возможно, власти ждали чего-то подобного. Я не знаю. На эту тему у меня никогда ни с кем не было разговора. Но если даже, как утверждают отдельные политики, это было сделано для того, чтобы закрыть газету, то сделано не судом, а самой газетой: они подставились. Скажем, человек хочет попасть в тюрьму. Он разбивает витрину магазина и пытается его ограбить. А потом оказывается, что он диссидент. Но это же не повод не осуждать его за грабеж! Так и здесь. Газета действительно опубликовала крайне антисемитскую статью. Однако, если мы идем в Европу и пытаемся причислить себя к цивилизованному сообществу, такие вещи недопустимы.

— Но руководство газеты утверждает, что это были рекламные материалы, за содержание которых редакция ответственности не несет.

— Этому есть конкретная оценка в судебном решении. То есть суд не обошел вниманием их возражение на эту тему. Никакой рекламы не было. Не было ни единой сноски по поводу того, что это реклама. То, что редакция взяла определенные обязательства перед определенными заказчиками в отношении публикации этих статей…

— А она предоставила суду документальные подтверждения этому?

— Да, это документально оформлено. Была просьба напечатать эту статью, была оплата. Но нигде в самой газете не было указано, что это реклама. А что рекламировать? Книга, выдержки из которой легли в основу статьи, издана уже давно. Что ее рекламировать?

— А если бы рядом со статьей была пометка «На правах рекламы», это меняло бы суть дела?

— Это решал бы суд. Когда вы начинаете со слов «если бы…», то выводите меня за рамки правового поля, а я не хочу вести разговор вне правового поля. Нужно рассматривать только конкретный случай.

— Каковы были аргументы адвокатов ответчиков?

— Они строили свою защиту на основании того, что у нас существует свобода слова, свобода выражения своих взглядов и так далее. Но суд не принял позицию ответчиков, сославшись при этом на практику Европейского суда. Она же предоставляет государственным органам право более широкой оценки при рассмотрении вопроса об ограничении свободы выражения взглядов в случае, если это касается комментариев, подстрекающих людей к насилию против какой-то части населения. Кроме того, представители газеты утверждали, что подобным образом хотели развернуть дискуссию, что так же не было воспринято судом. О ссылках на то, что это были рекламные материалы, мы уже говорили.

Суд также принял во внимание позицию ответчиков, представитель которых заявил, что редакция намерена и дальше публиковать подобные материалы, что она разделяет точку зрения автора статей и гордится тем, что разместила их на своих страницах. А сам автор статей Яременко заявил, что готовит еще материалы на ту же тему.

— Насколько мне известно, вам не раз приходилось вести судебные процессы, связанные со СМИ. Были ли в вашей судебной практике случаи давления на вас со стороны властей?

— Да нет, не припомню. Высокие должностные лица, бывшие на тот момент при власти, по делам, которые я вела, не проходили. Сторонами по делу в моей практике чаще проходили уже отставные должностные лица. Такие, как, например Павел Лазаренко, предъявивший иск к газете «Україна молода», когда уже не был премьер-министром. И суд вынес решение в его пользу. Накануне выборов был иск Александра Мороза к «Комсомольской правде» в Украине». Суд и в этом случае защитил истца. Был иск Леонида Косакивского, к тому времени уже не мэра. Результат тот же… Кстати, пример решения по «Сільським вістям» — доказательство того, что закон аполитичен. И суд аполитичен. Мы не имеем права учитывать политическую ситуацию. Это запрещено Конституцией и законами. Это фактически признали и представители ответчиков: они обратились к суду с просьбой при принятии решения руководствоваться не законом, а мудростью. Они поняли, что закон против них.

— Вся эта история происходит в год выборов, когда степень политизации общества достигает максимального уровня. Здесь же речь идет ни много ни мало о закрытии оппозиционного издания с полумиллионным тиражом и постоянной читательской аудиторией, сохранившейся еще с советских времен. Не боитесь ли вы, что ваше решение послужит благодатной почвой для распространения антисемитизма в среде читателей «Сільських вістей»?

— Ну, высказывать соображения по поводу каких-то гипотетических ситуаций я считаю для себя несолидным. Свои плоды антисемитизм приносит уже долгие годы. Урожайность его зависит от аудитории, на которую рассчитаны подобные высказывания и призывы, на уровень ее образованности, моральности и чистоплотности. Если человек цивилизованный, воспитанный, культурный, в его душе никогда не взрастет ничего подобного. Если же у человека есть определенные предубеждения, то его не трудно «зажечь» определенного рода речами. Антисемитизм своими корнями уходит на много веков в глубь человеческой истории, и одно судебное решение погоды здесь не сделает. Главное, чем я руководствовалась, — это стремлением показать, что есть право, есть закон, что средства массовой информации должны этот закон соблюдать. И если установлены санкции, даже самые суровые, они должны применяться к каждому, кто закон нарушил: будь то издание с огромным рейтингом или вообще без него. В законе это не определено. Кстати, я считаю: когда антизаконные публикации позволяет себе издание с высоким рейтингом, это еще больше усугубляет ситуацию. Когда рассматривается дело о защите чести и достоинства, то учитывается тираж газеты, поскольку при этом важно, насколько широкий круг читателей был привлечен к потреблению этой информации.

Знаете, что меня поражает? Что резонанс и шум вокруг этого дела поднялся только сейчас, когда принято решение о закрытии газеты. До того представители прессы, да и политических кругов, не особенно интересовались процессом. Я, как уже говорилось, вела немало дел, связанных с масс-медиа. И почти всегда зал суда был полон прессы, широко освещавшей происходящее. Причем это были процессы, посвященные куда менее актуальным и резонансным темам. А вот как раз в последнем случае всего этого не было. Я думаю, если бы вы присутствовали в зале, у вас бы было гораздо меньше вопросов ко мне.

Нужно заметить, что в решении суда по делу о закрытии «Сільських вістей» говорится о том, что на него, решение, в течение месяца может быть подана апелляционная жалоба в соответствующий суд города Киева. Так что газета имеет временной люфт как минимум до президентских выборов: месяц на подготовку апелляции, месяца два на ее рассмотрение, затем, если решение будет принято не в пользу издания, можно обращаться в Верховный суд Украины и ожидать окончания рассмотрения там еще около полугода. Все это время газета еще будет выходить, а ее руководство успеет хорошенько подумать над планом ее спасения. Юрист «ЗН» Валерий Федорченко не вполне разделяет принципы и подходы Ирины Сапрыкиной к решению этого правового конфликта. Он считает, что суд, в который обратились с иском против «Сільських вістей», мог бы отказать в его рассмотрении до решения следственных органов о возможности привлечения должностных лиц газеты к уголовной ответственности по статье 161 Уголовного кодекса Украины. Согласно этой статье, в которой говорится о нарушении равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии, умышленные действия, направленные на разжигание национальной, расовой или религиозной вражды караются штрафом до 50 необлагаемых налогом минимумов или исправительными работами на срок до двух лет или ограничением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности сроком до трех лет. Поэтому при желании можно поставить вопрос о возбуждении уголовного дела по указанной статье УК, провести по нему полноценное досудебное следствие и уже на основании его выводов прийти к решению о виновности автора статьи и должностных лиц газеты в разжигании межнациональной розни. Тогда сама газета выводится из-под удара, и у нее по мнению В.Федорченко могут появиться аргументы, опровергающие решение судьи Сапрыкиной.

Вот только одним физическим выживанием здесь, пожалуй, не ограничиться. Уважаемое, обладающее уникальной по своим объемам двухмиллионной аудиторией (с учетом того, что каждый экземпляр читает в среднем четыре человека) издание, совершило нерукоподаваемый поступок. А потому ему необходима и моральная реанимация: покаяние. В этом случае защищать эту газету будет легче. И не нужно будет сочувствовать оппозиции, которая сегодня попала в ловушку: ведь найдется немало представителей власти и ее PR-агентов на Западе, готовых с удовольствием продемонстрировать властям и общественным организациям цивилизованных стран переводы статей Яременко и защитные воззвания «Нашей Украины» и социалистов. Стремление оппозиции защитить «Сільські вісті» понятны. Но непонятно отсутствие в их заявлениях призыва к газете принести извинения за публикацию подобных материалов. Кстати, не совсем ясно, кто писал заявление пресс-службы Виктора Ющенко, отчего-то привязавшее закрытие газеты к коварным планам власти по политреформе. Пресс-секретарь лидера «НУ» Ирина Геращенко о появившемся заявлении от нас услышала впервые…

Если же решение Шевченковского районного суда города Киева вступит в законную силу, в судебную практику будет введен опасный прецедент. Любое заинтересованное лицо сможет обратиться в суд не за защитой чести, достоинства и деловой репутации, как предусмотрено соответствующими статьями Гражданского кодекса Украины, а заявит иск по примеру Антифашистского комитета о закрытии любого печатного СМИ. Статья 3 закона о печатных СМИ и статья 46 закона об информации в полной мере позволяют им поступить подобным образом. Кроме того, нужно помнить: закрытие «Сільських вістей» сыграет на руку тем, кто писал в них о «разных еврейских инсинуациях», «жидовских физиономиях», «партии обрезанных» и «еврейских штучках», и вызовет волну антисемитизма в широких массах украинских селян. Вот закроют газету, и кто тогда объяснит ее читателям, что плачевным состоянием их кошельков они обязаны не только «медведчукам, суркисам, рабиновичам и пинчукам», но и бакаям, лазаренкам, кучмам и януковичам?

Газета «Сільські вісті» должна выжить. Потому что ее читают три поколения жителей Украины, потому что она имеет свой почерк и свою позицию, потому что ее роль в предвыборной кампании важна. И если газета отвоюет право на новую жизнь, то в ней она должна будет крепко помнить о том, что свобода одного издания может закончиться там, где начинается ограничение свободы одной из наций.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК